Roman Persianinov
10 651

Как K-pop стал оружием пропаганды и что изменилось после решения о перемирии Южной Кореи и КНДР

Годами северокорейские солдаты на границе дежурили под поп-музыку своего политического врага, но теперь этот жанр хвалит Ким Чен Ын.

Поделиться

В избранное

В избранном

Ким Чен Ын приветствует музыкальную делегацию южнокорейских K-pop исполнительниц, включая группу Red Velvet

27 апреля 2018 года лидер КНДР Ким Чен Ын и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин договорились до конца 2018 года подписать соглашение о прекращении Корейской войны, которая формально продолжалась больше 65 лет. С этим решением встал вопрос о судьбе демилитаризованной зоны, разделяющей Северную и Южную Корею. Военный гарнизон длиной примерно в 250 километров, построенный в июле 1953 года, стал своеобразным символом «бесконечной» конфронтации двух стран.

Территорию огородили заборами с колючей проволокой, а на каждую сторону страны определили вооружённый караул. Именно ему до недавнего времени приходилось ежедневно слышать из репродукторов на южнокорейской стороне музыку в жанре K-pop. Для северокорейских солдат, незнакомых с подобной культурой, это был совершенно новый опыт, который в итоге добрался и до главы государства.

Музыка извне

До апреля 2018 года, когда южнокорейские репродукторы выключили в связи со встречей представителей двух государств, они не умолкали больше двух лет. Одиннадцать колонок транслировали на многие километры в Северную Корею местные новости и прогноз погоды, но чаще всего — K-pop. Громкий и энергичный поп-жанр, созданный на основе американского наследия, воспринимался северокорейскими солдатами как нечто странное и противоречивое.

В текстах песен говорилось о свободной любви, деньгах и славе, но никогда о величии лидеров или правительства страны, как принято в КНДР. Для солдат коммунистической державы K-pop стал дверью в мир, от которого их пытались отгородить власти. Отчасти именно в этом и состояла идея южнокорейских военных — по задумке, песни должны были убедить северокорейских солдат бежать из родной страны за лучшей жизнью.

Южнокорейские солдаты устанавливают репродукторы в демилитаризованной зоне. Фото EPA

Идея подавлять волю врага с помощью голосовых сообщений через репродукторы тянется с давних времён: во время Второй мировой войны её активно применяли как нацисты, окружая советские города и обещая гражданам благо в обмен на сдачу, так и войска союзников. Тенденция продолжилась в Корейскую войну и приняла необычную форму во время войны во Вьетнаме. В феврале 1970 года американские войска в рамках операции «Блуждающая душа» применили против северовьетнамских солдат, сидевших в засаде, пропагандистскую запись.

На плёнке звучали крики, женский плач и голос ребёнка, звавшего отца, а также некий голос, призывающий слушателей оставить оружие и вернуться домой, иначе после смерти они попадут в ад. Технология не получила масштабного распространения, а её эффективность не проверялась, однако, если верить свидетельствам, она действительно снижала волю отдельных отрядов на фронте.

Запись, звучавшая из репродукторов американских солдат во время операции «Блуждающая душа»

Южная Корея развернула «музыкальную атаку» в январе 2016 года, когда Северная Корея провела четвёртые ядерные испытания. Коммунистическая держава неоднократно протестовала против трансляции K-pop, хотя также использует инструменты пропаганды против оппонента.

Музыка и новости из репродукторов так нервировали северную сторону, что однажды это привело к обмену артиллерийскими ударами между странами, но тогда обошлось без жертв. Ким Чен Ын пригрозил, что если южнокорейские власти не отключат колонки, то он отдаст приказ о полномасштабной атаке. Как полагают специалисты, это знак того, что власти КНДР всерьёз обеспокоены таким механизмом пропаганды.

«У северокорейских солдат на передовой нет возможности не слышать трансляции K-pop из южнокорейских репродукторов. Обе страны говорят на одном языке, так что северяне невольно понимают текст песен», — заявил профессор техасского университета Ёнджун Им (Young Joon Lim) в разговоре с изданием Outline.

Эффект влияния

По словам дезертиров КНДР, они узнали о деталях жизни в Южной Корее только благодаря передачам из репродукторов. Граждан с детства обучают, что западные страны, в том числе Южная Корея — не развиваются и завидуют успехам КНДР, поэтому передачи из колонок для многих становятся откровением. Не менее сильно на это влияет и K-pop, до недавнего времени запрещённый в стране.

В среднем передачи транслировали от двух до шести часов днём и до 10 часов ночью. В зависимости от погоды и местности сигнал слышно на расстоянии до 10 километров в течение дня и до 24 километров ночью. КНДР также использует репродукторы для пропаганды, однако они, по сообщениям Южной Кореи, более низкого качества.

Формированием мировоззрения у северных соседей занимаются и южнокорейские активисты совместно с международной организацией по правам человека Human Rights Foundation. С 2015 года они тайно запускают на территорию Северной Кореи дроны с SD-картами и USB-устройствами, на которых хранятся фильмы, музыка, сериалы и сохранённые статьи на «Википедии». Таким образом активисты доставили более 1000 носителей в КНДР, при этом места отправки и доставки держатся в секрете.

«Невозможно моментально сделать выводы, но это (трансляция K-pop через репродукторы — прим. TJ) определённо имеет влияние. Северокорейский солдат, пересёкший границу Южной Кореи в декабре 2017 года, утверждал, что любит K-pop», — поясняет профессор Ёнджун Им. Очнувшись в больнице после ранения солдат-дезертир действительно попросил включить ему песню южнокорейской группы Girls’ Generation.

С зарождения K-pop правительство поддерживало развитие жанра. В 2005 году, когда он только набирал обороты, власти Южной Кореи вложили в него миллиард долларов. К 2016 году капитализация этого рынка достигла 4,7 миллиарда долларов.

Специалисты считают, что K-pop действительно оказывает пропагандистское влияние: исполнители, в основном молодые и привлекательные девушки, поют о деньгах и славе, а в клипах носят дорогую одежду. Это выстраивает в голове иностранца впечатление, что Южная Корея — богатая и могущественная страна. Немалую роль играет отсутствие политического подтекста в песнях, а также простой текст и звучание.

Дипломатия с K-pop

Южнокорейские репродукторы отключили 24 апреля 2018 года — незадолго до официальной встречи лидеров Северной и Южной Кореи. С тех пор новых данных о возобновлении их работы не поступало, однако в будущем такая возможность существует.

В 2004 году трансляцию остановили по договору с КНДР. В 2010 году Сеул угрожал вновь запустить её, но ограничился радиотрансляциями. В августе 2015 года Южная Корея привела угрозу в исполнение через несколько недель после того, как двое пограничников подорвались на минах. Вину за это возложили на Пхеньян. С тех пор репродукторы отключали лишь на небольшой промежуток, возобновив в 2016 году. Как пишет Би-би-си, трансляция через колонки — это эффективная мера, которую можно применять во время будущих переговоров с КНДР.

Клип группы Red Velvet, выступавшей в КНДР в апреле 2018 года

Примерно с 2003 года в стране начали набирать популярность USB-устройства. В отличие от DVD-дисков, их было удобно прятать как гражданским во время проверок, так и солдатам. Часто на девайсах хранились файлы с западными фильмами или музыкой, в том числе K-pop треками.

По данным американского независимого исследования 2016 года, 26% дезертиров, беженцев и туристов из КНДР хранят у себя USB-устройства. В последние годы цена в стране на такие приборы заметно снизилась, составив примерно пять долларов (в среднем жители Северной Кореи зарабатывают около четырёх долларов в день).

Репортаж о появлении Ким Чен Ына на концерте южнокорейской K-pop группы

Несмотря на ограничения, K-pop медленно, но уверенно проникает в культуру Северной Кореи. В апреле 2018 года в страну прибыли две K-pop группы из Южной Кореи, собрав в Пхеньяне полный концертный зал. Ким Чен Ын лично поприветствовал делегацию и вместе с женой присутствовал на их выступлении. Это первый с 2003 года случай, когда КНДР допустила музыкантов из Южной Кореи.

Как пишет научный журнал Discover, с приходом к власти Ким Чен Ына отношение КНДР к иностранной культуре стало более положительным. 34-летний лидер относится к современной музыке гораздо лояльней предшественников. Лидер Северной Кореи признавался, что «подстроил свой график» под приезд южнокорейской группы Red Velvet в страну. Как сообщил северокорейский государственный телеканал после концерта, глава государства «был тронут, увидев, что жители страны искренне отнеслись к выступлению, углубившись в понимание поп-искусства южной стороны».

#кндр #истории #музыка

Статьи по теме
«Не вини меня за моё решение»: почему южнокорейские артисты совершают самоубийства
Каково это — насильно сниматься в северокорейских фильмах
Насколько сложно служить в северокорейской армии
{ "author_name": "Roman Persianinov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043d\u0434\u0440","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u043c\u0443\u0437\u044b\u043a\u0430"], "comments": 64, "likes": 64, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "71929", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]