{"id":852,"title":"\u0423\u0433\u0430\u0434\u0430\u0439\u0442\u0435 \u0433\u043e\u0440\u043e\u0434\u0430 \u043f\u043e \u0437\u0432\u0443\u043a\u0443 \u043e\u0442\u043a\u0440\u044b\u0432\u0430\u044e\u0449\u0435\u0433\u043e\u0441\u044f \u043f\u0438\u0432\u0430 \u0438 \u043f\u0435\u043d\u0438\u044e \u043a\u0438\u0442\u043e\u0432","url":"\/redirect?component=advertising&id=852&url=https:\/\/vc.ru\/special\/sound&placeBit=1&hash=1fe6a68ccf8af649f9cb7846c377dcd641062643abe1b4c70b33d470cd1db683","isPaidAndBannersEnabled":false}
Офтоп
Р Барав чок

Васёк

Васёк опять стоял в оцеплении. Пока было тихо. По рации звучали переговоры со всех концов города, судя по всему, демонстранты опять пойдут к центру, так что часа через полтора здесь может оказаться жарковато. Но пока тихо и спокойно. Можно расслабиться, помечтать об отпуске: прошлым то летом отпуска не получилось, слишком напряженная обстановка была в городе, да и по всей стране тоже. Бывают такие времена, когда Государству надо подставить мужское плечо, для того Васёк и служит.

Но и Государство в долгу не остаётся. Пришел шесть лет назад Васёк из армии сущим голодранцем: пока служил, отец окончательно пропил всё в доме, да и мать приохотил. Не дом, а бомжатник с двумя алкашами. Поехал к старшей сестре. Сестра давно замужем, ютится с мужем и двумя детьми в малосемейном общежитии, одна комната у них, другая у соседей, а кухня, туалет и душ – на две семьи общие. Еще и так хорошо, много у кого кухня, туалет и душ на этаже, там постоянно куча народу задницами толкается. Посмотрел Васёк на эту жизнь, да и расхотелось ему на завод идти.

А тут друг вызвонил: айда в милицию работать! В милиции Васька приняли радостно: из десанта, отличник по стрельбе и рукопашной, с дисциплиной всё нормально, всякими лишними дипломами не отягощен. Через несколько месяцев Васек уже въехал в собственную квартиру. Ну как собственную? – в кредит, конечно же. И с милицейской зарплатой рассчитываться за эту квартиру ему аж до пенсии. А с другой стороны, пенсия будет в 45 лет, не как у гражданских. И процент по кредиту очень даже божеский. Вместе с коммуналкой выходит дешевле, чем комнату у частника арендовать. Забота о человеке!

А однажды и вовсе везуха вышла. Построили личный состав на награждение отличников, приехал сам замминистра! То есть это сейчас он замминистра, а тогда был полковником. И этот большой человек цепким взглядом выхватил Васька из строя, вызвал на собеседование, приказал подать кофе, душевно поговорил за жизнь…, дальше несколько переводов, пару месяцев учебы - и вот сейчас Васёк уже служит в Службе Охраны Президента! Правда, служба здесь не в пример строже, однако же и почет! Да и с деньгами попроще стало. Жалование не великое, но мимо ведомости в конверте регулярно получается кое-что. С этого «кое-что» уже подмигивает Ваську габаритами будущая машина – не какой-нибудь десятилетний шрот из Германии, битая и перекрашенная в Литве, а новенькая из салона. И по шмоткам, продуктам и пойлу перепадает конфискат по копеечным ценам. Васёк приоделся, завёл пахучий парфум, здоровенный мобильник со всякими интернетами.

Да и жизнь изменилась. С бывшими деревенскими, которые без образования с горя как сестра на завод подались или еще где на подхвате устроились, Васёк общаться не хотел. Городские и образованные от него морду воротили, типа «поговорить не о чем». Одна радость была: когда сослуживцы отлавливали новую начинающую проститутку и устраивали «субботник» - бесплатное обслуживание милицейской команды. Но это редко случалось. Можно было еще на своем участке давно «работающих» проституток брать с хорошей скидкой, но Васёк редко этим пользовался. Очень уж быстро они страшными становились, вечно поддатые, прокуренные… Не приятно. А теперь совсем друга жизнь пошла: с деньгами и в хорошем прикиде можно в ночном клубе очень даже симпатичных девок снимать. Да и тереть базар по-городскому Васёк уже неплохо научился.

Собственно, с одной такой девки все и началось. Да, с неё. И еще, конечно, с мобильника. Точнее – с интернета. Затащил Васёк эту подругу домой, покувыркались с полчасика, отошел Васёк на толчок и покурить заодно. Возвращается, а подруга в свой мобильник уставилась, листает, читает что-то, на Васька ноль внимания. Оно, конечно, еще рановато на второй заход, а всё ж обидно: вот он я, твой мужчина, а ты пялишься в свой дурацкий приборчик. Но и любопытно: что такое там нашла, что аж интересней моего «прибора»?

Оказалось, подруга смотрела на марши оппозиции и как их разгоняли сослуживцы Васька. Хорошо еще, что Васёк не успел ляпнуть: «Как мы их! Знай наших! Будут знать, как против Президента!» Хотел, хотел Васёк похвастаться, хорошо, что не успел. Потому как подруга начала комментировать эти события, и особенно по ОМОНу прошлась, да такими словами, что Ваську страшно стало. Откуда в этой девице столько ненависти и презрения? И к кому? «Да мы же вас защищаем! - хотелось крикнуть Ваську, - если бы не мы, то тебя бы уже трахали негры из войск НАТО!» Не крикнул, промолчал. Он, вообще-то, не сильно говорливый, все больше руками работал сызмальства, языком-то трепать было некогда, да и незачем. А подруг так расстроилась, что уже не до любви стало. Попросила посмотреть то же самое на мобильнике Васька: у него экран больше и картинка отчетливей. Смотрели вместе. Там покликала, тут, переключилась еще на другой сайт. И Васёк первый раз подумал: а может зря мы их так жестко? Они ж такие хилые, разбегаются чуть что. Разогнали – и хорош, домой пора. Лупить-то лежачего зачем? И в РУВД зачем так издеваться: дали штраф – и отпускай. Казне прибыток, нарушителю – урок. А то напихали их как сельдей в бочку, по двадцать человек в камеру, потом удивляемся, что ковид этот попёр, без маски в кабак не зайдешь. Грех сказать: из-за эпидемии этой не видишь с какой девчонкой знакомишься, лица-то закрыты.

В общем, с того вечера стал Васёк посматривать эти сайты время от времени. Благо искать ничего не надо, подруга их как-то на его мобильник прописала, что они часто сами по себе выскакивают. Не то, чтобы Васёк вот так взял и проникся, нет. После всех этих политинформаций в армии да в милиции, и еще теперь и в Службе охраны уже давно никому и ничему не веришь, только делаешь вид да помалкиваешь. Так и сайты эти: хрен пойми, что за люди всё это снимают, почему именно такими словами комментируют, чего хотят. И стрёмно как-то: все Европу вспоминают, Америку. Неизвестно, что будет, когда они победят.

А ведь победят. Вот, к примеру, Васёк всей душой за Президента. Он Ваську вместо отца родного (и то сказать, отец-то алкаш конченый, кроме подзатыльников ничего отродясь от отца не видел). И все сослуживцы его тоже так. И выходят за него постоять против толпы, у которой невесть что на уме. Вроде так. Ага. Но Васёк и его друзья-товарищи одеты в броню, с оружием в руках, за ними бронемашины с водометами и пулеметами. А случись ранят – лечение в хорошем госпитале, денежная компенсация, забота и внимание. Да и так платят им прилично.

А если представить, что все они в гражданской одежде должны выйти против вооруженных людей (тех же негров из НАТО, к примеру), у которых неведомо какой приказ на руках: не то хватать и избивать, не то стрелять на поражение. И пусть бы даже Ваську платили за это, неужели бы он вот так вот вышел? Хрена лысого! Да и кто им платит, враки все это. На эту толпу в сто тысяч и больше каждые выходные у Америки денег не хватит.

Так что получается? Они морально сильнее. Значит, в конце концов они и победят. Ровно как в войну было: немцы при оружии, на танках, с самолетами. А наши с чем придется, но не сдавались, уходили в леса. Немцы расстреливали и сжигали целыми деревнями, а партизаны продолжали пускать поезда под откос. И победили. Получается, Васёк воюет на стороне, обреченной на поражение? Или нет. Или, если еще жестче, еще яростней душить этих гражданских хлюпиков, этих сопливых интеллигентов, то победит Президент?

В очередной свободный день Васёк заехал в гости к сестре. И то сказать: в одном городе живут, а четыре месяца не виделись. Сели за стол, по рюмашке (Васёк приволок пузырь какого-то дорогущего заморского коньяка). Разговорились. Васёк помалкивал насчет своего участия в подавлении: мы только охраняем, свирепствует ОМОН, а мои руки чисты. И что оказалось? – сестра с мужем вместе ходили на эти чертовы шествия. Получается, что Васёк вполне мог свою же сестру приласкать дубинкой, а то и угостить резиновой пулей. Нормально… Спросил, а как же дети? С кем останутся, если вас обоих закроют на пару недель? И сестра сказала: если сейчас не победим, то все будем жить в концлагере, вся страна превратится в концлагерь. Тогда судьба детей будет и вовсе печальна. А «сутки» не вопрос, дети у соседей перекантуются. Старший мальчик уже сам просится на демонстрацию, гражданин растет.

Ушел Васёк озадаченный. Оно, конечно, напрасно сестра пошла в заочный институт. Потерлась с интеллигентами, набралась этих завиральных идей. Бабе сидеть бы с детьми, да за мужем глядеть. А все ж таки… Получается, все против Президента: и интеллигенты, и работяги, и студенты, и даже юнцы из старших классов. Одни пенсионеры за Президента. И ОМОН. Не густо, однако.

А по телевизору: ЛЮБИМУЮ НЕ ОТДАЮТ. В смысле, страну не отдают оппозиции. Ну да, любимую женщину Васёк бы тоже никогда не отдал. Ни за какие деньги и никакому насильнику. А если любимая сама уходит? Помнится, Васёк в школе учил чьё-то стихотворение, из которого в душу запали только последние строчки, что-то типа «я Вас любил так искренно, так нежно, как дай Вам Бог любимой быть другим». Его тогда поразили эти строчки. И в самом деле, если любишь женщину, то всегда хочешь ей добра. И если она тебя не любит, то отпусти её, пожелай ей счастья с другим мужчиной. А не бери силой. Это ж, в конце концов, уголовное преступление. Васёк ни разу не любил, не встретил, видать, такой женщины. Но понимал, что любовь – это только если по согласию.

А потом и вовсе пошла волна. Начали выходить те самые пенсионеры, которые должны быть за Президента! Васёк окончательно потерял голову. Старался не думать, а то черт знает до чего можно додуматься. И вообще, не сам же он все это придумывает: ему дают приказ, он выполняет. С начальства спрашивайте, которое приказывает. Это что ж получится, ежели каждый рассусоливать начнет, вместо того, чтобы приказ выполнять?

И вот, пока Васёк очередной раз прокручивал все эти мысли в голове, колонна протестующих сформировалась в конце улицы и стала приближаться к оцеплению. Как всегда со своими флагами, с цветами, ни у кого не видно оружия, даже камней, палок и заточек. А мы ждем их со щитами и дубинками (первый ряд), с автоматами (второй ряд, где Васёк; здесь у каждого в подсумке рожок с боевыми патронами!), за спиной у нас машины-водометы и два броневика с крупнокалиберными пулеметами. Для которых, ясное дело, никто и не подумал изготавливать резиновые пули. Мы – сильные. Мы – настоящие мужчины. Так вчера говорил командир. Ну да, сильные: бывшие десантники с пулеметами против офисных очкариков.

С рокотом сзади приземлился вертолет. Вышел сам Президент в камуфляже, в бронежилете, с «калашниковым» в руках. Вот уж точно у него не резиновые пули! Подошел к переднему краю оцепления. Назвал ребят красавцами, своей опорой. Сказал, что пока за него хоть один ОМОНовец, он будет оставаться Президентом. И еще сказал: хватит, ребята, миндальничать. Они тут собираются все лето ходить. Вам ни отпусков, ни выспаться нормально. Давайте врежем им разок по-настоящему, положим пару десятков острокопытных, зато потом остальные будут тихо сидеть по домам, и всё у нас в Городе и в стране наладится.

Командир пояснил: поменять рожки на боевые, будем работать по-серьезному.

Колонна приблизилась. Хорошо видны отдельные лица, точнее глаза и брови, остальное под противоковидными масками. И то ли правда, то ли показалось Ваську, что в первых рядах идет его сестра с мужем и старшим сыном. А он сейчас будет по ним стрелять. Пусть не он сам (всегда можно дать очередь поверх голов и в сторону, никто не заметит), но его товарищи. Вспомнил русую головку и голубые глазенки племянника. Это от зятя, у сестры глаза зеленые, как и у Васька. И сколько таких глаз сейчас идет в колонне: голубых, зеленых, карих, черных… И по ним боевыми…

Посмотрел на Президента. Самоуверенный, холеный, выглядит моложе своего возраста. Ну еще бы: хорошее питание, медицина, хоккей, лыжи, свежие девочки с конкурсов красоты… С чего бы ему отдавать власть? «Любимую не отдают»? – нет, этот не отдаст. Он будет держать в подвале прикованной к батарее и регулярно насиловать. А потом зверски задушит и закопает на огороде. А соседям скажет: «Беспрецедентное вмешательство во внутренние дела». Неужели это безумие не прекратится?

Васек сам не понимает, как и почему он вдруг снял автомат с предохранителя и всадил длинную очередь в Президента. Какой, к черту, бронежилет, какая каска? Голова разлетелась брызгами, руки-ноги тоже получили своё. Тело «великого и ужасного» еще падало, когда бывший полковник, а ныне замминистра ловким ударом выбил вверх автомат и мощно засадил Ваську в челюсть. Ударчик был что надо! Не зря этот мужик отрабатывал удары на арестованных. Падая, Васёк заметил, что ему предстоят еще удары ногами, и потерял сознание.

Приходил в себя долго и мучительно, голова страшно болела, болело всё тело. Над ним склонились чьи-то лица, но резкость навести не удавалось. Донимала тошнота. Слышался какой-то ритмичный шум, но разобрать его тоже не удавалось. Впрочем, все равно. После того, что Васёк сделал, ничего хорошего его не ждет. С тоской вспомнил он свою уютную квартирку, широкую постель, перевидавшую немало симпатичных девушек, некупленную машину… И голубые глаза племянника! Все-таки не напрасно. Может быть, безумие прекратится со смертью диктатора? Или его место займет замминистра или кто-то похожий?

Глаза обретали резкость. Над ним незнакомый врач и сестра. Пытался что-то сказать – не получилось. Какой-то стон. Но сестра сказала:

- Не напрягайся, тебе пока не стоит говорить. Все будет хорошо, обычное сотрясение мозга, пару ребер сломано, перелом правой руки. Остальное в норме. Взводному спасибо, он с ребятами тебя от расправы защитил, типа арестовал по закону, а обидчик твой исчез. Они почти все исчезли. Оказалось, что у многих уже давно коттеджи проданы и семьи вывезены якобы на курорты.

Васёк тихо радовался, слыша голос сестры. Но насчет нормы она, конечно, сильно ошибалась. Напрягся, прохрипел раз-другой, и заговорил, сипло, тихо так, сам себя еле слышал:

- Я убил человека, не простого человека. Меня будет судить народ.

Сестра ласково улыбнулась:

- Конечно будет. На самом деле уже судит, вот послушай!

И распахнула на всю ширь окно. Васёк прислушался и разобрал:

…Ам-нис-тия! Ам-нис-тия! Ам-нис-тия!...

{ "author_name": "Р Барав чок", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 11, "likes": -11, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 397305, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Wed, 16 Jun 2021 10:07:42 +0300", "is_special": false }
0
11 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...

Бля, ну и дичь

2

@Р Барав чок как можно было в "бара манга" столько ошибок сделать?

0

"бара манга" - жанр манги, повествующей о гомосексуальных отношениях мужчин??

0

именно, напиши ты сюда что-нибудь из бара, был бы в шоколаде да в зелени

0

жанр занят гос пропагандой))

1

это не правильная бара!

0
Лишенный Валера

Прикол)))

0

автору респект! Супер! 

0

Спасиб!!

0
Читать все 11 комментариев
null