Разборы
DELETED
14 427

Почему либерализация оружия — это хорошо, и каким должно быть оружейное законодательство

Мне надоело писать одно и то же в каждом треде о либерализации оружия, и я решил собрать свои аргументы «за», подкреплённые статистикой, в одном посте.

В закладки

Почему либерализация оружия — это хорошо?

Наверное, самый популярный, и самый логичный аргумент звучит примерно так: «Чем больше законопослушных граждан имеют огнестрельное оружие, тем сложнее живётся преступникам».

В ответ на это, как правило, следует аргумент вроде «Так ведь тогда преступникам будет проще купить оружие, и его станет больше».

Звучит логично, но это не так. Ни один преступник в здравом уме не пойдёт на преступление с легально купленным «стволом», потому что это существенно упрощает его идентификацию. Например, в странах, где нарезное оружие проходит контрольный отстрел (в том числе в РФ) преступника «сдадут» следы от нарезов, а в США, где практики контрольного отстрела нет, круг подозреваемых можно сузить, выяснив, в какое время и где было приобретено оружие, ведь по пуле можно определить модель.

Чтобы не быть голословным, приведу статистику:

По данным Бюро по контролю за оборотом алкоголя, табака и оружия (BATF) США, 93% стволов, применяемых преступниками, приобретается незаконным путём.

Около 500 преступлений в год совершается с зарегистрированным огнестрельным оружием в РФ.

К последнему пункту необходимо сделать пару дополнений.

Во-первых, оружия в РФ не так уж и мало. За последние несколько лет Росгвардия не публиковала официальной статистики, но по неофициальным оценкам сейчас на руках около 10 миллионов единиц зарегистрированного оружия, в основном охотничьего.

Во-вторых, разделения по типу преступлений нет, и в это число попали в том числе и случаи неудачной самообороны (с превышением пределов), а их, по моему личному мнению, немало. Туда же, скорее всего, попали грубые нарушения техники безопасности на охоте, которые привели к ранениям/смертям, увы, их немало. Возможно, там также учитывалось браконьерство. В общем, при немалом количестве оружия на руках мы получаем крайне низкий уровень преступлений в «классическом» понимании.

Более того, сама Росгвардия заявляет (хотя им подобные заявления невыгодны, почему — рассмотрим позже), что «официально зарегистрированное оружие редко используется при совершении преступлений».

Всего от огнестрельных ранений в РФ погибает 4-5 тысяч человек в год. Именно погибает, всего же их явно больше. Если отбросить самооборону и неумышленные преступления, то сколько процентов преступлений с оружием совершается владельцами легального оружия? Думаю, менее 1%.

Выходит, в стране, где любой гражданин может очень легко купить легальное огнестрельное оружие, с легальным оружием почти не совершается преступлений.

Запрет гражданского оружия никак не снизит преступность. Преступник всегда сможет добыть оружие, а законопослушный гражданин — нет.

В РФ очень немаленький рынок нелегального оружия. Только в 2015 году было зарегистрировано 27 тысяч фактов незаконного оборота оружия (а во сколько раз больше не зарегистрировано?).

Даже если полностью запретить гражданское оружие, чёрный рынок никак не изменится, потому что нелегальное оружие получается другим путём. Это и «эхо войны», и пропавшие у военных «стволы» (а их «потерялось» очень много, особенно в 90-х), и украденные у полиции, и даже переделанное охолощённое/сигнальное оружие.

В идеальном мире, конечно, если ты запретишь оружие, то преступники скажут: «Ну ОК, раз нельзя, то я не буду покупать вон тот ТТ, пропавший с военного склада». Но в реальности это так не работает — просто законопослушные граждане лишатся возможности обладать оружием.

Кто-то может сказать, что «даже те проценты преступлений с легальным оружием — это тоже важно». Да, каждая жизнь важна. Но сколько человек спасли свои жизнь или здоровье благодаря обладанию оружием? Думаю, что немало.

По данным исследования Клека и Герца, ежегодно в США происходит более 2,5 миллионов случаев применения оружия для самозащиты (в том числе и без стрельбы).

Лишь в 2% случаев граждане ошибочно принимали за преступника невинного человека, тогда как доля ошибок у полицейских достигала 11%.

Каков опыт других стран?

Магазин оружия в Праге

Посмотрим на статистику убийств с применением огнестрельного оружия в разных странах с привязкой к оружейному законодательству. Нас интересует столбец «Homicide» — количество убийств в год на 100 тысяч населения. Учитываются все убийства — и с легальным оружием, и с нелегальным.

Возьмём, например, Бразилию. С начала 2019 года там легализуется владение оружием, но в 2012 году, для которого доступна статистика, огнестрельное оружие регулировалось очень жёстко. В итоге имеем 20,7 убийства на 100 тысяч населения в год.

В США, где во многих штатах любой человек может купить почти любое оружие в местном аналоге «Пятёрочки» без каких-либо разрешений — 4,46 убийства.

Посмотрим на страны, более близкие к России «по духу» — Чехию или Эстонию. В этих странах очень либеральное оружейное законодательство: в «Пятёрочке», конечно, пистолет не купишь, но и сильных проблем с приобретением там нет.

В Чехии0,15 убийства, в Эстонии столько же. Чуть больше, чем в Беларуси, где разрешено только охотничье оружие (0,14). В Великобритании немногим меньше — 0,06, а там огнестрельное оружие регулируется очень жёстко (вместо него теперь идут в ход ножи). В этой стране даже у полиции огнестрельное оружие встречается нечасто.

В Израиле всего 1,04 убийства, хотя там у населения очень много оружия и страна находится в постоянном состоянии войны.

В Германии, где разрешено по сути только охотничье оружие — 1,01. Если точнее, там можно получить разрешение на ношение самооборонного оружия, но сделать это почти нереально.

В Молдавии разрешено почти любое огнестрельное оружие (включая пистолеты), и это явно менее цивилизованная страна, чем, к примеру, Германия. Её показатель — 0,45. В два с лишним раза меньше!

Дальше перечислять не буду, можете посмотреть по ссылке выше, думаю, тенденция ясна. Либерализация оружия не увеличивает количество преступлений, связанных с оружием. Причину я объяснил в предыдущей части поста — преступники не пользуются легальным оружием.

После запрета оружия связи с резонансным массовым расстрелом в Австралии и изъятия у местного населения 640 381 единицы оружия число убийств с оружием выросло на 19%, вооружённых грабежей — на 69%, вторжений в дома — на 21%. Только в Сиднее количество вооружённых грабежей выросло за год на 160%. Между тем в течение 15 лет до запрета количество преступлений с оружием неуклонно падало, в среднем на 66% за десятилетие.

В 70-80 годах в Канаде вводились жесткие ограничения на владение и приобретение оружия. В 1978 году власти начали кампанию по ограничению продажи оружия населению и его изъятию. В результате с 1978 по 1986 годы рост преступности составил 45%, причём в северных штатах США, где не вводились подобные ограничения, роста преступлений не было.

США — тоже не исключение. Абсолютная величина преступлений с легальным оружием там огромная по сравнению с другими странами, но и оружия там в десятки и сотни раз больше: 40% населения вооружены, а общее количество оружия на руках превышает количество жителей.

Кстати, владельцы гражданского оружия в основном более законопослушны, чем прочие.

Лицензированные владельцы оружия в Техасе в 7,6 раза реже задерживаются за нарушения общественного порядка, чем их рядовые сограждане.

Лично я замечал, что владельцы оружия намного более «адекватны» в общении: не знаю, как это правильно выразить, более вежливые, мягкие и так далее. Вероятно, это связано с тем, что владелец оружия понимает ответственность за последствия вероятного конфликта.

Какие минусы либерализации оружия?

Есть опасения, что с либерализацией (если таковая когда-нибудь произойдёт) пистолетов в РФ возрастёт количество преступлений на базе бытовых конфликтов: если сейчас некоторые владельцы устраивают перестрелки на травматах (лол), то потом они будут происходить на вполне настоящих пистолетах.

С одной стороны, это достаточно логично. С другой — опыт других стран показывает, что ничего страшного при этом не происходит.

80% раненых из короткоствольного оружия остаются в живых. В случае ранений из гладкоствольного оружия вероятность выжить снижается до 10%.

Это тоже немаловажный факт. От одного выстрела из пистолета погибают только в фильмах, в реальности люди периодически выживают даже после 10 попаданий из пистолета. С гладкоствольным (в основном, охотничьим) оружием всё печальнее: из него обычно стреляют дробью с огромной энергией, повреждающей множество органов, из-за чего шансов выжить крайне мало.

О культуре владения оружием

Оружие концерна «Калашников» на «Армии 2019»

Сторонники запрета оружия также часто указывают на то, что у жителей СНГ нет «культуры владения оружием».

Тут, во-первых, нужно понимать, что «культура» не берётся из ниоткуда. Она начинает появляться в тот момент, когда у населения появляется оружие.

Во-вторых, ряд постсоветских стран легализовал оружие, и там всё отлично — Чехия и Эстония из примера выше.

В-третьих, эта культура на самом деле есть, просто обыватель её не видит. У каждого двадцатого жителя РФ есть огнестрельное оружие, а если брать только взрослых дееспособных мужчин (именно они владеют оружием), то, наверное, у каждого пятого. То есть по статистике в твоём подъезде у нескольких человек есть легальное оружие. И как, часто стреляют?

А что с «массшутингами»?

Это, конечно, проблема, но ни в коем случае не повод для запрета оружия.

Во-первых, они происходят, в основном, в США, где оружие продаётся слишком свободно. В других странах с либеральным оружейным законодательством это редкость. Вы помните массшутинги в Чехии, Эстонии или Молдавии? Я тоже нет. Каким должно быть законодательство, чтобы их стало меньше — чуть позже.

Во-вторых, это не такая страшная проблема, на самом деле. Сколько людей гибнет в результате масс-шутингов? От силы сотня-две в год. А сколько жизней спасено благодаря гражданскому оружию? Об этом уже было выше.

В-третьих, такие инциденты происходят, в основном, в так называемых «guns-free» зонах, т.е. там, где у «обычных» людей нет оружия. Это неудивительно: при выборе из двух стульев даже поехавший выберет тот, где больше шансов набрать побольше фрагов.

В-четвёртых, наиболее эффективное оружие для массшутингов — дробовики. Их никто и никогда не позволит запретить, даже в Великобритании. Это — основное охотничье и достаточно популярное в спорте оружие. А с пистолетами, самым популярным самооборонным оружием, массшутингов почти не бывает.

Каким должно быть оружейное законодательство?

Далее — субъективщина, основанная на моих наблюдениях за опытом других стран.

На мой взгляд, в РФ почти идеальное оружейное законодательство. Почти, потому что я бы добавил несколько вещей:

  • Разрешить ношение короткоствольного нарезного оружия (то есть пистолетов);
  • Снизить стаж для покупки нарезного оружия с пяти до трёх лет (за эту инициативу, кстати, сейчас идёт борьба);
  • Вернуть предельную мощность травматического оружия в 200+ Дж (с 2012 года — 91 Дж);
  • Разрешить обратно импорт травматического оружия (запрещён в 2012, это плохо сказалось на качестве и ценах);
  • Ужесточить контроль за состоянием здоровья. За допуск людей с нарушениями в психическом здоровье должна быть уголовная ответственность у врача, который подписал медицинское заключение о пригодности. Возможно, следует сделать медкомиссии более частыми (сейчас их нужно проходить лишь раз в 5 лет);
  • Упростить сертификацию стрелковых объектов. Сейчас зарегистрировать стрелковый объект, не имея много денег и связей, почти нереально;
  • Не запрещать владение оружием тем, кто употребляет лёгкие вещества вроде марихуаны (тут я не эксперт, но, думаю, можно разделить вещества на опасные и неопасные).

Для тех, кто не знаком с российским оружейным законодательством, вкратце мои предложения (вместе с описанным выше) можно сформулировать так:

Каждый психически здоровый гражданин, не употребляющий наркотики (кроме тех, что выше) и не являющийся алкоголиком (не знаю, как это можно отследить) должен иметь право на приобретение любого неавтоматического огнестрельного оружия.

При этом оружие не должно продаваться в каждом магазине: для его приобретения нужно пройти медкомиссию и курсы обращения с оружием.

Нарезное оружие должно проходить обязательный контрольный отстрел для идентификации по следам на пуле в случае совершения преступления. У контролирующего органа (полиции, а в нашем случае — Росгвардии) должен быть список владельцев оружия.

При таком подходе «и овцы целы, и волки сыты»: преступлений с оружием станет ещё меньше, так как преступник с нелегальным оружием будет знать, что ему могут дать отпор, а с легальным — что его 100% найдут.

Меньше поехавших смогут получить доступ к оружию, а для законопослушных владельцев всё только улучшится.

По поводу автоматического оружия: я считаю, что гражданского автоматического оружия быть не должно. Практической пользы от него в гражданском применении нет ни в самообороне, ни в охоте, ни в спорте, а вот при совершении преступлений, в том числе при массшутингах, оно явно лучше полуавтоматического.

В 2008 году в Московской области по данным регионального отдела МВД граждане 30 раз применяли в целях самообороны травматическое оружие, и каждый подобный случай был признан органами правопорядка законным. Ежегодно в Москве по данным генерал-лейтенанта милиции Александра Гурова травматическое оружие в целях самообороны используется более 500 раз. При этом от травматического оружия на всю страну за последние 5 лет по данным МВД было убито (включая случаи суицида и самообороны) не более 100 человек.

Роль государства

В идеальном мире государство должно пропагандировать владение оружием. В разных аспектах: для самообороны, для охоты, для спорта.

Все эти пункты полезны для государства: первый снижает нагрузку на полицию, второй помогает в сохранении природы (да, ведь каждый год в каждом охотхозяйстве регулируют численность лосей, мишек, волков и лис, поскольку «не трогать» их нельзя из-за слишком сильного вмешательства человека в природу, к тому же, на деньги охотников, а стоит охота немало, животных кормят и защищают), третий косвенно снижает нагрузку на полицию, ведь чем больше людей умеет правильно обращаться с оружием, тем меньше будет преступлений.

В реальном мире оно так не работает. Нигде, даже в США.

Дело в том, что вооружённое население — проблема для правительства. Любого. Если у населения много оружия, то становится проблематично делать им массаж дубинками в случае сильного недовольства этого самого населения. Даже если у тебя сотни тысяч нацгвардейцев — они ничего не смогут (да и не захотят) противопоставить нескольким десяткам миллионов вооружённых граждан.

Поэтому правительства всех стран, включая США, пытаются снизить количество владельцев оружия. Как напрямую, законодательно, так и через СМИ, формируя мнение, что «огнестрельное оружие — это, вообще-то, опасно».

Именно поэтому я выше писал, что высказывание Росгвардии про то, что «с легальным оружием совершается мало преступлений» выглядит очень необычно. Учитывая специализацию нашей национальной гвардии, они должны были написать обратное. С другой стороны, по моему мнению, работники ОЛРР (подразделения Росгвардии, занимающиеся гражданским оружием) в основном очень адекватные и приятные в общении люди, так что, возможно, они и правда отличаются от остальных росгвардейцев.

Вот тут (к сожалению, ссылка на «Пикабу», но тем не менее) можно увидеть немаленький список фактов про влияние оружия на преступность. Часть из них вызывает сомнения, но большая часть выглядит логично.

В заключение, как обычно, советую вооружаться. Оружие в РФ относительно дешёвое, получается очень просто, и есть не просит.

Материал дополнен редакцией

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы рассказать свою историю.

Написать
{ "author_name": "DELETED", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440\u044b","\u043e\u0440\u0443\u0436\u0438\u0435"], "comments": 451, "likes": 169, "favorites": 237, "is_advertisement": false, "subsite_label": "analysis", "id": 110616, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 09 Aug 2019 22:15:36 +0300", "is_special": false }
Комментарии

Индийский браслет

11

По твоей же статистике:

В Чехии (разрешены пистолеты) 0.15 убийств, в Эстонии — столько же. Чуть больше, чем в Беларуси, где разрешено только охотничье оружие (0.14). В Великобритании немногим меньше — 0.06, а там огнестрельное оружие регулируется очень жёстко

Получается, что между Беларусью и Чехией разницы нет, а вот в Британии, где жёсткий запрет - ситуация лучше.

Я полагаю, она там лучше не только из-за запрета оружия, а из-за того, что там в целом полиция лучше.
Но вот Чехия и Беларусь к нам ближе по духу, и что-то я не вижу повода разрешать пистолеты

Всемирный хот-дог

14

Спасибо за лонгрид. Добавил в избранное.

Разный каякер

19

Удивляет чрезмерная гордыня противников в комментариях, мол: я то вот адекватный, за то остальные поехавшие и ненормальные. По-моему вообще очень иронично выступать против легализации в стране, где правительство вытирает ноги о собственных граждан чуть ли не каждый день.

Разборы
дискуссии в сообществе доступны только владельцам клубного аккаунта
С клубным аккаунтом вы сможете
создавать записи и вести дискуссии в закрытых сообществах
наслаждаться нашим сайтом без рекламы
помочь проекту и почувствовать себя лучше
Купить за 75₽
Обсуждаемое
Интернет и мемы
«Я считаю, это хорошая стабильность»: интервью москвички о протестах привело к её деанону и серии пародий
В разговоре с TJ женщина заявила об угрозах в личных сообщениях и сказала, что её слова исказили.
Технологии
Смартфон с тремя камерами DOOGEE N20 дебютирует на российском рынке
Смотрите, что китайцы сделали.. Интересно, а наши смогут такой телефон когда-нибудь сделать? Как думаете?
Интернет и мемы
Жизнь после новости про упавшую сосиску и ролика о лучшем файлообменнике: куда пропали Ева Морозова и Юлия Якубеня
Неожиданная популярность, преследование в жизни и соцсетях, отказ от съёмок роликов, создание мемных комиксов и основание своего магазина.

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovy", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "ccydt", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]