{"id":891,"title":"\u0414\u0435\u0431\u044e\u0442\u043d\u044b\u0439 \u0430\u043b\u044c\u0431\u043e\u043c \u0431\u0440\u0430\u0442\u0430 \u0411\u0438\u043b\u043b\u0438 \u0410\u0439\u043b\u0438\u0448 \u2014 \u043e \u043b\u044e\u0431\u0432\u0438 \u0438 \u043a\u0443\u043b\u044c\u0442\u0443\u0440\u0435 \u043e\u0442\u043c\u0435\u043d\u044b","url":"\/redirect?component=advertising&id=891&url=https:\/\/tjournal.ru\/umg\/462096-poslushat-novoe-debyutnyy-albom-brata-billi-aylish-finneasa-o-konnela&placeBit=1&hash=2707e9d0c69f3c387278fe273fb61845d805b4456d6f8db210d40342d34b0f84","isPaidAndBannersEnabled":false}

Место в Instagram: Хальмер-Ю, город-призрак Статьи редакции

Оставленный больше 20 лет назад мёртвый город всё ещё вспоминают, посвящают ему песни и мечтают однажды вернуться.

Фото @r_komi

Последние жители покинули Хальмер-Ю в 1996 году, однако удивительным образом этот бывший посёлок городского типа до сих пор приковывает к себе внимание. О нём выходили репортажи на федеральных телеканалах, а в 2017 году серия снимков «Мне больно!» из заброшенного воркутинского поселения попала в финал конкурса «Молодые фотографы России».

У Хальмер-Ю оказалась недолгая, но стремительная жизнь. Геологоразведочная экспедиция обнаружила здесь залежи угольных пластов в самый разгар войны, в 1942 году. В конце 50-х посёлок пережил свой расцвет — здесь обитали до 7,5 тысяч жителей. После этого население Хальмер-Ю медленно, но постоянно уменьшалось.

В качестве причин отъезда местные жители называли сложные климатические условия и отсутствие социальной инфраструктуры. Кроме того, затруднено было сообщение с «большой землёй» — с Воркутой посёлок соединяла только одноколейная железная дорога.

В 1993 году правительство признало нерентабельной дальнейшую добычу угля на шахте и невозможной организацию других производств. Печально известным жителям посёлка постановлением №1351 было предписано свернуть горные работы, а различным министерствам — организовать отъезд горожан и оказывать им «всестороннюю помощь в поисках новых мест работы и проживания».

Выезжающим полагалась компенсация на приобретение жилья из расчёта 18 квадратных метров на каждого члена семьи в размере 250 тысяч рублей рублей в ценах II квартала 1993 года с последующей индексацией. Кроме того, правительство обязалось оплатить стоимость провоза личного имущества в размере не более одного крытого вагона на семью, а выбывающим за пределы региона полагалась единовременная выплата в размере четырёхмесячной заработной платы.

Владимир Ильин в своей работе «Власть и уголь: Шахтёрское движение Воркуты: 1989-1998 годы» отметил, что закрытие Хальмер-Ю стало чересчур дорогим мероприятием для российского бюджета. Кроме того, в результате несогласованной работы различных ведомств, ликвидация посёлка опередила подготовку базы для переселения его жителей, поскольку ответственные министерства затянули выделение средств.

К концу октября 1995 года было полностью прекращено финансирование программы переселения, отключена котельная. Около сотни оставшихся семей отапливали жильё с помощью электронагревательных приборов. На железной дороге был введён пропускной режим. В результате немало людей, выезжавших на новое место жительства, столкнулись с тем, что вернуться в посёлок за вещами было уже невозможно. 30 октября 1995 года на участке Воркута — Хальмер-Ю прошёл последний поезд.

Окончательная ликвидация Хальмер-Ю проводилась силами ОМОНа. По воспоминаниям очевидцев, силовики вышибали двери, сгоняли последних жителей в вагоны и вывозили в Воркуту. Как утверждается, переселенцы не торопились покидать Хальмер-Ю, так как новое жилье им ещё на тот момент не предоставили, а некоторые семьи получили недостроенные квартиры. В итоге их временно пришлось разместить в общежитиях и гостиницах Воркуты.

По утверждению Ильина, количество гарантий и злоупотреблений при закрытии северного посёлка было таким, что его название стало практически нарицательным. При обсуждении перспектив закрытия других нерентабельных производств многие руководители того времени повторяли лозунг «Второго Хальмер-Ю не будет!»

Несмотря на то, что в настоящее время Хальмер-Ю используется как военный полигон «Пембой», туристы-экстремалы регулярно наведываются в него. Территория не огорожена и не охраняется, однако попасть туда довольно сложно, так как в Хальмер-Ю больше нет дорог.

Бывшие жители посёлка и по сей день очень тепло отзываются о своём бывшем доме. В сети появляются ролики «Хальмер-Ю жив!», песни и свежие фотографии от тех, кто побывал в посёлке снова.

Мне почему-то хочется обнять и прижаться всей душой к той суровой земле, хочется каждый уголок посёлка, шахты, тундры окропить слезой. Север навсегда останется самым светлым, самым тёплым воспоминанием.

Марина Гулий, бывшая жительница посёлка Хальмер-Ю

Увидев через 43 года, что осталось от города, содрогнулось моё сердце. Я провела лучшие годы своей жизни там. Больно видеть, что всё разрушено! Очень хочу в свои 63 года побывать там.

Тамара, бывшая жительница посёлка Хальмер-Ю
Фото @petkus_pavel
Фото @mir_moimi_glazami
Фото @natasha_made_in_russia. Посёлок, в котором прошло моё счастливое детство! Мы жили в крайней справа пятиэтажке, первый подьезд, второй этаж. Красивейшие уральские горы,которыми я любовалась всё своё детство.
Фото @iskoro: Детский сад посёлка Хальмер-Ю
Фото @iskoro: Дом Культуры Хальмер-Ю
Фото @juliewiwiki
Фото @vkrusser
Фото @olegbelyakoff
Фото @olegbelyakoff
Фото @olegbelyakoff
Фото @olegbelyakoff
Фото @anton_ermachkov
Фото @hello_vorkuta
Фото @hello_vorkuta
Фото @hello_vorkuta
Фото @hello_vorkuta
Фото @natasha_made_in_russia
Фото @shkuratovaa
Фото @vernogorov
0
2 комментария
Популярные
По порядку
Социологический бас

Комментарий удален по просьбе пользователя

5
Социологический бас

Увидев через 43 года, что осталось от города, содрогнулось моё сердце.

кек.
С отцом по делам были в Москве и решили заехать в Тверскую область в село где он детство провел. Не зря говорят "Не возвращайся туда где однажды был счастлив"

3
Читать все 2 комментария
null