Разборы
Дима Трундуков

Народ против Вуди Аллена: история коллективного помешательства

Перевод программного интервью Роберта Б. Уайди о деле Вуди Аллена, хронология событий и ссылки на источники.

14 марта 2021 года HBO показал последний эпизод четырёхсерийного документального фильма «Аллен против Фэрроу». В центре внимания — давний конфликт 1992 года: актриса Миа Фэрроу обвинила своего бойфренда Вуди Аллена в насилии над их общей приёмной дочерью Дилан. На Западе фильм собрал хорошую прессу (81% на Rotten Tomatoes). Критики готовятся к «похоронам» режиссёра: Independent слышится «погребальный звон по карьере Вуди Аллена», а Los Angeles Times считает эту работу «гвоздём в крышку гроба» его наследия. Сам Вуди Аллен назвал фильм «топорной работой, пронизанной ложью». Малочисленные защитники Аллена не стесняются в выражениях: «Мне плевать, сколько сраных документалок вы снимете, — вину нужно доказывать в зале суда!» — сказал актёр Алек Болдуин. Режиссёры Кирби Дик и Эми Циринг работали над фильмом три года, но с Алленом связались для проформы — всего за пару месяцев до премьеры. На популярную претензию в однобокости они говорят, что версия Вуди «и так на виду».

На самом деле версия Аллена совсем не на виду — она зарыта в сотнях скучнейших деталей, нудных отчётах и колоссальной коллективной работе энтузиастов, которые перелопатили горы материалов. Один из таких энтузиастов — режиссёр Роберт Б. Уайди (да, тот самый), который уже 10 лет изучает дело Вуди Аллена и скрупулёзно всё документирует в своём блоге. Его интервью 2019 года в двух частях — «Правда о Вуди Аллене» — показалось мне наиболее любопытным и исчерпывающим по теме. Уайди с холодной головой разбирает дело и размышляет, почему все охотно верят в виновность Аллена — несмотря на то, что факты говорят об обратном.

На сериал «Аллен против Фэрроу» потратили 3 года и, по слухам, от 10 до 15 млн долларов, но принципиально новой информации не нашли. Этого режиссёрам и не требовалось: если не знать материалов дела, то фильм выглядит весьма убедительно. При этом подавляющее большинство СМИ подхватывают обвинительный нарратив сериала и не воспринимают информацию критически. Когда же слово дают Вуди Аллену, тогда платформу моментально обвиняют в его «легитимизации». Получается, что дискурс почти полностью перешёл в эмоциональную плоскость: есть «Она сказала» и «Он сказал» — и мы верим ей, а «давать слово насильнику» не станем. Из этого уравнения пропало самое главное — факты. Да, нас не было на том чердаке и мы ничего не можем знать на 100%, но у нас есть голова на плечах и совершенно конкретный набор верифицируемых фактов — давайте для начала их изучим.

Краткий пересказ конфликта

Режиссёр Вуди Аллен и актриса Миа Фэрроу встречались 12 лет: они не жили вместе, Аллен был приходящим бойфрендом. У Мии много детей: в 1978 году вместе с первым мужем Андре Превином они удочерили кореянку Сун-И, в 1980 году (Миа уже встречалась с Алленом) усыновила корейца Мозеса, в 1985 году удочерила Дилан, в 1987 году родился Ронан — биологический ребёнок Мии и Аллена. В декабре 1991 года Аллен стал соопекуном Дилан и Мозеса.

13 января 1992 году Миа Фэрроу обнаружила эротические снимки Сун-И в квартире Аллена — так она узнала о романтических отношениях Аллена с Сун-И, которой на тот момент было 20-21 год (у неё не было документов при удочерении). Семейный терапевт Сьюзан Коатс, у которой наблюдались Дилан, Ронан и Миа с Алленом, позднее заявила в суде, что Миа на протяжении следующих месяцев была в «неуклонно растущем гневе». По словам Коатс, Миа угрожала Аллену убийством. Миа отправила ему пугающую валентинку и подтвердила этот факт в суде. Фэрроу настраивала детей против Аллена, но не запрещала ему их навещать. За месяц до предполагаемого инцидента на вечеринке по случаю дня рождения Дилан у двери Аллена оставили записку с текстом: «Растлитель малолетних на вечеринке! Оприходовал одну сестру, теперь нацелился на другую. Семью тошнит». Аллен утверждает, что это почерк Мии — та не отрицает. Терапевт Коатс отговаривала Аллена от посещения детей, потому что переживала за его безопасность из-за состоянии Мии.

4 августа 1992 года в доме было шестеро детей и, не считая Вуди Аллена, трое взрослых — няни Кристи Гротеке, Элиссон Стрикленд и репетитор французского Софи Берже. Миа Фэрроу вместе с подругой Кейси Паскаль отлучилась за покупками. И взрослым, и детям было сказано следить за «монстром Вуди». Вернувшись домой, Миа спросила у няни Кристи Гротеке, не отводила ли она глаз с Вуди и Дилан. Та ответила, что ничего подозрительного не заметила, но минут 20 она их не видела, когда была на кухне (позже речь шла о 5 минутах, в показаниях в суде — 15-20 минут). По версии Фэрроу, в промежуток 5-20 минут Вуди Аллен отвёл Дилан на чердак и совершил над ней сексуальное насилие.

На следующий день Миа отвела девочку к педиатру. На вопрос врача, где её трогал Аллен, Дилан показала на плечо. Другая няня Моника Томпсон в суде заявила, что Миа в течение последующих двух-трёх дней снимала Дилан на видео, задавая наводящие вопросы: «Дилан, что с тобой сделал папочка? А потом?» По словам няни, Дилан в процессе съёмки выглядела незаинтересованной. Во время повторного визита к педиатру Дилан рассказала, что Аллен трогал её интимные места (педиатр по закону обязана об этом сообщить в полицию). После этого, по словам Томпсон, Фэрроу была в приподнятом настроении и говорила: «Теперь всё хорошо, теперь всё устроено». Миа Фэрроу позвонила семейному терапевту Сьюзан Коатс и рассказала о возможном насилии. Коатс, которая ранее отмечала гневное нестабильное состоянии Фэрроу, была удивлена её спокойствием: «Я была сбита с толку: она была очень спокойна. Я не понимала этого спокойствия».

13 августа 1992 года Аллен подаёт на Фэрроу в суд, желая получить единоличную опеку на Дилан, Мозесом и Ронаном — чтобы защитить их от токсичной атмосферы в доме Фэрроу, как потом скажет Аллен. Сторонники Фэрроу называли иск попыткой отвлечь внимание от обвинений в сексуальном насилии. Дело об опеке над детьми «Аллен против Фэрроу» начнётся 19 марта 1993 года в Нью-Йорке — Аллен проиграет суд и две апелляции.

17 августа 1992 года полиция Коннектикута начала расследование дела и позже заказала экспертизу у клиники сексуального насилия над детьми при больнице Yale/New Haven. Параллельно шло расследование Нью-йоркским департаментом социальных служб — отделом по защите детей. В мае 1993 года был опубликован доклад клиники Yale/New Haven, который установил, что насилия не было. В октябре 1993 года Нью-йоркский департамент социальных служб пришёл к такому же выводу — насилия не было. В сентябре 1993 года прокурор Фрэнк Мако решает не возбуждать уголовное дело, чтобы «не травмировать ребёнка».

В 2014 году в открытом письме на The New York Times Дилан Фэрроу впервые публично рассказала о пережитом насилии. Вуди Аллен ответил там же. Публикации не вызвали острой реакции общественности.

В 2017 году (после появления MeToo) Дилан Фэрроу опубликовала ещё одно открытое письмо в Los Angeles Times и через месяц дала первое телевизионное интервью на CBS. Некоторые актёры начали публично осуждать Аллена, Amazon расторг контракт с режиссёром, крупное издательство отказалось выпускать мемуары Аллена (книга всё же вышла, но в другом издательстве).

В мае 2018 года Мозес Фэрроу публично поддержал отца и рассказал о систематическом физическом и психологическом насилии со стороны Мии Фэрроу.

В сентябре 2018 года Сун-И впервые дала большое интервью: она тоже рассказала о насилии со стороны Мии Фэрроу. Вуди Аллен и Сун-И вместе 29 лет, они растят двух приёмных дочерей.

Подробнее — в Википедии, хронология событий — в The Nation и The New York Times, подробная хроника 4 августа 1992 года — в блоге Nadie lo dijo.

Ссылки на источники

Интервью с Робертом Б. Уайди

Все графические выделения, ссылки и фотографии — Роберта Б. Уайди.
Мои примечания — только под интервью, они пронумерованы от [1] до [18].
Ссылки на оригинал — первая и вторая части.

©B Plus Productions, LLC

ВВЕДЕНИЕ

За редкими исключениями я всегда отказывался давать интервью по делу Вуди Аллена. Во-первых, это очень запутанная и неприятная история — пришлось бы написать книгу, чтобы рассказать обо всём корректно и исчерпывающе. Каждый раз, когда я писал об этом деле, каждый раз казалось, что я прохожусь по верхам. Ну и, кроме заступничества за Вуди Аллена, у меня есть жизнь и карьера, поэтому время от времени я должен зарабатывать на хлеб. Но когда о деле спрашивают друзья, я свободно с ними это обсуждаю.

Один из таких друзей — репортёр на фрилансе, который много пишет о кино и медиа; несколько раз в год мы обедаем, и беседа часто сводится к Вуди Аллену. Недавно для своей статьи он попросил меня дать интервью про Аллена. Я сомневался по уже упомянутым причинам. К тому же, как бы я ни любил развенчивать мифы, которые люди упорно распространяют, мне не нравится быть в центре внимания. Не говоря о том, что мне надоедает снова и снова оспаривать детали в деле Вуди Аллена, я про это уже очень много писал.

Тем не менее недавно я подумал написать новый материал — с фокусом на роли социальных медиа в деле Аллена, особенно в свете движения MeToo. Наконец я решил, что набросать идеи по этой теме в разговорном формате будет менее утомительно, чем вымучивать очередное эссе. В итоге я принял предложение друга об интервью с условием, что мы будем редактировать его оба. Он согласился. Мы встретились у меня дома, чтобы у меня под рукой были нужные документы, когда понадобится процитировать другие источники. Мы проговорили больше трёх часов (с перерывом на туалет, кофе и выгул собаки).

Мы закончили расшифровку и оказалось, что мы наговорили на 20 тысяч слов, от которых потом осталось 9200, — по-прежнему слишком много для публикации, которую он планировал сделать. Мы договорились, что не будем урезать интервью ещё сильнее и просто опубликуем его в моём блоге, где и так собраны другие мои эссе по этому делу. Даже отредактированный вариант — и правда лонгрид, так что я разбил его на две части, чтобы читатель тоже смог сходить в туалет, выпить кофе и выгулять собаку. Хоть мой друг и не хотел скрывать своё имя, я решил защитить его от неминуемого срача, поэтому здесь я называю его PM (это могут быть его инициалы, а могут и не быть). Хитро, да?

В итоге в этом материале мне уделено чуть больше внимания, чем мне бы того хотелось, но так уж протекала беседа, поэтому оставлю как есть. Хоть мы и много чего обсудили, я всё равно смотрю на эти 9200 слов и в основном думаю о том, о чём поговорить не успели. Может быть, написать книгу — и не такая уж плохая идея.

Cheers,
Robert Weide
8 апреля 2019 года

Правда о Вуди Аллене (1-я часть)

PM: В твоём аккаунте в Твиттере было временное Вуди-затишье, но недавно ты опубликовал два треда по теме. Первый — про университетского профессора журналистики, который использовал дело Вуди Аллена как упражнение на критическое мышление. Второй — и довольно длинный тред — про актёров, которые будут и не будут работать с Алленом. То есть очевидно, что тема тебя не отпускает. Почему ты думаешь, что людей должно заботить дело Вуди Аллена? Почему тебе не всё равно?

RW: Первое — я жду не дождусь того дня, когда эта тема меня отпустит и я смогу снова твитить про своего кота. Честно, я бы никому не советовал уделять этому особое внимание. Но в деле замешана знаменитость — это даёт благодатную почву для кликбейта, поэтому мы всегда будем в курсе всех поворотов истории, и её освещение всегда будет сопровождаться заметной долей дезинформации. Так как я много знаю об этом деле, то чувствую себя обязанным сделать всё, что в моих силах, чтобы расставить точки над i. Но, безусловно, это сизифов труд.

Для публики эта история имеет значение в более широком контексте: она показывает, насколько уязвимы чьи-либо репутация и благополучие в эпоху социальных сетей, когда инсинуации и дезинформация могут потопить кого-угодно, если игнорировать надлежащее судопроизводство [1]. Вуди с этим справится. Но это поучительная история. Это запросто может случиться с тобой, со мной или с кем угодно из четырнадцати читателей этого интервью. Без сомнения, многих совершенно заслуженно вышвырнули на обочину истории, но сейчас всех гребут под одну гребёнку, поэтому каждый случай нужно рассматривать внимательно и отдельно. То, что Морин Дауд недавно поставила Аллена в один ряд с Майклом Джексоном, Харви Вайнштейном и Билли Косби, — это совершенно безответственная журналистика, но видит бог, не она первая и не она последняя.

PM: Давай сразу оговоримся: как ты считаешь, виновен ли Вуди Аллен в предполагаемом сексуальном насилии над Дилан Фэрроу, когда той было 7 лет?

RW: Давай. Я абсолютно убеждён, что домогательства, предъявленного в 1992 году и возобновлённого в 2014 году, не было. Скажу больше: я не понимаю, как любой разумный человек, который оценил все доступные факты по делу — а я знаю про это дело больше обывателя — может прийти к какому-либо другому выводу. Прости, понимаю, что мы только что потеряли половину от четырнадцати читателей, но уж как есть.

Более того, верить в то, что домогательства были, может только тот, кто не посмотрел на всю имеющуюся информацию с обеих сторон. Или посмотрел, но проигнорировал её. То же самое в политике: мы склонны охотно верить новостям, которые совпадают с нашими убеждениями, а всё, что им противоречит, — игнорировать и гнать от себя подальше. Если ты сидишь в жюри присяжных, ты не можешь себе такого позволить. Но в суде общественного мнения или в Твиттере у тебя нет обязательства обращать внимание на эту информацию, обдумывать её и защищать свои выводы перед другими присяжными, которым предоставили те же улики. Но я реалист и понимаю, что вуди-хейтеры, которые прочтут это интервью (если вообще кто-то из них прочтёт), уйдут с мыслью: «Эта мразь всё ещё отрицает правду, рассказанную Дилан, — будто он лучше знает, что произошло». С этим ничего не поделать.

Поверь, дотошный анализ этого дела — не то, чем бы я хотел заниматься в свободное время. Я понимаю, почему люди не хотят с этим возиться. Было бы гораздо проще составить своё мнение, подхватив его из сплетен. Но когда на кону стоит чья-то репутация и благополучие, я сначала делаю домашнюю работу и только потом публично о чём-то уверенно рассуждаю. Интересно, что в соцсетях не устают спрашивать: «Почему в эпоху MeToo Вуди Аллен продолжает работать, когда со многими уже разобрались?» Это очень уместный вопрос с очень конкретным ответом, но люди считают его риторическим. Они не очень-то хотят услышать ответ, потому что он разобьёт все их ложные представления, в которые они верят.

PM: Можешь ли ты понять или посочувствовать тем, кто верит Дилан? Или ты считаешь их сумасшедшими?

RW: Боже, конечно, я их понимаю. Если точнее, я бы с подозрением отнёсся к любому, кто бы с ходу отмёл её обвинение. Когда 30-летняя женщина говорит: «Мой отец совершил надо мной сексуальное насилие, когда мне было семь лет», как можно ей не поверить и почему твоё сердце не будет обливаться кровью? Думаю, это естественная начальная реакция, но процесс на этом не останавливается. Если хочешь составить информированное мнение, ты должен изучить обе стороны. Если ты этот этап пропускаешь, то ты ничем не отличаешься от человека, который с ходу отметает обвинение в насилии. Тогда ты — часть той толпы, готовой кого угодно поднять на вилы. Без надлежащего судопроизводства мы бы кидали в тюрьму или казнили любого, на кого укажут пальцем. В деле Вуди Аллена все законные процедуры были соблюдены ещё четверть века назад — достаточно давно, чтобы подвергнуть это дело исторической ревизии. Но да, я проникнут сочувствием к тем людям, которые верят Дилан. Это значит, что они человечны и обладают эмпатией — это хорошие качества. Самое непростое — посмотреть на ситуацию объективно и при этом не поливать грязью обвиняющего или, как сейчас говорят, — не лишать её агентности? [2] Я никогда не называл и не назову Дилан Фэрроу лгуньей. Но я по-прежнему считаю, что предполагаемого события не было. И эти два утверждения не взаимоисключающие.

PM: Ок, почему тогда Дилан или Миа [Фэрроу] вообще выступили с обвинениями, если всё это неправда?

RW: Это, конечно, вопрос на миллион долларов. По-простому на него не ответить: для этого нужно разложить всё дело по полочкам и потратить на это тысячи слов.

Для меня важный вопрос — «Верит ли Дилан, что это действительно с ней случилось, или это заведомо ложное обвинение, чтобы свести какие-то счёты?» Я не буду делать вид, будто знаю, что происходит в её голове, но мне оба варианта кажутся возможными. Рискну сказать не за себя: я разговаривал об этом с Вуди — он считает, что Дилан искренне в это верит. И, судя по записи в блоге Мозеса [Фэрроу], он тоже разделяет это мнение. Мозес вырос в том же доме, и его воспоминания по поводу того, как Миа их науськивала, манипулировала ими и вынуждала детей исполнять её прихоти, многое проясняют. Но, когда всё это произошло, Мозесу было 14 лет — он начинал думать своей собственной головой. Дилан тогда только исполнилось 7 лет. Ронану было 4 года: он узнал о версии Мии у неё на коленях, и решил придерживаться её линии.

Обратите также внимание вот на что — в колонке Ника Кристофа в The New York Times Дилан вспоминает очень конкретную деталь о предполагаемом насилии на чердаке. Она говорит, что смотрела на игрушечный поезд, который наматывал круги по периметру чердака во время того события. Она пишет, что теперь ей делается дурно, когда она видит игрушечные поезда. Как я сказал, Дилан тогда только исполнилось 7. Мозесу было 14 лет, и он говорит, что на чердаке совершенно точно не было игрушечного поезда — он бы там не поместился, если бы дети захотели его установить. Он очень подробно описывает это помещение: покатая щипцовая крыша, половые доски с торчащими гвоздями и расставленными ловушками для мышей, нагромождение сундуков с вещами Мии. Он настаивает — никакого игрушечного поезда. Если мы принимаем версию Мозеса о том, что история про поезд неправдивая — это подразумевает, что Дилан приукрасила свою историю. И это подводит меня к мысли, что она осознанно подгоняет ложное обвинение. Если же она искренне помнит игрушечный поезд, которого там не было, и делает его центром так называемого события, тогда это ставит под сомнение достоверность всех её воспоминаний [3].

Должен упомянуть, что я прочёл все транскрипции из суда по делу об опеке, и история с игрушечным поездом никогда не упоминалась в показаниях, связанных с предполагаемым сексуальным насилием. Впервые она появилась в 2014 году, 22 года спустя.

PM: Дилан как-то комментировала опровержение Мозеса про поезд?

RW: Нет. После того как на запись в блоге Мозеса начали обращать внимание, Дилан и Ронан лично осудили Мозеса и заявили, что они на стороне Мии, но никогда не упоминали и не опровергали конкретные утверждения, предъявленные Мозесом. [4] Вместо этого они попытались дискредитировать его личность — Мозес предсказывал такую реакцию. Забавно, что если прочесть версию Мозеса, то она абсолютно правдоподобна и тщательна — и все кусочки собираются в пазл.

Возвращаясь к вопросу, действительно ли Дилан верит в то, что насилие было. Мой ответ — «Понятия не имею». У меня есть знакомый, который изучает дело в детсаде Макмартинов в 80-х гг. [5]; я спросил у него «Сколько детей — сейчас они уже взрослые — по-прежнему верят, что насилие было?» Он сказал, что подавляющее большинство поняли, что его не было. Но единицы по-прежнему считают, что было.

PM: Впервые обвинение в насилии было предъявлено в 1992 году, затем будто бы пропало, пока не всплыло в 2013 году — изначально в статье в Vanity Fair, а затем в открытом письме Дилан в The New York Times. Даже после этого дело не сильно сдвинулось, пока его не подвели под движение MeToo. Но ты раньше мне говорил, что обвинение против Вуди Аллена не имеет ничего общего с MeToo. Можешь пояснить?

RW: Конечно. Все случаи, которые мне известны и которые являются частью движения MeToo, имеют нечто общее. Женщина или мужчина заявляет об инциденте или нескольких инцидентах, о насилии или домогательствах с чьей-то стороны, но их игнорируют или отмахиваются от них — и не воспринимают всерьёз. Это если они вообще решились об этом рассказать. MeToo — это движение, которое вдохновляет жертв насилия заговорить, и требует, чтобы их воспринимали всерьёз — чтобы их услышали — и чтобы преступники ответили за свои предполагаемые злодеяния.

Я улыбаюсь, потому что уже вижу ответ в Твиттере: «Защитник Вуди Аллена менсплейнит движение MeToo» [смеётся]. Но лично я считаю, что нужно быть полным идиотом, чтобы не поддерживать основные принципы такого движения.

Те, кто помнит 1992 год, могут подтвердить, что к обвинениям Мии (от имени Дилан) отнеслись очень серьёзно. Об этом неделями говорили в вечерних выпусках новостей. Эта история была в заголовках и на обложках журналов по всему миру. И что более важно, государство заказало два расследования — одно в Коннектикуте, другое в Нью-Йорке — они длились несколько месяцев и включали в себя интервью, медицинские и психиатрические обследования. И всё это в разгар публичной тяжбы по делу об опеке над детьми. Так что едва ли можно сказать, что обвинение не восприняли всерьёз или умолчали. Факт в том, что эти длинные расследования (по заказу стороны обвинения, кстати говоря) пришли к выводу, что насилия не было. Соответственно, и никаких официальных обвинений Вуди Аллену так никогда и не предъявили. Это и есть ответ на вопрос, почему про эту историю не было слышно многие годы. Юридическое решение было принято, после чего все стороны разошлись по своим углам. Но к обвинению отнеслись очень серьёзно.

Другая общая черта всех дел MeToo: на каждого обвинённого приходилось по несколько обвиняющих с похожими историями. Вайнштейн и Косби — конечно, ярчайшие примеры. Но и большинство других (из тех, что добрались до заголовков газет) обвиняли несколько женщин с похожими историями. Вуди Аллена обвинили однажды, это сделала по понятным причинам разъярённая экс-подруга — в разгар напряжённых переговоров по поводу посещений и финансовой поддержки трёх общих детей. И единственный инцидент якобы случился в доме, полном детей и взрослых, которым приказали не сводить глаз с Аллена.

И важно заметить, что за 60 лет под всеобщим обозрением ни разу никто не обвинил Аллена в неподобающем поведении — перед или за камерой. Это также отличает это дело от всех дел MeToo, которые приходят мне в голову. В его производственной бригаде много-много женщин — и все очень хорошо о нём отзываются. И подумайте обо всех актрисах, которые с ним работали. Попробуйте отыскать хоть одну, которая расскажет о неловком моменте на съёмочной площадке или за её пределами. Если бы такой человек существовал, неужели вы думаете, что лауреат Пулитцеровской премии Ронан Фэрроу их бы уже не нашёл?

PM: Движение MeToo призывает нас «Верить всем женщинам». Ты разделяешь этот подход?

RW: Я скорее за «Слушать всех женщин — верить правде». Но это требует чуть больше усилий и может стать сложным.

Я только недавно посмотрел интервью Дилан на CBS. Она сказала что-то вроде (я пересказываю): «Почему в то, что кто-то вбил в мою голову ложные воспоминания, поверить проще, чем в то, что Вуди Аллен совершил надо мной насилие?» И, конечно, мой ответ такой: гораздо проще поверить в то, что Вуди совершил насилие, чем в то, что кто-то посеял ложные воспоминания — это более простое и стройное повествование. Сложно или легко поверить — это вообще нерелевантно. Если мы хотим докопаться до истины, то нужно скрупулёзно оценивать все факты. Информация про то, что Миа вложила ложные воспоминания в голову Дилан, шла от государственных расследователей, не от Вуди.

Мне кажется так: поддерживать Дилан Фэрроу во имя движения MeToo — примерно то же самое, что поддерживать Элизабет Холмс во имя женского предпринимательства [6]. Никто этого делать не запрещает, но если копнуть чуть глубже, то вас ждёт разочарование.

PM: Ты упомянул два расследования. Первое было проведено клиникой при больнице Yale/New Haven.

PM: А второе?

RW: Нью-йоркским департаментом социальных служб — отделом по защите детей.

New York Times, октябрь 1993 года. Нью-йоркский департамент социальный служб признал обвинения Фэрроу «беспочвенными» после 14-месячного расследования

PM: Я слышал слово «дискредитированное», которое приписывают, кажется, расследованию Yale/New Haven.

RW: Да, единственные, кто описывает это расследование как «дискредитированное» — это семья Фэрроу и её сторонники. И только потому, что оно пошло не так, как они рассчитывали. Команда Yale/New Haven была наиболее уважаемым органом, перед которым стояла задача расследовать сексуальное насилие в отношении детей. Это дело им поручил прокурор штата Коннектикут, Франк Мако. Поверьте, люди, которые работают в службах по защите детей, больше всего на свете любят ловить плохих парней. Предполагается, что они представят свой доклад прокурору, который использует его в суде и отправит этих уродов за решётку. Но в этом деле они представили прокурору доклад со словами: «Здесь ничего нет». И на этом закончилась попытка предъявить Аллену официальные обвинения. У штата развалилось дело. Но внезапно семья Фэрроу считает, что команда Yale/New Haven — «некомпетентная» и «дискредитированная». Тем не менее, они функционируют по сей день — их так же высоко ценят. И доктор Джон Левенталь — по-прежнему глава клиники, как и в 1992 году. Но семья Фэрроу хочет, чтобы мы поверили, что в этом конкретном случае они ни с того ни с сего не знали, что делали, — и напортачили. Я не уверен, как семья Фэрроу объясняет расследование штата Нью-Йорк, которое спустя 14 месяцев пришло к тем же выводам. [7]

PM: К каким конкретно выводам они пришли?

RW: Ок, сейчас посмотрю распечатку, потому что не хочу пересказывать. Что ж… они говорят: «По нашему экспертному мнению, по отношению к Дилан не было применено сексуальное насилие со стороны мистера Аллена. Более того, мы считаем, что показания Дилан… ] не относятся к действительным событиям, которые происходили с ней 4 августа 1992 года»

«В процессе формирования наших выводов, у нас было три гипотезы, объясняющих показания Дилан. Первая — показания Дилан правдивы и мистер Аллен совершил над ней сексуальное насилие. Вторая — показания Дилан неправдивы, но были придуманы эмоционально уязвимым ребёнком, оказавшемся в дисгармоничной семье. Третья — мать, миссис Фэрроу, науськала Дилан или повлияла на неё. Мы можем заключить, что по отношению к Дилан не было применено сексуальное насилие, но не можем с уверенностью сказать, что вторая [и третья] гипотезы верны. Мы считаем, что сочетание этих двух гипотез наилучшим образом объясняет обвинения в сексуальном насилии, выдвинутые Дилан».

Отрывок из отчёта клиникой сексуального насилия над детьми при больнице Yale/New Haven, 17 марта 1993 года

PM: Но я также читал заявление Дилан Фэрроу о том, что во время расследования её ни разу не проинтервьюировали, и что научные работники уничтожили свои заметки. Тебе не кажется это подозрительным?

RW: Вообще-то в течение расследования Дилан интервьюировали 9 раз. Там даже стоит дата у каждого интервью. Думаю, Дилан имела в виду, что её никогда не интервьюировал ведущий доктор, Джон Левенталь. Когда речь идёт о малолетних детях, возможных жертвах сексуального насилия, девочек обычно интервьюируют женщины. Интервью у Дилан брали социальные работницы Дженнифер Сойер и Джулия Хэмильтон, кандидат наук. Если бы интервью у неё брал доктор Левенталь, то полагаю, это было бы нарушением — испуганную девочку опрашивает взрослый мужчина.

Дилан также сказала, что ни один из других свидетелей не был опрошен для отчёта. Ну, во-первых, никто не был «свидетелем» предполагаемого инцидента. Кроме Дилан, Миа, Вуди, опросили и главную няню Кристи Гротеке, которая позже напишет об этой истории книгу, и репетитора французского Софи Берже, и терапевтов Дилан Сьюзан Коатс и Нэнси Шульц. Государство бы дополнило список, если бы посчитало важным взять интервью у кого-то ещё. Повторюсь, научные работники были наняты стороной обвинения, не Алленом.

PM: А что по поводу уничтожения заметок перед представлением отчёта? Дилан и Ронан упоминали это много раз.

RW: Да, я тоже задавался этим вопросом, пока не поговорил с людьми, которые работают в службе по защите детей. Они рассказали, что это довольно частый протокол, который также используется в расследованиях ФБР. Когда представлен финальный отчёт, оригинальные заметки часто уничтожают. Вероятно, это делают для защиты приватности интервьюируемых. Так что едва ли это бесспорное доказательство вины, хоть на этом и настаивает семья Фэрроу. Я уже писал об этом: я могу тебя заверить, что если бы расследование пришло к другим выводам, то никто бы не ставил под сомнение протокол команды Yale/New Haven.

PM: Выводы судьи по делу об опеке выставили Вуди как отца в не самом хорошем свете. Этим документом в интернете часто обмениваются сторонники Дилан. (Прим.: Миа выиграла опеку над Дилан и Ронаном, которого тогда звали Сатчел.)

RW: Да, это ещё одна область, заслуживающая более пристального внимания — всё мы не обсудим, но я проясню несколько главных моментов. Во-первых, как ты упомянул, выводы судьи относятся к делу об опеке, а не к уголовному процессу. Как мы сказали, уголовного преследования Аллена не было, потому что государству после отчёта Yale/New Haven было нечего предъявить — хоть прокурор и сказал, что имело место «обоснованное подозрение» [8]. Документ, который ты упомянул, — это решение судьи по делу об опеке. И да, этот парень, судья Эллиот Вилк, — не фанат Вуди Аллена [смеётся]. Не удивлюсь, если он болел за «Звёздные войны» в споре с «Энни Холл» за звание лучшего фильма [9].

Послушай, чтобы ты не думал, что я не могу внести 5 центов в их копилку аргументов, скажу так: я понимаю решение судьи по делу об опеке. Я могу сущностно оспаривать его конкретные утверждения, но что касается его финального решения — присуждение опеки Мии — оно не было возмутительным. Но оно не было основано на обвинениях Дилан. Главная претензия судьи была в том, что Вуди был в близких, сексуальных, отношениях с Сун-И — неважно, приёмной ли, но сестрой Дилан и Сатчела. Он не мог присудить опеку над двоими детьми Аллену, когда у того отношения с их сестрой. Справедливо. Кроме того, важный аспект всех решений об опеке — у кого была опека до судебного процесса. Это была, конечно, Миа. Вуди даже никогда не жил в квартире, где проживала Миа с детьми. Это примерно 80% решения, судья не будет менять статус-кво без веской причины. Этот аргумент судья подкрепил цитатами из юридических прецедентов.

Кроме того, я постоянно слышу от сторонников Фэрроу, что судья Вилк не согласился с выводами Yale/New Haven и считал, что сексуальное насилие было. А теперь я прямо процитирую судью: «Я убеждён в меньшей степени, нежели команда Yale/New Haven, в том, что доказательства достоверно подтверждают, что сексуальное насилие имело место». Это сильно отличается от того, чтобы сказать, что насилие было. Ну и конечно, именно команда Yale/New Haven проводила расследование, а не судья Вилк. В этом же заявлении судья Вилк признаёт: «Доказательства указывают на то, что осуждение [Аллена] за сексуальное насилие маловероятно». Вот тебе и «обоснованное подозрение».

Судья также никогда не советовал навсегда отлучить Дилан от Аллена, чтобы защитить её от него. В действительности из решения Вилка следует: Дилан нужно отправить на 6-месячную терапию, чтобы проработать травму (расследования и расставание её родителей), после которой с Дилан побеседуют и определят, есть ли прогресс. Если есть, отец сможет видеться с дочерью — в присутствии других и в терапевтических обстоятельствах. Затем дело перешло в суд апелляционной инстанции; в решении суда процитировали психолога, который говорил, что визиты отца — элемент, необходимый для становления Дилан.

Отрывок из решения по апелляции Нью-йоркского верховного суда, 12 мая 1994 года

Понимаю, что эти детали наводят скуку. Но как только ты всё изучил, ты начитаешь видеть, что даже решение по опеке искажено семьёй Фэрроу и их сторонниками. Соглашусь, что ничего не указывает на то, что влюблённость Вуди в Сун-И была умным шагом. Но это случилось, побочные спецэффекты были грандиозные, но они остаются вместе и по сей день — они воспитали двух нормальных, здоровых детей. Что касается Мии, то из 10 её приёмных детей, двое окончательно разорвали с ней все отношения, а трое мертвы (двое совершили суицид, третий ребёнок умер в бедности). У Мии также один брат покончил жизнь самоубийством, другой сидит в тюрьме за растление малолетних. Системный кризис в этой семье сидит глубоко и не имеет никакого отношения к Вуди и Сун-И.

PM: Что насчёт утверждения, будто Вуди ходил на терапию, чтобы побороть неподобающие чувства по отношению к Дилан?

RW: Да уж, ты идёшь чётко по списку топ-10 [10]. Это очередная утка, любезно пущенная семьёй Фэрроу. Речь идёт о терапевте Сьюзан Коатс: она была терапевтом не Вуди, а Дилан. Дилан и Сатчел [Ронан] начали ходить на терапию, как только научились говорить. Дилан с Мией и Вуди регулярно ходили в офис Сьюзан Коатс. Кстати, одна из причин, по которой Дилан ходила на терапию, была в том, что она с трудом отличала реальность от фантазий.

В любом случае Вуди наконец-то становится отцом на шестом десятке, когда Миа удочеряет Дилан, и он обожает свою дочь. Он балует её вниманием, но игнорирует других детей Мии (чей отец — André Previn). Миа беспокоится, что Аллен душит Дилан своей любовью, и просит его поговорить с Коатс — терапевтом Дилан — о границах и о том, чтобы чуть отойти в сторону. Аллен соглашается и посещает Сьюзан Коатс. И всё! Так что идея, будто Аллен пошёл на терапию из-за нездорового влечения к Дилан, — полная выдумка. Коатс потом даст показания по поводу «неподобающего» поведения Аллена, но исключительно в контексте излишней любви к своему ребёнку и игнорированию других детей Мии. Кроме того, Коатс отдельно подчеркнула, что в его поведении не было сексуального подтекста. Но семья Фэрроу продолжает повторять фразу «неподобающее поведение» как мантру.

PM: Если обвинение в сексуальном насилии настолько явно ложное, то почему оно так сильно прилипло? Как ты думаешь?

RW: Есть проблема: если тебя обвиняют в преступлении, которого ты реально не совершал, что ты скажешь? «Невиновен». Но если тебя обвиняют в преступлении, которое ты совершил, что ты скажешь? «Невиновен!» Как-то это не слишком помогает — сказать, что невиновен. Ну это… «они все так говорят». А у кого есть время, чтобы сделать паузу и оценить все доказательства, кроме как у идиотов типа меня?

Кстати говоря, я считаю, что враждебность, с которой многие настроены по отношению к Аллену, связана не с Дилан, а с Сун-И. Я выяснил, что даже если обратить их внимание на нестыковки в словах Дилан и предоставить другие свидетельства не в её пользу, то они часто говорят: «Ну, человек переспал с дочерью своей девушки. Он извращенец». Или они делают такую связку: любой, кто переспал с 21-летней дочерью своей девушки, может растлить и 7-летнюю девочку. Если он способен на А, то может и Б. Я согласен со всеми психологами, которые говорят, что из А не вытекает Б. Также я выяснил, что если развеять все мифы про Сун-И, в которые верят люди

PM: Это какие?

RW: Что ей не было восемнадцати, что она приёмная дочь Вуди или его падчерица, что он ухаживал за ней в сексуальном контексте [11], что она воспринимала его как отца, или что Вуди и Миа были женаты, или даже жили вместе — каждый раз, когда ты развенчиваешь эти мифы, люди всё равно остаются с одним ответом: «Ну, я думаю, он извращенец». Ок, лично тебе он кажется извращенцем. Это нормально. Но семья Фэрроу и их сторонники заявили другую цель — Вуди должны запретить снимать кино. Его карьера в киноиндустрии должна закончиться. В своём интервью для CBS Дилан сказала: «Почему я не должна хотеть его потопить?» На это я замечу, что в этой стране так дела не делаются. Не хочешь смотреть его фильмы — не смотри. Он не нарушил закон. Он влюбился в совершеннолетнюю дочь своей экс-подруги, с которой он по-прежнему вместе после 26 лет жизни — это не самая веская причина закончить чью-либо карьеру.

PM: Ты однажды сказал, что вся история сводится к тому, что «эмоции берут верх над фактами».

RW: Да, очевидно. Когда молодая женщина говорит: «Мой отец совершил надо мной сексуальное насилие, когда мне было семь лет», это попросту отметает всё, что бы ты ни сказал по этому делу. И я понимаю это. Сочувствующие люди хотят помочь предполагаемой жертве. Но перед тем как порочить имя человека, будь добр — разберись, что к чему.

Мне хочется, чтобы кто-нибудь снял исчерпывающую и беспристрастную документалку об этом деле — похоже, в наши дни только это может привлечь внимание публики [12]. Взгляните на дело Стивена Айвери и Брендана Дасси. Там были признание и судимость! Однако после фильма «Создавая убийцу» настроение в обществе поменялось: люди призывают их освободить. Потому что фильм так рассказал об их невиновности, что захватил внимание зрителей и помог им переварить это дело. Или взгляните на «Paradise Lost child murders» — снова и признания, и судимости троих подозреваемых — за убийство нескольких детей! Но после фильмов Джо Берлингера и Брюса Синофски общественность встала на сторону осуждённых парней — и их наконец освободили спустя 20 лет. Коли на то пошло, взгляните на «Пятёрку из Центрального парка». Снова — признание и судимость. Но каждый, кто был уверен в их виновности, потом взял свои слова назад.

PM: Кроме Дональда Трампа.

RW: [Смеётся.] Да, правда. Но в деле Вуди Аллена не было ни признания, ни судимости — да даже самого суда не было, потому что обвинению нечего было предъявить. Но при этом количество неосведомлённых людей, которые настаивают на его виновности, просто поражает. Раньше было «невиновен, пока не доказано обратное», а теперь — «виновен, пока не вышла документалка на Нетфликсе».

Любопытно, что ты упомянул Трампа, который настаивал, что пятёрку из Центрального парка нужно казнить — до начала самого судебного процесса. Но помнишь, когда признался реальный преступник и с тех пятерых сняли судимость, Трамп всё равно считал, что они должны заплатить за преступление? Эту роль в деле Вуди Аллена сейчас играют Ронан и Дилан Фэрроу. Юридическое решение по делу принято 25 лет назад — два расследования установили, что Аллен невиновен. Даже официальных обвинений не было предъявлено, но семья Фэрроу всё равно настаивает, что Вуди Аллена нужно потопить, потому что… кстати, почему? Им не понравилось юридическое решение? Погодите-ка, разве Ронан не адвокат?

PM: Уверен, ему понравится твоё сравнение с Дональдом Трампом.

RW: Бога ради… он всё равно это не прочтёт. Но в этом случае сравнение мне и правда кажется уместным.

Раз уж мы разбрасываемся сравнениями с Трампом — эти исследования не были беглыми или поверхностными. Оба расследования — подробные и тщательные, с опросами всех заинтересованных сторон; там были медицинские и психологические обследования. Расследование Yale/New Haven заняло, кажется, 7 месяцев, расследование нью-йоркского департамента социальных служб — 14 месяцев. Это как расследование спецпрокурора Мюллера. Каждый раз, когда команда Мюллера предъявляла очередное обвинение, Трамп кричал: «Фейк ньюс!» По существу ровно этой же тактики придерживается семья Фэрроу — по крайней мере, по отношению к расследованию Yale/New Haven. Я ни разу не слышал, чтобы они признали исход расследования нью-йоркского департамента социальных служб. Будет весело понаблюдать, как они его объяснят.

Правда о Вуди Аллене (2-я часть)

PM: Ты предложил отправить 100 тысяч долларов на благотворительность — по выбору Ронана и Дилан Фэрроу — если те смогут документально подкрепить высказанные обвинения. Это был рекламный трюк, чтобы привлечь внимание людей?

RW: Не совсем, у меня не так много подписчиков в Твиттере. Но предложение было реальным. Я даже позвонил своему бухгалтеру, чтобы убедиться, что я смогу заплатить эти деньги, если понадобится. Я пытался заставить Ронана чем-нибудь подкрепить его заявления, сделанные в Твиттере, — все они полностью либо вводили в заблуждение, либо попросту были выдуманы. Я попросил показать любые документы, которые подтвердили бы его заявления. Но, конечно, предложение было встречено звенящей тишиной. Очень жаль. Если бы он справился, то движению «Time’s Up» эти деньги бы не помешали.

PM: В этом предложении ты также перечислил сообщения о смерти сестры и операции на ногах Ронана — всё это не было в его заявлении. К чему ты клонил?

RW: Если погуглить «Смерть Тэм Фэрроу», то окажется, что сестра умерла в возрасте 21 года от сердечной недостаточности. Это официальная история от семьи Фэрроу. Но Мозес в блоге написал, что в действительности это был суицид: Тэм приняла горсть таблеток сразу после ссоры с Мией. Так что я всего лишь попросил доказательств в пользу истории про сердечную недостаточность, чтобы опровергнуть версию Мозеса. Может, официальная причина смерти и правда сердечная недостаточность, но смерть наступила в результате умышленной передозировки. Семья Фэрроу эту часть истории умалчивает. [13]

Кроме того, Ронан в многочисленных интервью говорит, что он много лет использовал инвалидную коляску и костыли из-за инфекции, которую подхватил во время волонтёрской деятельности в Судане. Но я встретил историю, противоречащую этой, о том, что операция на ногах была косметической — чтобы добавить десяток-другой сантиметров роста; это бы объяснило, почему он так долго носил компрессионно-дистракционный аппарат Илизарова. Человек из друзей их семьи рассказал мне, что на косметической операции настояла Миа: ей казалось, что у Ронана не заладится политическая карьера с таким низким ростом. Признаю, что это показания с чужих слов, но если посмотреть на фото «До/После», то Ронан и правда удивительно подрос за это время.

PM: Хорошо, но если это и правда, то какое отношение имеет к дебатам про возможное сексуальное насилие Вуди Аллена? Не кажется, что ты не в те дебри свернул?

RW: Смысл в том, что, по моему мнению, семья Фэрроу — нечестные люди. Если Тэм совершила суицид, то зачем обманывать про сердечную недостаточность? Если Ронану сделали косметическую операцию, чтобы прибавить роста, то ради бога. Но зачем придумывать легенду про инфекцию, подхваченную в Судане? Если все истории выдумали, чтобы создать идиллическую картинку счастливой смешанной семьи Фэрроу, то о чём ещё они могли солгать, чтобы поддерживать этот имидж? Я дал Ронану возможность делом подкрепить его слова.

PM: Ты как-то твитнул, мол, актёры, которые осуждают Вуди Аллена, однажды будут так же горды своими комментариями, как и те, кто показывал пальцем на людей в эпоху маккартизма [14].

RW: Да, я и правда так считаю, буквально. Не только актёры, но и все участники рынка, которые пытались выдавить его из киноиндустрии. Понимаю, что сравнивать текущие события с американской охотой на ведьм уже заезженная аналогия; примерно как называть фашистом любого, кто тебе неприятен. Но я действительно считаю, что вуди-хейтеры, особенно участники киноиндустрии, практикуют что-то вроде неомаккартизма.

Прежде всего, на актёров оказывают определённое давление, чтобы они определились с выбором, — подразумевая, что нужно выбрать так называемую «правильную» сторону, то есть осудить Аллена.

PM: В каком смысле «определённое давление»?

RW: Я разговаривал с актёрами и кастинг-директорами — люди из лагеря Фэрроу советовали им не работать с Алленом. Более того, после моей статьи в Daily Beast в 2014 году я получил длинный имейл от человека, с которым всегда был в тёплых отношениях — влиятельного продюсера и режиссёра — он сказал, что мне нужно держаться от этого подальше, что это частное дело семьи, что мне незачем туда вмешиваться и что это серьёзно навредит моей карьере. Я, конечно, посмеялся, но через пару лет этот же самый человек стал ярым и последовательным критиком Аллена. Очевидно, подтекст письма заключался не в «не лезь туда», а скорее в «не занимай непопулярную позицию».

Недавно мне отправили ссылку на публикацию, где автор перечисляет всех актёров, которые «извинились» за работу с Алленом — и оценивает, насколько приемлемым было каждое извинение. Полагаю, что актёров с ненадлежащими извинениями отпускали с крючка, если те показывали пальцем на трёх других актёров, которые ещё не извинились. Вот настолько глупо это всё стало.

PM: Я заметил, что Аллена поддерживают и правые сайты типа Breitbart. Что думаешь об этом?

RW: Да, и the National Review. Просто на их улице праздник: они говорят, что это составление чёрных списков [15] со стороны левых — а это, конечно, оно и есть. Но да, соседство странное.

Аллена поддержали и левонастроенные издания — например, The Nation. Если пойти ещё левее, недавно вышла интересная статья на World Socialist Website, в которой пригвоздили Ронана Фэрроу. Ронан отвечал на вопросы в университете Мичигана, где член The Socialist Equality Party высказал ему всё что о нём думает, — и заставил того понервничать. Так что Аллена поддерживают вне зависимости от политической принадлежности. Обнадёживает, что одни из лучших статей в защиту Аллена написаны женщинами — многие из них феминистки.

(Примечание: здесь лишь небольшая подборка статей, написанных женщинами: Hadley Freeman, Catherine Shoard, JoAnn Wypijewski, JoAnne Wypijewski (2), Katie Herzog, Cathy Young, Cathy Young (2), Katie Roiphe, Janice Harper, Joan Ullman.)

PM: Ты однажды упомянул теорию о том, что у вуди-хейтеров есть общие психологические черты?

RW: Ну, во-первых, большинство из них поразительно плохо осведомлены. Об этом мы уже сказали. Знаешь эту фразу: «Ты имеешь право на своё мнение, но не на свои факты»? Когда люди говорят: «Думаю, он извращенец» — вообще-то «Слышь, это только твоё мнение», цитируя Чувака [16]. Но когда кто-то говорит, что Сун-И была дочерью Вуди, что она была несовершеннолетней, когда всё началось, — это фактически неверно. Вот тебе мой любимый твит от вуди-хейтера, относительно свежий: «Дочь Вуди Аллена заявила, что он изнасиловал её, когда ей было семь. И его обвинили в растлении своей 10-летней приёмной дочери, на которой он позже женился».

Как-то даже не знаешь, с чего начать распутывать этот твит, но в Твиттере у него такой же вес, как у твита в стиле «Новый год празднуют 31 декабря». Можно с уверенностью сказать, что автор твита не распознал бы факт, если бы факт шлёпнул его по заднице. Ни с одной частью этого твита не согласились бы даже сторонники Фэрроу. Для начала Дилан никогда не говорила, что её изнасиловали. Но этот рандомный твит от какого-то рандомного чувака набирает сотни лайков и сотни ретвитов — вероятно, ретвитят его люди, которые принимают твит за факт. Мои посты редко набирают столько лайков и ретвитов.

Это ещё один виральный твит с фотографией 10-летней давности, где Вуди со своей приёмной дочерью Бечет, она азиатка. На фото ей лет 9-10. И надпись гласит, что на фото — приёмная дочь Вуди, на которой он потом женился. Конечно, в своём расистском стиле они пытаются выдать эту девочку на фото за Сун-И. Какая, господи, разница, что Сун-И никогда не было приёмной дочерью Вуди. Но люди это подхватывают и говорят, как мерзок и отвратителен Вуди. Эти люди телепатически не связаны, но при этом они пока побеждают в этой дискуссии.

Возвращаюсь к твоему вопросу про психологию. Что провоцирует их с таким остервенением разбрасываться «альтернативными фактами»? Какой бы шкалой ни измерять, Вуди Аллен — невероятно успешный художник. Он знаковая фигура во всём мире, он выигрывал «Оскара» и много раз номинировался на него, мы можем предположить, что он довольно богатый. Согласен?

PM: Конечно.

RW: Почему это вообще заботит обывателя? Он может сказать: «Я лучше этого известного, богатого чувака». В противном случае зачем так уверенно изрыгать словесную мешанину? Почему так много людей запрыгивают на подножку поезда «Имбецил-экспресс»? Твит, где путают его реальную дочь с Сун-И, никак не относится к Дилан — так что это не про ту историю. А про то, как унизить известного чувака и почувствовать себя лучше него. Вот такая психология лежит в основе этого желания. Но даже так называемые «серьёзные» журналисты делают то же самое, но в лайт-версии. Когда я нахожу крупные неточности или явную предвзятость в их статьях, то уверен, что дело было так: они верят, что Аллен виновен, и перекраивают историю исходя из этой посылки. И снова подтекст следующий: «Я лучше этого человека или более чувствительный, морально развитый» и всё в таком духе. Конечно, это просто мои догадки. У меня нет эмпирических данных это подтвердить.

PM: Давай отмотаем чуть назад. Ты упомянул, что Дилан никогда не говорила, что её изнасиловали. А что именно она говорила?

RW: Детали менялись со временем, но в целом она говорила следующее: что отец отвёл её на чердак (вернее даже на технический этаж под крышей, высотой не более 1,5 м) и приласкал её. Важно: я не умаляю серьёзность обвинений, будь они правдой. Не буду поминутно реконструировать события того дня, но скажу, что каждый, кому было поручено расследовать это событие, пришёл к выводу, что его не было. И, пожалуй, запись в блоге Мозеса Фэрроу наилучшим образом подтверждает достоверность этой версии — благо, он помнит события того дня с предельной ясностью.

В эссе для колонки Ника Кристофа в The New York Times Дилан написала, что отец «совершил над ней сексуальное насилие». Фраза рисует в голове самую жуткую картину из возможных. [17] Но если вернуться к обвинениям в 1992 году, то они всегда были про предполагаемый единичный инцидент со щупанием (что само по себе было бы отвратительно, будь оно правдой). Теперь же Дилан почти в каждом интервью или эссе подчёркивает, что её история была последовательной на протяжении всех лет, что она никогда на менялась. Но экспертиза Yale/New Haven отметила много противоречий в показаниях Дилан того времени. Однако история успела измениться и за последние несколько лет. Не вдаваясь в живописные подробности, отмечу, что то, что Миа и Дилан говорили о предполагаемом инциденте в 1992 году, и то, что Дилан рассказала в интервью для CBS, уже будучи взрослой, — различается. Всё становится ещё запутаннее, если вспомнить время, когда Дилан говорила, что никакого насилия вообще не было.

PM: Будучи ребёнком или взрослой?

RW: Нет, ребёнком. Её история о случившемся постоянно менялась, и в один день Дилан сказала Мии, что ничего попросту не было. Няня, Кристи Гротеке, пишет об этом в своей книге и даже называет конкретную дату. В любом случае бедному ребёнку исполнилось лишь 7 лет — вполне объяснимо, почему её история непоследовательна. Но почему, будучи уже взрослой, она всегда настаивает, что история не менялась? Это же не так.

Отрывок из книги «Миа и Вуди: любовь и предательство» няни Кристи Гротеке

Ещё один важный вопрос — про срок давности. Прокурор Фрэнк Мако заказывает у клиники Yale/New Haven расследование. Они возвращаются и буквально говорят: «Он этого не делал». И Мако выпускает заявление, которое вуди-хейтеры любят цитировать: он считает, что есть «обоснованное подозрение» в виновности Аллена, но уголовное дело возбуждать он не будет, чтобы не травмировать хрупкую девочку — звучит даже похвально, не так ли? Вот только он так и не говорит, что за обоснованное подозрение. Я общался со многими прокурорами: они утверждают, что если прокурор думает, что может выиграть дело, они почти всегда возбудят уголовное дело — тем более когда речь идёт о таком серьёзном преступлении, как растление малолетних. В сущности они обязаны возбудить дело. А сказать, что есть обоснованное подозрение, и не выдвигать официальных обвинений — это попытка сохранить хорошую мину при плохой игре. Это как Трамп, распустивший комиссию по расследованию фальсификаций на выборах, «несмотря на существенные доказательства мошенничества». Ну ты всё-таки либо крестик сними, либо трусы надень.

Если срок давности по потенциальному уголовному делу, скажем, 10 лет, то насколько хрупка Дилан будет в 17 лет? Если это предполагаемое событие так подпортило ей жизнь, почему не взять то самое обоснованное подозрение, не пойти в суд и не посадить Вуди за решётку? Может быть, потому же, почему они не сделали это, когда ей было 7. Как только экспертиза Yale/New Haven установила, что насилия не было, — это game over.

Многие спрашивают в Твиттере: «Почему она не подаст в суд, чтобы положить всему этому конец?» Дилан всегда отвечает, что у преступления уже истёк срок давности. Но у меня есть для неё хорошие новости: она всё ещё может подать иск в гражданский суд — в Коннектикуте срок давности не истечёт, пока ей не исполнится 48 лет. Гражданский суд не упечёт его за решётку, но Дилан сможет обобрать его до нитки.

PM: Если ей есть с чем идти в суд.

RW: Да, если есть. Честно говоря, я бы хотел, чтобы она подала в суд — тогда каждый будет давать показания под присягой. Это чуть-чуть отличается от суда общественного мнения, где тебе, чтобы твитить, не нужно давать присягу и подвергаться перекрёстному опросу.

Отрывок из отчёта по поводу срока давности дел, связанных с сексуальным насилием, в штате Коннектикут, 20 сентября 2018 года

PM: Мы уже убедились, как хороши социальные сети для распространения информации. Похоже, они так же хороши для распространения дезинформации.

RW: То, что в социальных сетях нет редакционного контроля, — это и благо, и проклятие. Преимущества очевидны любому, кому отказывали в доступе к традиционным медиа. С другой стороны, это демократизировало глупость. Люди думают, что они могут победить в споре, если будут репостить чьи-то неподтверждённые заявления.

Даже Дилан Фэрроу попалась на копипасте. В одном из эссе она повторила эту ложь: якобы полиция попросила Вуди Аллена пройти тест на детекторе лжи, но он отказался. Ей тогда было семь лет, откуда ей знать? Неоткуда. Во-первых, это неправда. Я по-старомодному провёл расследование и выяснил, что полиция никогда не просила Аллена пройти тест на полиграфе, потому что в суде его результаты бы не приняли. А правда в том, что Аллен сам сразу вызвался пройти тест на детекторе лжи — его отправили к Полу Майнору, самому уважаемому полиграфологу страны, который настраивал систему детекторов лжи в академии ФБР и обучал там новобранцев. Государство нанимало его для самых громких дел: Анита Холл и Кларенс Томас, О. Джей Симпсон, «Энрон», Джонбенет Рэмси, Джон Делореан и другие. Короче, Вуди успешно прошёл тест на детекторе лжи, а Майнор прилетел в Коннектикут, чтобы передать полиции эти результаты. Более того, мне рассказывали, что в отделении все на него пялились — настолько важной фигурой был Майнор в своей области.

Как так вышло, что Дилан пришла к заключению, что Вуди отказался пройти тест? Предположу, что она скопировала это из колонки Морин Орт, где та об этом написала. Иронично, что её колонка называлась как-то вроде «10 неопровержимых фактов о Вуди Аллене». Я читал разборы пары блогеров, которые опровергли все 10 её утверждений. Один знакомый журналист даже вышел на Орт и спросил, откуда у неё информация о детекторе лжи. Она ответила что-то предсказуемо расплывчатое — типа «разные источники». Кажется, она также говорила, что Vanity Fair провела факт-чекинг её статьи. Тем временем мой знакомый из Vanity Fair рассказывал, что [редактор] Грэйдон Картер при любой возможности раскритиковать Аллена начинал писать кипятком.

Ронан делает то же самое. Он написал, что было странно видеть своего отца в трусах в постели с Дилан. Во-первых, ни один приличный отец никогда не спал с дочкой в постели, когда на обоих есть трусы, не так ли? Но вернёмся к нашим баранам: когда Вуди видел Дилан в последний раз, Ронану было только 4 года. Давайте допустим, что у него блестящая память и что то событие его сильно расстроило. Но как это бьётся с тем фактом, что Вуди никогда не жил с Мией и её детьми? Более того, он не провёл ни ночи в её квартире. Где же тогда разворачивалась эта сцена с постелью и трусами? Это загадка. Но гуру расследовательской журналистики сказал, что было, значит, было. Вряд ли Ронан становится близорук, когда речь заходит о его семье, ведь так?

Все эти примеры — просто лживые пикантные подробности, каждая из которых сама по себе не то чтобы сильно подрывает доверие. Но если их сложить, то начинает казаться, что против Вуди Аллена реально есть что предъявить. Однако стоит последовательно изучить каждый пример, и мы увидим рассыпавшийся карточный домик.

PM: Ты как-то сказал, что можешь заступаться за Аллена, потому что тебе плевать, что про тебя напишут в социальных сетях. Тебе правда всё равно?

RW: Да, абсолютно. Что личные оскорбления, что сообщения о том, что Обама коммунист-мусульманин кенийского происхождения — для меня одно и то же. Просто улыбаешься и идёшь дальше. Я женат вот уже 20 лет, у меня настоящие друзья и семья, родители меня любили, так что я могу справиться с оскорблениями. Ну и не забываем про удобную кнопку Mute.

Знаешь, это даже забавно. Я профессионально работаю с 22 лет, у меня накопилось много крепких дружеских и деловых связей. Эти люди знают меня как весьма вдумчивого, уравновешенного человека. Поэтому идея, что я внезапно потерял берега, сошёл с ума и начал защищать растлителя малолетних, — смехотворна.

Но едва ли я один такой. Очень многие поддерживают Аллена. В основном их не так хорошо слышно, как тех, кто требует его четвертовать. И некоторые поддерживают его шёпотом, потому что их страшит текущая повестка. Но могу тебя заверить, что никто не защищает Аллена потому, что они поддерживают растление малолетних. Они его поддерживают по той причине, что они изучили все материалы дела и пришли к выводу, что обвинения не выдерживают никакой критики.

PM: Если ты наткнёшься на информацию, которая изменит твоё мнение, — ты признаешь, что всё это время был не прав?

RW: Вмиг. Я человек не очень публичный, но так много людей ассоциируют меня с делом Вуди Аллена (я время от времени вставлял свои пять центов), что было бы безответственно просто молча передумать.

PM: Ты бы начал противостояние против Вуди?

RW: Противостояние? Я бы рассказал ему о том, что знаю. Но Вуди никак не сформировал мою позицию по этому делу. Не было такого, чтобы он меня остановил и начал рассказывать, почему он невиновен. Я его поддерживаю не потому, что восхищаюсь его работами. Моя позиция — это результат моего собственного расследования, которое я вёл до и после документалки. [18] Я лишь однажды спросил у него, как он не свихнулся от всей этой шумихи, на что он сказал: «Я спокоен, потому что у меня на руках флеш-рояль — моя невиновность». Но да, я не спрячу голову в песок, если увижу неоспоримую улику, которая перевернёт моё мнение. Я ищу её очень-очень долго. Но пока все неоспоримые улики, которые я нашёл, указывают в другом направлении.

PM: Как думаешь, чем это всё закончится?

RW: Хороший вопрос. Одно я знаю наверняка — семья Фэрроу повставляет ему палки в колёса, но не остановит его. «Дождливый день в Нью-Йорке» покажут в зарубежных кинотеатрах и когда-нибудь — в Штатах, хоть прокатчиком будет и не Amazon. Он уже готовит свой следующий фильм, который снимет этим летом в Испании. Есть актёры, которые говорят, что не будут больше с ним работать, а есть куча тех, кто будет. И если Amazon перестанет спонсировать его фильмы, многие другие захотят иметь с ним дело. Может, наград станет поменьше или совсем не станет, но они его и раньше не интересовали.

Не знаю, что должно произойти, чтобы конфликт как-то разрешился на личном и семейном уровне. Но скажу вот что: я как-то раз невзначай спросил у Вуди — если представится случай, встретится ли он с Дилан с глазу на глаз, в месте по её выбору, чтобы дать ей возможность сделать очную ставку и высказать всё, что она хотела сказать. Он без промедления ответил: «Конечно». Затем я спросил про Ронана — ответ тот же.

PM: Серьёзно? Это прям важная информация. Он им об этом говорил?

RW: Не знаю, вряд ли. Может, через это интервью информация до них доберётся. Мне бы искренне хотелось, чтобы это случилось. Разве не этого желают все предполагаемые жертвы — очной ставки с обвиняемым, чтобы высказать всё, что накипело? Она может и кричать, и плакать, и материться на него… посмотреть в глаза, спросить что угодно, сказать что угодно — пусть с ней будет кто-то ещё. Думаю, это был бы очистительный момент. Может, в сущности для неё ничего бы не изменилось, но я не вижу, как это могло бы навредить.

PM: Это очень интересно. Любопытно, пойдёт ли она на это.

RW: Вполне уверен, что она найдёт отговорку, чтобы не идти. Но могу вот что сказать: если она не станет искать справедливости в гражданском суде и если она не встретится с Алленом лично, какой бы очистительный эффект это ни принесло, — тогда, быть может, всё это затевалось не очищения ради и не во имя справедливости.

[1] В оригинале due process — соблюдение предусмотренных законом процедур.
[2] Агентность — способность человека к действию, способность выступать в качестве самостоятельного агента и делать осознанный и свободный выбор. Приблизительно можно перевести как «свобода воли».
[3] В «Аллен против Фэрроу» впервые показали план чердака, предположительно сделанный полицией — и там есть некий поезд небольшого размера. Уайди посвятил этому отдельную запись в блоге: он изучил показания в суде няни Кристи Гротеке, которая подробно описывала другой поезд — большой сидячий поезд. По её словам, на этот поезд садились и ездили на нём в разных комнатах (она их перечисляет), но не на чердаке. Вероятно, на чердаке он хранился, поэтому и оказался на схеме. Уайди для сравнения показывает примерную фотографию поезда, про который говорит Дилан, и фото поезда, который описывала няня в суде.
[4] В «Аллен против Фэрроу» показаны фрагменты интервью Дилан с полицейскими, где та неоднократно упоминала поезд. Логика авторов фильма такая: если Мозес говорил, что поезда на чердаке не было, а Дилан его упоминала полицейскими — значит, все слова Мозеса ложны. Во-первых, с поездом всё не так однозначно (см. п. 3). Во-вторых, показывая отрывки интервью, режиссёры засветили много интересного: в частности, там есть фраза «Затем Дилан рассказала длинную, очень драматичную историю, которая произошла посреди ночи». На этих превью видны многочисленные несостыковки в показаниях Дилан, которые случайно показали режиссёры. Подробно про это пишет журналистка Кэти Янг в разгромной статье на Quillete.
[5] Громкий судебный процесс, на который потратили 7 лет и $15 млн. Тогда администрацию детсада, семью Макмартин, обвинили в растлении малолетних. В итоге их признали невиновными, а многие «жертвы» сознались во лжи. По мотивам дела вышел фильм «Обвинительный акт: Суд над Макмартинами» на… HBO. А слоган был «Обвинения были настолько шокирующие, что правда не имела значения».
[6] Элизабет Холмс — основательница биотехнологического стартапа Theranos; её деятельность была разоблачена как мошенническая.
[7] В фильме это объяснили влиятельностью Аллена — якобы его фильмы приносили в бюджет Нью-Йорка миллионы долларов. Про «миллиарды» долларов часто писали СМИ, которые посмотрели все 4 серии заранее, однако в «Амедиатеке» речь уже идёт лишь о «миллионах».
[8] В оригинале probable cause, подробнее — в Википедии.
[9] Фильм Аллена «Энни Холл» выиграл Оскар в 1978 году за лучший фильм, опередив номинированные «Звёздные войны: Эпизод 4 – Новая надежда».
[10] Речь о статье Морин Орт «10 неопровержимых фактов об обвинении Вуди Аллена в сексуальном насилии». Эти «факты» были опровергнуты, самая любопытная свежая деталь — в 2019 году Морин Орт призналась, что фактчекеры Vanity Fair отказывались публиковать статью, поэтому Миа Фэрроу написала им письмо. Она заверила издание, что если к ним подадут иск, она выступит в суде и скажет, что эти 10 фактов правдивы «с её точки зрения».
[11] В оригинале grooming — ухаживать за малолетним ребёнком с сексуальными намерениями.
[12] Интервью давалось в 2019 году — ещё до сериала «Аллен против Фэрроу».
[13] Недавно обнаружилось, что Фэрроу в фотошопе удалила Тэм с фотографии, где юный Ронан здоровается с Хиллари Клинтон (фото). Твит с этим снимком Миа Фэрроу удалила.
[14] Маккартизм — общественное движение в США, сопровождавшееся обострением антикоммунистических настроений и политическими репрессиями против «антиамерикански настроенных» граждан.
[15] В оригинале blacklisting — во времена маккартизма в Голливуде существовал неформальный список людей, которых не брали на работу из-за их политических убеждений. Статья в Википедии — «Чёрный список Голливуда».
[16] Чувак из фильма «Большой Лебовски», в оригинале That’s just, like your opinion, man (видео).
[17] В оригинале sexual assault — теоретически можно перевести и как «изнасилование», в реальности это практически любое посягательство сексуального характера. В переводе сериала на «Амедиатеке» слово «изнасилование» фигурирует несколько раз.
[18] Речь о собственной документалке Уайди 2012 года про Вуди Аллена — Woody Allen: A Documentary.

{ "author_name": "Дима Трундуков", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 12, "likes": 28, "favorites": 51, "is_advertisement": false, "subsite_label": "analysis", "id": 366014, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 12 Apr 2021 11:32:17 +0300", "is_special": false }
0
12 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...

Простой клуб

15
Ответить
3

Отличный текст, спасибо что принесли

Ответить

Символический шар

0

Уже было что-то подобное от @Oldfag TV 

Ответить
6

Ну я бы не сказал, что это совсем уж "подобное". Занятный оригинальный разбор, лойс автору.

Ответить

Символический шар

Oldfag
1

Значит попозже почитаю 

Ответить

Символический шар

Oldfag
0

Хорошо!

Ответить
1

В переводе сериала на «Амедиатеке» слово «изнасилование» фигурирует несколько раз.

Переводами в Амедиатеке занимаются неучи, вот это новости.

Ответить
1

а зачем все ссылки редиректятся через вк? может это стоит поправить?

Ответить
1

Заебись, прочитал на одном дыхании.

Ответить
1

Какое же безумие у них там творится. От Джексона до сих пор не отстали, Аллену долго терпеть придется

Ответить
–7

Фильмы Аллена - наивное и сценарно-импотентное говно. Я посмотрел несколько его фильмов, по большей части ради молодой Ёхансон к которой у меня необъяснимая симпатия. Это «Вики Кристина Барселона» и «Матч пойнт». Если бы не Ёхансон эти фильмы вообще смотреть не стоит. А то что этот дятел Вуди приёмной дочке - некрасивой азиатке - засовывал руки в трусы, я даже не удивлён. 

Ответить
0

Классно, спасибо.

Ответить
Обсуждаемое
Новости
Автор законопроекта о запрете сравнивать Германию и СССР назвала «последней каплей» книгу «Тонкое искусство пофигизма»
Она процитировала выдержку: «На долю поляков выпало немало бедствий: изнасилования и убийства, сначала нацистами, затем советскими солдатами».
Новости
YouTube начал удалять ссылки на сайт «Умного голосования». С ограничениями за их публикацию столкнулась «Новая газета»
Согласно сообщениям видеохостинга, ролики с такими ссылками нарушают правило о запрете «спама, обмана и мошенничества».
Новости
В Тверской области на 9 мая хотели провести «малышковый парад» детсадовцев. После публикаций СМИ его отменили
«Маленькие патриоты», как их называют в анонсе, представят разные роды войск, а родители подготовят «боевую технику».
Популярное за три дня
Интернет
Signal разместил в инстаграме рекламу с данными, которые собирает соцсеть о каждом пользователе, — и получил бан
В объявлениях перечислялось, чем увлекается человек, где находится и другое — на основе его данных из соцсети.
Интернет
Участники фейсбук-группы, где иронизируют над бумерами, собрали 50 тысяч долларов пожилому мужчине на пересадку печени
Мужчина оценил как помощь, так и шутки — ему жертвовали деньги со словами поддержи в «стиле пенсионеров в сети».
Интернет
Норвежский художник рисует в Paint «быстрые скетчи» — получаются детальные пейзажи в духе Боба Росса
На каждую работу у концепт-художника уходит до трёх часов.
null