Офтоп Никита Лихачёв
8 243

Синодов: «Если Дурову неинтересен Роем.ру, мне что, пойти повеситься?»

Около года назад Юрий Синодов делегировал управление порталом Roem.ru другим людям и принялся за создание СМИ о телекоме. Однако полностью отойти от дел своего основного детища ему так и не удалось. Мы расспросили Юрия о новом проекте и иницированных им конфликтах с сайтом «Цукерберг Позвонит».

Юрий пожелал указать, что интервью бралось задолго до того, как он нашёл совпадение адресов «Цукерберг Позвонит» и «Селектела», на чём и закрыл тему с Пегановым.

Зачем ты решил создавать ещё одно СМИ? Разве его тематика не укладывается в рамки уже читаемого «Роем.ру»?

За идею создания этого сайта следует поблагодарить Льва Левиева (одного из акционеров «ВКонтакте» — прим. ред.), который пришёл ко мне в начале 2012 года и предложил купить «Роем.ру». Но мы его тогда не продали — остальные владельцы сделали более разумное контрпредложение. Задумавшись, что же я буду делать, когда уйду из «Роема.ру», придумал Teleus. Это проект о том, что операторы сотовой связи зажрались.

Вот это новость. Такая важная проблема?

Когда абонент жалуется в соцсетях на незаконное списывание средств, операторы просто возвращают потерянные им деньги и заявляют, что решили проблему. Но системно она остаётся и повторяется снова. А жалуются немногие.

Манимейкеры — люди, зарабатывающие крупные деньги в интернете, в основном без юридически оформленных компаний и зачастую нелегально.

Основные бизнесы: биржи ссылок, «чёрная оптимизация», продажа трафика, киберсквоттинг и «развод лохов» через SMS.

Стали широко популярны в России во время бума SEO, с тех пор многие легализовались, но отдельные «бомжи» (так себя называют многие манимейкеры) существуют и сейчас.

Если почитать форумы манимейкеров, которые продают трафик, выясняется, что даже мелкие чуваки живут неплохо. У них есть несколько сайтов, где они распространяют ссылки, по которым лохи ставят себе программы, отправляющие платные SMS. Даже они на заработанные деньги умудряются строить какие-то квартиры и дачи, а вообще-то есть агрегаторы таких сайтов — какие там крутятся деньги даже сложно представить.

А претензия к операторам в том, что они бездействуют?

Они пытаются от всего этого отмазаться, возвращая деньги. Но деньги продолжают перекочёвывать от «лохов» к «умным чувакам». Как только дело доходит до системного обсуждения этих вопросов, операторы тут же встают и предлагают полную ерунду. Депутат Роберт Шлегель рассказал о желании Госдумы разработать закон о регуляции рынка SMS-платежей и расписать ответственности операторов. Через два дня «МегаФон» выступил через газету «Ведомости» со своей инициативой о создании вместе с другими операторами саморегулирующейся организации, которая будет принципиально следить за тем, чтобы не было никакой ерунды. Предыдущие 10 лет им никто не мешал создать такую организацию.

Так, судя по Шлегелю, законодатели постепенно к этому приходят?

Если законодатель сумеет принять какие-то меры, операторам волей-неволей придётся их выполнять. Так было при введении CPP (бесплатных входящих): операторы очень жёстко противодействовали этому закону, так как он снижал их доходы и уменьшал возможность манипулировать тарифами.

Всякий раз, когда мы имеем дело с пиарщиком операторов, мы имеем дело со лжецом, который что-то покрывает. Они всегда врут. Когда я запустил Teleus, понял, что представителям операторов нельзя давать слово на сайте. Они занимаются натуральной психотерапией: мол, мы вам деньги вернули, и скандал на этом глушат. Как табачные лоббисты.

В начале марта Джо Лундер (гендиректор «ВымпелКом») похвалил министра Никифорова за то, что Минсвязи отлично регулирует операторов в России — эффективнее, чем в Европе. Камон, гайз: в Европе только что посадили банду мошенников, распространявших SMS-блокеры и требовавших выкуп в сто евро за разблокировку компьютера под угрозой в жанре: «Ты педофил и мы на тебя настучим». А у нас ни разу никого не сажали за такие преступления. Подать заявление просто невозможно.

Нет юридической базы?

Во-первых, полиция такая — просто отбрыкивается. Во-вторых, складывается парадоксальная ситуация: если жульё у тебя украло деньги, но оператор тебе их вернул, значит, у тебя не было ущерба и, следовательно, основания для возбуждения уголовного дела. Вы что, обалдели? У меня в метро вынули кошелёк, я тащу вора за шею в отделение, он мне возвращает мой кошелёк и говорит: «Извини, не получилось»?

Есть такой исторический пример — Ральф Нейдер, американский адвокат, автор книги «Опасный на любой скорости». Он в 60-х годах взгрел этой книгой всю автомобильную индустрию в Америке. Производители машин в 60-е — это как современные операторы: они не очень заботились о безопасности водителя, расходе топлива и делали совершенно не то, что говорили. Книга очень сильно повлияла на отношение к потребителям.

Это мы в Москве живём и можем спокойно относиться к потере трёхсот рублей — это стоимость чашки кофе. Я решил, что нужно делать СМИ, которое будет освещать эти вопросы с угла абсолютной нетерпимости к операторам. Я хочу стать русским Ральфом Нейдером.

И ты думаешь, что твой проект сможет изменить ситуацию?

Для начала надо обратить на это внимание общественности. Я на 100% уверен, что операторы понимают, каким изюмом они торгуют, только это одна длинная цепочка, где каждый переступает за грань дозволенного лишь чуть-чуть: один пуговицу не пришил, другой приделал карман вверх ногами, и в итоге всё пальто разваливается.

У меня в банке настроено автопополнение счета моего телефона и моих родственников. Внезапно со счёта усвистывает 5 тысяч рублей непонятно за что. Александра Павлинова (блог-секретарь «МегаФона» — прим. ред.) объясняет мне, что это была «системная сложность». «МегаФон» деньги, конечно, вернул, но не на банковскую карту, а на лицевой счёт у оператора. У меня вообще-то на счёт в банке капает 10% годовых, то есть за 2-3 месяца я потерял ещё рублей двести. А «МегаФон» заработал: уверен, его остатки на абонентских счётах лежат в банке и тоже приносят доход, как вклады.

Может, большинство журналистов уже привыкли к рынку, а это я тут такой неофит, который офигел от всего этого. Читаешь статью: «Я считаю, что в этой услуге будет 50% фрода. Ну, что-то надо с этим делать». Да вы чё?! Надо прийти к офису «МегаФона» с плакатами, пикетировать, кричать, что они идиоты. А они пишут, что услуга странная — так звёзды сложились.

И таких примеров много?

Много. Рассказывает мне один знакомый пиарщик: «Мы первыми сделали так, что при покупке сим-карты автоматически не подключается услуга “Гудок”». Я думаю: окей, прикольно, надо написать, хорошая новость. Прихожу и читаю условия: «…за исключением тарифных планов “Тёплый приём” и “Тёплый приём 2013”». То есть на мигрантах зарабатывать можно: они всё равно по-русски читать не умеют, им пофигу, «Билайн» или МТС — лояльность их не нужна. Что за недоробингудство: мы грабим бедных мигрантов и отдаём их деньги бедным абонентам? Даже хорошее дело не могут сделать так, чтобы кому-нибудь не подосрать.

твитнуть

Безусловно, PR-специалисты скажут, что я дурак, гондон, неудачник и ничего не понимаю в их бизнесе.

Чем займётся твоё СМИ, если примут закон о регулировании?

Мне хочется навести порядок на рынке сотовой связи. Но кроме этого я хочу сделать еще одно медиа просто в силу того, что есть новый потребительский опыт, связанный с мобильными телефонами. Он заключается в том, что обзор железа становится бессмысленным занятием. Гораздо интереснее и перспективнее обозревать софт, то есть приложения.

Задача более философская, чем навести порядок. Если в жизни человека происходит что-то неконтролируемым для него образом, у него растёт уровень стресса. Вместо того, чтобы спокойно жить и работать, ему приходится ходить по форумам и подавать жалобы.

Почему ты думаешь, что он придёт на Teleus?

Необязательно не Teleus. Пускай миллионы пострадавших не зайдут к нам на сайт, но мы решим их проблемы системно, даже если они этого не узнают.

Тогда я не очень понимаю, кто аудитория проекта. Лохи не будут разбираться, а умные решат всё сами.

Безусловно, те, кто интересуется происходящим, есть, но их мало и зарабатывать на них тяжело. Тем не менее, есть потребительский интерес к тематике — например, обзоры сотовых телефонов. Зарабатывать придётся на обзорах гаджетов, мобильных приложениях и хитовых новостях, к сожалению.

То есть цель проекта в одном, а зарабатывать будете на другом?

Да. Сверхидея проекта — дать операторам по башке. То, что мы при этом заработаем, мне не особо критично — главное, чтобы хватало на редакцию. Сейчас деньги есть, чтобы поддерживать её ещё год.

По-хорошему, стоило бы взять грант у какого-нибудь Министерства связи, но я подозреваю, что мы будем писать такое, что никто никакого гранта не даст.

Ходят слухи, что в проект уже инвестировал кто-то из телекома.

Никто из телекома туда не инвестировал. Это всё можно будет установить при желании достаточно легко. Нет там игроков телеком-рынка. Кто у нас есть: Ростелеком, Йота… Я не знаю, к кому я могу пойти и вот эту вот фигню толкнуть. У них совершенно другие интересы.

У проекта есть совладелец. Не могу его раскрыть, но это физические лица. Дали денег-то немного; речь идёт по большому счёту о копейках. Я на нём не зарабатываю, только вкладываю свой труд.

С операторами понятно. Хочу вернутся к «Роем.ру» и твоим взаимоотношениям с Пегановым из проекта «Цукерберг Позвонит». Откуда столько агрессии?

Я «Цукерберг Позвонит» действительно не особо люблю.

В прошлом году Левиев хотел купить «Роем.ру». Цыплухин в своём прощальном интервью озвучил, что Левиеву нужно было определённое подконтрольное СМИ, показывающее «ВКонтакте» с нужной стороны. Все эти слова идеально ложатся на то, во что превратился «Цукерберг Позвонит» за последний год. Я думаю, что Левиев действовал с Цыплухиным в одной связке. Цыплухин обеспечивал включение «Цукерберг Позвонит» в список популярных сообществ «ВКонтакте», что дало сайту трафик. В январе-феврале 2012 года Левиев вёл переговоры с «Роем.ру», я так понимаю, историю с «Цукерберг Позвонит» стали раскручивать где-то с марта.

У меня нет особой претензии или какой-то ревности к Пеганову. Это всё равно что ревновать к «Хабрахабру»: это уже взлетевшая в космос ракета.

твитнуть

Меня раздражает Пеганов, считающий, что мы с ним ориентируемся исключительно на один и тот же рынок, а это не так.

У «Роема» — сотрудники интернет-компаний, у Пеганова — какие-то там стартаперы. Если посмотреть на его группы в соцсетях, то там сотрудников интернет-компаний больше, чем у нас, зато у нас их больше на сайте. В статистике Liveinternet можно посмотреть отчёт по интернет-провайдерам и сразу видно, кто заходит на сайт из Яндекса или Mail.Ru Group.

На «Цукерберг Позвонит» был новостной раздел, но Пеганов с ним не справился. Группа на Facebook у него всегда была активной, но трафика давала жалкие 100 тысяч показов в месяц — их даже не продашь рекламодателям. Благодаря дружбе с Цыплухиным он собрал свою аудиторию во «ВКонтакте», и теперь она дотирует его сайт трафиком. Я не могу сделать то же самое: Цыплухин — игрок рынка. Меня всегда попрекают Ашмановым, но Ашманов — это не «Яндекс», не Mail.Ru и не «ВКонтакте».

То есть вся история успеха «ЦП» за последний год, по-твоему, связана только с дружбой с Цыплухиным и, соответственно, сливами из «ВКонтакте»?

У «ЦП» произошло несколько сильных поворотов по контенту за год. Изначально это было пинание SMM-щиков, потом — стартаперская тема. Сейчас он понял, что и стартаперство выдыхается — больше нет этих бодрых отчётов о 30%-ном приросте за месяц. Уволили Цыплухина, и трафик куда-то делся. Теперь он начал что-то писать про мобильники. «Роем.ру» как писал пять лет про людей из интернет-индустрии, так и пишет про них и будет писать. У меня есть цель сделать издание про интернет-индустрию, а не издание с миллионной аудиторией, которое читает не пойми кто. Какая цель у Пеганова — понятия не имею.

Вы же всё равно зарабатываете на рекламном трафике, значит, выгоднее наращивать аудиторию, а не торчать на месте.

В определённый момент ко мне пришло понимание, что мне на жизнь всегда хватит. У меня возникла высокая цель. Мне не хочется париться, что у меня нет Лексуса или своей квартиры. Но сделать так, чтобы все пользователи сотовой связи стали чувствовать себя лучше, чтобы все жители твоей страны стали на копейку счастливее — это благородно, это челлендж.

В этом месяце я отказал в размещении рекламы четырём клиентам, потому что продал все рекламные площади. Я не стал вешать новые баннеры, но, правда, пересмотрел цены на рекламу. У меня нет цели на этом зарабатывать чудовищное количество бабла.

Вся история наездов на «Цукерберг Позвонит» связана также с тем, что у меня есть желание что-то донести до его аудитории. Поскольку Пеганов никогда не будет цитировать наши материалы напрямую, для меня самое простое — написать что-нибудь вроде «Все читатели “Цукерберг Позвонит” — педофилы». Он напишет что-нибудь в духе «Я не понимаю, о чём это» и запостит к себе в соцсети. Люди перейдут посмотреть, откуда ноги растут и увидят то, что я постил до этого.

Ты поразителен.

Ну а чего. Думаешь, «Цукерберг Позвонит» заинтересуется стартапом Teleus.ru? Мне западло у него спрашивать, а он сам что-то не пришёл.

С чего ты взял, что «Цукерберг Позвонит» западло ставить ссылки на «Роем.ру»?

Возможно, иногда они имеют и свой эксклюзив, но часто бывает, когда что-то есть только у нас. В этом смысле «Цукерберг Позвонит» для меня — один из многих сайтов, который тырит у нас контент или пишет по другим источникам.

А вы сами-то ссылаетесь на «ЦП»?

Да. У меня иногда авторы пытаются брякать на тему «Это ж “ЦП”», но я просто бью по рукам за такое. Информация есть информация.

В целом, я не вижу смысла поддерживать хорошие отношения со всеми сразу. Если ты пишешь про какого-то человека плохо, а потом этот человек говорит тебе: «Юра, ты гондон», но в тексте нет фактических ошибок, то я ставлю себе галочку: я молодец. В случае с Пегановым я, наверное, написал немного личное.

Ты написал, что тебя волнует анонимность Пеганова.

Я не люблю людей, которые не раскрывают свою личность, отношусь к ним с большим подозрением и у меня на это свои причины.

Однако во всех этих спорах у Пеганова есть веский аргумент: у «ЦП» в два раза больше трафика. То есть его контент пользуется спросом.

Ты знаешь, я хочу, чтобы у него было в пять раз больше трафика, чтобы всем было понятно, что это досвидос.

А какой контент пользуется спросом? Я пишу для сотрудников интернет-компаний. 10% сотрудников Яндекса приходят на «Роем.ру» ежедневно. Невозможно сделать контент, который привлечёт больше — за исключением яндексовской стенгазеты. У меня есть мысли о том, как зарабатывать деньги, но они не в области рекламы.

С другой стороны, например, Павел Дуров тусуется в комментах на «ЦП» и не тусуется на «Роеме».

Был момент, когда он тусовался на «Роеме». У Дурова, как мне кажется, есть проблема: чем больше мелких изменений происходит во «ВКонтакте», тем менее они заметны в масштабе всего проекта. Если мы выкатываем новую функциональность «ВКонтакте» сегодня, то она заметна гораздо меньше, чем если бы её выкатили пять лет назад. Мы хотели сделать кумулятивный материал по итогам года, чтобы собрать все эти изменения вместе и описать стратегию сервиса, но этот материал, к сожалению, не получился.

Мне, например, сейчас во «ВКонтакте» больше интересен Перекопский с его рекламной платформой. Дуров, безусловно, звезда, но если он пишет: «Мне больше неинтересен “Роем”», мне что теперь, пойти повеситься?

Ребята, давайте жить дружно,
Никита Лихачёв,
TJournal

#Интервью

Статьи по теме
Mail.Ru выпустила ролик о Почте с интернет-селебрити
{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "editor", "tags": ["\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e"], "comments": 11, "likes": 17, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 47338, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Tue, 16 Apr 2013 16:10:56 +0400" }
Комментарии

Семейный череп

2

Читал с мобильника. Красивая верстка, и интересное интервью, спасибо.

Офтоп
дискуссии в сообществе доступны только владельцам клубного аккаунта
С клубным аккаунтом вы сможете
создавать записи и вести дискуссии в закрытых сообществах
наслаждаться нашим сайтом без рекламы
помочь проекту и почувствовать себя лучше
Купить за 75₽

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]
Оперативные новости со всего мира
Подписаться на push-уведомления