Vladislav Opryshko
3 103
Блоги

Скандинавия: Хельсинки

По мотивам путевых заметок.

Поделиться

В избранное

В избранном

Наш автобус приехал в Хельсинки 4 января 2016 года, около 5 утра. Некоторое время мы меланхолично катались по пригородам, занимаясь развозом студентов и частных клиентов, заблаговременно оплативших заезд по адресу. За окном мелькали небольшие финские многоэтажки, окна которых были украшены рождественским декором, - так, в тиши северной ночи, начиналось моё первое одиночное путешествие по Европе. Что побудило меня отправиться в холодную северную страну посреди зимы?

Жилые дома в Хельсинки. Фотография из Интернета.

Предыстория проста, - в Хельсинки жила моя коллега по аспирантуре Александра. Вместо того, чтобы усиленно корпеть над выполнением требований ВАКа, она при первой возможности отбыла в столицу Финляндии, получила грант на исследования и поступила в местный университет, обучение в котором в те годы было совершенно бесплатным для всех желающих. Поэтому, когда я решился исполнить свою давнюю мечту поколесить по Европе наедине со своим рюкзаком и айподом, то вариант с Хельсинки показался самым рациональным.

Типичный жилой район Хельсинки. Фотография из Интернета.

В 6-15 наш автобус припарковался возле застекленного торгового центра неподалеку от знаковой Часовой Башни центрального железнодорожного вокзала. Замечу, что об исторической значимости этой башни я узнал от своего попутчика Дениса, с которым мы в полудреме болтали всю ночь. Денис оказался учителем истории, большим поклонником финно-угорской культуры, фанатом местной хоккейной команды Йокерит и моим одногодкой. В Хельсинки он приехал первый раз в жизни всего на пару дней с двумя целями: увидеть Хартвалл-Арену (домашний стадион команды Йокерит) и вкратце осмотреться перед долгосрочным велосипедным трипом по Финляндии. Его познания о Хельсинки отличались основательностью и знанием фактов, мои – просмотром Орла и Решки. Поэтому я с любопытством слушал его рассказы о Карле Маннергейме, в чью честь названа главная улица города, о местной любви к сауне и лососевому супу, а также о тех самых привокзальных часах, в которых, в целом, ничего примечательного нет.

Часовая башня высотой 49,6 метров, в дни открытия вокзала в 1919 году была самой высокой башней Хельсинки. В облике башни специалисты усматривают влияние представителей венского сецессиона Й.Ольбриха и Й.Хофмана.

Железнодорожный вокзал Хельсинки с Часовой Башней на заднем плане. Фотография из Интернета.

Когда немногочисленные пассажиры спешно расхватали чемоданы и исчезли в зимней мгле, на привокзальной площади остались только мы с Денисом. Ему, как и мне, совершенно некуда было спешить. Мы коротко посовещались и решили пройтись до Хартвалл-Арены вместе – всё равно заселиться в хостел до полудня не представлялось возможным. Я накинул на спину загруженный под завязку сорокалитровый рюкзак и, слегка пошатываясь после суточного недосыпа, зашагал за Денисом в сумрак незнакомого города.

Изучаем с Денисом некий холм. Фото из личного архива.

Первые признаки отличия жизни финнов от моей повседневности - это архитектура. Местные здания диковинным образом сочетают в себе сталь, кирпич, дерево и стекло в разных пропорциях. Говорят, что архитектуре северных стран свойственна сдержанность и склонность к минимализму. Это так, - действительно, здесь практически не увидеть каких-либо откровенно барочных элементов или вычурных конструкций. Справедливости ради замечу, что в Хельсинки также уйма самых обычных, невзрачных домов. Но в то же время, очень многие здания отличались особой планировкой или подходом к выбору материалов. Больше всего мне понравилась идея переосмысления старых кирпичных построек – предприимчивые архитекторы предложили надстроить современные хай-тек модули из стали и стекла непосредственно на верхние этажи старых портовых складов, - потрясающее зрелище! Часть жилых домов раскрашены яркими но ненавязчивыми красками. В некоторых строениях на первом этаже вставлены огромные блестящие окна, и по пути к стадиону я рассматривал как за этими чистенькими витринами начинается утренняя торговая жизнь.

Утро в Хельсинки. Фото из личного архива.

Я неоднократно вспоминал фразу ведущих Орла и Решки о том, что Хельсинки – это маленький Питер. Это совершенно, абсолютно не так, - если главный собор Хельсинки на Сенатской площади и часть центрального района напоминают историческую Питерскую застройку, то любое новое современное решение выглядит абсолютно уникальным и неординарным. Например, знаменитая Часовня тишины Камппи – огромного размера пространство для религиозных медитаций, созданное полностью из дерева.

Высота главного зала — 11,5 м. Внутренние стены часовни обшиты тщательно пригнанными фрезерованными брусьями из черной ольхи. Фасады выполнены из горизонтальных гнутых под разными радиусами еловых реек, обработанных лессирующим воском с использованием нанотехнологий. Каркас здания выполнен из массивных фрезерованных клееных деревянных рам. Упрощённая мебель — из массивного ясеня. Серебряный алтарный крест — работа финского ювелира Антти Ниеминена. Облачение престола — художник по текстилю Тийна Уймонен.

В 2012 году часовню посетило 250 тысяч человек, с 750 из которых проведены личные беседы и оказана психологическая помощь.

Часовня тишины Камппи. Фотография из Интернета.

Всегда радостно повидать архитектурное разнообразие после жизни среди совершенной безликости моего родного спального района. Мне кажется, Хельсинки окажет достойную конкуренцию и крупным городам с множеством знаменитых строений. Безусловно, в столице Финляндии практически нет впечатляющих памятников старины в духе Кельнского собора или Будапештского парламента. Но подобное отсутствие «якорей» идет городу на пользу и позволяет местным архитекторам предлагать авангардные решения, не обращая внимания на некие устойчивые законы. Впрочем, мне кажется, что местный стиль не связан с определенным теоретическими канонами модернистской или постмодернистской эстетики. Скорее наоборот, источник идей для местных дизайнеров - многовековая традиция, из которой художники черпают вдохновение для разработки новых форм.

Знаменитая фотография одной из школ Хельсинки. Фото из Интернета.

Во время прогулок по городу, я пришел к мысли, что архитектура в Хельсинки – прямое продолжение аутентичности финнов, которые не перестают быть любознательными и открывают новые грани своей личности. Как я уже замечал, отсутствие громкой истории в таком случае – это огромный плюс, ведь нет ничего подавляющего и обязывающего к определенному поведению. Эта свобода позволяет финнам творить здесь и сейчас, и, несмотря на скромные размеры города, жизнь здесь, что называется, кипит. Таким образом, второе, на что я естественным образом обратил внимание, – это люди.

Нельзя не упомянуть о главном соборе города на Сенатской площади. Пленочная фотография из личного архива.

Жители Хельсинки прекрасны! Здесь очень много студентов из разных стран мира, и в особенности выходцев из Китая и Японии. За четыре дня в городе я ни разу не ощутил признаков существования расового или этнического напряжения; Хельсинки, вне всякого сомнения, – это город космополитов. Но наибольшее впечатление на меня произвели сами финны - высокие и белокурые, они пленили меня своим мелодичным языком, безупречным чувством стиля и презрением к холоду. Дети снегов – они совершенно не боятся мороза. Я испытал безграничный шок, когда в самую холодную из ночей я увидел на улице девушку в полностью распахнутой кожаной куртке, под которой было лишь платье с огромным декольте. Её шея и часть груди были полностью оголены, и это при -32 на термометре. Я же, одетый в кофту, два свитера и самый теплый свой пуховик, стоял посреди улицы и ошарашенно смотрел ей вслед. Впрочем, подобное безразличие к морозам проявляется едва ли не у всех финнов – здесь проще найти человека, обувающего конверсы, а не меховые ботинки. Но даже менее морозостойкие жители Хельсинки выглядят очень впечатляюще: яркие куртки, броские аксессуары и прически, качественная обувь. Так, если бы меня попросили описать этот город одним словом, то я не задумываясь ответил бы - стильный.

Та самая девушка выглядела примерно так. Только декольте глубже. Фотография из Интернета.

Ну и наконец, только в Хельсинки я ощутил безопасность в своей полной завершенности. Так, я с восхищением указывал Денису на стоящие возле домов велосипеды, незащищенные ровным счетом никакими особыми приспособлениями. Выходит здесь не воруют? Наверняка, случается и такое. Но в целом Хельсинки, на мой субъективный взгляд, оказался самым безопасным городом в котором я был. Например, в Вене уйма странных и малоприятных персоналий встречали нас уже за пределами исторического центра. В Дюссельдорфе меня жутко нагнетали пролетающие по городским улицам гонщики на новеньких спорткарах. В Хельсинки же я был почему-то совершенно уверен, что меня не собьет машина – ведь ездят здесь очень медленно и размеренно, или что меня не ограбят в метро – кажется, здесь все итак живут неплохо. Я наслаждался этим ментальным комфортом опираясь исключительно на сигналы своего бессознательного, но уже в последний день моя подруга Александра сказала мне, что за целый год в городе было совершено только одно серьезное преступление, да и то недавно приехавшими иммигрантами. К слову, заезжим Сирийцам правительство Финляндии выделило жилье и пособие в 1500 евро каждому. Но это уже другой вопрос.

Житель Хельсинки наслаждается прогулкой. Фото из личного архива.

Мои первые впечатления так захватили меня, что я совсем позабыл об усталости. Через полтора часа марша через добрую половину города, мы с Денисом наконец таки приблизились к цели. Перед самой Хартвалл-Ареной мы проходили железнодорожную развязку, где один за другим проносились скоростные двухэтажные поезда, которые будто вчера выехали в свой первый рейс прямиком с конвейера. Общественный транспорт в Хельсинки выглядит и функционирует отлично, за исключением одного маленького недостатка – цены. Впрочем, чего уж тут сетовать, столица Финляндии - город дорогой. Я бы сказал, очень дорогой. Безусловно, если вы заглянули сюда из Лондона, то цены покажутся очень даже приемлемыми. Для жителей постсоветской провинции ситуация обратная, и единственное, что примерно сопоставимо по стоимости – это еда в супермаркетах.

Трамвай в Хельсинки - самый удобный и распространенный способ передвижения. На каждой (!) остановке есть электронное табло с расписанием. Фото из Интернета.

После визита на вотчину хоккейного клуба Йокерит и по совместительству популярной концертной площадки города Хельсинки, мы с Денисом расстались. Я поспешил заселиться в хостел и связаться с Александрой, которой не терпелось показать свои самые любимые места. Как оказалось, первой целью для ознакомления был выбран университет искусств, дизайна и архитектуры Aalto, расположенный в 7 остановках от центра. Я несколько удивился - стоит ли при посещении нового города тратить время на изучение университетов, да еще и на окраине города? Я не хотел обидеть Александру и согласился на подобное мероприятие. Как оказалось, я должен быть благодарен провидению за возможность постичь собственное заблуждение о рациональном поведении туриста, ведь экскурсия в Aalto едва ли не полностью перевернула мои представления об идеальном пространстве для обучения.

Интерьеры Аалто. Фото из Интернета.

Вся территория Aalto – это отчасти художественное пространство, предоставленное к использованию на усмотрение студентов, поэтому за каждым поворотом посетителю стоит ждать сюрприз. Во время нашей прогулки по университету, я столкнулся с множеством инсталляций, арт-объектов и художественных артефактов. Так, в одной из комнат меня привлек макет автомата Калашникова, частично спрятанный за диван. Александра рассмеялась и сказала, что этот макет постоянно кочует по всему университету и никто еще не осознал закономерность его перемещений, но она точно есть. В другом помещении, один на другом громоздились десять телевизоров разного размера. На каждом из них, словно в достославном эпизоде третьего сезона Твин Пикса крутился один и тот же сюжет. Нам также встретились огромные гипсовые головы каких-то мифических существ, странные настенные рисунки с зашифрованными посланиями и даже эротического характера фигурки из пластилина. Уже через полчаса я перестал расспрашивать Александру о смысле той или иной инсталляции и лишь удивлялся разнообразию творческого самовыражения студентов.

Типичная инсталляция в Аалто. Фото из Интернета.

Университет спроектирован архитекторами, склонными к разнообразию - неискушенный человек быстро может заблудиться в сотнях коридоров, дверок, переходов между этажами, лестниц и лифтов. Александра с видом гордого лоцмана вела меня сквозь десятки разных по размеру и форме аудиторий, каждая из которых обладала своим собственным стилем, оформлением и целью. Я увидел огромные залы для художников с разбросанными по полу холстами , белоснежные хай-тек лекционные, минималистически оформленные аудитории без парт и стульев и разрисованными мелом стенами, заставленную гипсовыми бюстами преподавательскую и еще множество самых разных форматов учебных помещений. Оснащению местных аудиторий можно только позавидовать: если компьютер, то фирмы Apple, если лекционная, то с двумя проекторами и интерактивной доской, если комната отдыха, то с холодильником, плитой, гамаком и даже Xbox.

В Aalto много бесплатных кухонь, которыми могут пользоваться все студенты. Главное правило - не брать чужую еду. Фото из Интернета.

В какой-то момент Александра завела меня в странный коридор, спрятанный за зеленой железной дверью. Стены этого длинного тусклого коридорного пространства были от пола до потолка обклеены постерами, картинками и вырезками из каких то журналов. Казалось, что я вдруг оказался в центре ночной рок-жизни Хельсинки и можно готовиться к неожиданному появлению, как минимум, Кипелова.

Александра указала рукой на ряд дверей, располагавшихся по левую сторону от нас:

- Это место для отдыха. - сказала она, - Здесь аудитории, где студенты могут вздремнуть или побыть наедине с собой.

Я заглянул в одно из помещений – действительно, в укутанной сумраком огромной комнате были хаотично расставлены диваны и стулья. Возле окна стоял небольшой мольберт. В голове пронеслась вся моя учебная жизнь. Мне вспомнилось как на довузовской подготовке в январе мы всей группой сидели в куртках, шапках и перчатках, а мою тетрадь заметало снегом, летящим из разбитого окна, которое никто не собирался ремонтировать. Или как деканат позволил арендовать аудиторию с сыплящейся с потолка штукатуркой и растрескавшимися стенами для организации фотовыставки. Я клеил фотокарточки на списанную школьную доску и надеялся, что она не упадет на посетителей. Я даже поностальгировал о компьютерах, которые включались 5 минут – на них нас обучали программированию и компьютерным инновациям.

- А знаешь, что в этом университете под запретом? - пробудила меня от неутешительных размышлений Александра.

Я медленно покачал головой.

- В университете запрещено жить.

Вы, наверное, позабыли одну из первых фраз моей истории - о цене на образование в учебных заведениях Хельсинки. Я уточню – на момент моего путешествия в Финляндию, обучение было совершенно бесплатным для всех приезжих. Поэтому, с учётом местных цен, жизнь на территории университета могла бы стать блестящей возможностью получить образование почти без затрат. Очевидным образом, в моей голове был только один вопрос – «Как?». Ладно Германия или США с их передовыми экономиками, но Финляндия! Во время нашей экскурсии я многократно интересовался причинами подобного благоденствия у Александры. Она со спокойной улыбкой качала головой и приводила разные аргументы касательно инновационного мышления, использования передовых технологий в экономике и прочее, но я воспринимал местное экономическое чудо как нечто противоречивое всей моей системе восприятия мира.

Пара в Aalto. Фото из Интернета.

Мы долго бродили по университету, пили чай и вспоминали прошлое. Затем Александра предложила ознакомиться с другим важным аспектом финской культуры, и мы отправились в центральную часть города, в огромных размеров торговый центр керамики и текстиля. Александра была уверена, что каждому приезжему в Хельсинки стоит изучить ассортимент знаменитого здесь бренда Arabia, который возник аж в 19 веке. Дизайн для продукции этой компании разрабатывают известные финские художники. Когда мы добрались до магазина, я осознал, что не спал уже больше сорока часов. Несмотря на полудремотное состояние, произведения финской творческой мысли пробуждали во мне ценителя всего оригинального. Я бы, пожалуй, скупил добрую половину кофейных кружек, но цена в 5 евро за штуку была весомым аргументом против потребительских желаний. Поэтому я лишь глазел да покачивал головой, представляя как сервизы Арабии красуются на моем обеденном столе. Наконец, около половины одиннадцатого ночи, Александра сжалилась над моей усталостью, и отправила меня в хостел отсыпаться.

Магазин финской керамики и текстиля. Фото из Интернета.

Последующие три дня я провел в самых разнообразных заботах: попал на фотовыставку своего кумира Анри Картье Брессона, объездил на сверхкомфортном трамвае едва ли не весь город, встретил сочельник в арт-баре финских друзей Александры, полюбовался визуальными решениями на фестивале иллюминации, посетил виски-паб со ста позициями различных видов односолодового напитка и даже побывал на станции метро, где снимали знаменитый Фристайлер. Но мне хотелось бы рассказать о двух особых приключениях.

Станция Hakaniemi известна благодаря клипу Bomfunk Mc's. Фото из Интернета.

Ключевым событием всего путешествия стала поездка на острова Suomenlinna. Совет непременно съездить туда я получил сразу из трех источников: от Александры, Дениса и от харизматичного финна в хостеле. Этот 47-летний выходец из Лапландии за вечерней беседой в теплой гостиной нашей обители рассказал о том, что он каждый год приезжает в Хельсинки дабы «погреться». Это звучало крайне забавно, ведь в ту ночь температура опустилась до -34. Но мой чудесный северный друг покачивал головой и утверждал, что сейчас совсем тепло, - то ли дело в его краях, где в добавок к жутком холоду еще и полугодичная тьма. Поэтому то он и любит ездить в Хельсинки во время отпуска. На вопрос о самом любимом месте города он тотчас ответил, что не знает ничего краше Суоменлинны и посоветовал ехать туда при любых обстоятельствах.

Морская крепость Суоменлинна расположилась на островах Волчьи Шхеры, у входа в гавань Хельсинки. История крепости насчитывает уже более 250 лет: Суоменлинна была построена в 1748-1772 годах, в те времена Финляндия входила в состав Шведского королевства, и потому крепость носила шведское название Свеаборг. В район Свеаборг входят восемь островов, пять их которых соединены друг с другом мостами или песчаными косами.

Следующим утром я с трудом выбрался из прекрасной теплой кровати, заварил в термос чая и отправился в мини-поход. Добраться до архипелага предельно просто – каждые сорок минут с Рыночной площади Хельсинки отходит паром, который за полчаса довозит пассажиров до острова. Суоменлинна – это , в некотором духе, населенный пригород Хельсинки. Александра рассказывала, что жить там очень почетно, но поселиться на острове удастся далеко не каждому, ведь для покупки недвижимости необходимо получить разрешение всей местной коммуны. Что важней – вы никогда не сможете купить сразу большой особняк, только маленький домик. И лишь с годами жизни на острове, вы получите право на покупку дополнительных квадратов, - впечатляющая практика защиты местных традиций и обычаев. Кстати, как я узнал совсем недавно, именно на Суоменлинне родился светоч русской литературной критики Виссарион Григорьевич Белинский. Знаковое место, что и говорить.

Набережная Хельсинки. Фото из личного архива.

Уже на пароме я осознал всю эстетическую мощь предстоящего приключения. В детстве я любил зиму: бродил по укрытым инеем полям неподалеку от моего дома, строил снежные дома и учился играть в суровый уличный хоккей. Вспомните незабываемое ощущение, - после катания на санках вернуться в тепло дома, где пахнет новогодней елью и вкусной праздничной едой. Со временем страсть к рождественским каникулам угасла, ведь зима перестала быть зимой и в моем городе снег в декабре встречается реже, чем секущий холодный дождь. В Хельсинки, как вы уже догадались, крещенские морозы могут затянуться на несколько недель, и ландшафты здесь напоминают настоящую зимнюю сказку. Наш паром рассекал воды парующего моря: мимо борта проплывали огромные льдины, а из клубящегося тумана то тут то там проглядывали видения-миражи маленьких островов. На этих небольших клочках земли, затерянных в царстве холода, ютились небольшие красные домишки, будто сошедшие с популярных фотографий Лофотенских островов. Я не мог поверить, что вижу ту самую Скандинавию из манящих туристических буклетов воочию.

Зимнее море. Пленочное фото из личного архива.

Через некоторое время впереди забрезжил свет далекого маяка, который с каждой минутой становился всё более явственным. И вот мы уже швартуемся у покрытой льдом пристани, заставленной десятками заиндевевших велосипедов, а вьюга радостно приветствует нас снежными завихрениями.

На Суоменлинне прохладно. Фото из личного архива.

Прогулка по Суоменлинне – это одновременно моцион, медитация и терапия. Мне повезло попасть на острова в холодный солнечный день, когда на горизонте пылала двойная радуга, а это, как говорят, это к удаче. Несколько часов я бродил по заснеженным крепостным валам, наблюдал за прибрежной миграцией маленьких льдин, пил чай, сидя на камнях цвета бронзы и едва ли думал о чем-либо, полностью погруженный в созерцание зимних красот. В тот день туристов было совсем мало, - только одинокие фотографы появлялись то тут, то там, пытаясь поймать красивый заветный закатный ракурс. Мне захотелось сделать несколько кадров на телефон, но тот постоянно отключался от мороза, - пришлось отогревать промерзший гаджет теплом тела, чтобы запечатлить драматические пейзажи. Впрочем, может ли фотография, равно как видео, текст, да и прочие выразительные средства передать умиротворение, покой и тишину северного моря?

На Суоменлинне помимо военной крепости можно посетить еще много любопытных локаций. Так, на острове Сусисаари стоит единственная финнская подводная лодка «Весикко», выкупленная бывшими членами ее экипажа и превращенная в музей. На одном из северных островов среди скал скрывается морское училище с выщербленными ветром стенами. Особое впечатление производит огромных размеров игровое поле, расположенное сразу за православной церковью. Летом здесь ставят палаточные лагеря и театр под открытым небом. На архипелаге живут 900 человек и, поэтому, здесь есть несколько небольших магазинов, библиотека, пивоварня и очень уютная кофейня-глинтвейная, оформленная в рыбацкой тематике.

Можно по-старинке отдохнуть на лавочке, главное не засыпать. Фото из личного архива.

Поездка на Суоменлинну - самый впечатляющий опыт, но история путешествия в столицу Финляндии не была бы законченной без одного очень важного для меня события. Я уверен, - многие из читателей слышали и читали чудесные истории о муми-троллях. Автор этой прекрасной книжной серии Туве Янссон жила и была похоронена в Хельсинки.

Туве большую часть жизни прожила в доме, который находится на улице Улланлиннанкату 1, рядом с улицей Касармикату в центральном столичном районе Каартинкаупунки. На стене дома в котором она прожила около 60 лет в настоящее время установлена мемориальная доска с барельефом молодой Туве. Нос художницы блестит: говорят, что погладить его — к удаче.

В своей родной стране её наследие, вне всяких сомнений, пользуется огромной популярностью, - в городе Наантали даже организовали целый парк муми-троллей. Мне всегда очень импонировали мысли и идеи Туве, выраженные мягким, ласкающим уши слогом, за простотой которого скрывается глубокое понимание жизни. Для меня было большой честью посетить последнюю обитель великой финской писательницы.

Последняя обитель Туве Янссон. Фото из личного архива.

Мои северные приключения подошли к концу 7 января после полудня. Я покидал столицу Финляндии на внушительных размеров десятиэтажном пароме, направляясь в Таллин, и моё прощание выпало на последние лучи закатного солнца. Впереди меня ждали Эстония, Латвия и Литва и уйма разных событий в последующих странствиях по Европе. День за днём корабли, автобусы и самолёты уносили меня всё дальше на юг, но мыслями я еще долго пребывал в Хельсинки с его заснеженными пейзажами и бесстрашными к холодам жителями. Несмотря на свои недостатки, - а он не впечатляет размерами, не может похвастать ночной жизнью, а солнечных дней в году меньше сотни, - я понимал, что это #мойгород, и я с некоторой тоской размышлял, доведется ли мне еще когда-либо повидать как скованное льдом море сливается с темным небом над Суоменлинной.

Закат над гаванью в Хельсинки. Пленочное фото из личного архива.
Паром. Фото из личного архива.
{ "author_name": "Vladislav Opryshko", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043e\u0439\u0433\u043e\u0440\u043e\u0434"], "comments": 15, "likes": 35, "favorites": 27, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "63704", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "create", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } } ]