Vitaly Fandeev
434
Блоги

Милой дочке. Ожившая сказка парка Милочер

Моя девушка сжала мою руку и старается не смотреть в иллюминатор. Там – море. Не внизу море, а вообще во всем обозримом пространстве – только море. Ни неба, ни земли. Кажется, еще немного и крыло рассечет водную гладь, оставляя след не волнах.

Поделиться

В избранное

В избранном

- Кажется мы сейчас зачерпнем крылом воду, - говорит она, стараясь дышать ровно.

Я смотрю в иллюминатор по другую сторону прохода.

- Впереди гора. Мы летим в гору!

Кто бы мог подумать, что «немного потрясло в конце», встречающееся в каждом втором отзыве об авиакомпании – это не о турбулентности. Просто природный ландшафт и воображение отдела аэронавигационного обеспечения таковы, что маневры, выполняемые самолетом при заходе на посадку, заставляют много раз задаться вопросом зачем нас вообще сюда понесло.

Между тем, самый простой способ оказаться в Черногории – не успеть оформить визы в Италию.

Впрочем, наплыв дел в последние месяцы был такой, что мы не успели вообще ничего: ни изучить страну, в которую летим, ни составить план действий на месте. Поэтому мы просто просыпались в уютной двухкомнатной квартирке в Бечичи с видом на море, не торопясь завтракали, шли на пляж, пережидали полуденный зной за ноутбуком и работой, а вечером отправлялись изучать окрестности.

В отсутствие плана и желания его составлять, мы прибегли к самой простой логике прогулок. В первый день мы пошли направо. Направо обнаружился арт-тоннель, ведущий в Будву, разрисованный санкционированными и не очень граффити. Собственно, в тоннеле еще были картины в стиле примитивизма, изображающие пейзажи Черногории (те, что в рамах) и вольные вариации всем известных мировых полотен (те, что прямо на стенах).

На самом деле, я не сильно разбираюсь в стилях изобразительного искусства, просто слово примитивизм – как-то очень хорошо отражает арт-составляющую тоннеля. Сразу за тоннелем следовала длинная набережная, заканчивающаяся у старого города. Нет, не так. У Старого города.

Это была моя вторая поездка заграницу и первая – в направлении Европы, поэтому я не знаю, как там на самом деле у европейцев всё устроено. В Самаре старый город – это район с наиболее разваливающимися зданиями. В Черногории Старый город – это хорошо отреставрированная часть города (то есть это то, что пару веков назад и было городом), отделенная крепостной стеной и внешне полностью сохранившая свой старинный облик: узкие мощеные улочки, каменные стены в пару этажей, деревянные ставни. Если вы к этому не готовы (а мы были не готовы), если вы не видели фотографии этих мест в интернете (а мы не видели), то в первый момент, шагнув из современной многолюдной набережной за крепостную стену, вас может посетить радостная мысль, что визы в Италию вы все же оформили вовремя. По крайней мере в моем представлении она должна выглядеть именно так.

Первые этажи полностью занимают магазины и кафе, а верхние – жильцы. Этот факт для нас был, возможно, даже более удивительным, чем само наличие в случайной Черногории островка желанной прекрасной старинной Европы. За этой крепостной стеной, в этих квартирках, чьи окна выходят на узкие каменные мостовые, живут люди. То есть просыпаются по утрам, пьют кофе, слушают радио, готовят ужин вечерами. Я был уверен, что такая потрясающая красота, наполненная атмосферой прошлого, может служить только музеем. Пожалуй, это была самая приятная ошибка в моей жизни.

Впрочем, речь не о Будве.

Следуя логике, отлично зарекомендовавшей себя в первый день, во второй день мы отправились налево.

Налево была набережная. Особенность ли это только Черногории или большинства приморских стран, набережная здесь не прерывается границей населенных пунктов. То есть ты идешь и понимаешь, что ты уже не в Бечичи, а в Рафаиловичах только по названию пляжа на соответствующей табличке.

Мы шли долго. Час мы шли по набережной. Первое озарение, настигшее нас в этой прогулке: наибольшая солнечная активность не заканчивается в 16.00. Второе: вода лишней не бывает. Воду мы приобрели в ближайшем супермаркете, а солнце пришлось терпеть.

Набережная представляла из себя больше торговую зону, чем прогулочную. Очень много кафе и ресторанов, магазинчиков с сувенирами и пляжными принадлежностями, людей. Прогулка не была неторопливой и размеренной, скорее мы стремились выбраться на более просторный участок. Так мы дошли до тоннеля.

В отличие от будванского он не был «арт» и даже не был освещен. Местами. Ощущения интересные: гулко, темно, чьи-то голоса вдалеке, ну и свет в конце тоннеля, конечно.

Сразу за тоннелем, вопреки ожиданиям, оказалась не маленькая Италия, а продолжение набережной, судя по табличке - Каменово. Набережная заканчивалась ничем, пути дальше не было, и мы решили подняться вверх по лестнице в конце пляжной полосы. Слово «лестница» здесь призвано скорее отразить смысловую нагрузку архитектурного сооружения, чем описать его. Никакой лестницы там, конечно, не было. Были остатки старых каменных ступеней, расположенные по загадочной траектории, не оборудованные перилами.

Ступени привели нас на территорию заброшенного санатория, судя по виду, советских времен. Заброшенного от слова совсем. Едва заметные дорожки густо окаймляли заросли деревьев, травы, кустарников. Проходя мимо построек с провалами вместо окон, хотелось ускорить шаг. Стрекот цикад, едва слышный в начале лестницы, стал оглушительным. Аккуратно огибая фотографирующихся экстремалов, мы вышли на трассу. Дороги дальше не было, но к тому моменту мы уже знали, что впереди полуостров Свети Стефан – визитная карточка страны – нам уже было куда стремиться.

Дорога вдоль трассы заняла минут 10. Увидев железную лестницу, ведущую вниз, к побережью, мы решили ею воспользоваться. Во второй раз за полчаса преодолев густую растительность, пугающее отсутствие прохожих и душераздирающие крики цикад, мы выбрались к морю. Набережная здесь отличалась от прежней: более узкая, вымощенная камнями. Ресторанчики выглядели дороже, да и в целом вид более красивый, отсылающий к той же атмосфере старины. Через 5 минут мы, поднявшись по мостовой, вышли к высоким железным воротам без опознавательных знаков. В будке неподалеку сидел беспристрастный охранник, не обративший на нас никакого внимания.

- Как ты думаешь, нам сюда можно? – спросила девушка.

Я не знал, но маячившая впереди возможность на второй день пребывания познакомится с исправительными учреждениями страны не оставляла выбора. Мы пошли. Медленно. Осторожно.

Вот знаете, если в Старый город ты попадаешь за один шаг – раз, и ты удивленно оглядываешься, не понимая за что тебе столько счастья, то здесь как будто шаг за шагом пробираешься к чему-то заветному, прекрасному. Мы, не сговариваясь, замедлили шаг. С обеих сторон был лес. Не такой лес, какой можно встретить на территории заброшенного санатория. Такой лес, какой нам показывал голливудский продакшн во всех своих знаменитых фэнтези. Тихий, тенистый, с одному Уолту Диснею известной растительностью – мягкой, бархатной травой и деревьями причудливой формы. Тщательно подстриженные кустарники заботливо окружили здание крохотного отеля, по виду – английский особнячок XIX века, и небольшую часть пляжа. Еще несколько шагов по дорожке – и вот он, парк Милочер – моё #местонакарте .

Невозможно передать – ни словами, ни фотографиями – насколько он воплощает наши детские фантазии. Это просто кусочек ожившей сказки из детства.

- Так не бывает, - сказала моя спутница. Или это были мои мысли? Но это действительно было самое сильное чувство в тот момент – невозможности, нереальности окружающей красоты.

Позже мы узнали, что Милочер был излюбленным местом отдыха королевской семьи (пока в Черногории были короли, вероятно), а сейчас здесь размещается летняя резиденция президента. Часть парка отдана под частные владения, а часть доступна для туристов. Мы потом долго спорили о том, честно ли отдавать в частное владение пусть даже кусочек такого живописного островка природы, но в итоге сошлись на том, что именно это позволяет поддерживать его идеальную чистоту и красоту.

… На пустой пляж накатывали высокие волны, чуть выше, где лес обрывался, и земля уходила вниз обрывом, они шумно разбивались о скалы. Мы поднялись и сели на переплетенные корни деревьев у самого обрыва. За поворотом дорожки, усыпанной мягкой хвоей, угадывался Свети Стефан. Нам туда уже было не надо. Мы пришли.

Я даже не помню, о чем мы тогда говорили. Мне кажется – просто держались за руки и старались вместе с воздухом впитать, не упустить волшебство этого сбывшегося сна.

Милочер (с ударением на первый слог) в переводе с сербского по версии черногорских таксистов переводится «милой дочке», по версии Гугла – «красивый риф». Кто знает, но я думаю, что, если у меня когда-нибудь будет дочь, я хотел бы подарить ей такую красивую сказку.

Координаты: 42.262245, 18.891900

{ "author_name": "Vitaly Fandeev", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u0435\u0441\u0442\u043e\u043d\u0430\u043a\u0430\u0440\u0442\u0435"], "comments": 15, "likes": -4, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "75225", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]