[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Нурамир Нурмухамедов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": 7, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "7775", "is_wide": "" }
Нурамир Нурмухамедов
260
Блоги

Wired: Google сделает нашу одежду умной

Будущее в фильмах часто показывается слишком фантастичным. Стоит ли говорить, что большинство предсказаний из них не сбываются? Но некоторые элементы все же претворяются в жизнь. Например, умная одежда. Именно об этом Wired поговорил с людьми из Google, непосредственно связанными с новым направлением в моде. А здесь вы можете прочитать перевод.

Поделиться

В избранное

В избранном

Если вы хотите узнать, как Google видит будущее моды, мебели и автомобилестроения, остановитесь на Леди Гаге. Точнее, на платье, которое она надела на iTunes Festival 2013 в Лондоне. Ее костюм, выполненный Studio XO, включал напечатанный на 3D-принтере механизм, который пускал мыльные пузыри во время хождения. Там было столько деталей, что певице понадобилась помощь двух ассистентов, чтобы стоять прямо.

У Ивана Пупырева («Афиша-Воздух» брала интервью с ним – прим. переводчика) была странная реакция на платье Леди Гаги. Иван думает, что было бы круто, если бы подобная технология была встроена в другие вещи. Он является главой технических программ группы Передовых технологий и проектов Google (ATAP), секретной лаборатории, руководит которой бывший директор DARPA Регина Дуган. Эта лаборатория ответственна за самые безумные и амбициозные идеи Google. Одна из самых амбициозных идей на сегодня – умная одежда.

Иван Пупырев.

Идея Ивана носит название Project Jacquard, «Проект жаккард». (Жаккард – это такой вид сложной ткани.) Ее целью является внедрение проводящей пряжи во все одежды и ткани на планете, и затем встройка сенсорных датчиков, тактической отдачи и т.д. прямо в ваши джинсы, сиденья автомобилей, занавески – во все что можно. «Если вы можете вплести сенсор в текстиль, как материал, – Пупырев говорит, – вы отдаляетесь от электроники. Вы делаете основные материалы окружающего мира интерактивными».

Идея проводящей ткани не нова, но теперь возможно ее промышленное производство. И команда проекта создала способ производить проводящую пряжу тем же самым оборудованием, что сейчас используется в текстильной промышленности. Они также поняли, как интегрировать крошечную электронику в ткань, которая, как Пупырев надеется, скоро будет во всех предметах гардероба. Google работает над экосистемой приложений и сервисов, которые позволят вам работать с телефоном и другими гаджетами различными прикосновениями к одежде.

Пупырев признается, что он находит смехотворным то, что наша одежда все еще не говорит с техникой. «Каждый раз, когда вы кладете свой телефон в карман, – он рассказывает, – у вас появляется умная куртка… единственная проблема заключается в том, что они не говорят друг с другом. Между ними нет никакой связи. Так что с этой работой мы замыкаем цепь». Он начинает вслух представлять, что это будет значить: что, если бы ваш телефон знал, когда вы одеваетесь, и позвонил бы в Uber сразу же после того, как вы завяжете галстук-бабочку? Что, если он мог автоматически начать следить за вашей спортивной активностью после того, как вы наденете кроссовки? Что, если бы вы могли говорить с телефоном простым движением по руке? Что, если бы он мог вам ответить?

Научиться ткать

Когда Пупырев присоединился к ATAP в январе 2014-го, он мало что знал об индустрии моды. Его настоящим увлечением были способы, которыми мы взаимодействуем с окружающим миром. До вступления в Google он был главным исследователем в отделе Imagineering компании Disney. Одним из его проектов было создание сенсорных поверхностей из таких материалов, как вода и цветы. Другой проект, названный Revel, добавлял тактильную связь к таким предметам, как кресла и зонты. Он даже создал систему, названную Aireal, которая буквально создавала объекты из воздуха.

Почти все, над чем Иван работал, было прототипами: половина учебных заданий, половина футуристических концептов. Даже в Sony, где он работал в исследовательской лаборатории, он пытался претворять идеи в продукты. Но ATAP работает не так. Когда ты начинаешь проект, ты должен довести его до конца. Проект должен либо приносить деньги, либо ты переключаешься на что-то другое.

К счастью, Пупырев долго думал о тканях – ну, или почти. Строение тачскринов, с их сетками электродов, определяющими возникающий и исчезающий ток от движения наших пальцев, всегда напоминало ему о них. Он понял, что, в отличие от внедрения множества электродов на стеклянные поверхности, создание материалов – тканей, сукна, пряжи – легче. Если он попробует заменить некоторые из нитей на что-нибудь проводящее, он сможет создать сенсор, который может быть абсолютно везде. «Это полный сдвиг от создания электроники и внедрения ее в вещи до непосредственного создания изначально интерактивных материалов, – он говорит. – И я подумал, что это очень круто».

Ролик от ATAP.

Иван объясняет происхождение жаккарда, находясь в инновационной лаборатории Eureka компании Levi’s. На нем надета рубашка, поверх которой – темный пиджак с большими белыми ножницами и надписью «CUT» (англ. вырезать – прим. переводчика) спереди. (Его начальник, Дуган, находит пиджак веселым.) На руке у него часы Omega Speedmaster – такие же носил Нил Армстронг во время экспедиции на Луну. Его волосы беспорядочно расположены, они зачесаны на правую сторону; челка болтается, когда он ходит. Что он делает постоянно. Он едва может просидеть на месте больше нескольких минут. Его руки постоянно движутся, когда он говорит о портняжном деле и ткачестве.

«Как технологи, мы не совсем замечаем – мы покупаем уже готовую одежду, и думаем, что она всегда была такой. Вы можете увидеть невероятное количество труда, вложенное в эти кусочки [тканей]», – говорит Пупырев во время просмотра видео о портном и его помощнице, измеряющими рукава пиджака и отрезающими от него кусочки. Он едва может сдержать изумление навыками портного. Перед Иваном лежит тот же самый пиджак, и он все время трогает его во время разговора, проводя по его предплечью вверх и вниз. Внутри предплечья лежит невидимый сенсор, соединенный с крохотным устройством, расположенным под правым отворотом. Он запрограммирован на телефонный вызов.

Как научить старую собаку новым трюкам

Удивительной вещью насчет «Проекта жаккард» является не проводящая ткань. Такое уже делали. И это, по правде говоря, даже не сложно. Над чем Пупырев и его команда действительно работали, так это над внедрением технологии в мировое производство, которое мало изменилось за прошедшие два столетия. Проект будет работать, если его интегрируют в ткацкие станки, материалы, ткани и процессы, использующиеся тысячами поставщиков, дизайнеров и фабрик по всему миру. «Мы хотели сделать что-то, что смогло бы достичь их масштаба», – говорит Иван.

Это означает начало производства. «Мне рассказали, что у тебя есть два места, куда нужно идти: Италия или Япония, – он говорит. – Больше ничего». Иван выбрал Японию, где он жил 15 лет. Он провел время за изучением того, как создается пряжа, пытаясь понять, как привнести проводящие материалы в грубые процессы производства и испытаний. «Они их подвергают открытому огню для того, чтобы избавиться от излишних выпирающих нитей. – он говорит, покачивая головой от грубости процесса. – Я не знал, что такие вещи происходили, и это еще не все. Растягивание, натяжение, помещение в воду, на горячий пресс, прессование. Некоторые ткани они растягивают металлическими когтями! Это несколько вредно для электроники».

Работая с одним из японских производителей, Пупырев и его команда создали пряжу, основанную на металлическом сплаве, точный состав которого он не называет. Вокруг проводящей сердцевины можно завить почти все, используя очень сильный процесс оплетки. Тот же самый процесс может сделать проводящим все от денима до шелка, от полиэстера до шерсти. Пряжа может быть разных цветов; она выглядит и чувствуется, как обычная.

Затем начинается сложная часть: внедрение этих тканей в уже существующие одежду и процессы производства. У команды были проблемы с соединением электроники, необходимой для питания и получения данных с пряжи, когда они тесно вплетали проводящую пряжу в другие ткани. Так что после нескольких доработок они создали двуслойную систему, которая позволяет встраивать электронику в середину, как мясо в сэндвиче. Таким образом становится легче присоединение электронной части к проводящей пряже напрямую, не мешая дизайнерам одежды. «Мы собираемся захватить индустрию моды, но с изнанки», – делится Иван. Буквально и образно говоря.

Пупырев раз за разом повторяет, что Google не заинтересован в одежде. «В какой-то момент тебе нужно будет обеспечить решением сотни брендов, – он говорит. – Я не хочу стать частью текстильной промышленности. Я не хочу иметь фабрики повсюду. Их и так уже достаточно. Мы лишь хотим использовать их мощности прямо здесь».

Иван не хочет, чтобы Google производил одежду или электронику для нее. Вместо этого он хочет делать программы для контроля этой электроники. Он планирует создавать приложения и API, чтобы разработчики и покупатели могли выбирать функциональность одежды подобно покрою и цвету. Это полное переосмысление носимых устройств.

Почувствуй все

На заметку: невозможно сделать текстильный сенсор таким же точным, как сенсор в вашем телефоне. «Когда они на заводах делают емкостные сенсорные панели, – Пупырев объясняет, – они используют магнетроны. Что-то вроде этого, сумасшедшие вещи». В этом случае целью проекта является создание такой пряжи, которая сможет достаточно хорошо определять определенные жесты. Таким образом, говорит Иван, «мы сможем понять цель сигнала» и сделать то, что вы хотите.

«В будущем – или, может, не в будущем – о носимых устройствах не должны думать, как об еще одних потребительских устройствах, – Пупырев говорит. – У нас уже есть одежда, есть предметы гардероба». Зачем вам браслет для измерения шагов или частоты сердечного ритма, когда ваша обувь или рубашка могут делать это точнее? Зачем вам часы для тактильных напоминаний, когда манжета вашей рубашки может делать это лучше? «Мы будем делать то, что другие носимые устройства делают, – рассказывает Иван. – Это не сложно. Но этим дело не ограничится».

По крайней мере, на уровне прототипа технология работает. Пупырев показал мне больше дюжины различных тканей – шелк, полиэстер, деним. В каждом он указал сенсорные участки. Некоторые были большими и видимыми, другие маленькими и идеально вписанными.

Пупырев – скромный технолог, подшучивающий над носящими футболки инженерами Кремниевой долины, но он все еще думает, как гуглер. Он захватчик, человек, который, смотря на сильно развитую двухсотлетнюю индустрию моды, видит большую неоновую вывеску, которая гласит: «ГОТОВ ДЛЯ АБОРДАЖА». Но индустрия моды огромна, экономически мощна, и крайне разбросана – у нее нет эквивалента Apple или Google, ни одной компании, которая смогла бы перенести индустрию в новую эру. Судьба «Проекта жаккард» будет зависеть от способности Google убедить не одного партнера, но многих.

Первым партнером ATAP в проекте является Levi’s, производитель американских джинсов. Пупырев тесно работал с вице-президентом по инновационному развитию Levi’s Полом Диллинджером, дизайнером по профессии, который даже сейчас беспокоится за проект. Но он видит в Google готового партнера, а нет господина, который скоро захватит контроль; пару раз он упомянул, как был впечатлен желанием Google подстраиваться под нужды Levi’s. Пупырев, в свою очередь, научился переводить все адресующиеся себе вопросы по моде и дизайну Диллинджеру.

Пол Диллинджер.

Иван смеется над собственным желанием установить полноразмерный LCD-дисплей себе на рукава, прежде чем мечтательно поговорить о том, кто бы заинтересовался помочь ему сделать это. Но он останавливается. «Если серьезно, вы знаете, что люди не хотят светиться, как новогодняя елка, – он говорит. – Это проблема не для технологии. Добавление полноценного носимого LCD на запястье – это легко. По-настоящему, это проблема для дизайна. Дизайна и культурного понимания».

Но даже первое партнерство было слабым. После того, как сотрудники Levi’s впервые встретились с командой «Проекта жаккард» в Маунтин-Вью, они провели два часа по дороге обратно в Сан-Франциско, размышляя над причинами, почему проект провалится. Цепочка поставок слишком сложная и разбросанная; предстоит много испытаний для материалов; покупатели просто могут посчитать продукт отстойным. «Я очень скептичен по отношению к носимым устройствам», – утверждает Диллинджер. Он говорит, что даже сейчас Levi’s все еще пытается придумать подходящее применение для технологии.

Хотя Диллинджеру нравится потенциал. «Мы поняли, что даже живя в физическом мире, мы становимся все более связанными с цифровым миром. И эта связь создает ситуации, когда мы подносим телефон к лицу». Во время этого он поднимает свою руку, закрывая лицо с бородой и серую шапку. Он говорит, что это похоже на вождение машины, и что было здорово, когда производители перенесли кнопки воспроизведения музыки и регулировки громкости на приборную панель прямо под пальцы. Это безопаснее, легче и просто лучше.

Джинсы – лишь начало для «Проекта жаккард». Их план – сделать все наши вещи от одежды до кресел интерактивными – настолько же смелый, как автономные машины и контактные линзы для диабетиков. Но если Google сможет остаться партнером в индустрии моды, а не конкурентом или компанией, которая захочет зашить тачскрин в пальто, проект сможет стать ядром нового направления. Направления, в котором джинсы будут выглядеть как джинсы, без странных карманов для сенсоров.

Вы же надели бы такие, правда?

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против