Сергей Звезда
16 955

Личные итоги ЧМ-2018: каким запомнился первый Чемпионат мира по футболу в России

Редакторы TJ о том, что вышло хорошо или совсем не получилось на мундиале.

Поделиться

В избранное

В избранном

18 июля — это уже второй день без Чемпионата мира по футболу в России. Редакторы TJ весь прошедший месяц рассказывали о происходящем вокруг ЧМ-2018 и даже посетили некоторые матчи. Теперь мы делимся личными итогами мундиаля — что мы заметили и пережили, почувствовали и запомнили, на что обратили внимание и чем остались недовольны.

Роман Персианинов

В день матча России с Испанией мы с друзьями решили сыграть в футбол. Наверняка, со стороны это выглядело весьма комично: группа 20-летних парней вышла в пять утра воскресенья на дворовую площадку с почти сдутым мячом. Но это был своего рода символизм: словно таким образом мы поддерживаем российскую сборную.

Мы смотрели матч с самого начала и до конца, толком не отходя от телевизора. В доме не очень плотные стены, поэтому, когда Акинфеев отбил последний пенальти, мы отчётливо услышали радостный крик и топот соседей сверху. А они — наш.

Тюмень — относительно небольшой город. Много улыбающихся и шумных людей на улицах здесь можно встретить в лучшем случае несколько раз: на 9 мая, в День города и накануне Нового года. Тем удивительнее выглядела Тюмень после матча: машины не переставали празднично сигналить, люди шумели, улыбались и с искренней гордостью кричали: «Россия!». К полуночи на набережную, главную достопримечательность города, стянулись сотни людей.

Кто-то забрался на небольшой знак в форме сердца «Я люблю Тюмень» и зажёг файер, кто-то стал обниматься на мосту, где запускали фейерверки, а кто-то скандировал «Россия», тряс флагами и водил хороводы на проезжей части. В ту ночь грустно было смотреть только на редких хмурых людей, старающихся держаться от празднующих как можно дальше. Оправдывать это равнодушием к футболу не получается, ведь тот день стал национальным праздником.

Я никогда не видел Тюмень более счастливой. Возможно, последний раз нечто подобное происходило в 2008 году, когда Россия обыграла Голландию. То есть, десять лет назад. Надеюсь, нам всем не придётся ждать ещё десять лет, чтобы найти повод вновь выйти на улицы такими счастливыми.

Евгений Кузьмин

Иногда кажется, что Чемпионат мира на один месяц охватил всю Россию, но это совсем не так. Сибири и Дальнему Востоку праздник футбола не достался из-за расстояний, поэтому я, житель Красноярска, большую часть турнира наблюдал со стороны. Русские девушки с иностранцами на Никольской, выпитые болельщиками запасы пива в Нижнем Новгороде, нападение мошки на англичан в Волгограде – всё это было вроде не так уж и далеко, но в то же время не сильно отличалось от того, как я смотрел ЧМ в Бразилии или ЮАР. Фанзон с экранами, кстати, тоже не было.

Но города, которым не достались матчи мундиаля, просыпались на играх сборной России. Тогда уже было понимание, что всё это про нас и, главное, для нас. Потому что изначально казалось, что быстро вылетим из группы и будем смотреть, как всё делают для иностранцев.

На матчах я так и не побывал, но приехал на полуфиналы и финал в Петербург и Москву. Хотелось прочувствовать атмосферу и прикоснуться к событию, которое уже вряд ли повторится в родной стране при нашей жизни. ЧМ-2018 не изменит Россию. А вот людей, которые пели с хорватами, танцевали с колумбийцами и играли с бразильцами в мяч на Красной площади – вполне может.

Кто-то полюбил спорт, кто-то понял, что иностранцы — это не люди с другой планеты, кто-то ни о чём не думал и веселился. Главное не терять полученную энергию, а во что-то её превратить.

В последний день в Москве я видел людей из разных стран с плакатами «Спасибо России». Наверное, теперь наша очередь сказать спасибо им и жить с этими воспоминаниями.

Майя Гавашели

До Чемпионата мира-2018 я не смотрела футбол серьёзно и основательно, но этим летом я увидела два последних матча российской сборной от начала и до конца. И пусть я не стала футбольным фанатом, но в тот момент не удержалась и не смогла пропустить общий праздник.

За матчем с Испанией я наблюдала в московском баре, но и там получилась крутейшая атмосфера. Радость за сборную после почти двух часов переживаний — это непередаваемое чувство. Улицы после победы, где все сигналят, кричат и радуются, действительно стоило увидеть.

После не менее напряжённой игры с Хорватией стало грустно и обидно, но в целом не возникло желания обвинять нашу сборную — ребята действительно достойно выступили. И мне очень приятно видеть, как в соцсетях нашу сборную не ругают за поражение, а выражают ей благодарность и гордятся.

За весь Чемпионат я лишь раз помогла иностранным болельщикам — в аптеке у дома. Немного странный опыт, ведь я помогла им купить лекарства и объяснила, как у нас обстоит дело с отпуском медикаментов по рецепту. К сожалению, на прославившейся Никольской я побывала, когда там гуляния болельщиков уже поутихли, но всё же застала немного веселья. Хотя так и не сфотографировалась ни с кем из иностранцев в забавных шапках и с флагами.

Дамир Камалетдинов

Я в целом не очень люблю всеобщее помешательство на футболе, поэтому мои впечатления о прошедшем Чемпионате мира трудно назвать положительными. Я не видел ни одного матча даже по телевизору, и ни о чём не жалею.

Самым мощным впечатлением от ЧМ для меня оказались люди, приехавшие в Россию из других стран. Зная, как ведут себя многие российские болельщики, я ожидал, что на турнир приедут примерно такие же люди, только говорящие на другом языке. Я рад, что мои ожидания не оправдались: иностранные фанаты, с которыми я общался, были невероятно добрыми и жизнерадостными. С некоторыми я даже познакомился поближе: например, болельщиков из Мексики и Франции я заселил в старую квартиру через Airbnb.

К моему удивлению, общаться с иностранцами было легко, даже несмотря на мой скудный английский. Они излучали поразительное спокойствие и простоту, которыми заражали даже самых угрюмых и недружественно настроенных россиян. По-моему в этом заключается главный, и, возможно, единственный плюс всего ЧМ. Но теперь все уехали, а мы остались в стране, где стадионы еле выдерживают месяц, а фигуры с маскотами воруют с улиц сразу после окончания.

Александр Фаст

ЧМ запомнился необыкновенным ощущением праздника, которое добивало даже до спальных окраин Екатеринбурга. Сложно не улыбнуться, когда после длинного дня идёшь из магазина, а тебе навстречу вываливаются толпы весёлых мексиканцев, заполонивших местные кварталы с хостелами.

Это был первый на моей памяти случай, когда мы регулярно собирались с друзьями для просмотра спортивных событий. Это не обязательно были игры сборной России — приятным зрелищем также стал групповой матч Испании и Португалии.

Когда не попал в дважды перегруженную фан-зону в Екатеринбурге

В силу возраста я плохо помню 2008 и гуляния после победы над Голландией, поэтому волна радости после победы над Испанией была для меня первой. Радость и ********* [удивление] сменились непривычной гордостью и уверенностью в команде.

Правда, эта уверенность оказалась излишней. Я до последнего верил, что сборная России сможет победить Хорватию. Я раньше не отличался особым футбольным болением, но кричал от радости, когда Фернандес забил головой на 115-й минуте.

Когда чемпионат закончился для нашей сборной, было ощущение, что он завершился совсем. Я искренне чуть не пустил слезу, когда писал заметку про извинения Смолова. А потом открыл сайт местного клуба «Урал» и словил себя на мысли, что уже изголодался по футболу.

Анатолий Чиквин

Я веду игры в клубе «Что? Где? Когда» в Нижнем Тагиле. Мы назначили мероприятие на 7 июля задолго до выхода сборной России в ¼ финала ЧМ. Поэтому у игроков образовалась дилемма: как посмотреть матч с Хорватией и при этом не отвлечься от интеллектуального турнира. В итоге сделали полуторачасовой перерыв, чтобы болельщики увидели игру в соседнем зале. Кто бы знал тогда, что перерыв затянется.

Во время матча я выходил на улицу, где от футбола также нельзя было скрыться — из темноты соседних домов периодически доносилось скандирование «Рос-си-я!». Отведённые на ожидание полтора часа закончились, но наша сборная всё ещё отчаянно билась за выход в полуфинал. Большая часть игроков к тому моменту вернулась за столы. Вести игру оказалось почти невозможно: только я начинал задавать очередной вопрос, как громкие вопли из соседнего зала заглушали меня.

Стоит ли говорить, что игроки вместо вопросов считали количество радостных и огорчённых воплей из-за стены, пытаясь понять счёт в серии пенальти. В какой-то момент крики стихли, что как бы символизировало, что наша сборная не одолела хорватов. Неважно, хотели мы этого или нет, любили футбол или не очень – чемпионат мира в этот вечер управлял нашим расписанием и настроением.

Григорий Вольгин

Весь ЧМ я провёл в разъездах — хотелось посмотреть на подготовку городов к приёму соревнований, а также встретиться с друзьями и знакомыми, которых я давно не видел. Дважды был на стадионах, увидев матч Нигерии и Исландии в Волгограде и встречу Португалии и Ирана в Саранске.

Запомнились несколько ярких моментов, например, атмосферная поездка на BlaBlaCar из Воронежа в Волгоград на матч Исландии и Нигерии. Водитель и его друзья распечатали несколько страниц русско-исландского словаря, и всю дорогу учили несколько выражений, а также включали исландскую музыку. Потом мы встретили наших попутчиков около стадиона, один из которых даже обменялся футболкой с фанатом «викингов».

Запомнились и мексиканские болельщики, которые, вероятно, посетили все игры мундиаля (включая те, в которых их команда не играла). Фанаты южноамериканской сборной были одними из немногих, кто первыми подбегал фотографироваться с россиянами. Обычно всё происходило наоборот.

Удивительным образом во всех городах вела себя полиция. Она спокойно и вежливо объясняла иностранцам, как пройти к стадиону или вокзалу, разрешала фотографироваться. Не препятствовала она и распитию спиртных напитков — по крайней мере, я не видел, чтобы за это задерживали. Всегда бы так.

Но самые яркие эмоции за время чемпионата я получил не на стадионе, а в Воронеже, где в компании друзей мы смотрели матч России и Испании. После игры казалось, что весь город вышел на улицы — повсюду раздавались взрывы петард, восторженные крики, все обнимались и улыбались. Пожалуй, Чемпионат мира тем и ценен — он сближает людей. И эти эмоции я запомню навсегда.

Николай Чумаков

Редакторы TJ уже писали, почему им понравилось на Чемпионате мира в России с точки зрения праздника футбола. Но вот в плане организации у меня остались двоякие чувства. Когда я вернулся в родной Волгоград, чтобы посмотреть на матч Англии, то испытал непривычное чувство патриотизма от нового стадиона и улыбающихся иностранцев. Но потом волгоградская администрация почти всё испортила.

От матча Англии с Тунисом, который был одним из первых на ЧМ-2018, многие ждали подвохов с организацией. Сначала всё было в порядке: территорию вокруг стадиона перекрыли, но автобусы доезжали довольно близко, новый стадион казался пустоватым, но был чистым и аккуратным, волонтёры стояли не везде, но по возможности подбегали и давали советы. А сразу после игры я не только пообщался с англичанами и спел о русской водке, но и увидел, насколько вежливыми бывают российские полицейские.

Стадион «Волгоград-Арена» перед матчем Англия-Тунис

Первые проблемы возникли, когда я выходил со стадиона. Организаторы сделали остановку возле торгового центра, до которого идти дольше 25 минут, а шаттлы запустили только в трёх направлениях — аэропорт, вокзал и проспект Ленина. Волгоград, конечно, не Петербург и даже не Сочи, но жители приехали на футбол со всего города и были вынуждены толпиться и толкаться возле автобусов, чтобы просто попасть поближе к дому.

Более того, многие приехали из города-спутника Волжского, но тем, как они попадут домой, никто не обеспокоился. Почему нельзя было поставить больше автобусов? Или хотя бы сделать несколько точек отправления? Местные власти несколько лет хвастаются зарубежными и отечественными автобусами, так где они в момент, когда большинство жителей обратят на них внимание? В том же Сочи запустили около пяти маршрутов с десятками автобусов, которые поочередно заезжали на парковку, чтобы людям не приходилось драться за место внутри.

Трибуны на матче Англия-Тунис перед третьим голом

Было и много других проблем:

Во-первых, Илья Варламов справедливо разнёс местные власти за грязные улицы и заброшенные парки, отсутствие нормальных указателей и разбитый асфальт, а также — за желание местных управляющих запретить снимать или лишний раз проверить портфель. Это запомнится и блогеру, и его зрителям.

Во-вторых, произошла история с развалившейся продольной магистралью и протёкшей крышей стадиона. Меньше двух недель назад я гулял в этом месте и радовался, какой хорошей получилась дорога и как много теперь на Набережной отдыхающих горожан. И впечатление испортилось, потому что кто-то украл, кто-то не уследил, кто-то не проверил. Это запомнится половине рунета.

В третьих, редакторы TJ из Петербурга, приезжавшие в Волгоград на футбол, заметили, насколько Волгоград остался Сталинградом. В центре нет ни одной улицы без военного или советского прошлого, а почти на всех площадях стоят танки или ленины. Конечно, это город-герой, восстановленный с нуля после страшной войны, но когда в городе годами не появляется новых памятников и заметных достопримечательностей — это уже не вопрос истории.

Во многом, это недочёты второго эшелона, связанные с восприятием Волгограда со стороны и мнением о нём в интернете. Но волгоградец внутри меня может сколько угодно радоваться изменениям и чистым дорогам, но для приезжих болельщиков город останется полузаброшенным военным памятником, в котором живут бедные и устойчивые к жаре люди.

Сергей Звезда

Чемпионат мира — это хорошая возможность оторвать задницу от дивана и немного посмотреть Россию. Ещё на этапах покупки билетов твёрдо решил не оставаться в Петербурге и отправился в скромное турне по югу: от Сочи (Испания-Португалия) через Ростов-на-Дону (Бразилия-Швейцария) до Волгограда (Саудовская Аравия-Египет).

Подозреваю, что россияне никогда так много не путешествовали по своей стране, как в июне 2018 года: когда ещё столько москвичей поедет в Саранск, а жителей Екатеринбурга — в Калининград? Кто-то впервые воспользовался самолётом, покинул домашний регион или увидел иностранцев не через телевизор. Если понятие национальной памяти в наших реалиях ещё существует, то этот аномальный месяц перемещений должен отложиться где-то в уголке.

Во время концерта на фан-зоне в Сочи после матча с Аравией

Каждый запомнил, где и как смотрел матч Россия-Испания. Я — на айфоне, пока ехал в поезде из Волгограда в Петербург. Интернет предательски не ловил. Каждый пассажир считал долгом спросить счёт у проводника, но тот, конечно, тоже не знал о происходящем в «Лужниках». Только чудо — и немного расписание РЖД — позволило всем выйти на перрон в Липецке, собраться у смартфонов и увидеть ответный гол Дзюбы. Получилось «словить» и главные моменты серии пенальти, после которой по всему вагону пронеслись крики «Ура» и громкие аплодисменты. Незнакомые люди обнимались и давали друг другу пять. Футбол объединяет далеко за пределами баров и стадионов, и это мне особенно дорого.

Впервые столь крупный футбольный турнир стал для меня праздником не за счёт признанных звёзд, а благодаря сборной России. Тем удивительнее, что Черчесов и команда два года потратили на то, чтобы верить в выход из группы было почти невозможно — невыразительная игра в товарищеских матчах, отсутствие логики в глазах болельщиков и журналистов, видимая пресность состава. Но самоотдача и готовность «умереть» на поле неожиданно подарили два дня торжества и пару недель сумасшедших амбиций («с Францией в финале будет сложно»). У подавляющего числа российских болельщиков была «вторая» сборная — та, за которую он готовился болеть после вылета России. Но когда это произошло, лично у меня потерялась большая часть интереса к ЧМ — а такого со мной не случалось ни на одном международном турнире.

После финала на фан-зоне в Петербурге

Если ЧМ-2018 не подстегнёт жителей России прийти на стадион и поболеть за городскую команду, то пока что больше не способно ничего. Болельщики — это, на мой взгляд, единственная надежда на какую-никакую перезагрузку российского футбола, но пока с ними умеют обращаться только пять-шесть крупных клубов. Несмотря на круто проведённый чемпионат, других предпосылок к светлому будущему вообще нет: остановивший развитие футбола лимит на легионеров, наплевательское отношение властей к детскому и юношескому спорту, несоразмерные мастерству и достижениям зарплаты игроков, фатальное отсутствие частных денег в регионах (многие российские клубы финансируются не спонсорами, а властями, то есть благодаря налогам). Так что я призвал бы болеть и после Чемпионата мира, всё-таки во многих городах есть свой «Ротор» или «Балтика».

Ольга Жигулина

На финал ЧМ-2018 я попала практически случайно, а о том, что иду на матч, узнала за два часа до его начала. Поэтому мне досталась двойная порция адреналина — я неслась в «Лужники» с мыслями, что мой билет вот-вот превратится в тыкву. Но в метро в этот день было здорово — масса фанатов, и французских, и хорватских, которые распевали свои кричалки, размахивали флагами и фотографировались с полицейскими.

Насколько я помню, таких результативных по голам игр не было в финалах ЧМ уже очень давно. Я с самого начала болела за французов и попала во французский сектор, так что уже к концу первого тайма могла подпевать почти всем кричалкам.

Можно было бы сказать, что ливень в конце испортил впечатление, но на самом деле ничего он не испортил. Дождь был действительно очень сильный, я вымокла до нитки за минуту, и очень порадовалась, что не взяла с собой ноутбук (большая редкость, моя семья шутит, что я с ним как с кислородной подушкой). Жалко только, что из-за ливня фейерверк вышел не таким красивым, как мог. Зато пушки с конфетти не подвели.

Порадовала организация — например, в камеру хранения после матча пришлось стоять всего минут семь, хотя очередь намекала на часы ожидания. Но если честно, даже если бы и случились какие-то накладки, я бы их, скорее всего, не заметила. Финал домашнего ЧМ — такое бывает, наверное, раз в жизни.

Никита Лихачёв

Я провёл почти весь ЧМ в Москве — для меня в этот период столица стала городом, из которого было бы очень глупо уезжать в отпуск, потому что можно было пропустить всю движуху. Обычно душный и скучный летний мегаполис преобразился под толпами международных туристов: все улыбались, общались, обнимались, прыгали, выпивали прямо на улицах и пели песни — и далеко не только на пресловутой Никольской улице.

Я помню, как после победы российской сборной над Саудовской Аравией я позвонил папе, чтобы поздравить его с успехом наших футболистов: он, обычно следивший за футболом у экраном телевизора, в этот раз не смог удержаться и поездил по России, чтобы побывать на матчах вживую. Сам я никуда не ездил: атмосферы праздника и так хватало с головой.

Самое сильное впечатление — конечно, матч России и Испании, за которым я наблюдал по дороге из Украины в Россию. Я ехал в машине с семью украинцами, и все болели за Россию: я пытался смотреть трансляцию Первого канала со смартфона, а остальные слушали комментарии по радио «Маяк». Было невероятно нервно — и тем круче было вернуться в Москву и сразу окунуться в атмосферы народного ликования. За всю ночь, что я провёл, блуждая по улицам и барам столицы, я сделал всего пару видео и фотографий, включая эту, на которой какие-то ребята разлеглись на Мясницкой улице на надувном матрасе посреди битого стекла пивных бутылок. Было не до репортажей.

Очень удивила работа полиции. Многие отмечали, что к обеспечению безопасности не было вообще никаких претензий — я не знаю ни об одном сколь-нибудь крупном конфликте. Полицейские действительно крайне лояльно относились к выпивавшим на улицах, мне казалось, в центре города в некоторых местах можно было даже слышать аромат марихуаны — и всем было всё равно. К сожалению, после ЧМ всё это разгулье и лояльность закончатся.

Но были у меня и другие наблюдения о полицейских: в пятницу 13 июля я пытался проехать на концерт Guns’n’Roses к стадиону «Спартак», на котором всё ещё действовали меры безопасности ЧМ, и меня не пустили без пропуска. Но отказавший в проезде охранник в военной форме был настолько вежливым, насколько это возможно: участливо извинился, подсказал, где находится ближайшая парковка. Когда я возвращался пешком и хотел перейти дорогу по подземному переходу, другой охранник предупредил, что переход перекрыт из-за мер безопасности — но тоже сделал это крайне участливо: «Вы же на концерт идёте, да? Извините, здесь пройти нельзя. Пройдите, пожалуйста, ещё 500 метров, там есть открытый переход». Странно, конечно, что приходится удивляться человеческому поведению сотрудников правоохранительных органов, но всё равно это было приятно.

#истории #чм2018

{ "author_name": "Сергей Звезда", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u0447\u043c2018"], "comments": 37, "likes": 45, "favorites": 13, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "73803", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]