Николай Чумаков
129 284

Полиция начала проверять телефоны россиян на наличие Telegram. Монологи тех, кто с этим столкнулся

И рекомендации «Открытой России» о том, как вести себя в подобной ситуации.

Поделиться

В избранное

В избранном

Фото «Интерпресс»

Продолжение: МВД о проверках смартфонов на наличие Telegram: «Информация не соответствует действительности».

В конце сентября издание Readovka из Смоленска рассказало о полицейских, которые проверяют смартфоны горожан на наличие Telegram. Несколько читателей поделились с журналистами, что правоохранительные органы подозревают пользователей мессенджера в употреблении или продаже наркотиков. Источник издания в местной полиции отметил, что Telegram пользуется репутацией «мессенджера для наркоманов», и благодаря проверке смартфонов удалось поймать несколько наркоторговцев. Представитель смоленской полиции вскоре стал отрицать эту информацию.

Telegram действительно популярен как площадка для наркобизнеса, особенно после закрытия крупнейшего даркнет-магазина RAMP. Более того, мессенджер больше полугода официально заблокирован в России, следовательно, по логике госорганов, законопослушный гражданин им пользоваться не будет. Однако далеко не все пользователи Telegram — преступники, наркоманы или наркоторговцы, а многие из них не станут спорить с полицейскими при осмотре смартфона, чтобы не получить 15 суток за неповиновение сотруднику.

Новость из Смоленска широко разошлась по федеральным СМИ, блогеры выпустили заметки о том, почему действия полицейских незаконны, а также поделились похожими историями. TJ обратился к читателям с просьбой рассказать, сталкивались ли они со случаями проверки смартфонов на наличие Telegram. А правозащитница из «Открытой России» объяснила, как отстаивать свои права в таких ситуациях.

Все имена читателей TJ скрыты из соображений безопасности.

Москва

Около года назад меня остановили на выходе из Ботанического парка в Москве (возле метро Владыкино). Было поздно, повели в отделение около станции МЦК, где досмотрели оба телефона на предмет наличия браузера Tor. Как рассказал оперативник, они ищут Telegram и Tor, потому что в Ботаническом саду много закладок.

Кстати, ещё осматривали руки и искали грязь под ногтями.

В сентябре был случай с проверкой Telegram сотрудниками Росгвардии. Около станции метро Планерная. Судя по рассказам друзей, они всегда смотрят фотографии, заметки, последние приложения, Telegram и WhatsApp.

В случае отказа разблокировать смартфон могут по полной начать крутить и часов на 12 задержать в отделении. Пробивать на причастность ко всякой ерунде, которая в районе происходит, плюс дать какой-нибудь штраф за распитие или курение.

Санкт-Петербург

В 2017 году после того, как выпил, сталкивался с полицейскими. Разблокировал по требованию свой смартфон, что уже было ошибкой. Но сотрудник потребовал заодно ввести пароль от Telegram. Ничего опасного там не нашёл, да и ловить с меня было нечего. Отделение, просьбы отпустить домой — отпустили без протокола.

А вот с хорошим другом было похуже. Он опыта общения с полицейскими особо не имел. В крупном парке искал закладку. Наткнулся на сотрудников Росгвардии или тех, кто ими представился. Сотрудники потребовали разблокировать телефон и Telegram. В сохранённых сообщениях нашли координаты закладки. Многие ищейки сохраняют адреса в закладки мессенджера. Плюс недавние приложения на телефоне наверное намекали на криминал.

Сотрудники пошли вместе с другом искать клад. Нашли. И начали разводить на деньги. Развели. Наркотики забирать не стали. Этот друг теперь на закладки выезжает по памяти.

В конце августа меня остановили полицейские на улице и в грубой форме начали требовать вытащить всё из карманов. Я выложил вещи на багажник их автомобиля, в том числе телефон. Они попросили его разблокировать, я отказался, но мне чётко дали понять, что будет только хуже. Пришлось подчиниться. Они увидели Telegram, прочитали большинство чатов и отпустили.

Сочи

На железнодорожном вокзале в Сочи меня остановили полицейские и проверили Telegram на наличие «запрещённого». Полицейский попросил разблокировать телефон, спорить я не стал, потому что опаздывал на поезд. Открыв телефон, первое, что увидел — Telegram. Он просто мотал мои переписки, периодически задавая вопросы «Кто такой Фред? Кто такой Ильдар?». Я отвечал: «Мои друзья».

Необязательно мне верить. Я лишь хотел вас предупредить, чтоб вы случайно не показали полицейскому фотографию своей голой жены или ещё чего хуже.

Иван Старцев (цитата по Твиттеру)

Ставрополь

В начале августа я сидел возле входа в автовокзал в Ставрополе. Подошли трое полицейских лет по 25-30, представились и попросили пройти с ними. Я не понял в чём дело, даже не курил, чтобы можно было оштрафовать. Завели к себе в комнату и сказали вытащить всё из карманов и разблокировать телефон. Быстро нашли Telegram, начали смотреть чаты со всеми, у кого не настоящее имя. Толком не вчитывались, искали определённые слова, как я понял.

Спросил, зачем это они делают. Говорят, каждую неделю закладчиков так ловят. Я говорю это не из-за того, что он типа заблокирован? Говорят нет, сами в нём сидят. Никуда больше не заходили, только в Telegram. Нормально себя вели, никакой агрессии не было, шутили. Отдали телефон. Всё своё забрал и ушёл, никуда не записывали мои данные и паспорт не просили. Я потом спросил у таксиста, часто ли они так принимают кого-нибудь. Он сказал, что где-то каждый час.

Самара

Пару раз в 2018 году останавливали и проверяли смартфон. Как я понял, это обязательное требование. Среди моего окружения многие либо перестали пользоваться Telegram, либо постоянно удаляют мессенджер при выходе из дома

Однажды остановили просто так на улице. Проверить документы и якобы за курение в общественном месте. Говорят, чтобы штраф не выписывать, давай просто проверим телефон, не ворованный ли. Когда забрали, увидели Telegram, сфотографировали экран на свой телефон и попросили разблокировать вход. Я отказался — повели в отделение и там уже давили немного, но я отказался снова. Они отпустили. В этом же году напрямую подходили и говорили что операция «Мак» (ежегодная операция МВД против наркотиков — прим. TJ). Мол, ищут наркоманов

У меня на телефоне, и отдельно на Telegram стоит пароль. Но первый раз я сам телефон разблокировал и не ждал ничего необычного, а вот когда они взяли телефон, но попасть в Telegram не смогли, это их прям разозлило. У меня почти на все приложения стоят пароли.

Сейчас полицейские вообще требуют разблокировки телефона при каждой проверке. Если не даёшь, везут в отделение или несколько часов могут доставать. Это прям проблема сейчас актуальная у нас сейчас. Поэтому наличие телеги само по себе небезопасно

Красноярск

Стоял на остановке, очень холодно — решил зайти в аптеку погреться. Залетел высокий дядя лет 40, быстро пошёл на меня и спросил: «Что здесь делаешь?». Ответил: «Переписываюсь». Он попросил показать документы, а после моих вопросов показал своё удостоверение.

Он мне рассказал, что меня подозревают в том, что я кладу закладки. И за мной уже 15 минут наблюдают, как я стою в аптеке и копаюсь в телефоне. Потребовал показать «Фотогалерею», а на вопрос зачем ответил: «Да я найду зачем». Я понимал, что есть два варианта: или он будет тыкать в меня «ксивой» и спорить, либо заберёт в участок до «выяснения обстоятельств».

Я выбрал вариант «терпилы» — отвечал на вопросы. Показал ему фотографии, он говорит: «Паспорт показывай». Я показал, он прочитал ФИО и сказал: «Помню твоё имя, где-то оно фигурировало». А я вспомнил, что когда ещё жил в посёлке, стоял на учёте. Но вряд ли они про это знают. Сотрудник сёл на корты и начал что-то у себя там писать. Я понял, что пора давать дёру. Подъехал автобус, я спросил: «Можно я уже поеду? Потом не успею». Время было ближе к 11 вечера. Он мне ответил: «Ничего, уедешь».

Сотрудник сказал: «Ты знаешь, сколько людей стоит на этой точке и скольких мы закрываем?». Диалог вроде у нас ни о чём, но, сука, страшно. Если бы мы поехали в участок, точно что нибудь бы нашли. Тут он меня спросил про Telegram. Я понял, что у меня Telegram есть, и там такое, что лучше людям из органов не видеть. Никаких закладок, просто есть каналы, где публикуется схожий по тематике контент. Он сказал: «Ну заходи». А я знаю, им уже дали установку, что барыги и прочие пользуются «телегой».

Показал ему медленно переписки и рабочие чаты. И ведь знал, что лучше их ему не показывать. Он мне говорит: «Ты быстрее-быстрее, шевелись». Сотрудник говорит: «Дальше», а я прям не хочу показывать дальше. Тут он спросил: «А это что за Нурал»? Это мой коллега по работе, там идёт переписка про деньги и цифры. Сотрудник сказал: «Это коллега? А если мы позвоним коллеге?». Я ответил: «Ну давайте позвоним». И тут он говорит, что не надо звонить. Пока он там писал, я удалял историю переписки в чатах.

Раскидал мне, как часто здесь ловят за закладки, как за это сажают, какие сроки. Я сказал, что у меня автобус, я не уеду. Он ответил: «Ну ладно, иди, но сюда лучше не заходи». Не советую вам в таких ситуациях оказываться.

Руслан Денисюк (цитата по YouTube-ролику)

Что делать, если полицейские просят разблокировать смартфон и показать Telegram

Юрист правозащиты «Открытой России» Эльза Нисанбекова по просьбе TJ дала несколько рекомендаций, как вести себя в подобных случаях. По её словам, полицейские опираются на статью 13 Закона «О полиции», разрешающую проводить досмотр граждан и предметов, а также статью 27.7 КоАП РФ о личном досмотре. В ней прописаны чёткие правила: сотрудники обязаны составить протокол, привлечь двух понятых, прописать свои должности, ФИО и дату, а также указать количество осмотренных вещей и данные о гражданине.

Досмотр не означает, что полиция роется в телефоне. Полицейский может лишь взглянуть на него снаружи, как в аэропорту: а вдруг это бомба? Здесь нет никакого нарушения прав.

Совсем другое дело, когда у вас требуют пароль и начинают читать переписку. В этом случае у полицейского должно быть разрешение суда на ограничение её тайны, об этом говорит статья 23 Конституции. «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения».

Эльза Нисанбекова
юрист правозащиты «Открытой России»

Что делать, если просят показать смартфон:

  • Не отказывать в просьбе показать смартфон, потому что в этом случае можно получить 15 суток за неповиновение законному требованию сотрудника полиции;
  • Требовать составления протокола личного досмотра. Если получили отказ, зовём прохожих с просьбой снять действия полиции на видео;
  • Пароль никому давать не обязаны, поэтому можно сказать, что забыли;
  • Помнить, что наиболее важную информацию лучше прятать подальше.

#разборы #технологии #полиция #инструкция #мессенджеры

{ "author_name": "Николай Чумаков", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440\u044b","\u0442\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438","\u043f\u043e\u043b\u0438\u0446\u0438\u044f","\u0438\u043d\u0441\u0442\u0440\u0443\u043a\u0446\u0438\u044f","\u043c\u0435\u0441\u0441\u0435\u043d\u0434\u0436\u0435\u0440\u044b"], "comments": 224, "likes": 268, "favorites": 110, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "77908", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]