{"id":920,"title":"\u0422\u0435\u043b\u0435\u043f\u043e\u0440\u0442\u0430\u0446\u0438\u044f \u0440\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u043d\u044b\u0445 \u043a\u0430\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u0439 \u0438\u0437 \u00ab\u042f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441\u0430\u00bb \u0432 Google","url":"\/redirect?component=advertising&id=920&url=https:\/\/vc.ru\/promo\/321806-kak-ne-zamorachivatsya-s-reklamnoy-kampaniey-i-bystro-nastroit-ee-v-google-obyasnyaem-v-5-50-i-500-slovah&placeBit=1&hash=a4cc075f73c41136fd9c9b8835557576fcd53f2c5d7a3dc508893ba05402731e","isPaidAndBannersEnabled":false}
Разборы
Gepatit-ABC.ru

Доступность лечения Гепатита С в России и СНГ

В 2021-году можно однозначно заявить: Гепатит С излечим. Но могут ли позволить себе терапию жители разных стран? Наглядно расскажем в материале на примере граждан СНГ. Исследование проведено редакцией информационного портала gepatit-abc.ru

иллюстрация из открытого источника

С 2016-го года ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) рекомендует использовать для лечения Гепатита С новую схему терапии на основе софосбувира, называя прежнюю интерфероновую терапию неэффективной и вредной для здоровья.

Курс лечения чаще всего состоит из приёма таблеток в течение 12-ти недель, при этом человек не меняет привычный образ жизни и вылечивается с вероятностью 95–100% (против 40–60% у интерфероновой терапии, которая включает множество неудобств из-за инъекционного способа применения и побочных эффектов). То есть человечество могло бы избавиться от Гепатита С за несколько лет, если бы не один нюанс.

Софосбувир был изобретен компанией Pharmasset Inc. («Фармассет»), а в 2011 году «Фармассет» выкуплен компанией Gilead Sciences («Гилеад»). Став монополистами, они установили цену на софосбувир, исходя из стоимости в 1 000 долларов за таблетку, что сделало один грамм софосбувира в 67 раз дороже, чем один грамм золота.

Неутешительная статистика

В то же время эпидемиологическая нагрузка во всём мире находится на критически высоком уровне. Это видно на примере стран СНГ:

Распространение гепатита С (общее и среди ЛУИН)
Gepatit ABC

Однако процентное соотношение не всегда может дать однозначную картину. Как оценить 4% — это много или мало?

В следующей таблице мы привели данные о количестве человек, живущих с ВГС, опираясь на статистические данные из открытых источников. Видно, что речь идёт о сотнях тысяч и даже миллионах людей:

Распространение гепатита С Gepatit ABC

Для понимания масштаба: численность жителей Екатеринбурга — около 1,5 миллиона человек. Получается, что число носителей ВГС в России в 4 раза больше одного из крупнейших городов страны.

Численность заболевших ВГС и городов РФ
Gepatit ABC

Кроме того, поскольку пути передачи ВГС и ВИЧ пересекаются, часто встречается коинфекция этими вирусами. В нескольких исследованиях показано, что у пациентов с коинфекцией ВИЧ/ВГС фиброз печени прогрессирует быстрее. Так как ВИЧ-инфекция ускоряет прогрессирование связанного с ВГС-инфекцией поражения печени, особенно у пациентов с более выраженным иммунодефицитом.

Распространенность ВГC-инфекции среди ВИЧ-инфицированных лиц в Европейском регионе ВОЗ очень велика и составляет, в среднем, 40%, а в городах достигает 50–90%.

Коинфекция гепатита С и ВИЧ
Gepatit ABC

Согласно данным исследования EuroSIDA, в Восточной и Южной Европе она выше (47,7 и 44,9% соответственно), чем в Северной (24,5%), поскольку в первых двух регионах гораздо шире распространено употребление инъекционных наркотиков.

Доступность диагностики

Во многих странах доступ к диагностике и лечению продолжает оставаться острой проблемой. Так, в Белоруссии бесплатное тестирование доступно только пациентам, которые готовы предоставить паспорт. В Беларуси, Казахстане и России практикуется обязательное тестирование для определенных категорий населения. Также большой проблемой остается доступность к лечению для ключевых групп, проживающих в Беларуси и России.

Вывод о доступности тестирования можно сделать, проанализировав цены на анализы в частных лабораториях. При этом нужно иметь в виду разный уровень дохода в странах и городах СНГ.

Стоимость диагностики
Gepatit ABC

Национальные программы лечения

Если эпидемиологическая нагрузка так высока, то государство должно обратить внимание на эту проблему и принять меры.

Проанализируем, что же делается для этого в наших странах в рамках национальных программ лечения.

Нацпрограммы лечения Gepatit ABC

При этом большая часть терапии проходит по схеме PEG-IFN/RBV. Безусловно, в рамках программ здравоохранения принимаются меры для повышения доступности диагностики и лечения ВГС.Однако даже “бесплатное лечение” порой становится неподъёмным по цене.

Например, пациенты с гепатитом C из Подмосковья перестали получать бесплатные препараты — прямо посреди курса лечения. Местный фонд ОМС предложил им докупить лекарства за свой счёт.

Кроме этого, существуют обстоятельства, которые препятствуют масштабной борьбе с вирусом на государственном уровне.

Доступность препаратов

Монопольное положение компании Gilead как патентообладателя является основной причиной высоких цен. Однако, неправительственные организации прикладывают усилия к устранению барьеров, связанных с интеллектуальной собственностью, для доступа к лечению. Например оспаривают патенты, блокирующие выход на рынок компаний, производящих более дешевые дженерики.

В настоящее время ведется работа по оспариванию патентов на ПППД, главным образом на софосбувир, являющийся основной большинства предпочтительных схем лечения ВГС. Например, правительство РФ внесло в Госдуму законопроект о принудительном лицензировании.

Вместе с этим Президиум Суда по интеллектуальным правам оставил без изменения предыдущее решение СИП по делу № СИП-740/2018, тем самым обязав Роспатент продлить до 25 марта 2031 года уже имеющийся 20-летний срок патентной защиты прав Gilead Sciences, то есть ждать Российский софосбувир придётся ещё минимум 10 лет.

Для наглядности сравним. если бы у России была возможность закупать препараты по цене индийский производителей, как минимум в том же объёме бюджета, то вместо 12 000 курсов терапии появилась возможность обеспечить лекарствами более 100 000 человек. Это позволило бы практически полностью избавиться от ВГС на территории России за несколько десятков лет.

Количество возможных вылечившихся пациентов
Gepatit ABC

Есть ли альтернатива дорогостоящему лечению?

В сентябре 2014 года компания «Гилеад» подписала соглашение с 7 основными фармпроизводителями в Индии, которое позволяло этим компаниям производить софосбувир и софосбувир/ледипасвир для 91 развивающейся страны, но ограничивало их права на продажу на основных рынках компании «Гилеад», таких как США и Евросоюз, а также в других странах, в том числе в России.

На данный момент лицензия есть у 11 индийских компаний на производство и продажу для 101 страны, в 2017 году в список была включена Украина и Беларусь, но не Россия.

То есть, если сохранять нынешний объём лечения, за ближайшие 10 лет до разблокировки патента вылечится около 120 000 человек. При том что ежегодно гепатит С выявляется у 48 000 человек.

Как развивалась бы динамика распространения ВГС, если бы была возможность закупать индийское лечение?

Перспективы распространения ВГС
Gepatit ABC

Даже по приблизительным подсчётам, текущими темпами лечения прирост больных только за 10 лет составит около 360 000 человек. При этом, если бы была возможность закупать в тех же объёмах индийские препараты, за 60 лет возможно свести заболеваемость практически к нулю!

Сейчас же многие пациенты просто не имеют возможности оплатить лечение, но и ждать с моря погоды несколько лет тоже не могут.

Ведь в вопросах здоровья время — критичный фактор.

Если вы хотите узнать больше о диагностике и лечении гепатита С и других заболеваний, переходите на информационный портал gepatit-abc.ru

0
40 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
Alexander Personazhe

Ситуация печальная, конечно.
Предвижу бурление говн с криками о «проклятых капиталистах», которые «задрали цену» на своё лекарство и не хотят «творить добро» и бесплатно раздавать патенты (а лучше — готовый препарат) всем желающим. Но тут такая проблема — разработка подобных препаратов длится годами, если не десятилетиями. И это очень, ОЧЕНЬ дорого. Речь наверняка даже не о десятках, а о сотнях миллионов долларов, если не о миллиардах. Нужно закупать, модернизировать и обслуживать невероятно дорогое оборудование, реактивы и сопутствующую технику попроще. Нужно для всего этого построить и поддерживать в надлежащем состоянии помещения. Нужно найти квалифицированный медицинский, научный и вспомогательный персонал и оплачивать их труд. Нужны передовые научные работники, нужно сотрудничать с передовыми институтами, содержать лаборатории, оплачивать тестирование сначала на животных, а потом на людях. И это всё в кучу этапов, с огромным количеством юридических задержек, с поиском сырья, пробами и ошибками, попытками и неудачами, и это, повторюсь, занимает годы и годы. И в течение всех этих лет компания должна на это тратить деньги. Очень много денег, просто неприлично много денег. И нередко при этом нет практически никаких гарантий, что всё это закончится успешно и препарат получится разработать, чтобы он начал приносить прибыль. Вполне ведь может оказаться так, что десяток лет и десятки миллионов долларов были потрачены просто ради того, чтобы выяснить, что то или иное соединение или механизм, даже если и казались перспективными изначально, «в пробирке», в итоге оказались неэффективными или даже небезопасными.
И компании продолжают в это вкладываться. Причём ведь не только в данный препарат, но и в разработку других лекарств, которые в будущем смогут спасать от других болезней. Или не смогут — но для того, чтобы это выяснить, нужно сначала вбухать десятки миллионов долларов и годы труда, чтобы узнать это. Никто ведь не гарантирует удачного исхода всех этих изысканий.
В общем, крики о «проклятых капиталистах», которые «задрали цены», на самом деле немного мимо кассы. Потому что значительная доля доходов от продажи таких лекарств идёт на разработку новых лекарств.
Можно, конечно, сейчас начать играть в социализм и раздавать всем желающим лекарство за три копейки. Но тогда на вакцину от следующего условного коронавируса можно не расчитывать.

Ответить
9
Развернуть ветку
Павел Макров

Точка зрения ясна, но экономический эффект от потери трудоспособности и преждевременной смертности от гепатита С в течение 20 лет действия патента скорее всего в несколько раз больше, чем эконом эффект отдельной компании от этого патента.

Следует ли обществу ждать столько? Сомневаюсь.

Ответить
0
Развернуть ветку
Дмитрий М

Государства просто должны иметь возможность покупать лицензии, или, прости Господи, скидываться, чтобы покрыть издержки R&D компании, выпустившей доказанно эффективный препарат.

Ответить
0
Развернуть ветку
Alexander Personazhe

Так покрыть издержки R&D очень просто — достаточно покупать у компании препарат. Тут ведь дело в том, что, как я уже указывал выше, приличная часть дохода от продажи успешных препаратов направляется на R&D по созданию новых препаратов, далеко не все из которых окажутся удачными, к сожалению. И если государства будут покрывать только затраты на R&D по созданию успешных препаратов, то скоро компании перестанут этим заниматься вообще. Потому что это так себе лотерея получается — компания тратит десять лет и десятки, если не сотни миллионов долларов на R&D по целому ряду препаратов. И вот, спустя десятилетие, один или два препарата оказываются эффективными, а остальные 10, например — нет. И тут приходит государство такое и говорит: «А что тут у нас, успешный препарат? Во сколько обошлось создание, в 15 миллионов? Отлично, вот вам 15 миллионов, и мы этот успешный препарат забираем себе. А 10 препаратов, которые не получились, но тоже отняли 10 лет и сотни миллионов долларов у компании — ну, это уже проблемы компании, препараты же не получились!».
Компания вкладывает деньги в десятки разных проектов в расчёте на то, что когда хотя бы один из них станет успешным, то прибыль от него покроет расходы на все остальные проекты. Нельзя просто забрать удачное решение, компенсировав затраты только на него — эта бизнес-модель не так работает.

Ответить
1
Развернуть ветку
Дмитрий М

Блэт, ты прав.

Ответить
0
Развернуть ветку
Дмитрий М

Ну тогда скинутся и сотку сверху!

Ответить
0
Развернуть ветку
Alexander Personazhe

Что значит «следует ли обществу ждать»? Не следует, конечно. Раз в обществе существует такая проблема, то обществу следует требовать от властей закупки лекарств вместо, скажем, строительства не слишком-то нужных памятников, зоопарков, закупки для чиновников дорогих автомобилей, помощи «друзьям власти» и так далее. Потому что странная позиция получается — раз в обществе проблема, то платить за решение этой проблемы должен бизнес, а налоги пускай и дальше идут на ненужные пиар-проекты.

Ответить
1
Развернуть ветку
Павел Макров

Не думаю, что государству следует отказываться от строительства зоопарков ради удовлетворения рентабельность фармацевтического бизнеса, с учетом того, что эта информация является коммерческой тайной.
Как я до этого отмечал в другом комментарии, мне странно слышать рассуждения о том, насколько дорогие R&D и прочие капитализируемые затраты и какую огромную роль они несут в себестоимости лекарств, с учетом того, что ни одна компания не представляет полной информации о себестоимости препарата (к сожалению бухгалтерская отчетность не позволяет оценить такой параметр).

Почему-то мы решаем верить на слово фармацевтической компании в течение 20 лет (время действия патента), хотя объективно они могли вести широкий фундаментальный НИОКР который только косвенно затрагивал выпущенный препарат, но списать эти затраты под препарат с помощью распределения пропорционально какого-нибудь коэффициенту.

Мне кажется неверным путем полная легализацию дженериков и принудительное лицензирование для всех препаратов, но верным общественное обсуждение маржинальности лекарственных средств. Прозрачная финансовая отчетность этих компаний в первую очередь, своеобразные аналоги налоговых витрин.

Ответить
0
Развернуть ветку
Alexander Personazhe

Хорошо, объясню иначе: если государство припрётся и начнёт лезть в дела частных компаний, бубня что-то про «Это неправильно, мы не хотим жертвовать качельками и карусельками, ща мы тут всё зарегулируем, патенты «принудительно перелицензируем», а ну-ка отчётность публичную все быстро сделали», то в скором времени инвесторы и компании просто перестанут вкладывать деньги в разработку лекарств. Потому что кому нужна такая лотерея, когда ты тратишь кучу времени и денег в расчёте на успех, а когда успех наконец-то приходит — тут же приходит государство и запускает лапу в твой успех, потому что «ну блин, ну это же во имя общего дела». И всё, никто не будет разрабатывать новые лекарства.

Ответить
0
Развернуть ветку
Павел Макров

Европейский союз заставил в судебном порядке Майкрософт не препятствовать сторонним разработчикам создавать ПО для Виндоус ещё в 2004 году, хотя это ухудшало положение Майкрософт и снижало привлекательность дальнейших R&D в этом направлении.

Но как мы видим спустя много лет, ничего страшного не случилось.

Почему же тогда конкретно здесь вдруг все поменяется и все резко перестанут разрабатывать препараты?

Я думаю если компания выдвигает тезис, что принудительное лицензирование например препаратов против ВИЧ/СПИД убьет наши R&D, тогда пусть приводят доказательства с расчетами и понесенные затратами, тогда будет конструктивное обсуждение.

Если этих доказательств нет, то почему я должен верить их словам, особенно имея такие примеры как Майкрософт?

Ответить
0
Развернуть ветку
Удивленный звук

Дженерики спасают миллионы жизней, то что держатели патентов теряют время от времени в прибыли на некоторых рынках- это их риски, которые они закладывают в том числе в стоимость препаратов. В России есть процедура принудительного лицензирования- это когда дженерик на лекарство может быть зарегистрирован до истечения действия  патента.

Бюджет не резиновый, и если есть выбор стоит как приобрести 10 тыс. доз у держателя патента или приобрести 100 тыс. доз хорошего дженерика- то выбор за последним., очевидно.

Эти слезливые сказки про дорогое оборудование и разработку себе в убыток- просто попытка лоббистов выбить бОльший бюджет у Минздравов на свою линейку лекарств, очевидно же.

Ответить
4
Развернуть ветку
Удивленный звук

То есть воровать - это нормально? РФ вроде не относится к бедным стпанам. Или относится?

В 2019 софосбувир оставил в бюджете больничной кассы Эстонии дырку в 30 миллионов евро. Препарат закупался только для пациентов с поражениями печени от второй степени. Мы не бедная страна, но всё равно...

Ответить
1
Развернуть ветку
Удивленный звук

Что воровство а что нет, однозначно определяет государство в своих законах. Наши законы позволяют нам создавать дженерики.
На текущем этапе это вопрос выживания. Когда разбогатеем, тогда будем думать обо всех правообладателях, сейчас пока так.

Ответить
–2
Развернуть ветку
Alexander Personazhe

Это чистой воды лицемерие. «Ну нам сейчас очень надо, но мы просто уже денег потратили на дворцы, яхты, оффшоры, Чечню с Крымом и прочие антисанкции. Поэтому мы сейчас украдём, но как будто это не мы, как будто мы в домике и это не считается. А там дальше посмотрим — вдруг кто ещё чего полезного разработает, так мы и это украдём (в смысле "принудительно лицензируем")».
И то верно — зачем вкладывать деньги в разработку или закупку лекарств, если можно просто украсть то, что уже создали другие. Когда очень надо — просто называешь воровство другим словом, и как бы уже не так стыдно (хотя где стыд и где эрэфия)…

Ответить
4
Развернуть ветку
Удивленный звук

Ещё полвека будем воровать, а может и больше) Китай так стал второй экономикой Мира. Воруем западные технологии и строим своё производство. Фармацевтические компании не отказываются работать в России- судятся, иногда выигрывают, иногда проигрывают, но работают. Это нормально. Выбор работать или нет на российском рынке всегда за ними.
 Главное что правила ясны.

Ответить
1
Развернуть ветку
Удивленный звук

Вы этих подлецов хотите защищать:
"Софосбувир был изобретен компанией Pharmasset Inc. («Фармассет»), а в 2011 году «Фармассет» выкуплен компанией Gilead Sciences («Гилеад»). Став монополистами, они установили цену на софосбувир, исходя из стоимости в 1 000 долларов за таблетку, что сделало один грамм софосбувира в 67 раз дороже, чем один грамм золота."

Ответить
1
Развернуть ветку
DrinK Smoke

Да я как человек вылечившийся дженериками - буду защищать "этих подлецов". Потому как "эти подлецы" отдали и\или продали в Индию лицензию на производство "для стран третьего мира", хотя могли бы и не продавать и была бы жопа. А так - мне терапия обошлась в 800 долларов, три года назад... А теперь про настоящих подлецов, тех самых что пичкают интерфероном который по всем параметрам проигрывает терапии на ингибиторах, про тех подлецов что не хотят ( именно "не хотят " а не " не могут " ) договорится с Индией, вот просто приехать в Natco pharma и сказать " вот мы страна, у нас проблема с гепатитом С, хотим ваших лекарств много-много курсов, скидку и рассрочку лет на 5-10 " да Натко от счастья прыгать будет, потому как покупатель в лице гос-ва это лучшее что может быть. Но нет, всем плевать, нищий египет вот смог договорится на поставки дженериков, на уровне гос-ва, а подлецы не могут, потому что им плевать. Но так то да виноваты хохлы и изобретатели в лице Gilead. 

Ответить
2
Развернуть ветку
Удивленный звук

Братан, ты не понял. Я тоже за дженерики и за сотрудничество с той же Индией. Изобретатели- Pharmasset Inc. Перекупзщики патента, взвинтившие цены- Gilead. Индусы, лоббирующие свой дженерик в РФ и проплатившие эту статью- Cadila Healthcare (Zydus).
Если джереник индусов не хуже, то надо покупать его. 
Правильно мы друг друга понимаем?

Ответить
0
Развернуть ветку
Andrew Muralov

В граммах сравнивать некорректно, есть препараты (например Йонделис), где 1 мг стоит в 50 раз дороже, чем грамм золота . Да и вообще, такое сравнение апеллирует к эмоциям: ухх какие барыги, дороже золота продают.

Ответить
2
Развернуть ветку
Удивленный звук

Согласен, это лирический приём автора статьи)

Ответить
0
Развернуть ветку
Удивленный звук

Они купили разработчика, вложили деньги в клинические исследования. И теперь подлецы?!

Ответить
0
Развернуть ветку
Удивленный звук

Они разве вкладывались в клинические иследования? Они купили разработчика с набором патентов и взвинтили цены в 67 раз. Патентные тролли.

Ответить
1
Развернуть ветку
Артём Ткачёв

Где вы вообще вхялм информацию про подъём цен?! 

Ответить
–1
Развернуть ветку
Артём Ткачёв

И это мой первый коммент на тж ((
(взяли*)

*upd*не дочитал до конца комментов вопрос снят, извиняюсь за беспокойство

Ответить
0
Развернуть ветку
Andrew Muralov

В России вообще интересные законы: Ввоз и продажа тех же дженериков из Индии считаются сбытом контрафактных/незарегистрированных лекарств, наказание вплоть до восьми лет лишения свободы. Но зато какая-нибудь условная российская фармкомпания может создать пиратский дженерик Софосбувир-Говнатив и продавать его в обход патентного законодательства. И будет продавать пока оригинатор будет судиться. И даже если суд вынесет решение о запрете реализации, то все равно будет продавать, через свою дочернюю компанию, например ХоботФарм. А самы прикол в том, что если на Западе дженерик стоит 50% от оригинала, то эти дельцы будут продавать за 90% процентов цены. Потому что по правило Третий Лишний гос-во все равно купит.

Ответить
0
Развернуть ветку
Удивленный звук

Такой момент: у нас относительно небольшой фармрынок, компаний способных производить дженерики дорогих лекарств немного и государство всегда держит их за яйца (привет Борису Шпигелю в СИЗО). И индусов, вероятно, попросят локализоваться. 

Ответить
0
Развернуть ветку
Andrew Muralov

Индусам никто не даст локализоваться. У нас будут дженерики, кого надо дженерики.
А Шпигеля кстати давно подвинула другая российская компания. Компания Шпигеля держалась в основном на израильском Копаксоне и как только был зареган кое-чей посконный дженерик, гос-во внезапно послало Шпигеля с копаксоном подальше и стало закупать Правлосавксон. 

Ответить
1
Развернуть ветку
Удивленный звук

Там нескольо -сонов закупают сейчас. По копаксону как раз значительная экономия получилось, и вроде как конкуренция между дженериками есть.

Ответить
0
Развернуть ветку
Andrew Muralov

Несколько - это два) Чтоб по правило третий лишний пролезть. Если два дженерика есть, то Оригинал не закупается вообще, даже если они по цене будут одинаковы. А потом когда компания перестанет поставлять в РФ оригинал, можно и цены потихоньку поднять.

Ответить
0
Развернуть ветку
Удивленный звук

Глатират, Аксоглатиран, Тимексон. О Правлосавксон я даже не слышал, если честно. Ну и Тева может лоббировать копаксоном 40, ведь так? И может локализоваться в конце концов в России, именно для этого правило третий лишний и придумали?

Ответить
0
Развернуть ветку
Andrew Muralov

Правславксон -это условное название) Локализоваться после появления дженериков смысла нет.
Вот как раз таки Гилеад и локализовало свой Софосбувир в России. А так как оно локализовало производство на правильном заводе (угадайте на чьем?), то и патент продлили и дженерики еще лет 5 не появятся. 

Ответить
0
Развернуть ветку
Удивленный звук

Сложно всё)))

Ответить
0
Развернуть ветку
Andrew Muralov

Да, как говорится - не всё так однозначно.

Ответить
0
Развернуть ветку
stepan ua

Украина вышла из СНГ. Извините за занудство

Ответить
4
Развернуть ветку
German Times

А в Индии дженерик препарата стоит 78 долларов за весь курс, и кучи народу встали на тропу медицинского туризма.

Ответить
1
Развернуть ветку
Удивленный звук

"Монопольное положение компании Gilead как патентообладателя"... Вы же понимаете, что такое расходы на разработку и испытания? Их надо окупать.

Софосбувир закупается в РФ бюджетом, страна к бедным не относится. Если относится, то пора в этом признаться на уровне правительства. Но как-то не вяжется (см ВВП РФ).

Ответить
0
Развернуть ветку
German Times

Gilead купил компанию Pharmasset, которая разработала не только этот препарат, за 11.2 млрд долларов. Если только Эстония потратила 30 млн долларов только на собосбуфир, то можно только представить, сколько же на других странах наварились. Надо ВОЗу как-то ограничить это, и, например, при потолке в 25 млрд со всего мира отпустить патент или снизить цены.

Причем до покупки Pharmasset продавала курс лечения за 36 тысяч долларов, а после покупки компанией Gilead они задрали цену до 84 тысяч. Где тут про испытания и разработку? Они просто взяли и повысили цену. Надо с ними жестче, иначе и аспирин в итоге будут продавать по 100 долларов за пачку

Ответить
2
Развернуть ветку
Удивленный звук

Эстония не потратила 30 млн в 2019, а потратила на 30 млн больше (всего на препарат ушло около €45М).

Ответить
0
Развернуть ветку
Павел Макров

Вы правы, что безусловно компания несёт какой-то размер капитализируемые затрат, но ведь никто не знает этот объем?

Бухгалтерская отчётность не позволяет оценить объемы капитализируемых затрат на разработку препарата, следовательно, при отсутствии других данных варианты с маржой 60% или капитализируемыми затратами 60% в цене равновероятны.

Ответить
1
Развернуть ветку
Andrew Muralov

В статье не говорится, о том что компания Гилеад в 2020 снизила в России зарегистрированную цену на Софосбувир в два раза с  126 000 до 74 000 за уп.
 ИМХО это не огромные деньги для излечения болезни переходящей в рак и могущего потребовать трансплантации печени.
Со временем вероятно цена будет еще снижаться, по мере появления новых препаратов.

Ответить
0
Развернуть ветку
Читать все 40 комментариев
null