PK
1 902
Блоги

Некоторые конструктивные особенности российской Фемиды

Каноничное изображение отечественного воплощения богини правосудия
Поделиться

В избранное

В избранном

Одним из наиболее распространенных тезисов, который озвучивают критики отечественной судебной системы звучит так: “ежегодно в России выносится менее одного процента оправдательных приговоров, что подтверждает наличие обвинительного уклона в судебной системе”. Использующие данный тезис преподносят его как очевидное доказательство порочности российского правосудия. Предполагается, что большее количество оправдательных приговоров (интересно насколько?) является абсолютным благом. Бесспорно, в частных случаях, особенно по политически мотивированным обвинениям, хочется видеть оправдательные приговоры, но речь идет именно о количественной характеристике судебных решений и их внутривидовом соотношении, и поэтому считаю важным разобрать тезис об “одном проценте”.

В соответствии с данными, представленными Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, в 2016 году осуждено 767 960 человек, оправдано - 3 515.

На представленной диаграмме мы видим как соотносятся между собой осужденные и оправданные. Безусловно, такие пропорции впечатляют, но не все так просто.

В 2016 году судами производство по уголовным делам окончено в отношении 1 024 781 лица, то есть помимо осужденных и оправданных имеются и иные категории лиц, а именно: прекращены производства по реабилитирующим основаниям в отношении 12 872 человек, по другим (нереабилитирующим) основаниям в отношении 218 869 человек, к 9 073 лицам, признанным невменяемыми, применены принудительные меры медицинского характера, кроме того, в отношении 12 492 лиц уголовные дела были возвращены прокурору для устранения недостатков в порядке ст.237 УПК РФ.

Вот как это выглядит на графике.

Важно отметить следующее: значительная доля уголовных дел прекращается по нереабилитирующим основаниям (смерть обвиняемого; издание акта об амнистии; истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности; наличие вступившего в законную силу приговора суда по тому же обвинению, либо наличие решения о прекращении уголовного дела по тому же обвинению), в таких случаях лицо не несет уголовной ответственности, но фактически признается виновным в совершении преступления и несет определенные издержки (к нему может быть предъявлен гражданский иск о возмещении ущерба; полицейская статистика расценивает данное лицо как преступника; становится невозможным трудоустройство в определенных сферах), но наказание в таком случае не применяется. Также стоит сказать о судьбе дел, которые суд вернул прокурору в порядке ст.237 УПК РФ. Зачастую такие дела возвращаются из прокуратуры следственным органам, которые в свою очередь незаметно их хоронят, освобождая обвиняемых от уголовного преследования, что не отражается в статистике оправдательных приговоров.

Таким образом, наряду с оправдательным приговором, имеется ряд оснований, согласно которым подсудимые освобождаются от уголовной ответственности. Полагаю, что данные основания учитывать необходимо, иначе в любой относительно серьезной дискуссии о судебной системе РФ можно попасть в положение, когда оппонент сам укажет на наличие вышеуказанных оснований и не без повода упрекнет вас в ангажированности.

И все же, почему оправдывают почти в сотню раз реже, чем осуждают? Cui bono? Cui prodest?

Суды мы можем смело исключить из списка наших подозреваемых. Все дело в том, что количество оправдательных приговоров не учитывается в качестве статистических показателей работы судьи. Для судов важно лишь то, чтобы принятые ими решения не изменялись вышестоящими инстанциями, то есть в ситуации, когда расследование было проведено некачественно, а прокурор не читая подмахнул обвинительное заключение, суду “выгоднее” оправдать подсудимого или вернуть прокурору дело в порядке ст.237 УПК РФ, чем вынести обвинительный приговор, который вышестоящий суд апелляционной или кассационной инстанции с высокой долей вероятности изменит или отменит.

Сказанное выше не отменяет факта того, что если председатель суда настойчиво попросит вынести определенное решение, то “рядовой” судья ему вряд ли откажет, но это исключение из общего правила, отдельная проблема внутреннего устройства судов и организации их работы.

Следующий кандидат на выбывание - органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, основным показателем качества работы которых является пресловутая “раскрываемость преступлений” (я использую именно этот термин, так как он устоялся в массовом сознании, а для объяснения официальных терминов, используемых МВД, требуется отдельный пост).

В работе оперативных подразделений МВД главное - выявить лицо, совершившее преступление, побыстрее “передать” его в руки следователя\дознавателя для предъявления обвинения и последующего направления уголовного дела в суд с утвержденным прокурором обвинительным заключением. Безусловно, у оперативников могут быть проблемы в случае вынесения судом оправдательного приговора, но это проблемы частного характера и их наличие не предопределено.

Остались два негритенка - прокуратура и следствие.

Основная задача следователя в нынешних реалиях выдавать определенное количество уголовных дел в месяц (в СК требуют минимум 2 дела в месяц), которые с утвержденным обвинительным заключением направляются прокурором в суд. Оправдательный приговор для следователя - это крах, впрочем, как и прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям, так как это значит, что следствие отработало “вхолостую”, да еще и “подставило” прокурора, утвердившего обвинительное заключение. Поэтому следователь вместе с прокурором - это бенефициары системы, выдающей такое количество обвинительных приговоров.

Именно существующая организация предварительного расследования и прокурорского надзора за следствием и дознанием, вкупе с поддержанием прокурорами государственного обвинения по уголовным делам - есть фундамент, на котором зиждется система уголовного судопроизводства. По большому счету, суд в данной системе отношений второстепенен, ведь если у уголовного дела нет перспективы состояться обвинительным приговором, то следователь не вынесет постановления о возбуждении уголовного дела, а выдаст “отказной”, который затем узаконит надзирающий за следствием прокурор. Таким образом, центр тяжести всей системы смещен на связку “следователь+прокурор”, где следствие играет роль спускового крючка, а прокуратура - предохранителя.

Перед нами встает вопрос, что же лучше: система, в которой следователь и прокурор, решают какому делу “жить”, тем самым избавляясь от бесперспективных дел (по которым не будет вынесен обвинительный приговор), экономя тем самым свое время и бюджетные средства, или система, в которой уголовные дела возбуждаются по формальным признакам и направляются в суд, который определяет дальнейшую судьбу дела? Сделаю важную оговорку: во втором варианте следствие и государственное обвинение должно быть кардинально реформировано и освобождено от ответственности за вынесение судом оправдательных приговоров, при этом судейский корпус и аппарат судов должен быть значительно увеличен, так как нагрузка на суды возрастет многократно.

Помимо аспектов, относящихся к субъектам системы уголовного судопроизводства, считаю необходимым рассказать о еще об одной важной причине, обуславливающей текущее положение дел в судебной системе, а именно: об "особом порядке" судебного разбирательства.

Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, представляет собой упрощенную процедуру, при которой рассмотрение уголовного дела проводится без исследования и оценки доказательств, собранных по делу. Важно отметить, что особый порядок может быть применен лишь по инициативе обвиняемого, заявившего ходатайство (добровольно и после обязательной консультации с защитником) о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением. Заявить ходатайство обвиняемый вправе при ознакомлении с материалами уголовного дела, то есть по завершении следствия, либо на предварительном слушании в суде.

Кроме того, требуется согласие государственного или частного обвинителя и потерпевшего на рассмотрение уголовного дела в таком порядке. В особом порядке подлежат рассмотрению уголовные дела о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы. Судебное заседание проводится с обязательным участием подсудимого и его защитника .

Если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Таким образом, особый порядок теоретически выгоден всем участникам процесса, но на практике в выигрыше остаются: сторона обвинения, так как не надо беспокоиться по поводу поддержания обвинения, ведь суд исследует только материалы, характеризующие личность подсудимого; суд, так как не надо заморачиваться изготовлением объемного приговора (в практике встречались приговоры объемом в два листа); защитник, назначенный в порядке ст 51 УПК РФ (легкие деньги, достаточно сказать трех-четырех фраз и, вперед, за постановлением об оплате услуг адвоката!). Что же касается самих подсудимых, то ситуация двоякая, с одной стороны - максимально возможный размер наказания сокращается на одну треть, с другой - суды назначают максимум из оставшихся двух третей, видимо, считая, что таким образом они назначают наказание в “льготном” порядке.

Стоит также отметить еще одну особенность “особых порядков” - приговор, постановленный при таком виде судебного разбирательства, не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом.

Кроме “особого порядка”, который мы разобрали , имеется еще один институт в уголовном судопроизводстве, характеризующийся специальными условиями к проведению судебного заседания и назначению наказания. Это особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, который регламентируется положениями главы 40.1 УПК РФ. Про него скажу лишь только то, что это относительно редкий зверь, с применением данного порядка принятия судом решения в 2016 году согласились лишь 3794 подсудимых, что составляет 0.5% от общего количества осужденных.

Теперь, когда мы разобрались с процедурными вопросами, предлагаю взглянуть на график.

Как видите, 70.9% лиц, осужденных в 2016 году, были признаны судом виновными в ходе рассмотрения уголовного дела в “особом порядке”, то есть при признании подсудимыми вины и без исследования каких-либо доказательств. Как я уже сказал, применение “особого порядка” выгодно системе, выгодно оно и налогоплательщикам, так как уголовное дело суд может рассмотреть за пару заседаний, а вот выгодно ли оно подсудимым до конца неясно. С одной стороны, обвиняемый сам соглашается на применение “особого порядка” и имеет возможность отказаться от него вплоть до удаление суда в совещательную комнату. С другой стороны, пользуясь правовой неграмотностью обвиняемых и равнодушием “государственных” защитников (о них отдельный разговор, так как качество защиты иногда таково, что можно говорить о том, что некоторые адвокаты “посадили” людей больше, чем некоторые следователи), следователи уговаривают согласиться на “особый порядок”, обещая, что суд проявит снисхождение и назначит минимальное наказание, но когда этого не происходит, осужденный уже лишен шанса на изменение приговора в апелляционной инстанции, а следователю, прокурору и суду первой инстанции плевать на судьбу осужденного.

Подводя итог, выражу свое отношение к данной теме. Критиковать сложившуюся судебную систему есть за что, но эта критика должна быть содержательной, хотя бы потому, что для деконструкции системы необходимо понимать ее устройство, принципы функционирования, иначе, есть шанс оказаться погребенными под ее обломками. На мой взгляд, в нашем обществе существует проблема отсутствия конструктивного диалога как между властью и обществом, так и между отдельными частями общества. Критика зачастую сводится к популистстким лозунгам, а властные решения принимаются тайком, необдуманно и исходя из конъюктурных интересов, без какого-либо четкого плана. Бесспорно, в этом виновата убогая авторитарная система принятия решений в нашей стране, которая в силу своей природы руководствуется личными сиюмитными интересами (сегодня ФСКН и ФМС нужны, а завтра уже нет; сегодня увеличиваем количество полицейских, завтра уменьшаем, послезавтра снова увеличиваем; сегодня у нас нет интересов в Сирии, завтра - “Вставай, страна огромная!…”, и т.д.). В тоже время, от имени общества бессмысленные “охранители” переругиваются с карнавальными “либералами”, отвращяя тем самым адекватных людей от какой-либо содержательной дискуссии. Вопрос же реформирования судебной системы и связанных с ней институтов (в том числе, абсолютно уродливой системы ФСИН) перезрел, запрос на изменения в обществе есть, но, в силу указанных выше причин, он не артикулирован, и вряд ли будет услышан властью.

#политика #суды

{ "author_name": "PK ", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u043e\u043b\u0438\u0442\u0438\u043a\u0430","\u0441\u0443\u0434\u044b"], "comments": 32, "likes": 27, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "63540", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "create", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } } ]