[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-101273134", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=byaeu&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid11=&puid12=&puid13=&puid14=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Владимир Климов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 108, "likes": 27, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "7936", "is_wide": "" }
Владимир Климов
7 238
Блоги

ЛГБТ в Путинской Москве: почему российская столица радужнее, чем вы думали

Тематические вечеринки в гей-барах найти проще простого, а «Grindr» показывает профили мужчин прямо на территории Кремля. Ждёт ли московских геев радужная перспектива два года спустя после принятия «закона о пропаганде»?

Поделиться

В избранное

В избранном

В 2013 году, когда Государственная Дума обсуждала новый закон о «гей-пропаганде», Красовский был известной персоной на российском телевидении, когда работал на новостном канале KontrTV, который и соосновал. Но, внезапно, под конец оживлённой дискуссии о готовящемся законопроекте о «пропаганде гомосексуализма», он в прямом эфире заявил: «Я гей. И я такой же человек, как Путин, Медведев или депутаты Думы». Менее, чем через неделю, Красовский уже не работал на KontrTV, клип с его признанием был удалён из архивов, а лицо было удалено с сайта канала.

И всё же, спросите Антона и его друзей, каково это — быть геем в Москве и они пожмут плечами. «Москва притягивает геев со всех концов России, так что здесь больше геев, чем где-либо в стране. И они все хотят лишь то, чего хочет каждый человек: любить кого-то».

Москва, в самом деле, намного радужней, чем может показаться на первый взгляд. Возможно, здесь и не так много ночных клубов исключительно гей-тематики (с заметным исключением в виде 5-этажного заведения Central Station), но многие бары и рестораны устраивают тематические вечера — от Кафе Март до знаменитых воскресных дискотек в Пропаганде. Когда же дело доходит до клубных вечеров, главной проблемой для геев в Москве становится, впрочем, не предубеждение окружающих, а то, что в России зовут «фэйс-контролем». Издание Daily Beast описывает этот процесс как «знакомство с нужными людьми — или обладание соответствующим внешним видом». В России также издаётся гей-журнал КВИР (на манер англ. слова «qweer», в широком смысле означающее причастность к ЛГБТ), богатый тематическими иллюстрациями и сочными картинками, скорее напоминающий Out Magazine, чем Advocate. Но со всем этим «хайпом» вокруг «анти-гейских» запретов в России на протяжении последних лет, удивительно, как толерантна может быть Москва.

«Как будто я слишком стар, чтобы знать об этом!», с напускной сердитостью отвечает Тим, мужчина в возрасте 22 лет, модель, на вопрос о том, стала ли жизнь в Москве труднее за последние пять лет. «Но нет, всё становится только лучше. Конечно, я не скрываю собственную ориентацию, потому что работаю модельном бизнесе — большинство людей на моей работе геи — но мне приходится это скрывать от некоторых других людей. Но гей-вечеринок в Москве всё больше, так что всё идет к лучшему».

Sanctions Bar, заведение с полуироничной анти-западной тематикой, украшенный нефтяными бочонками, туалетной бумагой с изображениями долларов и меню с перечёркнутой карикатурой на Барака Обаму, только недавно, без особой огласки, начал привлекать ЛГБТ-посетитилей. Тим носит голубую ленточку на запястье. «Белая значит, что одинок, красная — в отношениях, голубая — флирт. Они заставили нас выбрать что-то. Я не хотел».

В России, может быть, СМИ и не освещают жизнь ЛГБТ, но Тим смотрит E! и "Keeping up with Kardashians», считая Нью-Йорк своим духовным пристанищем. «И всё же, я мечтаю, что однажды смогу прогуливаться за руки со своим партнёром по улицам Москвы. Вот только я не думаю, что это когда-нибудь станет возможным».

Андрей, 27 лет, инженер, из тех парней, что приехали в столицу из деревень. Уроженец Грозного, он вырос в деревне под Москвой и переехал в столицу в 21 год. В Москву его привлекло «Евровидение», которое проводилось в городе в 2009 году. «Конечно, я тут же был поражён тем, что готова предложить столица», сказал он за чашкой кофе в жаркий июньский полдень на заднем дворе Кафе Март, что прямо за Московским музеем современного искусства. «В Грозном мне приходилось скрываться и от родителей, и от друзей. Но, конечно же, мне всё равно нужно было с кем-то встречаться для секса.»

Андрей использовал приложения, но по прибытии в Москву он понял, что ему больше не нужно быть столь скрытным — хотя он, по-прежнему, не рассказывает о себе на работе. «Мне становится не по себе, когда мужчины говорят о женщинах. Как-то коллега спросил меня, с какой из девушек я был бы не прочь пойти на свидание, на что я ответил, что не встречаюсь на рабочем месте».

Мобильные приложения сделали жизнь геев в Москве намного проще. Grindr никогда не был здесь столь популярен — взломанный файл местонахождения позволил нам обнаружить целый список потенциальных кандидатов — прямо в Кремле. Другое приложение, Hornet, также набирает популярность из-за возможности загружать как публичные, так и личные фотографии, доступные лишь по запросу. Новости об анти-ЛГБТ активистах, создающих аккаунты-«приманки» для того, чтобы избить и унизить (иногда даже с выкладыванием видео-записи в Интернет), заставила Андрея и его друзей быть более осторожными. «Я не приглашаю мужчин, которых нахожу в приложении, к себе домой. Мы встречаемся, говорим друг с другом, прогуливаемся». Он не показывает свою сексуальную ориентацию на людях. «С приходом приложений, ты часто находишь друзей в лице тех, о сексуальности которых никогда не задумывался. И уже затем ты можешь рассказать им о себе. В реальности же, знакомиться с мужчинами довольно опасно, если не знать наверняка. Даже не все геи признаются в этом».

Мероприятий, ориентированных на лесбиянок, в Москве меньше, но это не значит, что их нет вовсе. Среди наиболее популярных вечеринок, эксклюзивных только для женщин, наиболее заметна L-WORD, названная в честь американского сериала. Её проводит 29-летняя Карина Красавина.

L-WORD проходит каждые две недели в клубе в центре столицы и отметила свою шестилетнюю годовщину на минувших выходных. Красавина сказала, что власти не препятствовали их деятельности. Её бизнес-партнёр, 24-летняя Настя Лаут, только посмеялась на вопросы о безопасности.

«В Москве так много лесбиянок — мы теперь везде», — сказала она. «Это становится нормальным. Конечно, есть и те, кто не понимает и настроен негативно, но большинство поддерживает. Моя семья нормально к этому относится, как и мои друзья, так что я не чувствую себя в какой-либо опасности. Мы просто хорошо проводим время».

Но журналист и ЛГБТ-активистка Елена Костюченко не считает, что все лесбиянки могут вести столь открытый образ жизни. Она говорит, что даже там, где геи чувствуют себя вольготно, лесбиянки стараются не афишировать свою сексуальную ориентацию.

«Многие клубы ЛГБТ направленности выглядят, как обычные рестораны при свете дня — люди приходят туда за бизнес-ланчем или чем-то ещё. И только под покровом ночи они превращаются в клубы для геев и лесбиянок. Так что даже подобные заведения живут двойной жизнью», говорит она.

Присутствие лесбиянок в Москве несколько уменьшилось за последние годы, так как всё больше активных представителей ЛГБТ покидают страну из-за неблагоприятного политического климата. «Многие заведения позакрывались, я даже не знаю, куда теперь ходят люди, чтобы развлечься», призналась Костюченко.Но всё же она подчеркнула, что геям и лесбиянкам гораздо проще живётся в Москве или Санкт-Петербурге, чем где-либо ещё в России. «Да, и здесь есть некоторые сложности и приходится осторожничать, но это несоизмеримо с тем, что происходит в других регионах страны».

И в самом деле, московские представители ЛГБТ-сообщества кажутся скорее стоиками, нежели озлобленными. Они даже «захватили» в употребление оскорбление, которое обычно применяется против них же: если что-то странное или из ряда вон выходящее происходит в Европе, то они зовут её «Гейропой». Но что действительно беспокоит московских геев и лесбиянок, то это не страх за собственную безопасность и не отсутствие возможности встречать себе подобных. Их беспокоит отсутствие правого статуса своих отношений. Они не могут растить детей, передавать имущество и вместе им владеть без вмешательства со стороны государства или родственников.

Антон Красовский хочет детей, его партнёр Никита Иконников, который моложе его, нет. Беспокоится ли он, что москвичи не одобрят двоих мужчин, растящих ребёнка?

«Да, конечно. Но способы есть. Это возможно. Просто это опасно».

Он понимает, почему всё больше мужчин не хотят огласки в Москве, и, хотя, он надеется, что другие публичные фигуры последуют его примеру, он понимает причины, по которым они этого не делают. «Это тут же ставит тебя в самый низ пищевой цепочки. Ты становишься гастарбайтером в своей же стране». В целом, Красовский не вполне комфортно чувствует себя в роли гей-активиста. «Это не как в Америке: да, да, я так горжусь. В Москве мы, по большому счёту, просто пытаемся как-то выжить». Он в свойственном ему самокритичном стиле показывает свой профиль в Grindr. В приложении целый ряд сообщений от мужчин, большинство из которых спрашивает: «А ты вправду Антон Красовский?», но и среди них затесалось одно выделяющееся: «Здорово видеть тебя здесь».

Возможно, он самый известный открытый гей в Москве, но, кажется, и он стыдится своего решения рассказать обо всём в прямом эфире, продолжая отклонять вопросы, адресованные его друзьям. И всё же, он, почти смущаясь, признаётся, что знает, почему он сделал это. «Это страшно (раскрывать себя). Даже в Англии иногда это страшно. Но лучше вступить в бой и погибнуть в нём, чем бояться всю жизнь, отсиживаясь в бомбоубежище».

Vlad Prist, огромное спасибо за перевод статьи опубликованной в theguardian

Любите и будьте любимы!

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": true }

Лучшие комментарии

Дискуссии по теме
доступны только владельцам клубного аккаунта

Купить за 75₽
Авторизоваться

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность писать комментарии и статьи
  • общение с членами клуба
Подробнее

Преимущества
клубного аккаунта

  • отсутствие рекламы
  • возможность читать и писать комментарии
  • общение с членами клуба
  • возможность создавать записи

Сколько это стоит?

Членство в клубе стоит всего 75₽ в месяц. Или даже дешевле при оплате за год.

Что такое клуб?

Клуб ТЖ это сообщество единомышленников. Мы любим читать новости, любим писать статьи, любим общаться друг с другом.

Вступить в клуб

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Вы не против подписаться на важные новости от TJ?

Нет, не против