Арт-ретроспектива: Архитектура внутренних пространств городского центра

В третьем выпуске рубрики «Арт-ретроспектива» — статья кандидата архитектуры Л. Соколова, об архитектуре внутренних городских пространств и урбанистике, их влиянии на человека и передовые примеры в городах РСФСР, Европы и Средней Азии из журнала «Архитектура СССР» №2 1977 года.

В проекте «Арт-ретроспектива» будут показаны статьи, рецензии и истории из изданий прошлых лет. По хештэгу внизу вы можете найти прошлые выпуски. Подпишитесь на мой канал в Телеграм или блог на Tjournal, чтобы не пропускать новые.

Художественная выразительность застройки центров советских городов всегда рассматривалась как одна из важнейших проблем. Сегодня её решение связано со всё возрастающей потребностью в обогащении языка архитектуры, углублении его идейного содержания.

Отмечая несомненные успехи в разработке значительных по широте решений композиций центров (конкурсные проекты центральных районов Алма-Аты, Баку, Горького (ныне — Нижний Новгород, прим. Дизайнера Павленко), Перми, Тбилиси и других городов), мы вправе предъявить серьезные претензии к эстетике проектируемых сооружений и пространств. Наиболее распространёнными недостатками являются: гипертрофия масштаба, схематизм, преобладание простых, метрических композиций.

Особенностью современного этапа стал переход к реализации проектов центра в натуре. Такая ситуация ставит перед архитекторами новые задачи. Оказалось, что система обратной связи в цепи «проект — натура — человек» ещё недостаточно изучена. В течение длительного времени проект сравнивался только с проектом. Как же выглядят создаваемые на макетах ансамбли в натуре, наполняясь людьми, движением, ритмом современной жизни?

Опыт осуществлённых проектов центров новых городов показал, что человеку часто бывает неуютно в распахнутых просторах межмагистральных территорий, комплексы городского центра плывут в безбрежном море гигантских эспланад. По существу, в таких городах отсутствуют внутренние, специально рассчитанные на восприятие пешехода пространства.

Отрицательные социальные последствия подобных ситуаций (многочисленные исследования психологов доказали необходимость для человека масштабных ему полузамкнутых или замкнутых пространств) вызвали волну новых поисков и новых планировочных решений. Устойчивой тенденцией стало возрождение роли пешеходной улицы в центрах новых городов (Зеленоград, Навои, Шевченко (ныне — Актау, прим. Дизайнера Павленко) и др.). Все больше стало появляться проектов, где решаются образно-пластические задачи, обогащается палитра композиционных средств архитектуры.

Успехи психологии позволили экспериментальным путем доказать также необходимость повышения разнообразия созданной за последние двадцать лет искусственной среды. Оптимальный уровень восприятия обусловливается многозначностью и комплексностью среды, богатством зрительных сигналов. Накопленный к настоящему времени градостроительный опыт может быть подвергнут достаточно объективному анализу с использованием критериев зрительного восприятия.

Композиционные средства должны быть направлены как на подчеркивание и выявление главенствующего значения центра в городе, так и на пластическое обогащение его внутренних пространств: улиц, площадей, пешеходных бульваров и эспланад.

Правомерно ли выделять проблему внутренних пространств центров в самостоятельный объект рассмотрения?

Актуальность такого подхода имеет серьёзные социальные причины. Тысячи и тысячи людей посещают ежедневно центральные зоны крупнейших городов, испытывая на себе воздействие их символов, архитектуры зданий, улиц и площадей. Центр «транслирует» свои ценности на весь город и систему расселения. Отсюда становятся понятны те высокие требования, которые следует предъявить к застройке и пространствам городского центра, чтобы придать его облику черты индивидуальности, эмоциональной окрашенности, высокого эстетического комфорта.

Известно, что в представлении горожан образ центра чаще всего связывается с площадью или улицей. Вспомним Красную площадь в Москве, Невский проспект в Ленинграде, улицу Ленина в Минске, Крещатик в Киеве.

Реализация последние десятилетия принципа разделения пешеходного и транспортного движения в центрах городов оказала большое влияние на их архитектурный облик. Это завоевание градостроительной мысли XX в. вернуло жизнь историческим районам крупнейших городов. Многие площади и улицы центра, освободившись от транспорта, снова стали местом общения людей, познания эстетических ценностей, сосредоточенных в памятниках архитектуры, старинных скверах и парках, а также в современных сооружениях, рекламе и художественном оформлении.

Историческая бестранспортная площадь. Эрфурт, ГДР «Архитектура СССР» №2, 1977 год

B настоящее время проблема художественно организованной среды центра может быть решена при системном рассмотрении всех составляющих её элементов. Улицы и площади должны проектироваться как единый пространственный организм, как система главных пространств центра. B таком случае предоставляется возможность «запрограммировать» и визуально активные или нейтральные зоны, обеспечить для восприятия максимальное богатство аспектов.

Площади центра в городах всегда являлись важными смысловыми и композиционными узлами. Здесь происходит концентрация людей, характер которой определяется функциональным назначением (административная, торговая, зрелищная и т.п.), а также способом разделения транспортного и пешеходного движения. Площадь пешеходу.

Таков, по сути дела, основной принцип организации площадей в современных условиях. Его реализация усовершенствовала тип монументальной площади-форума для народных торжеств и празднеств (площадь имени В. И. Ленина в Ташкенте (ныне — площадь Независимости), Маркс-Энгельс-платц в Берлине (ныне — Дворцовая площадь, прим. Дизайнера Павленко), Правительственная площадь в Бразилиа), создала новый тип поднятой над землей площади-платформы (центры городов Тольятти, Набережные Челны, Скопье и др.). Это характерные для XX в. открытые площади, без жестко фиксированных границ, их композиция строится на свободном равновесии масс, зрительно соподчинённых.

Пластика пешеходного пространства «Архитектура СССР» №2, 1977 год

Сооружения многофункционального комплекса центра Тольятти расположены на площади-платформе, которая объединяет на уровне первых этажей все обслуживающие помещения, распределительные узлы, остановки общественного транспорта. Крупный масштаб всего комплекса органичен масштабу прилегающей трассы скоростной магистрали, но, будучи связана с транспортом, площадь изолирована от соразмерных человеку внутренних пространств.

Принцип непрерывного, перетекающего пространства активно используется градостроительством XX в. Однако долгое время внимание архитекторов было сосредоточено только на разработке внешнего пространства комплексов, выявлении той силы, которая уравновешивает асимметричные композиции, помогает освоить территории большой протяженности. При этом во многом были утрачены традиции разработки внутренних пространств, исчезли соразмерные человеку элементы, что привело к потере масштабности.

Сопоставим в одном масштабе размеры центральной площади Зеленограда (80 тыс. жителей) с одной из самых крупных исторических площадей — Красной площадью в Москве. Налицо значительное преувеличение размеров современной площади, ее пространство с трудом воспринимается как единое целое.

Благодаря открытым площадям-форумам и площадям-платформам происходит включение внутренних пространств центра во внешние, где трудной композиционной задачей является сочетание требований крупного градостроительного масштаба и размеров человека. Так, чтобы контрастировать с магистралью современная площадь должна иметь ширину в три раза большую, примерно 150-200 м. Сохранение масштабности в этих условиях требует специальных приемов: членения площади на промежуточные масштабные зоны за счет террас, рисунка мощения, элементов ландшафтной архитектуры. Из истории градостроительства известно, что даже простое мощение — разбивка на клетки, способствует восприятию пространства и его масштабности.

Опыт создания пешеходных зон показывает возрождение небольших, замкнутых и полузамкнутых площадей в центральных районах крупных городов. Они часто становятся своеобразными островками отдыха среди шумной атмосферы центра. Традиционный дух исторических площадей сохранили внутренние пешеходные пространства новых городов Стивенеджа в Англии и Фарсты в Швеции (ныне — район Стокгольма, прим. Дизайнера Павленко).

Освобождение центральных районов города от транзитного движения резко усилило структурную и композиционную роль пешеходных улиц. Можно говорить, опираясь на опыт отечественного и зарубежного градостроительства, о создании обширных пешеходных пространств, которых не знала классическая архитектура. Отсутствие таковых в том или ином центре современного города свидетельствует о недостаточном уровне его комфортности. Однако система пешеходных путей в центре все еще не стала объектом специального проектирования и к ней не сформулированы эстетические требования.

Схема пешеходных пространств центра Еревана и Уфы «Архитектура СССР» №2, 1977 год

Между тем, имеющиеся прогрессивные примеры в ряде стран Европы показывают, что переоборудованные для пешеходов исторические улицы центра на важных участках его реконструкции и развития дают возможность улучшить комфорт и выразительность среды, достигнуть интеграции пространства улицы и выходящих на нее зданий. Видимая зрителю картина улицы в этом случае лишь оболочка того сложного многоуровневого сооружения, которым она стала на самом деле.

Нижний ярус его занимают станции метро, подземные гаражи и стоянки, грузовые тоннели магазинов. Развитая система взаимосвязанных подземно-надземных коммуникаций, транспортных дублеров становится определяющей предпосылкой новых композиционных возможностей и приёмов. Немаловажное место среди них занимают пластические искусства, использование элементов благоустройства, малых форм, рекламы.

В центрах социалистических городов должна быть создана новая эстетически выразительная среда, которая формируется архитекторами, дизайнерами, художниками, мастерами ландшафтной архитектуры. По своим масштабам такая задача не имеет исторического прецедента. Реализация её возможна при наличии генерального композиционного замысла, комплексного взаимодействия средств архитектуры и монументального искусства — всего арсенала приемов создания пластической, пространственной структуры.

Сказанное выше не является лишь теоретическим принципом. Практикой застройки центров ряда городов прочно утверждаются в жизни новые направления.

Центр города Ташкента. Это огромная экспериментальная площадка, где на территории около 1500 га создается целостный, разнообразный и сложный по структуре архитектурный организм. Забота о человеке, комфорте и красоте его окружения стала главной задачей проекта. Развитая сеть пешеходных аллей и бульваров общей протяжённостью более 15 км является своеобразным каркасом всей композиции центра. Его внутренние пространства различаются не только по функциональному назначению, но и по эмоциональной окраске.

Бульвар имени Ленина в Ташкенте «Архитектура СССР» №2, 1977 год

Подчеркнуто монументальный, торжественный характер имеет административно-политический форум города — площадь имени В. И. Ленина. Однако он лишен официальной парадности, присущей многим площадям подобного типа. Живописная компоновка разновеликих объёмов, водные каскады, зелень, рельефная разработка поверхности земли сделали эту официальную часть любимым местом прогулок и отдыха населения города. Система пешеходных пространств, примыкающих к площади, продолжена бульваром Ленина. Рекреационный характер этой зоны подчеркнут особыми приемами ландшафтной планировки, обилием микросред, площадок для отдыха.

Пешеходная эспланада центра Ташкента «Архитектура СССР» №2, 1977 год

Главный пешеходный широтный диаметр центра трактуется как парадная эспланада, объединяющая все основные узлы центра. Ее протяженность в 4,5 км требует разработки специальных приемов композиции, обеспечивающих интересную смену зрительных впечатлений, эмоциональную насыщенность и масштабность. Анализ условий зрительного восприятия осуществленных участков показал, что необходимо внести коррективы в проект, увеличить функциональную емкость территории, уточнить параметры эспланады. Сейчас проектное отношение высоты ограничивающей застройки к ширине пешеходной трассы превышает пропорцию 1:6, что в натуре может привести к «распаду» пространства.

Пражская улица, Дрезден, план «Архитектура СССР» №2, 1977 год

Имеющийся прогрессивный опыт уже осуществлённых пешеходных аллей должен быть внедрён в нашу практику. В городе Дрездене на основе функциональных и архитектурных исследований разработана пространственная концепция одной из главных улиц города — Пражской улицы. Композиционная картина улицы разворачивается последовательно, по специально разработанному визуальному сценарию, где особая роль принадлежит «архитектуре земли», искусственному ландшафту улиц и площадей.

Пешеходное пространство протяжённостью 500 м зрительно членится на три основных участка, имеющих свою пластическую тему и масштаб. Тема первого участка «Винер-платц» — большеразмерные цветные бетонные плиты и декоративные газоны. Четыре фонтана вместе с цветниками образуют композиционный центр. Средняя часть Пражской улицы имеет ясные, четкие, функционально обусловленные членения. Тема — декоративные фонтаны, цветники с подчеркнуто геометрическими формами. Северный участок наиболее насыщен сооружениями, здесь максимальная активность центра.

Карл-Маркс-аллея в Карл-Маркс-Штадте «Архитектура СССР» №2, 1977 год

Стремление по-новому переосмыслить архитектуру улиц и площадей видно в пространственном решении Карл-Маркс-аллее города Карл-Маркс-Штадт (ныне — Хемниц, прим. Дизайнера Павленко), где пешеходная трасса длиной 300 м членится декоративными стелами, поставленными перпендикулярно движению. Приемы ландшафтной архитектуры использованы проектировщиками площади Саксенплатц в Лейпциге.

Приведенные примеры показывают богатый арсенал средств художественной выразительности, который таит в себе пластика поверхности земли. Сила её эмоционального воздействия известна еще из мирового исторического опыта. Принципиально важен такой подход, когда благоустройство и озеленение площадей и улиц не рассматриваются как вспомогательные, технические или санирующие средства, а решаются как задача архитектуры.

Специальные пластические средства: геометрия рисунка мощения, террасы, уровни, пандусы, декоративные стенки, цветники и фонтаны служат целям усиления визуальной информативности, эстетической привлекательности и масштабности городской среды. Разработаны приёмы, позволяющие зрительно увеличивать или уменьшать пространство, переключать внимание на ландшафт площади при ограниченных выразительных возможностях окружающей ее застройки.

Пешеходная площадь у Дворца культуры Фархад в Навои (план) «Архитектура СССР» №2, 1977 год

Так, в ансамбле площади Дворца культуры Фархад, центра города Навои, внимание зрителя сосредоточено на развёрнутой перед ним сложной, пластической картине поверхности площади, имеющей ближние и дальние планы, визуально доминирующие участки. Принятый модуль квадрата мощения 3 м соизмеряет все плоскостные и объемные элементы форм малой архитектуры. Синтез искусств, художественная осмысленность деталей центра города Навои несут в себе свойства лучших архитектурных решений современной градостроительной практики.

Мы выбрали только несколько примеров, а число их может быть значительно приумножено. Все они призваны показать, что внутренние пространства центра должны стать объектом специального проектирования. Большая роль здесь принадлежит ландшафтным архитекторам, о чем убедительно свидетельствует опыт ГДР и других социалистических стран.

Крупные общественные площади-форумы и небольшие пешеходные площади и улицы, парки и скверы центра, выполненные по законам искусства, обладают большой силой эмоционального воздействия, способствуют общению тысяч людей, что в конечном счете решает важные социальные задачи нашего общества.

Журнал «Архитектура СССР» выходил с 1933 по 1992 годы в СССР. Издавался Стройиздатом и служил печатным органом Союза архитекторов СССР, освещая вопросы градостроительства и урбанистики. В 1992 году был закрыт по приказу Стройиздата.

0
3 комментария
Kokomo

Это фонтан Три реки в Навои. Я там свое детство провел. Головастиков летом ловил.

Ответить
Развернуть ветку
Kokomo
Ответить
Развернуть ветку
Скромный колос

Отличные фото!)

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 3 комментария
null