Mayya Gavasheli
17 500
Редактирование закрыто

«В Роскомнадзоре не работают некомпетентные люди»: The Village опубликовал анонимное интервью сотрудника Роскомнадзора

Издание обвинили в ангажированности, а героя интервью, спутавшего процессор и системный блок, высмеяли.

Поделиться

В избранное

В избранном

Фото Павла Беднякова, «Известия»

Издание The Village опубликовало анонимное интервью сотрудника Роскомнадзора. В нём он рассказывает о сотрудниках, принципах работы ведомства, о процедуре блокировки сайтов и о том, почему работающий Telegram это «не провал Роскомнадзора». Однако пользователи соцсетей и мессенджеров восприняли материал с критикой и обвинили издание в размещении «нативной рекламы» Роскомнадзора.

О чём интервью

О стереотипах про сотрудников

Существует стереотип, что в Роскомнадзоре работают некомпетентные люди, но это не так. Просто люди вне ведомства знают меньше, чем сотрудники РКН, и всегда говорят, что во всем виноваты именно мы. На самом деле РКН — только орган исполнительной власти и не принимает самостоятельных решений о блокировке сайтов. Идите ругаться на судью или на прокурора. Мы не можем удалить статью с сайта, мы можем только переслать экспертное заключение МВД и отправить уведомление о том, что информацию нужно удалить.

В Роскомнадзоре не работают злые люди, которые хотят заблокировать весь интернет. Средний возраст сотрудника — около 30 лет. [...] Строгого дресс-кода нет, погоны носить никто не заставляет.

сотрудник Роскомнадзора

Другой стереотип — мол, в ведомстве работают много бывших военных: не могу сказать, что это так, разве что бывшие связисты есть в управлении контроля и надзора в сфере связи. Госструктура — это не военизированное ведомство, где с утра все читают гимн Роскомнадзору.

О взаимодействии с сайтами

Роскомнадзор всегда пытается начать диалог с сайтами и выслушать их позицию. Мы ничего слепо не блокируем, сначала реагируем и коммуницируем. «Википедия», Pornhub или Telegram — это важные ресурсы, и нельзя их просто так закрыть. Когда в апреле прошлого года к нам пришло судебное решение об отмене блокировки Pornhub, все обрадовались, ведь теперь на нас не будут гнать. Занятно, что наш начальник разблокировал Pornhub в православный праздник — Чистый четверг.

О попытках заблокировать Telegram

Конечно, кто-то скажет, что работающий Telegram — это провал Роскомнадзора, но разве мы давали обещание, что Telegram сразу перестанет работать? Этот процесс ведь занимает не один день и не одну неделю. Всё-таки Паша Дуров не самый глупый человек и знает, что на самом деле происходит. Приложение Zello тоже достаточно долго блокировали, и в конце концов Apple удалил приложение из магазина, и оно потихоньку перестало работать (Zello доступен в App Store). С Telegram может случиться аналогичная история, разве что времени и сил у наших специалистов будет затрачено немного больше.

Об отношении государства к безопасности и анонимности

Telegram — удобный мессенджер с классными стикерами, и раньше я ничего плохого в нем не видел. Но Telegram не исполняет закон. А людям вообще пофиг на законы: если им удобно пользоваться мессенджером, они будут его защищать, несмотря на то, что это противоречит здравому смыслу. Если говорить объективно, то ФСБ по праву запрашивало информацию у Telegram, потому что она нужна для расследования преступлений. В чём проблема предоставить эту информацию?

Да, есть тайна личной переписки, есть защита персональной информации, но есть ли она у преступников? Работая в Роскомнадзоре, я понял, что государство между безопасностью и анонимностью всегда будет выбирать безопасность.

О Telegram-каналах IT-специалистов

Telegram-каналы Литреева и Здольникова (Александр Литреев и Владислав Здольников — IT-специалисты — прим.TJ) — это тихий ужас. Они хайпожорят: стали типа IT-экспертами и вещают «страшные сказки» своим читателям. Намеренно ставят всё с ног на голову, причем чаще всего глупо и непрофессионально. В Telegram есть чат «Я люблю ревизор», в котором сидят 600 представителей интернет-провайдеров. И когда выходит очередная статья Здольникова или Литреева, в чате все смеются. Некоторые ещё приходят в чат-флудилку к Литрееву и задают ему вопросы, а он их просто банит.

Об устройстве рабочего компьютера

Главная проблема на работе — старый компьютер, на котором я не могу открыть больше десяти вкладок в браузере, потому что он начнет глючить. Поменять компьютер мне не могут, мы ведь не коммерческая структура, где можно просто так сделать заказ. А ещё у моего компьютера нет колонок — только разъем для наушников в задней стенке процессора. Причем разъём так далеко, что провода наушников хватает, только чтобы слушать звук из-под стола. Я писал служебку, чтобы мне выдали колонки, но в итоге купил удлинитель для наушников и пользуюсь им либо слушаю звук в личном ноутбуке, который таскаю на работу, потому что он работает быстрее.

О коте, которого так и не удалось завести

У нас обычный офис, ничего примечательного. Однажды наши эсэмэмщики хотели завести в здании кота и назвать его Роскотнадзор. Они хотели фотографировать и постить в соцсети, как кот контролирует работу, лежит на документах и так далее. Но не сложилось. Мы занимаем этажи с пятого по восьмой, а под нами, кстати, сидит Нацгвардия — взрослые офицеры в форме. Оупенспейсов у нас нет, все работают в кабинетах по три-пять человек, причём время от времени в каких-то кабинетах делают ремонт.

О слухах про отставку Жарова и руководстве Роскомнадзора

Сан Саныч (Александр Александрович Жаров — глава Роскомнадзора — прим.TJ) и его четыре зама — стратеги и просто очень серьёзные люди, они ведь принимают основные решения и отчитываются перед Минцифрсвязи. Но они всё равно живые, в них есть доля заинтересованности и азарта. Я не слышал о том, что они согласовывают свои решения с администрацией президента, но теоретически такое может быть.

Меня удивила новость, что Жаров остается на своем посту: в нашем ведомстве о его уходе никто даже не думал. Этот инфоповод искусственно создавался Telegram-каналами типа «Караульного» и прочей ерунды. От каналов, которые писали про отставку Жарова, сразу можно отписываться.

О трудоустройстве в Роскомнадзор

На четвёртом курсе университета нам предлагали пройти практику в разных ведомствах, среди которых был и РКН. Стажировка была довольно формальной: мне давали задания типа «собери и отнеси документы», «найди что-нибудь в интернете и распечатай». Роскомнадзор меня ничем не удивил: обычный офис, милые добродушные люди 30–35 лет, которые мне говорили: «Ой-ой-ой, студент пришел, ля-ля-тополя». Словом, работа ничем не отличилась от работы в другой любой компании, хотя, наверное, в диджитал-агентствах коллектив был бы помоложе и все бы панибратствовали, а тут всё-таки работают чиновники, поэтому они немного серьёзные.


На пятом курсе я увидел у них на сайте вакансию эксперта по работе с обращениями граждан и госорганов. Подумал, раз стажировался у них, можно и работать пойти. Конкурс был десять человек на место, а на собеседовании в основном спрашивали про знание законов. Еще было тестовое задание, но я уже и не помню, что в нём было. Вообще, мне понравилась сфера деятельности, в которой работает ведомство: связь, СМИ и интернет — это всё сейчас актуально. К тому же вы сами знаете, как мы тут веселимся.

О процессе блокировки сайтов

Любой сайт, который нужно заблокировать, мы помещаем в реестр запрещенных сайтов. Операторы и интернет-провайдеры загружают выгрузку из реестра каждые 12 часов, и запрещённые сайты автоматически блокируются. Да, бывали прецеденты, когда заблокированный сайт менял свой айпишник на другой и подставлял другой сайт или сайт РКН. После этого все как раз писали: «Ха-ха, Роскомнадзор заблокировал сам себя, ха-ха, криворукие». Не знаю, как это комментировать, это просто подстава.

[...]

А сайты мы блокируем только по обращению судов и уполномоченных на то органов РФ. Только на основании их решений мы можем внести интернет-ресурс в реестр и заблокировать. Никто из сотрудников РКН не ищет пропаганду наркотиков или суицида в интернете. Обычно такие вещи выявляет какой-нибудь прокурор в ходе мониторинга. Потом он обращается в суд, который и говорит нам заблокировать сайт.

О Твиттере Роскомнадзора

Четыре года назад наша пресс-служба завела официальный аккаунт РКН в соцсетях, и это был первый опыт ведомства выйти в горизонтальную плоскость общения и начать общаться с людьми простым языком. Я обрадовался, когда появился твиттер и иногда даже помогал нашим эсэмэмщикам. [...]

Одна из самых громких удачных медиаисторий связана с блокировкой PornHub. Решение принял суд — а нам, что поделать, надо его исполнять. Мы внесли ссылку в реестр и написали об этом в соцсетях. Вскоре нам ответил официальный аккаунт PornHub, который предложил в обмен на разблокировку предоставить сотрудникам Роскомнадзора десять премиум-аккаунтов. Мы им написали, что не торгуем российской демографией.

Был у нас и неудачный опыт общения в соцсетях. В 2016 году ребята решили написать «пирожки» (это такие четверостишия, в которых три строчки в рифму, а четвертая нет). В итоге три или четыре «пирожка» были касаемы детской порнографии: про лолей, цп в лс и так далее. А начальство, мягко говоря, не хотело поднимать это тему ни в каком контексте. Да, мы массово и тихо блокируем детскую порнографию, и, по чесноку, лучше об этом ничего лишний раз не говорить, тем более в юмористическом ключе. Через часа два все «пирожки» были снесены, и было слышно, что на этаже у руководителя кто-то разговаривает на повышенных тонах. После этого эсэмэмщиков попросили вести соцсети более сдержанно.

О давлении на Роскомнадзор

Конечно, до меня и других сотрудников РКН доходят негативные комментарии относительно нашего ведомства, но я к ним отношусь с иронией. В интернете всегда много оскорблений — там никогда не будет позитива в отношении государственного органа. Только если его расформируют.

Насмешки со стороны знакомых из-за моего места работы бывают, но если им объяснить все про нашу работу, они успокаиваются. Родители нейтрально относятся, но им нравится, что РКН пытается бороться с гадкой информацией. Ведь 90% того, что мы блокируем, — это ужас и страх, который лучше глубоко спрятать и никому не показывать.

Реакция соцсетей

Пользователи соцсетей восприняли интервью скептически, обвинив его героя и остальных сотрудников Роскомнадзора в технической некомпетентности. Издание обвинили в ангажированности и размещении «нативной рекламы» ведомства.

Наибольшее внимание привлекла реплика про «разъём для наушников в задней стенке процессора»:

Некоторые Telegram-каналы пошутили по поводу первой фразы в интервью:

#роскомнадзор #медиа #соцсети

Спасибо за наводку Oldfag TV
{ "author_name": "Mayya Gavasheli", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u043e\u0441\u043a\u043e\u043c\u043d\u0430\u0434\u0437\u043e\u0440","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430","\u0441\u043e\u0446\u0441\u0435\u0442\u0438"], "comments": 86, "likes": 70, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "72814", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]