Alex Pavljenko
868
Блоги

Село Беглица: фоторепортаж и интервью с жителем края Земли

Лонгрид о том, как я за одну ночь решил собраться и поехать за сто километров от дома, чтобы увидеть одно из самых необычных мест Ростовской области.

Поделиться

В избранное

В избранном

Село Беглица находится в ста километрах от Ростова-на-Дону, на самом краю Миусского полуострова. Это практически на границе с Украиной. Такое соседство сильно отражается на местных жителях, многие из которых разговаривают на суржике — смеси русского и украинского языков. Иногда даже приходится переспрашивать несколько раз, чтобы понять смысл выражения.

Само село мало чем примечательно. Тут всего несколько улиц, которые тянутся вдоль побережья почти на семь километров, перетекая друг в друга. По сути все село и состоит из двух рядов домов, которые расположены по обеим сторонам от улицы-паровоза.

Инфраструктура тут развита плохо, асфальтовая дорога усыпана ямами, а кое-где вообще прерывается на щебневое покрытие. В магазинах не принимают безналичную оплату, а в одном месте на меня посмотрели как на инопланетянина, когда я спросил — можно ли оплатить телефоном? Было забавно.

Архитектура на первый взгляд мало чем выделяется, потому что большинство домов тут были построены в последние 50 лет. Во время СССР местные жители еще как-то пытались сохранять оригинальность и заказывали изготовление резных оконных проемов в итальянском стиле, например (и это действительно выглядит очень красиво), а другие вешали в нескольких местах дома металлические ажурные навесы, которые выглядят просто потрясающе!

Конечно это село не самое бедное место — тут есть и виллы, и коттеджи, да и в целом общий уровень богатства в селе, судя по внешнему виду домов, не низкий. Единственная местная проблема с архитектурой, на мой взгляд, кроется в нежелании/невозможности аборигенов оценить природные богатства, которые находятся в 50 метрах от их домов. При общем желании (или хотя бы понимании окружающей красоты) это село могло бы быть невероятно популярным местом как для любителей активных видов отдыха, так и для тех, кто ценит покой и умиротворенность.

Меня привлекли сюда редкие фотографии высоких утесов, которые выдаются в Таганрогский залив своими носами. Тех фотоматериалов, что я нашел, было более чем достаточно для того, чтобы вызвать у меня непреодолимое желание поехать на этот край света и увидеть всю его красоту своими глазами. Так родилась идея написать большую (возможно свою самую большую и серьезную) статью , включающую интервью с местным старожилом.

Короткое видео, смонтированное поэтапно о том, как я добирался до края света

Я собрался буквально за три часа поздно вечером с 28 на 29 августа и поехал на пригородный вокзал, чтобы доехать до Таганрога, а от него уже отправиться либо на велосипеде, либо на автобусе до Беглицы. Приехав в Таганрог, я понял, что для преодоления 35 километров до села на велосипеде я не рассчитал свои силы, потому что в это время как раз начинало неслабо припекать, а кепку я забыл взять впопыхах.

Поэтому я договорился с водителем небольшого автобуса (по типу ПАЗика, только нового), что он меня возьмет с велосипедом и довезет до Беглицы. А уже там я буду передвигаться на двух колесах. Ехать до села примерно минут 30, но сама поездка по селу растягивается еще на добрый час, потому что дороги тут не ремонтировали наверно со времен Римской Империи, и «НовоПАЗик» то и дело потряхивает, а вместе с ним и людей внутри. В общем, через полтора часа я высадился на самом краю Миусского полуострова и незамедлительно подкатил к краю обрыва, чтобы наконец увидеть море и ту красоту, за которой я сюда приехал.

Утесы над заливом

Честно говоря, момент, когда я подошел к краю высокого обрыва вызвал у меня сразу несколько эмоций. Это и восторг от завораживающего вида, и дежавю от похожей сцены из фильма «Достучаться до небес», и страх от того, что утес, на который я пришел, был буквально на волоске от обрушения из-за своей невообразимой крутости. Я сделал несколько фотографий, записал видео и поспешил отойти подальше от края, чтобы не сорваться вниз.

А внизу было еще красивее, чем я видел на фото. Азовское море самом по себе вообще мелководное, но в этом месте оно поражает воображение: на несколько сотен метров от берега глубина моря составляла всего несколько сантиметров. Определить это я смог по многочисленной орде морских чаек, которые вместо того, чтобы плавать по воде, ходили по ней. Их короткие лапки наверно всего наполовину скрывались под толщей воды. С такой высоты сотни копошащихся на мелководье птиц напоминали муравьев. Только вот они то и дело взмывали в воздух стаями.

Чайки-муравьи

Спустившись на берег, степень моего восторга уже могла посоревноваться по высоте с утесами, которые выпирали в море и начинались рядом со мной и простирались до самого горизонта с другой стороны полуострова. Высотой они примерно с десяти-пятнадцатиэтажный дом.

Кое-где эти утесы обрушились под воздействием морской влажности, ветра и собственного веса, а в других местах ветер очень необычно обточил накренившуюся часть глыбы и сформировал настоящие столбы, наподобие ленских, только из глины и песчаника.

Беглицкие столбы

Выглядело это все конечно очень живописно. Словно какая-то сила воздвигла стену вокруг села, чтобы противостоять морской стихии, а та, поняв, что эту стену ей не преодолеть, ушла в другие края. Обнаженное песчаное дно на удивление чистое и ровное, без ракушек, бутылок и мусора. Кое-где встречаются рыболовные сети, но судя по их состоянию, они были брошены много десятков лет назад, когда вода ушла.

Сам пляж практически белого цвета, состоящий из дробленной белой ракушки. Удивительно, что она именно белая, практически без примесей. Возможно через тысячи лет на этом месте будет красивейший белоснежный пляж, ничем не уступающий по известности нынешним средиземноморским или тихоокеанским.

На нем было бы так приятно проводить время с друзьями, загорая или слушая игру на гитаре на закате возле костра. Я обнаружил следы людей, которые зачем-то раскидали желто-красные маленькие яблоки-дички среди небольших камней. Выглядело это как композиция для импрессионистского шедевра.

Это же шедевр!

К сожалению, тут не все идеально. Это было бы просто невозможно. Поэтому какие-то умники решили раскидать большое количество шин и колес от тракторов как раз на том участке пляжа, напротив которого выходят дома людей. Радует, что это лишь небольшой участок, а в остальных местах дикий пляж очень красивый и чистый.

Также пляж довольно самобытный. Такая необычная компиляция разных обстоятельств сделала ландшафт этого места похожим на нетронутые уголки нашей природы. Настоящий край света. Только у этого края находится крупное поселение людей, многие из которых по-южному простодушны, доброжелательны и смешно коверкают слова, и сами улыбаются, когда им говоришь это. Указывают на близость с другим народом.

У одного из этих людей я решил взять интервью. По большей части я преследовал цель разговорить человека и расположить его к себе, чтобы просто побеседовать о его жизни, узнать его мироощущение, его понимание тех вещей, которые происходят здесь — на краю Земли. Потому что я считаю, что люди здесь, ограниченные с нескольких сторон высокими обрывами и водой, отличаются по мышлению или по характеру мышления от тех, кто может уйти в любую сторону, не встретив преград. Но это отличие не означает ограниченность этих людей. Наоборот, оно приспосабливает их к новым условиям, заставляя искать пути решения вечных вопросов по-своему.

Все дороги ведут к морю

Прогуливаясь по селу, я обратил внимание на тот самый ажурный металлический навес, о котором говорил вначале. Рядом с ним висела табличка, на самом видном месте. Слова на ней были тронуты ржавчиной, но все еще читались: «Здесь живёт ветеран Великой Отечественной войны». Табличка была украшена незатейливыми вензелями и логотипом Армии России. Что было удивительно, потому что, как я думал, этот логотип был создан совсем недавно, в 10-х годах, а табличка выглядела так, будто повидала не одно поколение.

Я решил обратиться к хозяину этого дома с просьбой взять у него интервью, пофотографировать его и его дом, быт. Нечасто встретишь сегодня ветерана. На мой вероломный стук в калитку вышел мужчина лет семидесяти, с головой, похожей на пушистый одуванчик. К моему большому сожалению, ветерана в этом доме я уже не застал. Нынешним летом было ровно двадцать лет, как он скончался. А мужчина этот приходится сыном покойного участника войны и зовут его Андрей Павлович.

Объяснив причину своего появления в селе Беглица Андрею Павловичу, он с воодушевлением вызвался мне помочь, и мы вместе пошли по улице, заходя в дома к соседям-старожилам, которые могли бы рассказать мне свою историю. К сожалению, многие дома мы пропускали, потому что поколения в них сменились уже несколько раз, несколько соседей приехало из других краев, а другие в силу своего преклонного возраста уже не в состоянии поддерживать конструктивный диалог.

Слово за словом, мы разговорились с Андреем Павловичем о его жизни и я решил предложить ему ответить на мои заготовленные вопросы, а также поучаствовать в небольшой лайфстайл фотосессии. Он согласился и предложил пройти к нему в дом, чтобы скрыться от зноя и продолжить беседу за чаем.

Когда вы родились?

В 1946 году, после войны. Тут тогда было село Орлово.

Расскажите каким было ваше детство и что вы запомнили больше всего?

Рос я под надзором родителей. Мать была со мной более строгой, чем отец. Основной обязанностью было припасти корову. Но пасти можно было не везде — например луговина на косе принадлежала колхозу Лакедемоновка. И она строго охранялась.

Почему там нельзя было пасти корову?

Вот так все было ограничено и поделено. Луговина охранялась объезчиком на лошади. Помню один момент, когда мы пошли с ребятами на луговину, а объезчик приехал и начал нас гнать. Нас защитил старичок Егор Васильевич, местный житель, который побил объезчика нагайкой.

Дальше уже пошло проще. Было разрешено пасти коров на луговине. Был пастух, который собирал стадо. А нам, мальчикам, нужно было нарвать травы на вечер для коровы. Было такое, что ребята вместе с травой рвали еще и кукурузные початки. Воровали так. Но я не делал этого никогда. Объезчик отбирал велосипеды у воришек, затем ребята приходили домой и плакались родителям, а им потом приходилось возвращать велосипеды путем договора на том условии, что мальчишки туда больше не сунутся.

Помню еще, что было сложно топить печь зимой. Уголь был в большом дефиците. Это потом уже его стали возить с Донбасса, а обычно топили кизяками или перекати-полем. Тяжело было. Сейчас легче.

Можете рассказать о традициях, которые соблюдались в вашей семье? Какие праздники отмечали?

Родители были очень верующими. Отмечали церковные праздники. И я сейчас стараюсь соблюдать традиции.

А как при коммунистах в селе относились к тому, что ваши родители были верующими?

В поселке все были верующими.

То есть их не гоняли?

Нет. Я не помню, чтобы гоняли. Просто вот церковь в Лакедемоновке (более крупное село неподалеку от Беглицы, — прим.) закрыли. Устроили там зернохранилище, склады. Восстановлена она была только после развала в 90-х.

Церковь в Лакедемоновке. Фото: Шуров Олег

Что вам больше всего запомнилось из школьной жизни?

Помню сижу я на уроке весной 1961 года. У нас в классе была примерная девочка — отличница, никогда не опаздывала, а тут ее нет и нет. Уже пол урока прошло, а ее все нет. Это было что-то невероятное. Как вдруг она забегает в класс, волосы лохматые, запыханная, и кричит: «Друзья-товарищи! Сегодня наш соотечественник Юрий Гагарин стал первым человеком в космосе»! Вот так (смеётся).

Еще помню один момент. Это сейчас принято так, что утром надо позавтракать, а тогда есть было особо нечего. У нас возле школы был амбар, куда привозили макуху (жмых — для прикормки рыб, — прим.). Это были прессованные зерна подсолнечника. Так мы были настолько голодными, что просили в этом амбаре брикеты макухи и ходили облизывали их.

А на что это похоже по вкусу?

Похоже больше всего на козинаки, только там целые семечки, а в макухе в основном шелуха была, потому что когда отжимали семечки, масло сливали, а сухой остаток спрессовывали и он шел на корм скоту, птице. Но нам все равно хотелось.

Еще сахар рафинад любили сосать как леденцы. Иногда давали монпансье в баночках. Одного леденца монпансье хватало на семь стаканов чая (смеётся). Все было очень экономно.

При Хрущеве было тяжело вообще. Всё облагалось налогами, скот. Люди отказывались от коров своих. А потом при Брежневе стало легче.

Помните ли вы жизнь при Сталине? Вам было 7 лет, когда он умер.

Да, народ тогда плакал. Помню как раз в тот год радио провели и новость об этом объявили именно по радио.

Как к нему относились помните?

Не могу сказать. В памяти осталось высказывание «народ плакал». Расскажу тебе один момент. Когда тут строили дом, родители пригласили столяра, чтобы он сделал нам резные оконные рамы в итальянском стиле.

Столяр практически ничего не ел, потому что у него был больной желудок. При Сталине он попал под репрессии и был отправлен в лагерь. И вот он тогда Сталина проклинал, а мне было страшно.

Чего именно вы боялись?

Я боялся, что этот человек может вот так судить о вожде. 1961 год, тогда наверно не развенчали еще культ личности (культ личности Сталина был развенчан Н. С. Хрущевым в своем докладе на XX съезде КПСС в 1956 году, — прим.). Не помню точно когда его развенчали. А мне тогда было уже лет пятнадцать, и я помогал строить дом, а вот этот мужчина уже мог свободно говорить и проклинать Сталина.

Кем вы работали после школы?

После армии, в 1968 году я остался жить в Таганроге. Поступил на авиационный завод Г. Дмитрова работать. Там я проработал почти шесть лет. Точнее 5 лет 11 месяцев и 22 дня. Почему я так говорю: когда я пошел добиваться льгот, а там если шесть лет проработать, то на пять лет раньше уходишь на пенсию, мне сказали, что все просчитано и я не доработал всего несколько дней до получения льгот. А у меня были проблемы с глазами и вибрационная болезнь, но льготы были не положены.

Затем я уволился и окончил курсы водителей, работал на автобусике. Потом поднимался по карьерной лестнице и закончил работать водителем самосвала уже.

Пять лет я работал на междугородных перевозках. Водил МАЗ 504. Ездил по всему союзу. Не был только в Средней Азии. Был в Прибалтике, в Украине, в Беларуси. В Смоленск ездил, в Ленинград. Возили с Ростовского ГПЗ-10 подшипники на конвейер в Ленинград.

Где вам больше всего понравилось заграницей?

В Прибалтике. Там очень хорошие дороги и снабжение.

Что за снабжение?

Еда и всё такое. Там очень хороший хлеб! Помню разные виды хлеба. Это было невероятно.

Там было лучше, чем в РСФСР?

Ой, конечно! Ни в какое сравнение. Еще Украина жила лучше. У нас тут часто ездили туда затариваться продуктами.

Как вы думаете — почему Украина жила лучше?

Потому что у нас правители были все время хохлами, потому они и жили лучше.

Нам тут рядом с границей было проще. Всего-то нужно было выехать в Мариуполь, Харцызск, Иловайск и набрать там продуктов. С этим были проблемы все время. Из под прилавка продавали, конечно, но гораздо дороже.

Как вы познакомились со своей женой?

Вот как раз с первой женой на заводе и познакомились. В Таганроге мы получили квартиру позже — жена заработала от строительного управления, хорошую, трехкомнатную. Но что-то не сложилось у нас. У нас уже было два ребенка, когда мы разошлись. В 1984 году я ушел.

А в 1986 году у меня родился младший сын уже от второго брака. С этой женой я познакомился, когда работал на междугородных перевозках. Она была диспетчером.

Помните какие-то романтические моменты из знакомства?

Долгое время у меня не было на нее никаких взглядов. А потом помню такой момент, когда я ее увидел в коридоре, она как-то так повернулась, что платье объяло ее фигуру. И я такой думаю: ничего себе (смеется). Потом мы уже и познакомились.

Умерла она от онкологии в 2008 году. В этом году было десять лет, как я ее похоронил.

Соболезную вам. Осталось еще пару вопросов: если не здесь, то где бы вы хотели жить?

В Прибалтике наверно. А вообще тут меня все устраивает.

Что бы вы хотели сказать будущим поколениям?

Не подготовился я к таким вопросам (смеется). Ну что сказать: хочу пожелать быть добрыми, отзывчивыми, иметь друзей, на которых можно было бы положиться в трудную минуту, быть добрее и более терпимыми к другим людям.

Спасибо вам за то, что согласились ответить на мои вопросы.

Затем Андрей Павлович провел меня по своему саду, показал огород, который выходил на край Беглицы. Там он выращивает клубнику, малину, яблоки, сливы, груши и много чего другого. Я пытался отказаться, но Андрей Павлович настоял на том, чтобы я взял его подарки — груши, яблоки, сливы. Дал попробовать малину и пожелал удачи в пути.

Так вышло, что я пропустил автобус до Таганрога в 13:00. Следующий должен был приехать в 16:00. Поэтому я подумал и решил поехать в Таганрог на велосипеде. Нашел магазин, где принимали карты, купил себе белую кепку, чтобы на шоссе не умереть от солнечного удара, и отправился в путь.

Единственное место на много километров вокруг, где принимают карты

Проехав несколько километров по Беглице, я увидел, что у меня спущено переднее колесо на велосипеде. Оказалось, что, когда я ездил по луговине, в шину воткнулось с десяток мелких колючек, которые называются якорцами. Они очень твердые и острые, а в длину достигают пяти миллиметров.

Так сильно я еще никогда не облажался в жизни. Осознав всю сложность ситуации, я пришел к выводу, что лучше остаться в селе и подождать автобуса в 16:00. Так я и сделал. Отправился на пляж, сделал еще несколько фотографий луговины и потом, дождавшись автобуса, благополучно добрался до Таганрога, а оттуда до Ростова на электричке.

Не смотря на потерю моего верного скакуна, я остался в большом впечатлении от поездки. Так быстро собраться и поехать куда-то в неизвестном направлении, туда, где я еще ни разу не был, — это очень интересно и захватывающе. Те эмоции, которые я получил от соприкосновения с необъятной природой Азовского края, а также от общения с местными жителями, останутся со мной навсегда.

Не бойтесь рисковать и отправляться путешествовать в неизведанные места. Трудности могут вас и не настигнуть, а если все таки и настигли, то не унывайте и ищите вокруг положительные моменты. Решайтесь на исполнение собственных желаний и никогда не останавливайтесь на достигнутом.

#местонакарте

{ "author_name": "Alex Pavljenko", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u0435\u0441\u0442\u043e\u043d\u0430\u043a\u0430\u0440\u0442\u0435"], "comments": 20, "likes": 11, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "75710", "is_wide": "1" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]