Nik Koniwzski
33 940
Блоги

Дело Трёх Иксов

Как я пытался защитить авторские права на свою песню, которую использовал американский рэпер.

Поделиться

В избранное

В избранном

Фото Getty

19 июня в Майами убили Джасея Онфроя, более известного как XXXTentacion. Он был одним из самых известных SoundCloud-рэперов, его имя постоянно фигурировало в топе билбордовских чартов. О деталях его неоднозначной биографии постоянно писали СМИ, в то время как число его поклонников превышало миллионы. О нём было непросто писать при жизни, а теперь и это и вовсе похоже на хождение по минному полю.

Я совсем не был его поклонником, так как готовил иск против него за то, что он взял мою музыку. Сразу отмечу, что я искренне хотел бы разрешить этот конфликт с живым Джасеем, но у жизни свои планы, поэтому мне остаётся только простить его и поделиться своей историей.

Суть конфликта

Меня зовут Ник. Я занимаюсь написанием преимущественно инструментальной музыки уже больше десятка лет. В 16 лет я записал 14 композиций, которые были изданы как демо в декабре 2008-го под именем Aesthesys, что позже переросло в полноценную группу. Одной из таких композиций была «Dreams Are Only Real As Long As The Last».

Демо-версия была с кучей артефактов записи, так как я не умел нормально записывать звук и сводить его. Поэтому через три года я перезаписал этот трек для релиза «Camera Obscura», ибо опыта немного прибавилось.

Теперь вернёмся к Джасею. В начале 2015 года он опубликовал в своём SoundCloud трек «Never».

Любопытное сходство, не так ли?

Что же это означает с правовой точки зрения? Я издавал свои старые работы под лицензией Creative Commons BY-NC-ND 3.0. Вкратце это означает, что я разрешал людям качать и делиться моей музыкой бесплатно при соблюдении трёх условий.

  • Указывается авторство;
  • Не создаются производные произведения без моего разрешения;
  • Нет коммерческого использования.

В 2016 году я наткнулся на «Never» в SoundCloud. На тот момент это уже было нарушением лицензии, так как Aesthesys никак нигде не указывался, а весь трек является производным от моей фонограммы (то есть из трёх условий были нарушены уже два). Но так как это был SoundCloud-рэпер с небольшим количеством слушателей и без монетизации, я решил не жестить и просто подтрунил в комментах.

«Мы могли бы отправить вам более качественную версию трека, если бы вы попросили. И, пожалуйста, постарайтесь в следующий раз указывать авторство чужих работ. Это не так трудно»

Но потом на XXXTentacion стали обращать внимание. Много внимания. И в начале 2017-го он подписал контракт с дистро Empire — компанией, которая известна своими крупными сборами через стриминговые сервисы и YouTube.

Причём тут я, спросите вы? Как оказалось, XXXTentacion решил монетизировать и свои старые треки, включая «Never», и получилось у него это только потому, что я не начал монетизировать свою музыку первым.

Довольно долгое время я стыдился раннего творчества из-за его низкого качества записи. Старые треки не выкладывались на SoundCloud, стриминговые площадки или другие сервисы, но слушатели продолжали относиться к ним с теплотой. Некоторые из них были залиты на YouTube разными людьми и собирали по несколько сотен тысяч просмотров. В июле 2017 года я решил, что пора принять раннее творчество и быть более открытым в этой связи, посему я решил залить эти треки на все платформы, на которые я только мог.

Но что-то пошло не так. Сервис, которым я пользовался для загрузки треков с демо (под названием «I», так как некоторые платформы не разрешают грузить релизы под названием «Demo»), не мог прогрузить цифровые слепки в библиотеку YouTube-алгоритма для монетизации. Потому что кто-то уже это сделал. Я немного опешил, но потом решил сам залить этот трек на свой канал. И увидел вот что.

Bad Vibes Forever — название второго альбома Джасея, которое он использовал в качестве альтернативного псевдонима

«Что за чухня?», — была моя первая мысль. Товарищ обнаглел настолько, что не только взял мою музыку без разрешения и указания автора, так ещё и решил монетизировать это дело?

Как оказалось, монетизировал он не только «свою» версию, но и мой оригинал, ибо даже YouTube-алгоритм видел, что это один и тот же трек за вычетом голоса. К концу марта 2018-го сумма просмотров видео, содержащих «Never» превысила отметку в 20 миллионов.

То, что я испытал, можно назвать коктейлем из печали, шока и ярости. Так и начался мой маленький крестовый поход за справедливостью.

Первым шагом стала попытка успокоиться. Чувство несправедливости, которое в тот момент одолевало, было настолько сильным, что любые попытки убедить себя охладить рассудок, взвесить все опции и только потом уже действовать — давались с превеликим трудом.

Но я всё равно начал с того, что написал напрямую на его аккаунты, надеясь, что он получит моё сообщение и осознаёт, насколько некрасивую ситуацию он создал. Конечно же, никакого ответа не последовало.

Следующий план был весьма прост — я должен был найти адвоката в США, подготовить дело и урегулировать конфликт в досудебном порядке с представителями XXXTentacion и Empire, дабы они прекратили нарушать мою лицензию, вернули деньги, полученные с монетизации трека, а также возместили моральный ущерб.

Один мой знакомый свёл меня с адвокатом из Флориды, я предоставил ему детали дела и мы какое-то время обсуждали всю эту петрушку. Вначале я даже был готов на компромисс в виде лицензии на дальнейшее использование, но потом я узнал про конфликт артиста с канадским рэпером Дрейком, из-за чего на компромисс не хотелось идти уже из принципа. У Онфроя не было проблем с тем, чтобы просто взять три с половиной минуты целиком из моей композиции, но при этом он обвинил Дрейка в том, что последний украл у него «флоу» (ритмика подачи текста).

Эта же история подвигла на создание альтернативного безумного плана, по которому я бы попробовал связаться с Дрейком, чтобы предложить ему использовать ту же самую композицию (но в более приличном и подходящем виде). Чтобы потроллить XXXTentacion и вынудить его начать публично обвинять Дрейка в плагиате, а может и вовсе начать суд, где я бы появился на одном из заседаний с внезапным «Surprise!», раскрыл бы всю подноготную и добился бы справедливости. Безумный план, как я и сказал, поэтому прибегать я к нему не стал.

Юридическая подготовка

Мой первый адвокат тянул месяцами, поэтому я попросил другого знакомого подсказать, знает ли он толковых юристов, которые способны вести подобные дела. Так я познакомился с новым адвокатом, который уже понимал, что и как нужно делать.

Он в целом согласился с моим первым планом связаться с представителями XXXTentacion и Empire напрямую, составил Cease & Desist письма (кто смотрел «Better Call Saul», может вспомнить забавный момент с написанием такого письма главным героем на туалетной бумаге), и в январе этого года мы их направили. Представители XXXTentacion промолчали, а товарищи из Empire решили «прикинуться шлангом» и сказать, что они вообще не при делах. Единственным вариантом развития событий поэтому стал суд в США.

Но был нюанс. Для начала процесса нужно было собрать как минимум 15 тысяч долларов, что в столь краткие сроки малость непросто. Так как мы с Aesthesys готовили к выходу альбом в апреле после сложного и продолжительного производства, я сфокусировался в первую очередь на новой музыке, а не на тяжбе.

Как только альбом вышел, я приступил к реализации нового безумного плана. Он заключался в создании краудфандинговой кампании на Indiegogo с видеороликом, который бы описывал мою ситуацию, в надежде, что это привлечёт немного внимания и, возможно, даже покроет часть судебных издержек.

Так как мало кто любит видео с говорящими на камеру парнями, я решил, что нужно лепить видео в действительно интересной манере — с коротким и понятным посланием, необычным графическим стилем и по сбалансированному в плане ритма сценарию. Сценарий я слепил быстро, а для графической части я нанял талантливого мексиканского художника Бруно Кортеса, чтобы он мог сваять дизайн персонажей и базовую анимацию, на основе чего я бы уже слепил само видео. Он прислал мне завершённые анимации 15 июня.

Эти малыши могли бы мне помочь засудить XXXTentacion

Нынешние итоги

А потом кто-то застрелил XXXTentacion, лишив его жизни, а меня — возможности довести эту историю до конца. Врать не буду, XXXTentacion был для меня далеко не самой любимой личностью, но я никогда не желал ему такой судьбы, поэтому произошедшее меня весьма опечалило. Да, персонаж это был неоднозначный, у меня были к нему личные счёты, но это трагедии не умаляет — чуваку не дали прожить жизнь. Не представляю, каково сейчас его матери.

Последние несколько дней я переосмыслял своё отношение к Джасею и к тому, какую боль он мне причинил. Конечно, есть много людей, которых он задел гораздо больнее, но при этом есть и миллионы слушателей, которым он принёс что-то позитивное. Я может и не оценил его творчество, но ему явно нравилось то, что делаю я (иначе бы вряд ли он использовал бы мою музыку для своего трека).

Изначальная злость поутихла по мере того, как я пытался применить эмпатию, насколько это было возможно. Мне интересно, что было бы, напиши он годы назад с просьбой использовать музыку для своего трека. Скорее всего, я бы предложил написать что-то с нуля, чтобы музыка и посыл его текста больше подходили бы друг к другу. Может, мы могли бы подружиться. Может, всё ограничилось бы такой коллаборацией. Можно вообразить много различных сценариев, каждый из которых лучше того, что произошло в итоге.

В плане моего квеста это патовая ситуация. Сначала я думал погонять по судам дистрибьютора, но конечного смысла в этом я вижу не очень много. Там тоже не идиоты сидят, а положения о гарантии отсутствия претензий третьих лиц и об ответственности в случае их появления на стороне артиста присутствуют даже в самом посредственном лицензионном договоре — за предыдущее использование с них я вряд ли что-либо стрясу. Из надлежащих ответчиков остаётся только его семья, а кошмарить их в какой-либо форме мне не позволяет обычная порядочность. Они уже испытали огромную потерю, поэтому я могу только выразить свои соболезнования и рассказать свою историю.

Трек же продолжает монетизироваться, поэтому мне будет ещё чем заняться.

Кто-то скажет, что мне следовало бы рассказать эту историю раньше, а теперь я использую смерть XXXTentacion. Да, это так — я использую этот повод, чтобы простить артиста, которого явно терзали свои внутренние демоны. Чтобы закончить далеко не самую весёлую главу в своей жизни, хотя гештальт от этого вряд ли закроется. Но это мой способ попрощаться с человеком, которого в определённый момент его жизни зацепило моё творчество, а также оставить этот негатив позади.

#истории #музыка

Статьи по теме
В Майами неизвестные застрелили рэпера XXXTentacion
Преступник или музыкант: чем рэпер XXXTentacion заслужил внимание слушателей по всему миру
Spotify отказался от ограничений, из-за которых из официальных плейлистов удалили песни R Kelly и XXXTentacion
{ "author_name": "Nik Koniwzski", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u043c\u0443\u0437\u044b\u043a\u0430"], "comments": 138, "likes": 327, "favorites": 95, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "72681", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]