{"id":906,"title":"\u0427\u0442\u043e \u043f\u043e\u043b\u0435\u0437\u043d\u043e\u0433\u043e \u043c\u043e\u0436\u043d\u043e \u0441\u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0438\u0437 \u0440\u044b\u0431\u044c\u0435\u0439 \u0447\u0435\u0448\u0443\u0438","url":"\/redirect?component=advertising&id=906&url=https:\/\/vc.ru\/promo\/316632-odezhda-kotoraya-rastet-vmeste-s-rebenkom-biotoplivo-i-krossovki-iz-chaynogo-griba&placeBit=1&hash=413af13d844da7e84c97fdf1d29e78ebf1a11a0edd61d068a8ddf7c16768b86e","isPaidAndBannersEnabled":false}
Беларусь
Ясный коктейль

Санников: каждый день мирных протестов — это самый сильный аргумент

Похоже, что приближение весны, вывело из спячки всю белорусскую оппозицию. Сегодня Тихановская призвала готовится ко Дню Воли и зарегистрированные оппозиционные партии начали готовиться. Своё мнение о протестах и оппозиции высказали: Екатерина Снытина, Позняк и мать Павла Северинца. А теперь и Андрей Санников опубликовал пост про протесты.

Андрей Олегович Санников — белорусский политический и общественный деятель, координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь», кандидат в президенты Республики Беларусь в 2010 году, политзаключённый.

Он был задержан во время митинга против результатов президентских выборов 19 декабря 2010 года в Минске . При этом жестоко избит (получил травму ноги). В ходе расследования на семью Санникова оказывалось сильное давление. Жена политика Ирина Халип также была арестована, и власти пытались похитить трехлетнего сына Даника из детского сада и отправить его в детский дом.

14 мая 2011 года Партизанский районный суд Минска признал Андрея Санникова виновным в организации массовых беспорядков и приговорил его к 5 годам лишения свободы в колонии строгого режима. 14 апреля 2012 года Андрей Санников освобожден по распоряжению Александра Лукашенко о помиловании. В октябре 2012 года ему было предоставлено политическое убежище в Великобритании.

Андрей Санников
Кандидат в президенты Республики Беларусь в 2010 году

У белорусского народа есть три требования, которые он сформулировал и на выполнении которых настаивает:

  • отстранение диктатора от власти, неважно каким образом: отставка, арест, отправка в Гаагу, в Ростов и т.п.;
  • освобождение всех политзаключенных, независимо от того, есть они в списках правозащитников или нет;
  • проведение новых выборов под международным контролем.

Я полностью разделяю и поддерживаю эти требования.

Причем здесь не нужно даже выделять приоритеты: что сначала, что потом.

Реализация любого из них будет означать избавление от диктатуры.

Поскольку это наши общие требования, то и настаивать на них мы должны единым фронтом, не отступая и не виляя. Да, фронтом, к сожалению, потому что мирная жизнь пока не для нас.

А на фронте нужны полководцы, а не политруки. Политруки гонят людей на смерть, заботясь не о результатах, а о собственном пиаре, а вот полководцы планируют сражения так, чтобы их выигрывать. Да и полководцы нужны реальные, те, кто реализует стратегию победы, а не устраивает костюмированные балы и парады до разгрома врага.

Любое изменение наших требований воспринимается как неуверенность и даже слабость, поэтому так важно «держать позицию».

Виляние здесь просто непозволительно, поэтому непонятно, зачем появляются какие-то невразумительные идеи виртуальных собраний, референдумов, проектов конституций, «переговоров».

Они все, идеи эти, возможно, прекрасны сами по себе, но совершенно несвоевременны. Идеи политруков, а не полководцев.

Переговоры, между тем, уже идут. Реальные, а не такие, с помощью которых Лукашенко старается удержаться у власти.

Переговоры — это всегда противостояние.

Так вот, переговоры с режимом ведет народ и его лучшие представители. Именно народ противостоит диктатуре и определил повестку дня этих переговоров, заявил свою ясную и твердую позицию — уходи! — и отстаивает ее.

Преимущество в этих переговорах тоже на стороне народа.

Противник отвечает на требования народа только силой. Незаконной, причиняющей невыносимые страдания. Сила – это больно, но это никак не доказательство правоты, а показатель подлости, бессилия и импотенции режима.

Каждый день мирных протестов — это самый сильный аргумент в переговорах с режимом.

Каждый поднятый или вмороженный в лед наш флаг — это заявление о неизменности требований народа.

Вышедшая с улыбкой после 42 суток ада Оля Хижинкова подтвердила, что люди ждут одного.

Саша Герасименя в своем открытом письме диктатору прямо повторила: уходи. Она была слишком добра и призвала Лукашенко уйти с достоинством, которого у него нет, скорее всего, никогда и не было.

Самым сильным и трагическим заявлением были слова Романа Бондаренко: "Я выхожу». Он вышел, чтобы тиран ушел. Он погиб за то, что отстаивал нашу общую позицию на этих переговорах о судьбе Беларуси, отстаивал ценой своей жизни.

В Беларуси, несмотря на весь ужас насилия и беззакония, люди не собираются сдаваться, а собираются побеждать и справедливо ожидают, что их требования поддержит весь демократический мир, построенный на тех самых принципах, которые сегодня отстаивают белорусы.

С этим внешним миром тоже ведутся переговоры. Есть успехи, но требуется более решительное отстаивание позиции для того, чтобы поддержать протесты.

Во всяких переговорах есть своя специфика и свои сложности, свои подводные камни. Их желательно знать, чтобы не провалиться.

Есть, например, такой прием: выбрать партнера послабей и попытаться «прокачать» через него свою повестку дня.

Например, кто-нибудь может мне объяснить, почему вдруг наши потенциальные союзники стали говорить о каком-то «инклюзивном диалоге». Я точно знаю, что никто с белорусской стороны таких предложений не выдвигал и не озвучивал. Почему это сегодня пытаются объявить общим подходом нас с ними? И что это вообще означает?

Я знаю, что слово «инклюзивный» используется в основном в значении совместных мероприятий с детьми с ограниченными возможностями. Это что, нас определили в группу ограниченных несмышленышей? Или это означает обязательное включение (инклюзию) Лукашенко, который ни на какой диалог всерьез никогда не пойдет, что многажды и доказывал.

Значит, народ в Беларуси говорит – Уходи! А ему в ответ в Европе – не «уходи», а «инклюзивный диалог».

Те же партнеры со стороны Запада с грозным видом говорят о «точечных санкциях» как о чем-то действительно эффективном, хотя на самом деле под такими санкциями они договорились понимать ограничения на поездки в Европу отдельных представителей режима, которые даже не всегда соблюдаются, как показывает прошлый опыт.

А еще, пользуясь слабостью и невнятностью, партнеры с западной стороны могут просто начать диктовать свои условия.

К сожалению, это уже происходит, причем на довольно серьезном уровне.

Вышел недавно доклад влиятелного аналитического центра США — Атлантического Совета. Называется он «Байден и Беларусь: стратегия для новой администрации» и содержит рекомендации для команды нового президента США относительно Беларуси. Рекомендации несколько наивные, учитывая уровень экспертов, которые этот доклад готовили, но в целом попытка неплохая и нужная.

И вдруг в одном из пунктов с изумлением читаю буквально следующее: «Администрации Байдена следует непублично предупредить оппозицию избегать проявлений какого-либо интереса к вступлению в ЕС или НАТО».

Как вообще понимать такое высокомерие? Это ж просто кремлевская риторика. Ладно НАТО, нам это пока неактуально, но ЕС? И кто же им позволил давать советы с таким пренебрежением к нашей независимости?

Сложность нашей ситуации в том, что потенциальные союзники в противостоянии с диктатором полноценными союзниками еще не стали. Об этом говорит и незначительность западных санкций, принятых до сих пор против банды, удерживающей власть в Беларуси, и попытки изменить нашу повестку дня на привычную говорильню.

Именно поэтому партнерам на Западе необходимо твердо заявлять о наших требованиях и не отступать от них, чтобы они понимали серьезность наших намерений и окончательно приняли нашу сторону.

Представителям оппозиции непозволительно вовлекаться в бессмысленные сценарии продления агонии режима, а потенциальным союзникам следовало бы поддержать позицию народа:

  • потребовать отставки Лукашенко;

  • лишить диктатуру возможности проведения любых международных мероприятий и помочь свободным белорусским спортсменам принять участие в соответствующих соревнованиях;

  • решительно поддержать бастующих рабочих, потребовать обеспечения их неприкосновенности и восстановления на работе уволенных участников стачки;

  • предусмотреть санкции против российского бизнеса, который поддерживает Лукашенко;

  • ввести экономические, финансовые, торговые санкции;

  • потребовать освобождения всех политических заключенных и объявить, что каждый задержанный во время мирных протестов автоматически считается узником совести.

Такие меры значительно усилят позицию народа и позволят добиться результатов на переговорах, которые белорусы сегодня ведут на улицах своей страны.

0
2 комментария
Популярные
По порядку

Развелось советчиков. Он хоть сам понимает, что половина его советов рассорят народ?

«Администрации Байдена следует непублично предупредить оппозицию избегать проявлений какого-либо интереса к вступлению в ЕС или НАТО»

Хорошее же предложение, таракана ненавидят все, а вот к Европе/НАТО/России отношение разное и в зависимости от географии и от возраста. Начать обсуждать это сейчас, угрожать рф санкциями - верный путь окончательно рассорить народ.

Чувствуется в его призывах дух старой оппозиции: никаких компромиссов на благо общей победы и день без срача с другими представителями оппозиции - плохой день.

0
Террористический месяц

Именно из-за своей упёртости, они ничего и не смоги сделать с Лукой. Все эти вопросы можно прекрасно обсудить после победы

1
Читать все 2 комментария
null