Roman Persianinov
8 433

Аресты, нападения и пытки: как Египет готовится к выборам президента

На фоне грядущего голосования, где, скорее всего, победит нынешний глава государства, в стране продолжают жёстко подавлять любую оппозицию.

Поделиться

В избранное

В избранном

Предвыборный плакат, призывающий голосовать за нынешнего президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси. Фото Reuters

В 2011 году революция в Египте привела к масштабным реформам и уходу с поста президента диктатора, правившего 30 лет. Для жителей страны это событие могло стать началом движения к демократическим изменениям, однако в 2014 году в ходе путча власть перехватил министр обороны Абдель Фаттах ас-Сиси.

За четыре года его правления по оппозиции и активистам нанесли серьёзный удар: их похищали, избивали и судили по, как считают правозащитники, сфабрикованным делам. С 26 по 28 марта в стране пройдут первые президентские выборы после переворота, но многим жителям они кажутся бессмысленными — они уверены, что их голос ничего не значит, и победит всё равно нынешний руководитель. Предвыборную ситуацию в Египте описывает издание Би-би-си.

Выборы одного кандидата

Президентские выборы в Египте пройдут с 26 по 28 марта, но граждане слабо верят в перспективы. Как считают правозащитники, победит бывший военный и нынешний руководитель страны Абдель Фаттах ас-Сиси, затмив непримечательных соперников.

По правде говоря, у Сиси остался лишь один противник — Муса Мустафа Муса, но его едва ли можно назвать угрозой. Он давний сторонник нынешнего президента и, по сути, их взгляды почти не отличаются. В выборах должны были участвовать ещё пять человек, но все они по различным причинам отказались от выдвижения.

Начальник штаба Вооружённых сил Сами Анан в 2012 году. Фото AP

19 января 2018 года бывший начальник генерального штаба вооружённых сил Сами Анан объявил, что баллотируется на пост президента, но три дня спустя его арестовали по подозрению в подделке военных документов. Одного из ключевых сторонников Анана, бывшего руководителя антикоррупционного отдела, избили недалеко от его дома. Чуть позже арестовали и его. После этого свою кандидатуру снял правозащитник и кандидат на должность президента в 2012 году Халед Али, заработавший уважение среди населения страны за свою деятельность.

Разрозненные остатки оппозиции Египта призвали бойкотировать выборы, а международные правозащитные организации отказались признать их результаты. Президент не обращает внимание на критику и бойкот, обещая народу стабильность и усиленную борьбу с терроризмом. «Знайте, то, что произошло семь или восемь лет назад, больше никогда не повторится», — заявил Сиси в конце января. Даже вне контекста любой житель Египта понял, что имел в виду президент.

Как демократ сменился диктатором

В январе 2011 года тысячи жителей Каира, Александрии и нескольких других городов Египта собрались на площадях с требованием отставки президента Хосни Мубарака, который 30 лет правил страной. В столице люди сконцентрировались на площади Тахрир (Площадь свободы): в основном это были студенты, активисты и бедняки. После 18 дней митингов и столкновений с полицией Мубарак покинул пост, но победа далась оппозиционерам непросто — в ходе протестов погибло больше 800 человек.

В июне 2012 года место Мубарака в ходе выборов занял демократ Мухаммед Мурси. Он подписал ряд неоднозначных законов, в том числе отменив конституционную декларацию, направленную на ограничение президентских полномочий. Заподозрив нового президента в узурпации власти, оппозиция вновь вышла на улицы, запустив волну протестов. В июле 2013 года нестабильность привела к государственному перевороту — Мурси арестовали, а кресло президента занял министр обороны Абдель Фаттаха ас-Сиси.

Месяц спустя новоиспечённый правитель развернул кампанию против сторонников Мурси в Каире, которая закончилась массовыми убийствами. Давление на оппозицию продолжилось в 2014 году: многие активисты отправились в тюрьму, около 700 человек приговорили к смертной казни, остатки свободной журналистики подавили, а сотни оппозиционных сайтов заблокировали.

«Когда речь заходит о правах человека, мы не Европа. Мы другой регион», — говорил президент Египта в ответ на обвинения в жестокости против митингующих.

Спустя семь лет после революции, в 2018 году, на площади Тахрир почти нет людей. В центре зоны, где некогда столпились главные оппозиционеры, теперь находится флагшток со знаменем Египта. Вокруг площади ездят машины, неподалёку выстраивают новые здания. Нет никаких табличек или напоминаний о том, как некогда здесь митинговали и погибали люди.

Что случилось с оппозицией в стране

Пропавшая дочь

Часы остановились на 14:00, когда 23-летняя Зубейда исчезла во второй раз. Это было 8 апреля 2017 года, она только что выписалась из больницы Каира после лечения недавних травм и возвращалась домой с братом. Когда он ненадолго отлучился, девушка исчезла.

«Я пыталась найти Зубейду 10 месяцев», — говорит со слезами мать пропавшей. Она не сомневается, что за похищением стоит полиция. Соседи рассказали женщине, что Зубейду схватил вооружённый мужчина в маске и затолкал в полицейскую машину. Оттуда девушка успела позвонить брату, тот слышал, как человек на фоне кричал и оскорблял сестру. Затем связь прервалась.

Мать Зубейды изучает её вещи. Фото Би-би-си

История проблем Зубейды и её семьи с властями началась в 2014 году, когда они случайно оказались на демонстрации в Каире. Мать и дочь арестовали и признали виновными в участии в несанкционированном митинге. Они провели в тюрьме семь месяцев, а затем суд их оправдал. Как вспоминает женщина, на первоначальном допросе полицейские в течение 14 часов выбивали из них показания: оскорбляли, пинали и били током.

В июле 2016 года Зубейду похитили первый раз, тогда никто не запомнил приметы подозреваемого. Примерно месяц спустя девушку нашли на придорожном отшибе: на ней была порванная одежда, нижнее белье пропало, а на теле остались порезы и следы ударов тока. После этого девушка закрылась в себе — перестала общаться с друзьями, всё больше времени проводила одна. А потом пропала во второй раз.

Мать Зубейды настаивает, что её дочь и семья никогда не были связаны с запрещёнными сообществами и попали на митинг случайно. Подобных историй, отмечает Би-би-си, в Египте хватает. Просто немногие готовы рассказать о них журналистам.

Как бы я хотела, чтобы они забрали меня и отпустили её. Возьмите меня, арестуйте меня вместо неё. Какую опасность мы представляем для людей у власти? И если мою дочь похитили и пытают, как я могу молчать? Даже если мои слова приведут к моему повешению, я всё равно не стану молчать.

Мать Зубейды

«Скрытый за солнцем»

10 сентября 2017 года 52-летний каирский адвокат Ибрагим Миталы готовился лететь в Женеву на встречу с представителями ООН. Он намеревался рассказать об участившихся случаях пропажи людей в стране, в том числе его старшего сына — тот исчез в 2013 году.

По пути домой семья мужчины получила сообщение на телефон, что Миталы благополучно направляется в Швейцарию. Однако письмо прислал не он: как и многие другие, адвокат бесследно исчез. В некоторых районах страны таких принято называть «скрытыми за солнцем».

Два дня спустя, когда новость о пропажи Миталы облетела западные СМИ, полиция Каира сообщила о его задержании по обвинению в «формировании незаконной организации». Под ней подразумевалась некоммерческая компания по юридической помощи людям, которые искали пропавших родственников. Туда же обращалась мать Зубейды, когда отчаялась найти способ вернуть дочь.

Ибрагим Миталы. Фото Би-би-си

В Женеве Миталы также планировал поднять тему убийства итальянского студента Джулио Реджини (Giulio Regeni). В январе 2016 года тот бесследно исчез на улицах Каира, а позже его тело со следами пыток нашли на городском отшибе — недалеко от места, где оказалась Зубейда после первого похищения.

С 2014 года египетская комиссия прав и свобод зафиксировала как минимум 1500 случаев исчезновения людей. Правозащитники считают, что это явление — отличительная черта правления Абделя Фаттаха ас-Сиси, и реальная цифра исчезнувших куда больше.

Как утверждают правозащитники, любой противник режима или тот, кто выглядит как таковой, рискует стать жертвой беспредела египетской власти. У полиции якобы сформирована стратегия борьбы с оппозиционерами: их арестовывают, несколько месяцев пытают в заточении, а потом официально обвиняют в терроризме.

22-летний Махмуд Мохамед Хусейн на себе узнал египетские методы пыток. В 2014 году его задержали за футболку, на которой было написано «народ без пыток». «Они намеренно били по ноге, которая уже была повреждена. Так меня избили, что первые месяцы я ходил только с палкой. С тех пор я прошёл через несколько операций», — говорит тяжело хромающий Хусейн.

15 лет тюрьмы за организацию митинга

В 2011 году, когда в Египте бушевала революция, Алаа Абдель-Фаттах считался иконой протеста — он был одним из лидеров диссидентского движения в Каире. В 2014 году его арестовали и через три дня после вступления в должность президента Абделя-Фаттах ас-Сиси оппозиционера приговорили к 15 годам тюрьмы за призывы к организации митингов. На воле у него осталась жена и 6-летний сын.

В 2018 году про Абделя-Фаттаха помнят немногие — всю информацию о нём выдавили из официальных источников. Эта же судьба постигла других революционеров. «В прошлом было много планов, надежд и обязательств. Теперь же принято жить по правилу „Переживи сегодняшний день“», — говорит жена оппозиционера Манал.

Алаа Абдель-Фаттах с сестрой Моной Сеиф в 2014 году. Фото AP

Манал с сыном видит мужа раз в 15 дней в течение часа — больше не позволяют правила тюрьмы. Даже когда он выйдет на свободу, следующие пять лет за ним будет тянуться условный срок. Вдобавок его могут обязать ночевать только в местном полицейском отделении. Схожая судьба постигла многих активистов 2011 года.

Сестра осуждённого, Мона Сеиф, считает нынешний режим одним из самых жестоких и кровавых в Египте: пропажи людей, пытки и смертные приговоры стали нормой, утверждает она. Более того, граждане больше не выходят на демонстрации, словно бы вся их энергия осталась в 2011 году.

Родственники Абделя-Фаттаха, многие из которых тоже участвовали в революционных шествиях, уверены —беспредел власти не закончится сам по себе. Для борьбы с ним людям придётся найти в себе силы вновь объединиться в борьбе.

Даже тихие люди и те, кто пытается уйти от политики, всё равно отправляются в тюрьму или становятся жертвой случайного задержания. Египтяне оцепенели, они вымотаны и напуганы, на улицах не видно борьбы. Довольно легко понять, почему люди боятся режима, который не задумываясь использует убийство как способ решения проблем.

Мона Сеиф
жительница Египта

#истории #политика

Статьи по теме
«Великий кормчий 2.0»: как китайский президент оказался в шаге от того, чтобы стать новым Мао Цзэдуном
Подарки, мемы и видеоблогеры: как россиян агитируют идти на выборы 18 марта
Фоторепортаж: Митинг в поддержку Путина в «Лужниках»
{ "author_name": "Roman Persianinov", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u043f\u043e\u043b\u0438\u0442\u0438\u043a\u0430"], "comments": 27, "likes": 44, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "67213", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]