[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Mayya Gavasheli", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u043e\u043b\u0438\u0442\u0438\u043a\u0430","\u0434\u0435\u043b\u043e\u043f\u0440\u043e\u0442\u0438\u0432\u0443\u043b\u044e\u043a\u0430\u0435\u0432\u0430"], "comments": 42, "likes": 48, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "63274", "is_wide": "1" }
Mayya Gavasheli
9 692

«Простите меня, люди»: Алексей Улюкаев выступил с последним словом

Он признал вину в том, что «слишком мало сделал для страны».

Поделиться

В избранное

В избранном

Алексей Улюкаев в Замоскворецком суде Москвы 7 декабря. Фото Сергея Савостьянова, ТАСС

Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев выступил в Замоскворецком суде с последним словом. На прошлом заседании обвинение запросило для него 10 лет колонии строгого режима и 500 млн рублей штрафа. Защита настаивает на оправдании.

Уважаемый суд, я постоянно говорил, что я невиновен во вменяемом мне преступлении, что категорически отклоняю все предъявленные обвинения. Подтверждаю это своим последним словом. Ни одно свидетельское показание, ни один из материалов дела, документов или иных материалов, изученных следствием, не содержат никаких доказательств моей причастности к совершению преступления. Более того, они просто свидетельствуют, что против меня была совершена чудовищная и жестокая провокация. [...]

Это удивительное следствие. В нём потерпевший сначала превращается в свидетеля, а потом фактически утрачивает даже этот статус, превратившись в «мнимого свидетеля», который, затерявшись в просторах между Ханты-Мансийском и Римом, растворился. [...] Специалист по проворачиванию дурно пахнущих делишек. [...]

Данный процесс вызвал очень большой интерес публики, похожий на цирк. Немолодой гладиатор картонным мечом отмахивается от вполне реальных угроз, а публика в удобных креслах с удовольствием наблюдает. И готовы поднять или опустить палец. Спрашивают «как там на суде», «какой срок получит». А ведь давно было сказано «не спрашивайте, по ком звонит колокол, он звонит по вам». Теперь это стало легко: сумка, корзинка, плохо снятый медиаролик.

Представьте ситуацию, есть у вас знакомый чиновник, который почему-то перестал вам нравиться. Вы приглашаете его на прогулку, и говорите «подержи, пожалуйста, портфель, у меня шнурок развязался». И не успел шнурок завязаться, как добрые молодцы из кустов выскакивают, берут под белые руки этого бывшего приятеля, и уводят в СИЗО. Нет человека — нет в проблем. [...]

Обвинение абсурдно, доказательства абсурдны, но во всяком абсурде, как известно, должна быть система. [...] Уверен, что этим «преступным действиям» будет дана оценка. Следствие поспешило сшить чёрное дело белыми нитками. [...]

Надеюсь, меня оставят моим старым больным родителям (папе 86, маме — 85) и моим маленьким (7 и 12 лет) детям. [...]. Хочу поблагодарить простых, неизвестных мне людей, которые во время моих прогулок [под домашним арестом] подходили и подбадривали меня или передавали слова поддержки через родственников.

И последнее: я признаю себя виновным, но не в тех абсурдных обвинениях. Я виновен в другом. Я как мог, служил гражданам России. Я старался делать свою работу хорошо и приносить пользу, но делал недостаточно.

Я виноват в том, что сделал для страны слишком мало, шел на компромиссы, пытался выстраивать отношения, лицемерил, участвовал в общем хороводе, а когда попал в эту ситуацию, понял, с какими бедами сталкиваются, и живут люди, какая несправедливость есть. Когда у тебя все хорошо, этого не замечаешь.

Простите меня. Я был неправ. Но для 62-летнего человека 10 лет строгого режима — это смертный приговор.

В конце Улюкаев также поздравил всех с наступающим Новым годом. Приговор бывшему министру экономического развития огласят 15 декабря.

#политика #делопротивулюкаева

Статьи по теме
«Надо курточку какую-то»: цитаты из диалога Сечина и Улюкаева
Почему Сечин не пришёл в суд: «Роснефть» заочно поспорила с судьёй по делу Улюкаева
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против