Roman Persianinov
22 664

Алкоголь, вечеринки и кодинг: неизвестные истории о первых годах работы Facebook

Приключения разработчиков в годы, когда понятие социальных сетей только зарождалось, а Цукерберг приходил на деловые встречи в тапочках.

Поделиться

В избранное

В избранном

19-летний Марк Цукерберг в Пало-Алто, 2004 год. Фото Скотта Била (Scott Beale)

10 июля 2018 года писатель Адам Фишер (Adam Fisher) выпустил книгу «Долина гениев» (Valley of Genius), повествующую о талантливых выходцах из Кремниевой долины. В ней Фишер не рассказывает о происходившем своими словами — вместо этого книга состоит из историй непосредственных участников событий. Один из разделов издания посвящён первым годам развития Facebook и его создателям — молодым людям, мечтающим об «интернет-господстве».

Кремниевая долина без соцсетей

Благодаря художественному фильму «Социальная сеть» все более или менее в курсе, что после гигантского успеха Фейсбука (тогда ещё TheFacebook.com) в Гарвардском университете команда Цукерберга отправилась в Кремниевую долину. На дворе стоял 2004 год, и среди калифорнийских IT-специалистов сформировалось мнение, что «золотая интернет-лихорадка» закончилась: рынок уже поделили, и больших открытий ждать не стоит.

Марк Пинкус (Mark Pincus), который позже вложит в Facebook деньги и станет сооснователем крупной видеоигровой компании Zynga (FarmVille), полагал иначе. Интернет 2000-х казался ему местом, с помощью которого можно обзавестись связями, друзьями и хорошей работой. Для этого всего нужна была лишь точка входа. В тот же год открылся Friendster — по сути, первая социальная сеть в мире, которая через год уступила MySpace.

Цукерберг и один из основателей Facebook Крис Хьюз в мае 2004 года. Фото Getty

Несмотря на растущий успех MySpace, социальные сети всё ещё оставались весьма ухабистым способом заработать. До встречи с сооснователем Napster Шоном Паркером Цукерберг слабо представлял, как можно заработать на Фейсбуке. Спустя два месяца после их знакомства Марк снял дом в Калифорнии, который по случайности находился рядом с жилищем Паркера. По его словам, в то время у Цукерберга и команды было два состояния: либо они работают, либо делают перерыв, чтобы отдохнуть и снова работать. Студенты почти никогда не выходили из дома, разве что в кино.

Гостиная стала своеобразным офисом, заполненным мониторами и расписанными досками. Какого-то конкретного рабочего графика или режима сна у команды не было. Новых людей набирали просто — Цукерберг приглашал их на вечеринку, угощал марихуаной и параллельно обсуждал план работы. «В какой-то день мы сидели и просто поняли, что не вернёмся к учёбе» — вспоминает Марк.

Офис, ставший домом

Популярность Фейсбука росла, а с этим повышался и интерес инвесторов. Цукерберг и команда были слишком заняты кодингом, чтобы уделять время встречам, и этим вызвался заниматься Шон Паркер. В фильме «Социальная сеть» его в исполнении Джастина Тимберлейка показывали как спортивного и стильного парня. На деле это был худощавый и не особо привлекательный юноша, утверждает знакомый Паркера уличный художник Дэвид Чо.

Паркер и сам это понимал, поэтому первым делом сменил причёску, записался в спортзал и купил дорогой костюм. Этого, плюс его личное обаяние, оказалась достаточно для успешных встреч с инвесторами. Большую роль играл «эффект Фейсбука»: Цукерберг мог прийти на встречу в толстовке, шортах, тапочках и положить ноги на стол, но всё это уходило на второй план, когда люди видели страницу социальной сети.

Заглавная страница Фейсбука в 2004 году

В 2004 году в Фейсбуке могли зарегистрироваться лишь студенты нескольких колледжей, но этого вполне хватало. Люди доверяли детищу Марка гораздо больше чем MySpace или другим конкурентам: пользователи указывали настоящие имена, домашний адрес и номера телефонов. В те годы такая открытость казалась чем-то сверхъестественным.

Лето 2004 года, которое команда Цукерберга провела в калифорнийском доме за работой, сыграло важную роль в развитии проекта. К концу года Марк и другие основатели Фейсбука уделяли кодингу и развитию больше времени, чем когда-либо. В это же время Паркер продолжал выстраивать репутацию компании на рынке и предложил сотрудничество Дэвиду Чо. Тот уже заработал репутацию профессионала уличного искусства, поэтому запросил 60 тысяч долларов за то, чтобы расписать штаб-квартиру Facebook в Пало-Алто.

Дэвид Чо. Фото Facebook

«Мне было плевать на Фейсбук. Нужно было иметь электронную почту колледжа, чтобы попасть туда. Но я любил рисковать, Поверил в Шона», — говорит Чо. Он взял оплату за работу в акциях компании: семь лет спустя, в 2012 году, общая стоимость этих акций достигла 200 миллионов долларов.

В феврале 2005 года команда впервые увидела штаб-квартиру. Она располагалась на втором этаже, и, поднимаясь по лестнице, нельзя было не обратить внимание на изображение на стене. Её украшала полуобнажённая девушка с большим бюстом верхом на гигантском бульдоге, из пасти которого сочилась кровь. В туалете появилось изображение двух обнимающихся и целующихся девушек, а первый специалист компании по кибербезопасности Макс Келли (Max Kelly) работал у стены с изображением людей, занимавшихся сексом.

По углам штаб-квартиры лежали одеяла, на полу были разбросаны коробки с видеоиграми, игрушками и лего. У стены стояли несколько диванов для тех, кто ночевал прямо в офисе. Впрочем, порой кто-то засыпал за столом или под ним, так как обширный бар с алкоголем неподалёку пользовался популярностью.

В офисе часто выпивали. Порой утром я заходил туда и слышал, как под открываемой дверью скрипят банки из-под пива, которым пропахло всё помещение.

Эзра Каллахан
один из первых 20 сотрудников Facebook

В первые месяцы после переезда сотрудники не могли разобраться с входной дверью: она автоматически открывалась каждый день в девять утра. Чтобы никто не украл вещи, команда выбирала добровольца, который приходил раньше всех и сторожил офис до прихода остальных. В основном сотрудники приезжали в штаб-квартиру к полудню, а к вечеру могли устроить вечеринку с выпивкой. В какой-то момент в офисе начали складываться пары.

Порой руководители вроде Макса Келли заходили в офис ближе к вечеру со словами: «Слушайте, как мы сегодня будем нажираться», — и команда дружно шла в бар. Как вспоминают сотрудники Facebook, такие вечера не всегда заканчивались попойками — иногда работники просто обсуждали будущее, делились идеями о развитии компании и свободно критиковали руководителей, сидящих напротив.

«Расслабленные дни» часто сменялись бессонными ночами. Работа наваливалась в таком количестве, что на отдых у сотрудников оставалось лишь несколько часов. О выходных и отпуске речи не шло. По словам Цукерберга, такую самоотверженность костяка компании легко объяснить: им, молодым и беспечным людям, нечего было терять. «Молодые люди просто умнее», — дополняет Марк.

«Господство»

Как и в 2004 году, лето 2005 года принесло для проекта большие изменения. Цукерберг собрал команду и объявил, что грядёт редизайн. В первую очередь это касалось фотографий и новостной ленты. До её появления, чтобы увидеть обновления у друзей, нужно было постоянно заходить на их страницы. Понятия «альбомов» не существовало, и порой люди ежечасно меняли заглавную фотографию в профиле — это был единственный способ поделиться новыми кадрами.

Когда сервис только запустился, команде пришлось поволноваться: вместо снимков с друзьями один из пользователей загрузил в альбом все стилизованные обои Windows. На секунду сотрудникам показалось, что они не сумели донести до людей смысл функции, но затем всё начало работать как надо. Сотрудники Facebook признают — успех раздела «фотографии» заключался в возможности отметить людей.

Сложно подавить любопытство, когда человеку приходило уведомление в духе: «Кто-то загрузил вашу фотографию в интернет».

История с введением новостной ленты (тогда известной как «Что новенького?») оказалась более масштабной. Лента запустилась в октябре 2005 года и сразу вызвала неоднозначную реакцию: функция отслеживала и сообщала о каждом действии пользователя вплоть до изменения статуса или удаления фотографии. Все словно стали знать всё обо всех, но никому это не понравилось. Фейсбук начали обвинять в нарушении приватности, словно бы социальная сеть рассказывала о людях те вещи, которые они не хотели афишировать.

Начался бунт: пользователи угрожали бойкотировать сервис, организовывали петиции и митинговали у штаб-квартиры, так что компании пришлось нанять охрану. «Верните старый Фейсбук» — кричала толпа, маршируя по улице. В социальной сети открыли группу против новостной ленты, в которую за два дня вступило несколько миллионов человек. Ситуация была сложной, так как жалобы на нововведение доносились, казалось, отовсюду. В офисе сотрудники судорожно пытались придумать способ исправить ситуацию и задавались вопросом: «стоит ли нам всё откатить?».

Команде в Пало-Алто пришлось пережить несколько тяжёлых дней, а в это время Цукерберг находился в своём первом туре по Европе. Сотрудники немного скорректировали приватные функции ленты и попросили пользователей потерпеть. Это сработало — вскоре возмущённые разошлись по домам, а статистика по пользованию новостной лентой росла.

Цукерберг в штаб-квартире Facebook в Пало-Алто, март 2006 года. Фото Елены Дорфман

Два года — столько потребовалось команде Цукерберга, чтобы получить от Yahoo предложение о покупке Facebook за 1,2 миллиарда долларов. Как вспоминают тогдашние сотрудники, это было невероятное предложение, от которого, казалось, невозможно отказаться. В одночасье все оглянулись: Napster, Friendster и MySpace — все эти стартапы некогда тоже были на пьедестале, но всё закончилось печально. Многим казалось, что предложение Yahoo — это шанс уйти красиво на пике могущества.

Один из основателей Facebook Дастин Московиц и Шон Паркер были уверены, что сделка с поисковым гигантом закончится трагедией для всего проекта. Паркер утверждал, что 90% всех подобных слияний приводят к провалам. Финальную точку в раздумьях поставил случай — акции Yahoo неожиданно упали в цене, поэтому компании пришлось снизить своё предложение до 800 миллионов долларов. По словам Марка Пинкуса, для Цукерберга это дало возможность выйти из ситуации: он не хотел отдавать проект, но отказаться от 1,2 миллиарда долларов куда сложнее, чем от 800 миллионов.

В то время в штаб-квартире часто слышался неофициальный слоган Facebook — «господство». Он же звучал в офисе в тот день, когда команда буквально разорвала и потопталась на контракте с Yahoo. Многие IT-ветераны отнеслись к этому решению с большим уважением, в том числе Стив Джобс.

Я восхищён Марком Цукербергом. Я с ним почти не знаком, но уважаю его за решение не продаваться — за желание создать компанию. Я это очень уважаю.

Стив Джобс
основатель компании Apple

#истории #facebook

Статьи по теме
«Одно устройство»: фрагменты из книги о неизвестной истории создания iPhone
Сайт сатирических новостей The Onion вышел на тропу войны против Цукерберга. У него падает трафик с Фейсбука
Четыре доказательства, что Марк Цукерберг — не живой человек (и опровержение от него самого)
{ "author_name": "Roman Persianinov", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","facebook"], "comments": 18, "likes": 57, "favorites": 30, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "73485", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]