Женя Кузьмин
19 128

Кокорин и Мамаев два месяца проведут в «Бутырке». В соцсетях спорят, не слишком ли это жёстко

Комментатор Василий Уткин, футболист Фёдор Смолов, спортивные СМИ и обычные пользователи — на стороне более мягкого подхода.

Поделиться

В избранное

В избранном

Александр Кокорин. Фото Ильи Питалева, РИА «Новости»

11 октября Тверской суд Москвы арестовал на два месяца футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева. Их подозревают в хулиганстве и побоях: они избили главу департамента Минпромторга Дениса Пака и водителя ведущей «Первого канала». До 8 декабря игроки будут сидеть в СИЗО «Бутырка» и ждать суда.

Представители ФСИН заявили, что Кокорина и Мамаева сначала разместили в «карантинных» камерах и обеспечили всем необходимым. Со временем футболистов переведут в камеры спецблока с более комфортными условиями, видеонаблюдением и повышенной безопасностью заключённых. Издание Sports.ru на всякий случай выпустило гид по «Бутырке», чтобы познакомить читателей с изолятором.

Судебный процесс над игроками «Зенита» и «Краснодара» уже называют «показательным»: по мнению СМИ, громкое дело должно продемонстрировать людям, что перед законом равны все. Но после заключения футболистов под стражу в соцсетях стали обсуждать, не слишком ли жестокая это мера. И действовал ли суд точно также, если бы пострадавшим оказался не чиновник.

Одним из первых по теме высказался комментатор Василий Уткин: по его мнению, Кокорин и Мамаев за избиение должны расплатиться не свободой, а «собственным благополучием». «У нас сажают за что ни попадя, за что сажать нет никакого смысла», — добавил он.

Мне жалко любого человека, который отправляется в тюрьму, никого не убив и не искалечив. Как это принято говорить — не совершившего преступления против личности. Это стандартная российская практика, я понимаю. Но, разумеется, футболисты никуда не сбегут. И лично у них нет никаких способов помешать следствию, тем более, что следствие это элементарно, всё на виду. С ними вряд ли запланированы на эти два месяца какие-либо следственные действия. [...]

Про уроки жизни, которые даёт тюрьма, я слышу на каждом шагу. И никогда от тех, кто там был. Среди совершённого Кокориным с подельниками нет ничего, что нельзя было бы исправить деньгами. А деньги у них есть. Как вы думаете, избитому ими человеку что важнее — получить качественное лечение и надлежащую компенсацию или знать, что придурок Мамаев сидит в тюрьме? Вы знаете ответ на этот вопрос.

Они должны расплатиться благополучием. Возможно, это окажется разорением. Может, и этого не хватит. Но сидеть там не для чего. Увы, не таковы наши законы и судебная практика. И мы сами кровожадны, мы хотим мести, боль за боль.

Василий Уткин
комментатор

Похожую позицию высказал спортивный журналист Василий Конов. Он подчеркнул, что на арест игроков оказали влияние статусы и нападавших, и пострадавших в драках в центре Москвы.

Очень странные ощущения от всего происходящего. С одной стороны, жесткость, с какой избивали водителя, и удар стулом не должны оставлять места для жалости, с другой стороны — уж очень показательно выглядит всё, что мы с вами наблюдаем в режиме реального времени. Это как сериал, и ты день за днём ждешь продолжения и начинаешь сопереживать героям.

Думаю, что не окажись жертвами футболистов чиновник и водитель телеведущей, то мы бы могли и не узнать о том, что произошло. Статус пострадавших и общественный резонанс сыграли, на мой взгляд, ключевую роль в том, что Кокорин с братом (тут отдельная история — 19-летний парень был одним из самых дерзких на видеозаписях) и Мамаев отправились не на тренировки, а в «Бутырку». Можно ещё вспомнить про сборную — вызови их Черчесов, и не было бы похода в стриптиз и пива с утра. Но это все если бы...

Несмотря на формулировку из зала суда про возможность влияния на ход следствия, остаюсь при мнении, что отправка их в СИЗО — шаг жёсткий и, возможно, чрезмерный (в целом, безотносительно имен обвиняемых).

Василий Конов
главред дирекции спортивного вещания Первого канала

Редакция издания «Спорт 24» назвала следствие «позором», не имеющим ничего общего со справедливостью.

Вы хотели, чтобы с делом Кокорина и Мамаева «разобрались правоохранительные органы» — вот так они разбираются. Вы желали Кокорину с Мамаевым тюрьмы — любого срока, но реального, ощутимого — вы желали им вот такого суда и следствия. А это — не суд и не следствие, не правоприменение, не закон и не справедливость.

Так же, как Кокорина и Мамаева, могли загрести кого угодно в России — если бы это было кому-то нужно, если бы это было показательно, если бы это тоже могло от чего-то отвлечь. Но уж когда подвернулись Кокорин и Мамаев — их нужно не наказывать, их нужно карать. [...]

Нет смысла выгораживать, журить и оправдывать Кокорина с Мамаевым — они нарушили закон и должны ответить. Но перед таким ли судом? Травить, улюлюкать и призывать посадить сначала на вилы, а потом на кол, приплетать «попрание норм» и «предварительный сговор» — вы все это одобряете?

редакция издания «Спорт 24»

Ситуацию обсуждали не только представители спортивной сферы. По мнению издателя «Медузы» Ильи Красильщика, футболистов можно пожалеть, но их арест — это «правильно и по закону».

Кокорина арестовали до 7 декабря, Мамаева явно тоже скоро — и пора, кажется, перестать злорадствовать. Парни — полные идиоты, разрушили себе карьеру навсегда, испортили себе жизнь, сядут. Это правильно и по закону, и нам сейчас явят показательный процесс (был бы он показательным, если человек с корейской фамилией сидел не в «Кофемании» и работал не в Минпромторге?).

Но во-первых, российскую тюрьму никому не пожелаешь, а во-вторых — да, идиоты и мудаки, но мудаков тоже можно пожалеть.

Илья Красильщик
издатель «Медузы»

Одноклубники Кокорина и Мамаева, а также игроки сборной России, за которую раньше оба выступали, осторожно высказывались об обвинениях в избиении. Денис Черышев понадеялся, что «для ребят всё обойдётся», а главный тренер национальной команды Станислав Черчесов заявил: «Мы эту тему ни секунды не обсуждали». Во время разбирательств сборная готовилась к матчу со Швецией (игра закончилась нулевой ничьёй).

Открыто поддержал обвинённых спортсменов только нападающий Фёдор Смолов. В своём инстаграме он призвал дать Кокорину и Мамаеву возможность исправить ошибку и загладить вину перед пострадавшими. Смолов столкнулся с волной критики на ЧМ-2018: в игре против Хорватии он не реализовал послематчевый пенальти, попытавшись исполнить обманный удар.

Арест футболистов обсудили и в Твиттере. Пользователи разделились на два лагеря: одни отмечали, что в СИЗО стоит отправлять только в исключительных случаях, а другие утверждали, что решение суда — абсолютно справедливое.

Здесь находится опрос. Но он пока не работает в приложении.

Надо ли было отправлять Кокорина и Мамаева в СИЗО до суда?

Переголосовать

#кокоринмамаев #соцсети #обсуждения

{ "author_name": "Женя Кузьмин", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043a\u043e\u0440\u0438\u043d\u043c\u0430\u043c\u0430\u0435\u0432","\u0441\u043e\u0446\u0441\u0435\u0442\u0438","\u043e\u0431\u0441\u0443\u0436\u0434\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 104, "likes": 58, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "78225", "is_wide": "" }
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Популярные комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]