[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Nik Koniwzski", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 8, "likes": 23, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section": "club" }
606
Клуб

3D-технологии против Исламского государства

Вольный пересказ статьи VICE с элементами обзорного формата о том, как новые технологии помогают в борьбе против самой известной террористической организации современности.

Поделиться

В избранное

В избранном

На прошлой неделе боевики из террористической организации «Исламское государство», также широко известной как «Исламское государство Ирака и Леванта», захватили древний город Пальмиру. Помимо угрозы жизням оставшихся в городе людей, опасность настигла и объекты культурно-исторического наследия, с которыми боевики обходятся достаточно прямолинейно — в феврале этого года интернет облетели фотографии и видеозаписи циничного уничтожения древних артефактов.

Основной урон понесла экспозиция музея Ниневии (Мосул, Ирак), а также артефакты в иракском городе Хатра, где находилось одно из самых больших в Ираке собраний памятников римского периода. Те же немногие объекты, которым удалось избежать встречи с молотками и дрелями террористов, расхищаются для перепродажи, до которой многие попросту не «доживают» в силу критических повреждений — у горе-расхитителей попросту нет опыта и ресурсов для бережной транспортировки подобных объектов (не говоря уже о том, что с чёрного рынка обратной дороги в музеи нет — прим. ред.).

Бен Валентайн из VICE напоминает, что подобная тенденция, когда накачанная пропагандой толпа, армия или разбойники ударялись в разрушительное безумие, встречалась в истории неоднократно — это и поджог (точнее, несколько поджогов — прим. ред.) знаменитой Александрийской библиотеки, и уничтожение талибами Бамианских статуй Будды в Афганистане, и политика по искоренению «дегенеративного» искусства в Третьем Рейхе. Но отличительная особенность культурной трагедии в Ираке и Сирии, разворачивающейся параллельно с гуманитарным ужасом — это историческая уникальность региона.

На территории, контролируемой боевиками, расположены памятники множества культур, успевших расцвести и прийти в упадок за 7 тысяч лет (начиная с Месопотамской цивилизации). Эти земли видели восход и закат шумерских и аккадских городов, завоевания ассирийцев и хеттов, они переходили от Вавилона к Персии, а у персов их забрал Александр Македонский, чтобы встретить спустя восемь лет свою смерть. За эту область сражались Селевкиды и Парфянское царство, ею управляли римляне и византийцы, арабы и турки, британцы и французы. Культурную значимость этого места, называемого порой «колыбелью цивилизации», переоценить невозможно. Как и уровень нависшей над ним угрозы — ИГ не ограничивается лишь идолами ассирийских богов: по словам профессора ассириологии Йельского Университета Экарта Фрама (Eckart Frahm), «халифат» противостоит идеям построения государства на доисламских культурных основах, и потому маниакально стремится уничтожить любые материальные отголоски этих культур.

Политики и культурологи призывают мировое сообщество спасти как можно больше памятников, что чаще всего оборачивается призывами к усилению авиаударов, отправке в регион специального контингента для защиты памятников, либо к развёртыванию полномасштабной наземной операции. Впрочем, такой поворот событий может существенно ухудшить положение для объектов исторического наследия: например, во время войны в Ираке в 2003 году, коалиционные силы, располагавшиеся на территории Вавилона, нанесли своим базированием непоправимый ущерб этому древнему городу (что зафиксировано в докладе ЮНЕСКО — прим. ред.). И лишь спустя семь лет были начаты восстановительные работы, да и то по инициативе частного некоммерческого фонда.

———————————————————————————————————

Но в ходе технического прогресса возник новый способ сохранить эти памятники для потомков, и, более того, восстановить уже утраченные. Одним из флагманов нового подхода стала калифорнийская некоммерческая организация CyArk, которая производит лазерную 3D-съемку мировых памятников. Прославилась эта компания благодаря своей программе «The 500», в рамках которой за пять лет планируется осуществить «цифровую консервацию» пятисот культурных объектов мирового значения. К моменту написания данной заметки, CyArk смогли зафиксировать 40 объектов, включая руины Вавилона, Пизанскую башню, лондонский Тауэр и затонувший Титаник. Однако практические решения, направленные на защиту памятников от угрозы со стороны ИГ, оказались даже проще и дешевле.

Первым ответным шагом в борьбе за культурное наследие стал Project Mosul, возникший с подачи европейской организации ITN-DCH (Initial Training Network for Digital Cultural Heritage) как объединение энтузиастов и добровольцев. Суть проекта достаточно проста, но в то же время революционна: поставив своей изначальной целью восстановить музей в Мосуле, добровольцы собирают при помощи краудсорсинга фотографии утраченных артефактов, обрабатывают данные, идентифицируют объекты, и на основе всего найденного производят 3D-фотограмметрию.

За два месяца работы волонтёры успели составить несколько 3D-сканов — на официальном сайте представлены 20 объектов, 6 из которых, правда, являются разными попытками восстановить знаменитого «Льва Мосула».

———————————————————————————————————

Еще дальше пошла известная художница иранского происхождения Моршин Аллаяри (Morehshin Allahyari). В настоящий момент она работает над проектом «Material Speculation: ISIS», в рамках которого она тщательно воссоздает разрушенные объекты для их последующей 3D-печати. В отличие от Project Mosul, Моршин пользуется данными университетов и музеев, привлекая к работе над своим проектом дипломированных культурологов и специалистов, вроде Кристофера Джонса (докторанта по древней ближневосточной истории Колумбийского Университета), Памелы Карими (доцента по истории искусства в Колледже изобразительных и исполнительских искусств при Массачусетском Университете) и ряда других экспертов из США, Европы, Ирака и Ирана.

«Мысли о 3D-принтерах как поэтичных и практичных инструментах цифрового и физического хранения и документирования отражают концепцию, которой я была заинтересована последние три года», — говорит Аллаяри. Как только Моршин начала изучать объекты, она обнаружила недостаток посвященной им документации, что чуть не завело исследование в тупик. «Мне стало крайне важно придумать способы собрать эту информацию и сохранить её для нынешней и будущих цивилизаций».

Аллаяри хочет не просто воссоздавать утраченные объекты, но и создать условия, в которых эту работу сможет выполнять любой желающий. Для реализации этой задумки каждая из напечатанных скульптур имеет вложенную внутрь USB-флешку и карту памяти, содержащие исследования Аллаяри, а так же изображения, видеозаписи, карты, и различная документация на английском, арабском и фарси. В дальнейшем Моршин планирует представить и онлайн-версию своей работы.

На сегодняшний день начинания, подобные Project Mosul и работам Аллаяри, остаются немногочисленными и сугубо волонтерскими. Но даже с ограниченными ресурсами технологии 3D-моделирования и 3D-печати расширили арсенал идеологической и культурной борьбы против террористов из ИГ. Те культуры, которые по их планам должны быть преданы забвению, будут сохранены даже не ведущими международными институтами, а широкими массами неравнодушных людей. А разрушенные памятники — восстановлены и законсервированы, что, по идее, должно нивелировать любые попытки физически стереть их с лица земли.

———————————————————————————————————

P.S.

Как уже было указано в начале заметки, данный материал изначально задумывался как перевод статьи VICE «ISIS vs. 3D Printing», но по мере продвижения стало понятно, что изложение у оригинала построено не самым толковым образом, посему вместо перевода получился, скорее, вольный пересказ. Отдельная благодарность Илье А. за редактирование текста.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против