Roman Persianinov
9 703

Как работают ДНК-тесты и почему они не идеальны — на примере истории американца, ошибочно обвинённого в убийстве

В детективах и кино ДНК-тесты часто представляются как лучший способ найти виновного в преступлении. Но на деле это запутанная процедура, дающая сбои.

Поделиться

В избранное

В избранном

Лукис Андерсон, ошибочно обвинённого в убийстве из-за ложного ДНК-теста. Фото The Marshall Project

За последние 20 лет технология ДНК-тестов серьёзно выросла в статусе эффективного способа идентифицировать подозреваемого. Благодаря процедуре удаётся найти виновного по старым и безнадёжным делам, или опознать нападавшего по частицам ДНК под ногтями жертвы. Подобное произошло с американцем Лукисом Андерсоном (Lukis Anderson), страдающим проблемами с памятью. После обнаружения его частиц ДНК под ногтями убитого бизнесмена полиция предъявила бездомному мужчине обвинения.

Загвоздка заключалась в том, что Андерсон никогда не встречался с погибшим и находился в совершенно другом месте во время происшествия. Дальнейшее расследование выявило проблемные стороны ДНК-тестов, которые, несмотря на точность, приводят к ложным обвинениям. Историю американца рассказал журнал Wired.

Там, где нет отпечатков

29 ноября 2012 года группа злоумышленников проникла в особняк 66-летнего инвестора Равеша Кумры (Raveesh Kumra) в спальном районе Кремниевой долины в городе Монте-Серено. Грабители застали мужчину в гостиной, связали его, закрыли глаза повязкой и заклеили рот плотным скотчем. Затем неизвестные поднялись на второй этаж и связали жену мужчины. Забрав всё ценное из дома, злоумышленники скрылись, оставив хозяев связанными.

Супруге Кумры удалось добраться до телефона на кухне и вызвать полицию. Когда прибывшие патрульные и медики стали осматривать бизнесмена, то поняли, что он умер. Коронёр зафиксировал асфиксию из-за скотча, который перекрыл мужчине доступ к кислороду. Примерно три недели спустя полиция арестовала местного бездомного Лукиса Андерсона, обнаружив частицы его ДНК под ногтями погибшего.

Келли Кулик, адвокат Лукиса Андерсона. Фото The Marshall Project

«Я много выпиваю. Может, это действительно сделал я», — сказал Андерсон своему государственному адвокату Келли Кулик (Kelley Kulick), пока они изучали документы по результатам ДНК-экспертизы. «Заткнись, Лукис», — оборвала его юрист, осознавая тяжесть ситуации — обвиняемому грозил смертный приговор.

В 1980-х годах ДНК-экспертиза всё ещё была на начальных этапах развития — для успешного анализа специалистам требовалась кровь, семенная жидкость или слюна человека. Всё изменилось в 1997 году, когда австралийский судмедэксперт Роланд ван Ооршот (Roland van Oorschot) опубликовал научную работу, доказав, что ДНК можно извлечь не только из жидкости, но и из отпечатков пальцев. Открытие вызвало масштабное обсуждение в научной сфере и невольно затмило другое утверждение ван Ооршота о том, что порой ДНК людей оказывается даже там, где они никогда не были.

Скорость распространения ДНК

После открытия австралийского судмедэксперта международные лаборатории убедились, что ДНК быстро распространяется на дальние расстояния. В одном из экспериментов учёные посадили добровольцев за стол и передавали кувшин с соком. Через 20 минут со стульев, стаканов, стола и рук испытуемых взяли мазки для генетического анализа. Хотя добровольцы не притрагивались друг к другу, у 50% человек оказались на ладонях ДНК собеседников. При этом у четверти испытуемых обнаружили частички тех, кто не трогал даже кувшин с соком.

Затем учёные обнаружили в комнате неизвестные генетические данные, не принадлежавшие испытуемым. Объяснение было лишь одно — добровольцы занесли чужую ДНК, поцеловавшись с возлюбленным утром, взяв из рук бариста стаканчик с кофе, взявшись за поручень в метро и так далее. В книге «Внутри клеток» адвокат Эрин Мёрфи (Erin Murphy) рассказывает, что за день человек может выделить до 50 миллионов кожных частиц.

Пакистанский судмедэксперт изучает образец ДНК. Фото Reuters

Стремительное развитие технологии ДНК-тестов позволяет учёным идентифицировать человека лишь по нескольким генетическим клеткам. Но так как они вполне могут оказаться в месте, где их владелец даже никогда не бывал, это увеличивает риск подобных экспертиз. В мире существует лишь несколько лабораторий судмедэкспертов, способных изучить так называемою вторичную передачу ДНК.

Известно лишь о нескольких случаях ошибочного обвинения человека в преступлении из-за генетического теста, но так как определить ошибку довольно сложно, неофициальная цифра наверняка иная. «Проблема заключается в том, что мы не следим за такими вещами. За каждым случаем, когда в системе правосудия удаётся найти ошибку, стоит десяток неизвестных случаев», — говорит британской судмедэксперт Питер Гилл (Peter Gill).

Дело Лукиса Андерсона вёл 38-летний Эрин Лунсфорд (Erin Lunsford) с 15-летним опытом работы в полиции. По приказу следователя команда судмедэкспертов прошлась по всему особняку убитого в поисках частичек ДНК: в основном специалисты искали отпечатки пальцев, следы ботинок или волосы злоумышленника.

Эрин Лунсфорд. Фото The Marshall Project

В 2013 году на основе 350 случаев убийств с сексуальным мотивом канадские исследователи выявили, что около трети преступников стараются не оставлять свою ДНК. Например, ищут другой способ расправиться с жертвой, а не просто забить её до смерти или задушить, рискуя оставить отпечатки на теле. Тактика злоумышленников работает: полиция закрывает лишь 50% подобных дел, тогда как расследования с менее предусмотрительными подозреваемыми заканчиваются арестом в 83% случаев.

«Я не знаю, о чём вы говорите, сэр», — спокойно ответил Андерсон, когда Лунсфорд начал допрашивать его о связи с ограблением. Детектив показывал американцу фотографии жертв и задавал наводящие вопросы, но подозреваемый просто молчал или отвечал односложно. Следователь не стал настаивать — благодаря ДНК-тесту ему должно было хватить доказательств, чтобы убедить судью в вине Андерсона и отправить его на пожизненный срок, а может и в камеру смертников.

Призрак Хайльбронна

Пока Андерсон находился под арестом, его адвокат Келли Кулик собирала все возможные документы о состоянии здоровья подсудимого, что могло бы смягчить приговор. Идея не была лишена логики — большую часть детства Андерсон провёл на улице с другими бездомными, а в подростковые годы у него диагностировали диабет и психологические отклонения. Вскоре он начал спиваться и однажды случайно вышел на дорогу перед грузовиком. Подозреваемый пережил столкновение, но стал страдать от потери памяти — порой он мог забыть события нескольких дней подряд.

При должном изучении списка судимостей американца трудно было поверить в его способность убить человека: распитие алкогольных напитков в общественных местах, поездки на велосипеде в пьяном виде и нарушения условий условно-досрочного освобождения. Единственное серьёзное преступление — взлом с проникновением, за которое так уцепились полицейские, на деле выглядело историей дилетанта.

Как говорится в материалах дела, подвыпивший Андерсон разбил окно и попытался через него пробраться в дом, но его сразу же вытолкнули на тротуар хозяева. Когда прибыла полиция, он стоял на том же месте, где и упал — ошеломлённый и с кровоподтёками на лице. Хотя ничего не было украдено, бездомного обвинили в попытке ограбления. Тогда же его ДНК внесли в государственную базу данных по уголовным делам, где позже её обнаружил Лунсфорд.

Дорога к особняку убитого Равеши Кумры. Фото The Marshall Project

Документы, найденные государственным адвокатом Андерсона, показали, что он часто оказывался в местной больнице. Последний раз он попал туда в ночь убийства Кумры (в его крови обнаружили эквивалент 21 банке пива) и выписался только на утро. Алиби мужчины подтвердили врачи скорой помощи, которые так часто забирали Андерсона, что уже выучили его дату рождения.

В 2008 году немецкие детективы сконцентрировали все свои силы на поимке Призрака Хайльбронна — серийного убийцы и вора, убившего несколько иммигрантов, полицейского и ограбившего торговца драгоценностями. Суммарно на расследование правоохранительные органы потратили 16 тысяч часов — в основном потому что у преступника отсутствовал чёткий шаблон действий, а частицы его ДНК зафиксировали более чем в 40 местах, включая Германию, Францию и Австрию.

В конечном счёте детективы нагнали Призрака — им оказалась пожилая полька, работающая на заводе по производству тампонов, которые полицейские использовали для сбора ДНК. Каким-то образом женщина оставляла на предметах свои генетические частицы, что привело к появлению её ДНК в разных районах и странах, на местах преступлений, совершённых, по всей видимости, разными людьми. В случае с Андерсоном ненамеренная передача генетических частичек на улики стала тем, что привело его на скамью подсудимых.

Случай с Призраком доказал, что передача ДНК невиновного может произойти задолго до того, как улики передадут в лабораторию на анализ. Исследование 2016 года показало, что перчатки, рулетки для измерения длины и фотооппараты следователей на месте преступления могут переносить генетические частицы. Даже в лабораториях риск увеличивается — для проверки рабочих документов учёные провели на них анализ ДНК и выяснили, что в 75% случаев папки хранят генетические фрагменты неизвестных людей.

Когда окружной прокурор Кевин Смит узнал о новом повороте в деле Андерсона, он не смутился и не заметил ошибок в работе следователей. Вместо этого он предложил вторую версию событий: якобы Кумра встречался с обвиняемым за несколько часов или дней до убийства, и в этот момент под его ногтями оказалась ДНК Андерсона. «Мы уверены, что в какой-то момент, мы просто не знаем, за 24, 48 или 72 часа до событий, их пути пересекались», — пояснил Смит.

Будущее без ошибок

Исследователи только начали изучать свойство передачи и переноса генетических элементов, но уже могут ответить на несколько важных вопросов. Если говорить о деле Андерсона, то каждый пятый человек переносит под ногтями чью-то ДНК. Её успешное обнаружение зависит от нескольких факторов: количество (чем клеток больше, тем выше вероятность), сила контакта (рукопожатие оставляет лишь небольшое количество элементов), характер поверхности (химическое содержание влияет на количество ДНК) и прошедшее время (чем раньше, тем выше вероятность зафиксировать генетические клетки).

Австралийский судмедэксперт Мария Горай (Mariya Goray) работает над тестом, способным учесть все эти факторы. Это может помочь подзащитным доказать свою невиновность в суде, если их ДНК обнаружат на месте преступления. Помимо Андерсона этот тест пригодился бы британскому таксисту Дэвиду Батлеру (David Butler). В 2011 году полиция обнаружила его генетический след под ногтями женщины, убитой шестью годами ранее. Подсудимый заявил, что никогда ранее не встречался с погибшей, а его адвокат подметила, что он мог везти реального преступника в день убийства, передав ему часть ДНК.

Теория не убедила следователей, но с ней согласился суд присяжных. Спустя девять месяцев заключения Батлера отпустили. «ДНК стала магической пулей для полиции. Они подумали, раз эта моя ДНК, то и убийца тоже я», — высказывался оправданный.

Адвокат Андерсона полагает, что полиция выстроила дело против него на основе ДНК-теста. Если бы разбирательство над Андерсоном достигло суда присяжных, то исход истории мог бы быть совсем другим. Исследование 2008 года показало, что в 95% случаев присяжные считают ДНК-улики точными, а в 94% случаев воспринимают как убедительное доказательство вины подсудимого.

Журналист Wired пообщался с 11 учёными, исследующими свойства ДНК. Все они считают, что давать ответ на вопрос «как генетические частицы попали на условное место преступления» должны судмедэксперты, а не судья и присяжные, как сейчас. При этом в США продолжается тестирование системы «остановись и плюнь» (stop-and-spit), позволяющая полицейским остановить прохожего и попросить его предоставить образец ДНК. Подобная практика уже проходит во Флориде, Коннектикуте, Пенсильвании и Северной Каролине, но любой человек имеет право отказаться.

Закрывая дело

Именно Лунсфорд исправил собственную ошибку, сумев объяснить, как ДНК Андерсона оказалась на месте преступления. После того, как врачи скорой помощи отвезли американца в больницу, они приняли вызов в особняк Кумры, принеся на одежде или инструментах генетические частицы подозреваемого.

На суде адвокаты трёх других обвиняемых, связанных с преступными группировками, также упирали на то, что ДНК их подзащитных оказались на месте преступления случайно. Однако в отсутствии дополнительного алиби подозреваемых признали виновными: один получил 37 лет тюрьмы, двое — пожизненный срок без права на условно-досрочное освобождение. Андерсона полностью оправдали.

«Как адвокатов, нас часто высмеивали в зале суда, когда мы говорили о случайном переносе ДНК на место преступления. Это воспринималось как фокус-покус, как история из фантастической книги. Но Лукис показал, что это реально», — описывала Кулик результаты судебного процесса. Разбирательство отняло у Андерсона почти полгода, но, как это часто происходит, он не получил возмещения за ложное обвинение. Он продолжает бороться с алкогольной зависимостью и подал документы на предоставление помощи от социальной службы, которая может помочь ему найти жильё.

«В глубине души я знал, что не делал этого», — говорит Андерсон. Он полагает, что вернулся на свободу благодаря благословению бога, и считает, что он не единственный невиновный, попавший в подобную ситуацию. «Нужно изучать гораздо больше, чем просто ДНК. Нужно копать ещё глубже. Переосмысливать. Делать всё сначала, пока наконец не скажешь „это именно то, что надо“. Потому что это может быть не так», — заключает американец.

#истории #наука #сша

Статьи по теме
Что нового известно о Palantir: американской версии китайской системы по оценке людей и прогнозам преступлений
Биоразведка на Северном полюсе: путешествие норвежских учёных в поисках новых лекарств
В Калифорнии спустя 40 лет задержали серийного убийцу
{ "author_name": "Roman Persianinov", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u043d\u0430\u0443\u043a\u0430","\u0441\u0448\u0430"], "comments": 6, "likes": 49, "favorites": 31, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "69803", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "create", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } } ]