Офтоп TJ
11 152

Право на тело

Блогер Дмитрий Веселов о том, как запреты наркотиков нарушают наше право на обладание собственным телом

В закладки

Автор: Дмитрий Веселов

Блогер Дмитрий Веселов, проживающий в Новой Зеландии, написал колонку о том, как законы о запрете наркотиков или другие требования вроде обязательной службы в армии нарушают право человека на полный контроль над собственным телом.

Всего в обычной конопле содержится 84 разных каннабиноида — психоактивных вещества — из которых потребителя, как правило, интересуют два. Первое носит длинное название «тетрагидроканнабинол» (сокращенно и по-английски: THC) — оно здесь главное. По его концентрации официальные лица измеряют силу действия «травы», так как именно THC заметнее всего влияет на мозг. По этой же причине каждый год селекционеры выводят для рынка новые сорта, с повышенной концентрацией.

Второй важный каннабиноид это каннабидиол (CBD). Сам по себе CBD не изменит ваш мир, но его присутствие смягчает эффект всего остального. CBD ценят за то, что он «сдерживает» THC, меняя характер трипа. Без CBD THC легко может отправить вас в ад.

Проблема в том, что эффект CBD долгое время не понимали, а THC влияет на разных людей по-разному (к тому же, в условиях повсеместных запретов тяжело проводить научные тесты), так что конопля за последние 60 лет изменилась. Трава сегодня не работает также, как «трава» ваших отцов. После многолетней селекции CBD почти вывелся, а уровень THC подпрыгнул в 5-10 раз. Неопытный пользователь может ненароком приобрести сорт, в котором концентрированный THC будет сдерживать только надежда на лучшее.

Скажем, журнал High Times рекомендует Satori (один из лучших, по мнению журнала, сортов 2008) для людей с высокой устойчивостью к THC. Тех, кто такой не обладает, ожидает следующее.

  1. Тело теряет ощущение времени.
  2. Вы осознаете ничтожность перед Вселенной.
  3. Появляется иллюзия будто вас вот-вот сметет тысячекратно превосходящая сила.

Иначе говоря, реципиент почувствует себя кроликом на шоссе с грузовиками.

Это может продолжаться часами и шансы на плохие переживания высоки — в одном из свежих тестов современной конопли на параноидальные мысли жаловалась половина подопытных.

Два года назад я сам пережил похожий трип — он был длинный и жуткий, как дохлый питон, и я вряд ли однажды забуду всё пережитое. Но несмотря на мерзкие впечатления, это был по-своему интересный опыт. Например, я на своей шкуре прочувствовал, как радикально может поменяться «Я» с изменением биохимии мозга.

Правда, всё это уже не важно, потому что с недавних пор в Новой Зеландии (откуда я всё это пишу) нельзя получить ни плохих, ни хороших переживаний. В полночь 7 мая страна запретила любые виды (до этого легальной) искусственной конопли.

Почему?

Государство считает, что это может быть опасно для тел его граждан. Поэтому Новая Зеландия определяет, какие вещи его жителям разрешено принимать внутрь. Я понимаю, что в этом есть определённая логика. Но вспоминается Тимоти Лири, адвокат психоделиков, который сорок лет назад сформулировал две этических заповеди на похожий случай. В примерном переводе:

  1. Я, да не наштырю друга своего.
  2. Я, да не остановлю друга своего, возжелай он наштыриться.

Правда, как я заметил, это не имеет значения. Новую Зеландию, Австралию и десятки других государств в данном случае волнует не этика, а вред, который наштыренный гражданин может нанести. «Это опасно» — звучат оправдания, и после этого парламент запрещает аналоги давно изученной травы. Оставлю за скобками споры о лёгких наркотиках.

Самый неприятный вывод, который я могу из этого сделать: моё тело не принадлежит мне до конца. Мне не разрешено использовать ТHC, чтобы выпинать себя из зоны комфорта, так как государство определяет, как именно мне поступать с моей головой и моим сознанием.

Я не один. Приблизительно с 2003-го года в англоязычных странах существует движение за когнитивные свободы, борьба за право человека контролировать собственное сознание. Его идеология напоминает, что мы живем в киберпанке. Движение предлагает запретить государству и корпорациям влиять на сознание человека с помощью наркотиков, разных видов психологического программирования и (на будущее) непосредественного подключения.

Человек имеет право владеть своим телом, а, значит, сам должен определять, как и какими средствами себя изменять.

Но это только часть общей картины. Споры о том, где в теле кончается личная свобода и начинается собственность правительства, идут давно и в разных странах по-разному. Вот, например, раковые больные в Англии бьются за эвтаназию. «Но нет», — говорит страна, руками врачей убившая своего последнего короля — «жизнь священна». Россия, где есть обязательный призыв в армию, узурпирует тела совершеннолетних и полноценных мужчин ровно на один год.

Вроде 2014 год, но в Польше по-прежнему нелегальны аборты. У женщин есть право производить младенцев для Польши, но нет права решать — нужно это им или нет. Страшное дело.

Стоит начать разбираться и выясняется, что закон каждой страны не только защищает вашу собственность, но и следит за вами, как за хозяйством. Закон определяет ваш химический состав, берёт во временное пользование и сразу же захватывает ваше тело, стоит ему слегка поглупеть. Тогда тело отправляется на хранение или в клинику, или дом престарелых.

Зато в этом есть и хорошие стороны. Нельзя быть аполитичным, когда часть тела принадлежит государству. Ведь государство, как получается — это я.

#Колонка #Дмитрий_Веселов #Право_на_тело #запрет_на_употребление_наркотиков

Статьи по теме
Рубашка с сиськами в проблемах этики
Не читайте на русском
{ "author_name": "TJ", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0440\u0430\u0432\u043e_\u043d\u0430_\u0442\u0435\u043b\u043e","\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0437\u0430\u043f\u0440\u0435\u0442_\u043d\u0430_\u0443\u043f\u043e\u0442\u0440\u0435\u0431\u043b\u0435\u043d\u0438\u0435_\u043d\u0430\u0440\u043a\u043e\u0442\u0438\u043a\u043e\u0432","\u0434\u043c\u0438\u0442\u0440\u0438\u0439_\u0432\u0435\u0441\u0435\u043b\u043e\u0432"], "comments": 154, "likes": 20, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 53449, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Wed, 17 Dec 2014 19:28:53 +0300" }
Комментарии

Царский якорь

18

Считаю, что табак и алкоголь ничуть не лучше (даже хуже) наркотиков, поэтому предпочитаю марки и шишки.

Алый Артем

12

«Ой-ой, нам запрещают траву и ЛСД, они ж безвредные!»

«Ой-ой, я нечаянно в порыве трипа убил товарища, за что меня судить? Вы отбираете контроль над своим телом!»

«Ой-ой, чувак под ЛСД выпрыгнул из окна! Ну и что, что он ничего не понимал, он сам распорядился своим телом!»

Государство как бы помогает нам не выпиливать друг друга, потому что сумасшедшие людишки только и ждут, чтобы чем-нибудь упороться. Да той же водкой, например. А при изменённом сознании человек может творить, что угодно, и не отдавать себе в этом отчёт. В том числе асоциальные действия. Твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Если я буду гулять с ребёнком и очередной легализатор выпадет из окна, испугавшись чего-то, не скажется ли это на психике ребёнка? Да и на моей бы сказалось. И вот такую простую истину понять им сложновато.

А про хранение в клинике — ваще алес.

Болезненный корабль

8

В идеальном мире государство - это в первую очередь механизм организации общества, направленный на улучшение качества жизни с помощью средств которые граждане платят в качестве налога.
Так что государство это мы, а мы это государство.
Также мы выбираем государство, а следовательно вольны спрашивать с него, в том случае если исправно исполняем свою часть конституции.
Это всё в идеальном мире, прошу помнить.
Так что технически в таких запретах нет ничего необычного или страшного. А если вам противен государственный аппарат сам по себе - представьте жизнь без государства.

Офтоп
дискуссии в сообществе доступны только владельцам клубного аккаунта
С клубным аккаунтом вы сможете
создавать записи и вести дискуссии в закрытых сообществах
наслаждаться нашим сайтом без рекламы
помочь проекту и почувствовать себя лучше
Купить за 75₽

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "ccydt", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]
Оперативные новости со всего мира
Подписаться на push-уведомления