Арт и дизайн Alex Pavljenko
4 160

Дизайн в контексте общества потребления

Однажды я задумался: каким же все таки образом бизнес, коммерция и рыночные отношения сказываются на дизайне? Ответ лежит на поверхности.

В закладки
Аудио
Спрячьте вещи, дайте место экрану © Inter IKEA Systems B.V.

Считается, что слово «design» появилось в XVI веке в Европе. Итальянское выражение «disegno intero» дословно означает «цельный план», а в более широком смысле — это идея, рожденная у художника и внушенная ему богом. То есть уже 400 лет назад люди имели представление о том что представляет собой дизайн по своей сути, с той лишь разницей, что бога в этом контексте сейчас упоминают очень редко.

С приходом индустриализации, в прошлом веке появилось понятие «промышленный дизайн», которое до сих пор первым приходит в голову некоторым людям при упоминании слова «дизайн». Их можно понять. Это довольно узкая сфера деятельности, которая еще и связана с искусством — уж точно чем-то непонятным и «не для всех», а вот промышленный дизайн — это уже что-то более понятное, осязаемое.

Тем не менее, за последние 50 лет в мире дизайна произошли коренные изменения, а каждые 5-10 лет парадигма меняется кардинальным образом. На мой взгляд такое бурное развитие отрасли связано именно с бизнесом, коммерцией и тем самым обществом потребления, которое экономисты часто ругают.

Моя мысль подтверждается еще и историческими процессами развития дизайн-мышления в широких областях жизни обществ и государств. Если взять за основу становление художественного объединения школы Баухаус на западе, и появление художников-авангардистов в России, то станет видно, что примерно до середины 30-х годов дизайн и его широкое применение в различных областях общественной жизни шло примерно одинаковыми темпами. Затем наступило военное время, на Западе начинает развиваться швейцарский стиль, поп-арт, архитектурный функционализм, модернизм, а в СССР коммерческое искусство укореняется как инструмент коммунистической пропаганды. И если во времена Иосифа Сталина дизайнеры и художники стремились создать качественный продукт, хоть и с глубоко идеалистическим направлением, то после его смерти, и особенно с приходом к власти Леонида Брежнева, ситуация с дизайном в России стала меняться не в лучшую сторону.

Вам не понятно почему дизайн и искусство при Хрущеве и Брежневе стали хуже чем при Сталине? Давайте посмотрим на яркие примеры искусства, дизайн и архитектуры того времени «у нас» и «у них».

СССР — 1941 год

Начало Великой Отечественной войны. В СССР распространяется плакат под названием «Родина-мать зовёт!» за авторством художника Ираклия Тоидзе. Хороший пример коммерческого искусства идеологической направленности. Государство сделало заказ на трогательный, волнующий и воодушевляющий сюжет плаката, который побудит народ к действию.

Ираклий Моисеевич Тоидзе, 1941 год

Художественная композиция не нова — существовали и другие похожие плакаты: «Ты записался добровольцем?» (Дмитрий Моор, 1920), американский плакат «I want you for U.S. Army» (Джеймс Флагг, 1917), а также французская картина «Свобода, ведущая народ» (Эжен Делакруа, 1830). Но изображение Тоидзе, кажется, вобрало в себя все лучшее из предыдущих композиций, а также вписало это в образ коммунистической идеологии. Результат был на лицо.

США — 1942 год

В Америке проваливается в прокате полнометражный мультфильм студии Дисней «Бэмби». Сложно сказать почему он не стал успешен сразу, а только спустя пять лет, но очевидно, что это великое произведение искусства середины 20-го века. Художник Тайрус Вонг, работавший над картиной, вдохновлялся живописью китайской империи Сун.

Он стремился достичь минималистичного отображения высокоэмоциональных проявлений характера персонажей, что также нашло отражение и в саундтреке и в сценарии — за 70 минут экранного времени персонажами мультфильма было сказано всего около 800 слов. Стоит ли убеждать, что этот мультфильм стал культовым? Я считаю, что инновационный подход, который проявили люди, работавшие над мультфильмом, является шедевром дизайнерской мысли.

СССР — 1949 год

На юге начинают стоить Волго-Донской судоходный канал. Это сооружение было грандиозным по тем временам — стройка века. Если взглянуть на фотографии трех времен, на печатные материалы, на книги о Цимлянской ГЭС, станет очевидно, что это сооружение, помимо своего высокого практического значения, имело еще и большое эстетическое.

Какие выверенные формы, скульптуры, форменные уличные фонари с шарообразными цоколями, ажурные ограды, точеный шрифт печатных изданий, идеальную сетку книг, журналов и брошюр, замысловатые почтовые марки, логотипы и значки — все это в совокупности, на мой взгляд, представляет собой вершину дизайнерской мысли в области фирменного стиля для того времени.

В середине 50-х в Америке начинает развиваться новый жанр искусства, которое сегодня мы называем современным. Одним из его видных деятелей становится выпускник факультета графического дизайна Технологического института Карнеги, русин по происхождению, но американец по рождению — Энди Уорхол. Его стремление к массовому тиражированию произведений искусства породило новую технологию производства изображений.

Тридцать две банки супа Кэмпбелл Энди Уорхол, 1960

Энди проецировал на холст фотографии, обводил их и использовал шелкографию. Конечно, оценивать работы Уорхола с точки зрения техники исполнения было бы неправильным. Его работы нужно оценивать с точки зрения ценности идеи, которую он придумал и воплотил в жизнь, что позволило увидеть шедевр сотням тысяч зрителей по всему миру.

Тем временем в России нашли применение идеям тиражирования в худшей его проявлении. Массово стали появляться «хрущевки», одежда и обувь из магазинов потеряла уникальность, упало качество производства различных товаров народного потребления. Приходит к власти Леонид Брежнев со своим застоем, падает уровень жизни и советское дизайн-мышление окончательно уходит в дебри массовости и удешевления производства низкокачественной продукции. Эти тенденции в той или иной мере затронули многие сферы экономики, общественной жизни, архитектуры и, конечно, графического дизайна.

В 60-е годы в Америке развивается новый стиль, основанный на поп культуре. Энди Уорхол, Пол Рэнд, Элвис Пресли, Лас-Вегас, хиппи, новая американская литература — все это получалось компилировать в удивительную концепцию плюрализма в искусстве, музыке, дизайне, рекламе и бизнесе.

В Европе тоже в это время дизайн-мышление не стояло на месте. The Beatles, швейцарский дизайн, Дитер Рамс, Макс Билл — влияли на развитие западного мира не в меньшей степени. Но в Европе это происходило в немного другом ключе. Все таки США считаются трендсеттерами в различных областях дизайна, особенно в вопросах массовости, удобства и маржинальности. Европа в этом плане шла по пути функционализма, минимализма и практичности. Отсюда и Икеа, скандинавский стиль и, как бы это удивительно не казалось, Apple (потому что Дитер Рамс вдохновил Джонни Айва).

Роман Фролов — российский рекламщик — в далеком 2001 году в журнале «[как)» писал, что «дизайн в Америке встроен в повседневную жизнь, переплетен с ней. Это вызывает чувство справедливой зависти. В то же время на американском дизайне, как никаком другом, сказывается влияние бизнеса, рекламы и коммерческого искусства. Собственно, современный смысл этим понятиям придали именно Соединенные Штаты. Изобретенные здесь маркетинг, промоушн, директ-мейл — непереводимые понятия - оказывают сильнейшее влияние на графический дизайн, формулируя его задачи».

В этом утверждении я полностью согласен с Романом. Сложно представить себе как бы я работал без маркетинговых уловок и без знания основ рекламного бизнеса. И США в этом плане остаются лидерами. Я работаю за американским компьютером, общаюсь с клиентами по американскому телефону, использую американские приложения, да даже моя зимняя куртка от американского бренда.

Это не значит, что я люблю все американское или считаю, что американские вещи высокого качества по дефолту. Совершенно нет. Просто это доступные товары, доступные услуги и понятное позиционирование. В какой-то момент своей жизни я пришел к выводу, что использовать iPhone мне удобнее, чем скажем Samsung на Bada.

В США труд дизайнера направлен на повышение конверсии от использования творческой энергии в коммерческом направлении. Это позволяет подойти к оценке стоимости работы с большей прагматичностью и приземленностью. «Кроме того, сам бизнес так-же существует в состоянии жесткой конкуренции-войны, и ему постоянно требуются новое оружие и ослепительные вспышки (В-о-о-о-т!) дизайнерских озарений, способных затмить конкурента».

Достаточно взглянуть как в последние годы все стремятся выделиться в дизайне смартфонов. Google представило аппарат с одной камерой, а у Apple в телефоне две. Каждый объясняет это по своему, но снимают они примерно одинаково хорошо. Не это ли маркетинговая хитрость, исходящая из дизайн отдела?

Оценить насколько сильно общество потребления повлияло на дизайн можно только в сравнении с такими странами как Россия. И я могу однозначно заявить, что в этом плане коммунистическая идеология только навредила нашей экономике, бизнесу и обществу. Сегодня в России хороший дизайн — это удел крупных компаний, которым не жалко денег на разработку фирменного стиля от Pentagram, на офисное здание от бюро Хадид и так далее.

Даже российские компании, которые могут делать качественный дизайн, по карману только богатым людям или правительству — фирменный стиль у Лебедева стоит миллионы, госзаказ для ZAsport на коллекцию олимпийской одежды в стилистике Татлина — это все очень хорошо, но если проехать на десять автобусных остановок от центра города, можно увидеть что сейчас управляет дизайн-мышлением россиян. Это печально.

Коммунизм резко сменился капитализмом и относительной свободой ведения бизнеса. А этот бизнес уже начал диктовать условия подрядчикам, которые и работают на него. На это накладывается нехватка средств, отсутствие художественного воспитания (не образования!) и новое общество потребления.

Ответ на вопрос в начале статьи действительно лежит на поверхности. Бизнес, коммерция и рыночные отношения сказываются на дизайне самым прямым образом. Но на формирование правильного дизайн-мышления влияет также много других вещей. Отсюда и получается, что в США потребление сыграло на руку всем, а в России пока что оно показывает только своё отрицательное значение.

Могу добавить только, что в последнее время стал замечать, что заказчиков, которые полагаются на вкус дизайнера если и не полностью, то в большей степени стало гораздо больше. Хочется надеяться, что эта тенденция сохранится и тогда условного российского дизайнера ждет большое будущее.

__________

P.S. Вы можете подписаться на меня в Telegram (@designside), чтобы не пропустить новые статьи о дизайне. Также там я публикую свои мысли, которые сложно оформить в лонгрид.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы рассказать свою историю.

Написать
{ "author_name": "Alex Pavljenko", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 86, "likes": 27, "favorites": 48, "is_advertisement": false, "subsite_label": "art", "id": 81825, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Tue, 11 Dec 2018 05:14:05 +0300" }
Комментарии

Чувствительный татарин

2

Интересное мнение.

Насчёт минимализма. Я вижу стремление к нему не только в потребительском дизайне, но и во всём научно-техническом развитии человечества. Конечный итог процесса — наиболее минималистичный энергетически и материально способ существования чего бы то ни было: сегодня книги цифровые, завтра — люди. Вот тут Тёма назвал этот процесс софтверизацией: https://www.artlebedev.ru/kovodstvo/sections/184/

А современный процесс в дизайне подстёгивает информационная экономика, которая родилась благодаря интернету и ТВ. Её плюсы — доступность и обилие. Но они же переходят в минусы: обилие информации не синоним её нужности и качества, а доступность не синоним её актуальности и своевременности. Поэтому в дело вступает минималистичный дизайн. Здесь он стал наиболее выигрышной для потребительского внимания стратегией, поскольку выделил самое главное: «выбери меня, я самый лёгкий для твоего мозга».

Направленный танк88

3

Настя, судить о том что такое дизайн ни в коем случае нельзя по словарям. Тамошние определения стары как мир.

Современное искусство использует практики дизайна, люди создающие моду (и пусть это слово порочно сегодня, о чем я жалею) используют практики дизайна, инженеры используют практики дизайна, журналисты, режисеры и пр. И тут вы правы, дизайн это конечно и методология и техника и инженерий и, как вы пишете, «план».

Только вот технологии не нужны потребителям. Им нужна магия, который потребители и называют дизайн. И они не имеют ввиду процессы создания продуктов. Они имеют совершенно иное свойство вещей, метафизическое. И это самое главное в дизайне.

Но и это, в известной степени, узкое понимание дизайна. Дизайн достаточно давно занял собой границу разделяющую его с искусством. Это почти всегда внезапный, импульсивный, личный, штамм дизайна. Проект, модель и план в нем вырождены за ненадобностью. И чтобы не быть голословным, я оставлю для вас рефы на Эйприл Грейнман, Яна ван Торна, и наиболее близких для сегодняшнего ума Metahaven.

Длительный торшер

12

Капец сколько всего ты намешал сюда, и это не комплемент. Такое чувство брал что под руку попадется, лишь бы отдаленно напоминало на правду. Дизайн-мышление вещь исключительно производителей/создателей, к потреблению потребителями оно вообще не относится: «Мери Джейн со вкусом обставляет свое жилище, т.к. в америке развито дизайн-мышление, а Клара Ивановна обставляет отстойно потому что дизайну не образована», уф.

Дизайн конечно влияет на бизнес, продажи и всю хурму, но не является корнем и венцом этих вещей. Хватит уже растить и лелеять дизайнерское чсв

Арт и дизайн
дискуссии в сообществе доступны только владельцам клубного аккаунта
С клубным аккаунтом вы сможете
создавать записи и вести дискуссии в закрытых сообществах
наслаждаться нашим сайтом без рекламы
помочь проекту и почувствовать себя лучше
Купить за 75₽

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "ccydt", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]
Узнавайте важные новости первыми
Подписаться на push-уведомления