{"id":891,"title":"\u0414\u0435\u0431\u044e\u0442\u043d\u044b\u0439 \u0430\u043b\u044c\u0431\u043e\u043c \u0431\u0440\u0430\u0442\u0430 \u0411\u0438\u043b\u043b\u0438 \u0410\u0439\u043b\u0438\u0448 \u2014 \u043e \u043b\u044e\u0431\u0432\u0438 \u0438 \u043a\u0443\u043b\u044c\u0442\u0443\u0440\u0435 \u043e\u0442\u043c\u0435\u043d\u044b","url":"\/redirect?component=advertising&id=891&url=https:\/\/tjournal.ru\/umg\/462096-poslushat-novoe-debyutnyy-albom-brata-billi-aylish-finneasa-o-konnela&placeBit=1&hash=2707e9d0c69f3c387278fe273fb61845d805b4456d6f8db210d40342d34b0f84","isPaidAndBannersEnabled":false}
Беларусь

Zerkalo: Что известно о человеке, которого называют «белорусским Сноуденом»

Видеоархив с 40 ГБ записей пыток и изнасилований в российских колониях правозащитному проекту Gulagu.net передал белорусский программист, который сам сидел в Саратовской тюрьме. Zerkalo собрали все, что известно о человеке, которого называют «белорусским Сноуденом».

Информации о белорусе немного. Со слов руководителя проекта Gulagu.net Владимира Осечкина, мужчину зовут Сергей, ему «чуть больше 30 лет». Он — гражданин Беларуси. В 2013 году его — молодого и успешного айтишника — знакомые пригласили в Краснодар отдохнуть и немного поработать.

— В 2013 году кто-то его попросил отвезти кому-то какую-то сумку — якобы системный блок. И тут же его задержали сотрудники ФСБ. Оказалось, что в сумке было несколько килограммов синтетических наркотиков. Его арестовали, первые несколько месяцев он сидел в подконтрольном ФСБ СИЗО № 5 УФСИН по Краснодарскому краю, — рассказал в интервью Международному французскому радио RFI Владимир Осечкин.

По словам руководителя проекта Gulagu.net, Сергей ничего не знал о содержимом системного блока. Зато остановившие его оперативники ФСБ сразу поняли, что и где искать. Вес партии составлял около 6 килограммов.

— Ему начали пытаться предъявить обвинение, оказывать на него давление, чтобы он взял ответственность и вину. При этом он дал пояснения четкие, что он вообще не имеет отношения к этому компьютеру, его только попросили отвезти и он думал, что выполняет чью-то просьбу. Но, тем не менее, оперативники не стали его слушать. Его избили, заставили подписать какие-тот первичные протоколы, — сообщил в подкасте Meduza «Что случилось» Владимир Осечкин.

Сергея содержали в ФСБ СИЗО № 5 по Краснодарскому краю. Это изолятор на 10−11 камер и все, кто там сидят, являются объектами оперативной разработки со стороны ФСБ.

— На протяжении нескольких месяцев, как он рассказывает, его раз в неделю, где-то, выводили из камеры в оперативный кабинет и несколько оперативников со следователями ФСБ его избивали и заставляли каждый раз переписывать какие-то показания и из простого задержания с наркотиками за эти несколько месяцев этих избиений уголовное дело в отношении Сергея начало разрастаться до каких-то невероятных масштабов, — рассказал подкасту «Что случилось» Осечкин.

Расследование уголовного дела продолжалось два года. В итоге суд назначил Сергею 9 лет строгого режима. В конце 2015 года его этапировали в колонию № 10 УФСИН по Саратовской области. Однако долго в месте отбывания наказания Сергей не задержался. Через несколько недель администрация колонии узнала, что он программист и его перевели в саратовскую областную туберкулезную больницу № 1 (ОТБ-1), где устроили пыточную.

— Почему там? Потому что в ней можно изолировать человека от основной массы заключенных и делать с ним все, что вздумается. Кроме того, в эту больницу можно этапировать человека из любого учреждения ФСИН при «подозрении» на туберкулез. Так сделали и с ним. В тот момент он уже знал, что ждет заключенного, который не сотрудничает с администрацией — в этом случае он подвергается насилию, физическому и психологическому, — поделился руководитель проекта Gulagu.net с RFI.

В ОТБ-1 Сергея «повысили» до дневального и очертили круг обязанностей: администрирование всей сети камер видеонаблюдения и обслуживание нескольких десятков видеорегистраторов отдела безопасности, на которые и записывались пытки и изнасилования. Отказаться от такой «работы» Сергей не мог. Так как в противном случае все это произошло бы с ним, рассказал Владимир Осечкин телеканалу «Дождь»:

— Он выполнял любые поручения начальника отдела безопасности Сергея Мальцева и начальника ОТБ-1 Павла Гаценко. В том числе, ему, помимо обычной работы администратора, который следил за работоспособностью камер видеонаблюдения и компьютерами, приходилось по роду своей деятельности на протяжении нескольких лет подряд подготавливать видеорегистраторы и выдавать их. Но не сотрудникам, а выдавать их по команде руководства ОТБ-1 осужденным активистам, таким вот капо-разработчикам («Капо» — привилегированный заключённый в концлагерях Третьего рейха, сотрудничавший с нацистской администрацией — прим. Ред.), которые уносили видеорегистраторы в самые закрытые помещения для пыток. (…) Через несколько часов экзекуций, которые снимались на служебный видеорегистратор ФСИН, эти старшие активисты — так называемые «разработчики» — возвращали видеорегистратор Сергею.

Сергей переносил видеозаписи на компьютер, а затем копировал на USB-карту, которую передавали либо руководству УФСИН по Саратовской области, либо оперативникам главного оперативного управления ФСИН, либо в УФСБ по Саратовской области.

— С помощью этого страшного видео, содержащегося на флешках, оперативники УФСБ и оперативники главного оперуправления ФСИН, вербовали изнасилованных заключенных, склоняли их к сотрудничеству, к самооговору, к даче нужных следствию показаний, к передаче имущества под угрозой разглашения этих самых изнасилований, — рассказал «Дождю» Владимир Осечкин.

Практически все жертвы шли на сотрудничество, опасаясь перевода в касту «опущенных», «обиженных».

По словам руководителя проекта Gulagu.net, самые страшные воспоминания Сергея о том времени — это когда ему возвращали видеорегистраторы после «разработки», а файлы на них оказывались «битыми» и видео невозможно было воспроизвести, либо отсутствовал звук.

— Тогда руководство ОТБ-1 приказывало ему выдать новый видеорегистратор садистам и те шли и повторяли эту страшную пытку, — рассказал Осечкин.

Перед освобождением Сергея обыскивали четыре раза, но флешки с видеоархивом при нем не было.

— Он знал, как происходит процедура освобождения и имел свободное передвижение по всему ОТБ, поэтому смог спрятать флешку там, где подобрал ее уже непосредственно перед освобождением. Конечно, он очень боялся, потому что если бы это все вскрылось, его бы там убили, инсценировали суицид. То есть часть архива он перенес на флешку, а часть скопировал куда-то в облачное хранилище, — поделился Осечкин с RFI.

После освобождения Сергей выехал из России в Беларусь, а оттуда перебрался в одну из стран Евросоюза, где запросил политическое убежище. Весь архив он передал правозащитникам.

0
5 комментариев
Популярные
По порядку

Молодчина!!!
Смерть ублюдкам!

10

Яйца у парня конечно....

9
Легендарный рубин

Жесть как она есть

1

Продолжая традиции НКВД.

7

Пиздец, конечно, с битыми файлами. "Ну, чё то не записалось, давай-ка ещё раз тебя выебем шваброй".

2

Комментарий удален

Читать все 5 комментариев
null