Сергей Звезда
9 785

Пять историй о российских журналистах, убитых в Африке

Коллеги и знакомые — об уникальности Джемаля, Радченко и Расторгуева.

Поделиться

В избранное

В избранном

Стихийный мемориал у Центрального дома журналиста. Фото РИА «Новости»

31 июля в Центральноафриканской Республике погибли военный корреспондент Орхан Джемаль, побывавший в Сирии оператор Кирилл Радченко, а также режиссёр, автор проектов «Срок» и «Lenta.doc» Александр Расторгуев. В ЦАР они снимали документальный фильм о наёмниках из «ЧВК Вагнера» и других российских частных военных компаний.

Гибель съёмочной группы стала самым обсуждаемым событием последних дней как минимум в журналистской и околожурналистской среде. Многие коллеги и друзья репортёров не только выразили соболезнования, но и поделились воспоминаниями. TJ выбрал одни из самых показательных историй.

О Джемале: «Рядом шёл бой, а он всё это время был невозмутим»

В 2004 или 2005 году я стажировался в отделе политики «Новой газеты», а редактором там был Орхан Джемаль. Было лето, работать не хотелось, а хотелось с друзьями на речку, но меня отправили на какое-то скучнейшее заседание какого-то комитета Думы. С трудом его отсидев, на речку я всё же сбежал, а на следующий день принес Орхану написанный левой ногой текст. Он прочитал его, вздохнул, сказал: «Садись», — и переписал всё от первой до последней строчки. Стыдно было ужасно, но вот этот урок, что никогда нельзя относиться к работе как халтуре, я запомнил на всю жизнь.

2014 год. Август. На востоке Украины война, российские войска вот-вот то ли возьмут, то ли не возьмут Мариуполь. Орхану звонят из Киева и говорят, что у самой границы с Россией в плен попала группа кировоградских десантников, но их готовы отпустить. Сами украинские военные ехать забирать своих пленных так глубоко в тыл врага боятся. Таксиста, готового на такое приключение, уже тоже хрен найдешь.

У батальона «Азов» нашлась вдруг красная «Нива» с почему-то французскими номерами, за руль которой садится ещё сильно хромающий после ранения в Ливии Джемаль, и мы едем через линию фронта за этими пленными. Приезду русских журналистов из Мариуполя за украинскими пленными удивились и сами пленные, и державшие их ДНРовцы. На обратном пути чуть не разбились, едва не въехав в ночи в подбитый танк, пробили колесо, застряли в поле, репортаж в «Коммерсантъ» я надиктовывал с сельского кладбища, где-то рядом шёл бой, а Джемаль всё это время был невозмутим, будто мы гуляем по московскому Бульварному кольцу.

В феврале мы последний раз подробно говорили, когда «Центр управления расследованиями» только задумался о фильме про «ЧВК Вагнера». Идеи с ЦАР тогда, правда, не было. Обсуждали базу в Молькино, Сирию. Две или три недели назад случайно столкнулись в метро. Поздоровались на ходу, договорились встретиться на чай. Уже не встретимся. Нет никаких сил хоронить коллег.

журналист «Би-би-си» Илья Барабанов
цитата по фейсбуку

О Расторгуеве: «Он ходил по лезвию ножа и заглядывал смерти в лицо»

[Расторгуев снял] «Чистый четверг» — эпос о чеченской войне, снятый в одном вагончике, стоящем в полустанке, где-то там в Чеченской республике, вагончике-бане, где омываются бойцы после боев, готовясь к следующим. Это абсолютно выдающееся произведение. Эти фильмы не были увидены, не были услышаны.

Кстати, картину «Чистый четверг» я продюсировал, ещё когда работал на ВГТРК, на канале РТР. Она даже была рассчитана для показа на РТР. Он поехал снимать в Чечню во время войны, чудом не сел на тот вертолет, который был подбит и упал. Он ходил, так сказать, по лезвию ножа. Он заглядывал смерти в лицо.

Его за эту командировку уволили, он тогда работал, был штатным сотрудником студии «Телефильм» в Ростове-на-Дону, как-то так она называлась. Его уволили, там был какой-то начальник, которому мы писали письма, говорили, что вы совершаете абсолютно низкий и подлый поступок, что вы делаете. Тем не менее он был уволен. [...]

Мы постоянно находились в фазе конфликта, постоянно. Может быть, благодаря этому конфликту он сделал картины, которые правда являются летописью российского смутного времени, в котором нам всем довелось жить, которое, может быть, мы ещё преодолеем. Он уже в нём остался навсегда. Извините, я не склонен возводить всё в пафос, но абсолютно выдающийся художник. Абсолютно выдающийся художник.

режиссёр Виталий Манский
цитата по RTVi

О Радченко: «Он действительно жил съёмкой и погружался в неё с головой»

В тот злополучный день наш внедорожник уходил из засады «Исламского государства», в которую мы попали на подступах к Дейр эз-Зору. Фонтанчики от пуль, всё приближавшиеся к нам, словно говорили, что конец совсем близок. На миг мы встретились глазами и поняли друг друга без слов. Кирилл снова принялся шевелить рычажки управления беспилотником, ведя съёмку с воздуха. Уже после, когда машине удалось уйти из-под огня, он сменил «коптер» на [фотоаппарат Canon] Mark 4 и продолжил работу – так, будто несколько минут назад ничего и не произошло.

Он действительно жил съёмкой и погружался в неё с головой. Да, пожалуй, та мчащаяся по пустыне машина сблизила всех нас ещё больше — вопреки разным взглядам на жизнь и убеждениям. [...]

Редкий оператор любит фотографироваться — видимо, это склад характера, который формирует работа. Он больше следит за окружающим его миром, стараясь не вмешиваться в происходящее. Но после выключения камеры Кирилл мгновенно менялся – в жизни он всегда старался оказаться в центре событий. Тяга к новому, неизвестному, опасности – всё это его привлекало. И, видимо, стало основным мотивом снимать в Африке. К сожалению, мотивом фатальным.

военный корреспондент Anna-news Сергей Шилов
цитата по фейсбуку

О Джемале: «Он был настоящий „наркоман“, который жил только в экстремальных условиях»

В декабре 2011 года я сидел на корпоративе «Известий» и был сильно помят. Всего несколько дней прошло как я вернулся из казахстанского Жанаозена, где взбунтовались рабочие-нефтяники. [...] В результате, постояв на коленях на залитой кровью площади под дулом автомата, а потом поучаствовав в серии допросов, я всё-таки уехал оттуда на следующий день. Но ещё пару месяцев Жанаозен был со мной.

И вот на корпоративе к моему столу прихромал Орхан. У него выдалось приключение пожёстче: в августе 2011 года он был ранен во время битвы за Триполи, почти лишился ноги. В итоге ногу сохранили, хотя она практически не работала, а сам Орхан через несколько месяцев вернулся в Москву. «Лучше бы её отрезали, — пожаловался он, неуклюже сев на стул и посмотрев на свою ногу с отвращением, — Я же теперь инвалид».

Мы разговорились: он рассказал про Триполи, я — про Жанаозен. Он с интересом выслушал, помолчал, а потом сказал: «Ты же понимаешь, что теперь не сможешь без этого?». Я с сомнением на него посмотрел. В тот момент мои ощущения указывали на то, что это последнее без чего я не смогу.

«Не сможешь, это наркотик», — убеждённо продолжил Орхан.

Спорить я не стал. Решил, что со временем станет ясно, кто прав — Орхан или мои ощущения. А потом в последующие годы я узнал Орхана чуть лучше и понял, что правильно поступил, не став спорить — он был настоящий наркоман, который жил только в экстремальных условиях. В остальное время он находился в режиме ожидания — от одной безумной поездки к другой.

Одна история описывает его характер исчерпывающе: в 2010 году он работал в Newsweek и руководство не отпускало его в Сомали под предлогом того, что это слишком опасно. Тогда он взял отпуск и поехал туда самостоятельно. В итоге провёл несколько дней в местной тюрьме по подозрению в причастности к деятельности исламистской группировки «Аль-Шабааб». И все же написал об этом текст для Newsweek.

И мне кажется, он делал это не столько для читателей — парадоксальным образом самые рискованные журналистские работы не привлекают массового читателя, им неинтересно читать про диковинные страны, где вечно льётся кровь. Думаю, он делал это в первую очередь потому, что просто не мог не делать.

Очень жаль, что его не стало. Как и двух его спутников — я их лично не знал, но это неважно. Но я думаю, что в отличие от них, Орхан уже много лет как был готов к такому исходу. И принимал его в расчёт как неизбежный риск — плата за собственную неуемную тягу к опасности.

корреспондент RT Митя Евстифеев
цитата по фейсбуку

О Расторгуеве: «Следователи давили на него, но он ничего не отдал»

Мы познакомились с Расторгуевым в 2012 году, когда он готовил фильм «Срок» о протестах в России. Он много работал со мной. Самый, наверное, напряжённый день был, когда он «прикрепился» ко мне 6 мая на Болотной площади (день акции «Марш миллионов», которая привела к «болотному делу» — прим. TJ).

Вокруг полицейские избивали людей, распыляли газ, но Саша совершенно невозмутимо фиксировал происходящее на видео, оказавшись в эпицентре столкновений. Позже следователи давили на него, чтобы он передал файлы и у силовиков появились дополнительные улики против активистов. Расторгуев ничего не отдал. Он был одним из самых талантливых документалистов страны, удивительно порядочным и скромным человеком. Мысль о его гибели не укладывается в голове.

политик Илья Яшин
цитата по фейсбуку

#истории #цар #медиа

Статьи по теме
Что известно об убийстве трёх российских журналистов в Африке
Как написать про фильм о группе Вагнера, если ты государственное СМИ
{ "author_name": "Сергей Звезда", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u0446\u0430\u0440","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430"], "comments": 10, "likes": 49, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "74507", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]