Roman Persianinov
15 734

12 часов ежедневной темноты: жизнь и заботы в Ливане, где больше 30 лет без предупреждения отключают электричество

Разоряющая война давно закончилась, но власти так и не решили энергетический кризис некогда успешного региона Ближнего Востока.

Поделиться

В избранное

В избранном

Электрик Азис Юнес, работающий недалеко от здания Electricité du Liban. Он с семьёй покинул Сирию во время гражданской войны, но, вспоминает мужчина, даже там ситуация с электричеством была лучше. Фото Натали Наккаш (Natalie Naccache), Wired

В Ливане живёт больше четырёх миллионов человек, и ежедневный график подавляющей части завязан на графике отключения электричества. В прошлом гражданская война почти полностью разрушила энергетическую сферу в стране, вынудив власти ограничить уровень потребления электричества: в каких-то регионах на несколько часов в день, а где-то — на полдня.

Вскоре в стране зародился подпольный рынок, который предлагал гражданам то, чего не могло дать государство. За десять с лишним лет, пока правительство безуспешно пытается решить кризис, этот бизнес достиг федеральных масштабов, но сохранил криминальные способы добычи денег. Энергетический кризис же продолжает влиять на уровень жизни в Ливане, став почти нерешаемой задачей для правительства.

От света к темноте

«Ближневосточный Париж» — так некогда называли столицу Ливана Бейрут. По итогам Первой мировой войны считавшийся частью Османской империи регион перешел под контроль Франции, а в начале Второй мировой войны попал под управление нацистского режима Виши. В ходе Сирийско-Ливанской операции союзники освободили страну, и в 1943 году Ливан получил независимость, оставшись политическим союзником Франции.

В 1948 году Ливан поддержал борьбу арабских соседей против Израиля, однако участвовал в военных действиях скорее номинально, уделяя больше времени внутренним делам. Это позволило стране нарастить культурные и экономические возможности, привлекая в страну туристов и инвестиции. К 1960-х годам Ливан стал популярным направлением среди европейских путешественников.

В 1973 году власти государства позволили палестинским беженцам, которые укрывались в стране после ряда поражений в борьбе с Израилем, иметь вооружённые силы — при условии отсутствия ущерба для суверенитета Ливана. Проигнорировав договор, боевики совершали вылазки в Израиль и увеличивали силы внутри союзного государства. Так как Ливан никогда не сосредотачивался на наращивании военного могущества, внутри государства сформировались свои гражданско-военные объединения.

В 1975 году между этими формированиями и палестинскими боевиками произошли несколько стычек, которые перетекли в масштабные бои. В начавшуюся гражданскую войну вмешалась Сирия, а в 1982 году Израиль вторгся в Ливан с целью уничтожить базы палестинских формирований. Сражения продолжались вплоть до 1990 года, нанеся Ливану колоссальный экономический и инфраструктурный урон. Некогда развивающийся регион оказался в руинах.

Отель в Бейруте, считавшийся одной из главных достопримечательностей. Во время гражданской войны здание частично разрушили бомбардировки, но позже его восстановили. В 2005 году внутри отеля произошел теракт, повлекший смерть 22 человек. С тех пор здание пустует. Фото из архива университета Индианы

До начала гражданской войны в Ливане работали 11 крупных электростанций, связанных единой системой поставки электричества. Она производила около 1700 гигаватт в час, извлекая больше 40% энергии из гидростанций. Ресурсов хватало не только для обеспечения страны светом, но и для поставок электроэнергии в Сирию. Однако после войны электричества едва доставало, чтобы включать в городах свет по вечерам.

Как говорил бейрутский специалист по энергетике Руди Баруди (Roudy Baroudi), власти вкладывали средства в восстановление энергетической инфраструктуры до 1998 года, а затем надолго остановились. До 2005 года часть Ливана находилась под контролем Сирии, но после убийства бывшего премьер-министра страны Рафика Харири Дамаск вынудили вывести войска. Ещё не восстановившаяся от гражданской войны страна вновь распалась: политический круг разделился на прозападных и просирийских сторонников.

Бывший премьер-министр Ливана Рафик Харири, погибший в ходе теракта. Фото Reuters

Пока в правительстве пытались договориться о курсе страны, её жители привыкали к проблеме нехватки электроэнергии. Если в столице свет выключался лишь на несколько часов, то в остальных городах порой отсутствовал по 12 часов. Монополия на поставку электроэнергии сконцентрировались в национальной компании Electricité du Liban, которая из-за недостатка средств на восстановление инфраструктуры не поставляла достаточно электроэнергии.

Житель Ливана и собеседник издания U.S.News рассказывает, что приобрёл свой первый генератор на дизельном топливе в конце 1990-х годов. Свет постоянно выключался, а мужчине необходимо было поддерживать работу своего магазина. Вскоре после покупки его соседи попросили дать возможность воспользоваться аппаратом, а за ними пришли и другие люди.

В 2018 году собеседник американского журнала владеет своей фирмой по поставкам электричества в дома с помощью генераторов. Под его руководством находится 50 человек, а 15 его генераторов снабжают энергией около 60 жилых домов. Как полагает мужчина, энергетический кризис продолжится, потому что власти так и не найдут способ его решить.

Зачастую независимые предприниматели требуют за услуги в четыре-восемь раз больше, чем национальная электрическая компания, но у горожан не осталось альтернатив. В 2018 году государственная компания Electricité Du Liban производит около 2000 мегаватт энергии, хотя ещё в 2015 году власти обещали увеличить поток до 5000 мегаватт. «Это многолетний кризис, и он только ухудшается», — говорит эксперт по энергетике и окружающей среде Джихан Сеуд, долгие годы проработавший в Ливане по программе ООН.

Жизнь по чужому графику

Суммарно в Ливане насчитывается больше семи тысяч частных поставщиков электричества, и многие уверены, что без них кризис бы отразился на горожанах куда сильнее. К услугам предпринимателей обращаются всякий раз, когда по стране отключается электричество. В большой части Бейрута свет отсутствует ежедневно в течение трёх часов (время меняется каждый день), тогда как по стране электричество отсутствует в среднем по восемь-двенадцать часов в день.

Электроэнергетический кризис наносит удар по бизнесу, образованию, здравоохранению и бытовым сферам. Люди вынуждены либо подстраиваться под хаотичный график отключений, либо платить за свет дважды — государственной компании и частным предпринимателям за пользование генератором.

Порой свет выключают днём и включают ночью, так что горожанам приходится просыпаться, чтобы постирать одежду, зарядить телефон или поработать за компьютером. Люди стараются не пользоваться лифтом без особой надобности, опасаясь оказаться взаперти в случае внезапного отключения. Зимой жители домов и общежитий страдают от проблем с отоплением и вынуждены вместо компьютеров использовать тетрадь и ручку, освещая рабочее пространство свечами.

В год на закупку топлива для работы национальной энергетической компании Electricité du Liban власти тратят около двух миллиардов долларов — это около 15% годового бюджета. На образование и здравоохранение в стране тратят 7% и 9%.

За почти 30 лет перебоев с электричеством большинство жителей Ливана всё ещё узнают об отключении тогда, когда в доме гаснут электроприборы. В Бейруте ситуация несколько проще, так как там свет отсутствует лишь три часа в день. К примеру, если в понедельник электричество отключили с 9:00 до 12:00, то на следующий день его не будет с 12:00 до 15:00.

В какой-то момент местный IT-специалист Мустафа Баальбаки (Moustafa Baalbaki) устал каждый раз вспоминать расписание отключений и создал приложение, которое прогнозирует выключения и присылает пуш-уведомления за десять минут до них. На основе этих условий приложение сообщает время отключений в Бейруте на неделю, месяц и ближайшие три года.

Правительство не особо меня любит. Но я совсем не хочу с ним конкурировать. Просто пытаюсь найти способ сделать жизнь менее трудной в этих условиях. Это ужасно, что мы живём вот так в 2017 году (разговор проходил в тот год — прим. TJ). Я бы с радостью закрыл приложение, если бы у нас было электричество 24 часа в сутки.

Мустафа Баальбаки
житель Бейрута, IT-специалист

В 2011 году в поисках убежища больше полутора миллиона сирийских беженцев поселились в Ливане, что увеличило уровень потребления энергии на 480 мегаватт и привело к более частым сбоям электричества в регионах. В 2015 году в третьем по величине городе страны Захле участились перебои — порой электричество пропадало на несколько дней, что спровоцировало демонстрации с требованием к правительству решить проблему.

В ситуацию вмешалась местная компания Electricity of Zahle, которая заключила договор с британским подрядчиком на постройку 60-мегаваттной станции. Федеральные власти вынуждали исполнительного директора частной фирмы Ассада Накада (Assaad Nakad) отказаться от проекта, но он настоял.

«Я устал, мы все устали от обещаний правительства обеспечивать [город] электричеством 24 часа ежедневно. Этого бы никогда не произошло, поэтому мы решили действовать», — объяснял Накад. После этого его семья начала получать анонимные угрозы, а в нескольких рабочих компании стреляли неизвестные. По словам директора фирмы, однажды в нему в кабинет вошла группа людей, поставлявших топливо частным продавцам электричества, и пригрозила убить, если тот продолжит строительство.

Ассад Накада (в центре) с командой. Фото The Washington Post

Несмотря на это, в 2015 электростанция запустилась. С тех пор она обеспечивает примерно 250 тысяч жителей Захлы и окрестностей города неограниченным доступом к электричеству по более низким ценам, чем у частных предпринимателей. Многие из них приостановили свой бизнес в регионе, не выдержав конкуренции с большой фирмой.

«Произошедшее в Захле и её окрестностях — это огромное достижение, дающее надежду, что наш опыт с 24-часовым электричеством можно повторить в куда более далёких краях», — заявил член городского парламента Эли Маруни. Однако это лишь один яркий пример восстановления электроэнергетики в Ливане.

Местный экономист Марван Искандер (Marwan Iskander) полагает, что во многом кризис связан с коррумпированными членами правительства, которые имеют некие договорённости с частными предпринимателями. Как считает специалист в разговоре с The Washington Times, он знаком с бывшим членом парламента, сэкономившим «миллионы долларов», бесплатно пользуясь электричеством.

В 2017 году Ливан занял 143 из 180 мест в индексе восприятия коррупции среди населения. Для сравнения — Россия находится на 135 месте, а на первом закрепилась Новая Зеландия.

В мэрии Заклы утверждают, что до появления новой электростанции около трёх десятков частных владельцев генераторов, продающих электричество, регулярно игнорировали требования снизить цены на свои услуги. Помимо этого иногда предприниматели устраивают вооружённые стычки в борьбе за клиентов и территорию, которые порой заканчиваются ранениями или убийствами.

Обещания правительства

В 2010 году ливанский политик Гебран Бассил уверял, что сумеет обеспечить всю страну электричеством 24 часа в сутки к 2015 году, если ему выделят необходимые на проект 4,8 миллиарда долларов. В 2011 году Бассил занял должность министра энергетики и водных ресурсов и получил 1,5 миллиарда долларов на восстановление инфраструктуры, однако с тех пор ситуация слабо изменилась.

Большинство ливанских электростанций запустили ещё во второй половине 20-го века, и с тех пор они подверглись «косметическим» модификациям. Иными словами, существует высокий риск их выхода из строя, чего нынешний Ливан не может себе позволить. В июле 2018 года турецкая частная компания Karadeniz Energy Group передала в аренду своему соседу надводную электростанцию мощностью 235 мегаватт. Это уже третья станция, которую принимает Ливан с 2013 года.

Суммарно три турецких аппарата поставляют четверть от всей электроэнергии, производимой в стране. Для работы их можно снабжать природным газом, однако власти экономят и используют дешёвое, но более «грязное» топливо. Правительство обещает достроить новую электростанцию на 500 мегаватт к 2020 году, хотя изначально её планировали сдать в эксплуатацию в 2015 году.

Здание национальной компании по производству электричества Electricité du Liban в Бейруте. Фото Натали Наккаш (Natalie Naccache), Wired

Энергетический кризис стал большой проблемой не только для Ливана, но и для многих стран на Ближнем Востоке. В январе 2017 года в столице Ливии пропало электричество на 15 дней из-за саботажа электростанции неизвестными. В Секторе Газа, где проживает больше двух миллионов палестинцев, электричество есть только два-четыре часа в день.

Тем не менее в отчёте Всемирного банка за 2017 года говорится, что ситуация в Ливане выходят за грань технических проблем. Для восстановления 24-часовой подачи электричества властям потребуется 5-6 миллиардов долларов, хотя около двух миллиардов долларов в бюджете ежегодно уходят на закупку топлива для национальной энергетической компании.

В том же 2017 году исследователи побывали в одном из самых оживлённых районов Бейрута, где изучали влияние работы дизельных генераторов на здоровье горожан. Из 588 осмотренных зданий 53% имели аппараты. Из заключений Американского университета Бейрута следует, что потребление примерно 747 тонн топлива в течение ежедневного трёхчасового отключения приводит к выделению 11 тысяч тон оксида азота в год. Это в пять раз больше на душу населения, чем в столице Индии Нью-Дели (население больше 18 миллионов человек), также страдающей от засилья дизельных генераторов.

Из-за работы генераторов во многих городах Ливана постоянно стоит облако смога и вечный шум дешёвых генераторов. Фото AP

В начале 2018 года стало известно, что правительство не станет продлевать право частной компании Electricité de Zahle, построившей электростанцию в Захле, поставлять горожанам электроэнергию. При этом в августе 2018 года стало известно о планах правительства и частной фирмы построить электростанцию в Долине Бекаа, однако условия проекта не раскрываются.

Неизвестно, сохранят ли жители Захлы возможность получать электроэнергию 24 часа в сутки после ухода Electricité de Zahle с рынка производства.

Ливанские специалисты в сфере энергетики полагают, что основная проблема продолжающегося кризиса — это коррупция во власти, так как нужные электростанции можно построить примерно за 18 месяцев. Однако за столько лет этим занялась лишь одна компания Electricité de Zahle , руководителя которой сначала пытались переубедить власти, а потом — запугать неизвестные.

У нас есть люди и знания в стране для того, чтобы построить лучшую энергетическую систему в регионе. Вот только у нас прогнившая политическая система.

Алан Шихаде
декан инженерной и архитектурной программы в Американском университете Бейрута

#истории #экология #общество

Статьи по теме
Тот, кто владеет городом: как в Индии песок стал ценным и опасным ресурсом
Тонущая Джакарта: почему индонезийской столице предрекают исчезновение и можно ли её спасти
Индеец из тауширо: история последнего носителя редкого языка в Перу
{ "author_name": "Roman Persianinov", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u044d\u043a\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u044f","\u043e\u0431\u0449\u0435\u0441\u0442\u0432\u043e"], "comments": 12, "likes": 58, "favorites": 15, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "75976", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]