Гость TJournal: Василий Эсманов

Каждую неделю TJournal приглашает к себе в гости интересных деятелей интернета. На этот раз мы поговорили с издателем Look At Me Василием Эсмановым о закрытии Hopes&Fears, будущем The Village, уходе сотрудников и задержках зарплат, платном контенте и оптимизме в российском медиабизнесе.

Поделиться


Как я понял из рассказа главного редактора H&F Николая Кононова о том, как произошло объединение с LAM, решение принимали акционеры.

Ну да. Нас трое — Я, Катя Базилевская и Леша Аметов. И решали тоже втроем.

У вас там паритет? Почему вы решили объединяться?

Да. Смотри, ты сидишь за табличкой и решаешь, куда деньги потратить. И можно было ждать еще полтора-два года до того, как он выйдет на какой-то приятный плюс, или можно было усилить другой проект теми же людьми и потратить на что-нибудь прямо сейчас.

На денежное?

Не то чтобы денежное, просто несущее больше смысла.

А в Hopes&Fears не было смысла?

Финансово и краткосрочно для компании — нет. Вообще, конечное решение принял я. Было ли мне тяжело принимать это решение? Конечно, было.

Мне нравилось то, что происходило с проектом. Можно было дождаться, но поскольку не было никого за спиной, чтобы два года ждать и иметь какой-то длинный цикл выхода на безубыточность, то мы приняли такое решение.

А почему «изменилась реальность», как написано в FAQ по объединению проектов?

Такое количество интересных новых законопроектов было принято за последние полгода, и такая финансовая ситуация в России непонятная, что иметь актив, который очевидно будет требовать финансирования в течение еще двух ближайших лет, очень тяжело.

Почему такой срок для H&F — два года?

У нас есть табличка, в рамках которой двигаются все издания. Кто-то выходит быстрее плана, кто-то чуть дольше. H&F шёл почти по плану, чуть-чуть ниже, это могло покрываться одним рекламным контрактом. Нужно было ждать два года. То есть, тратим на него Х денег, а приносит он Х/2.

Просто это была для вас слишком долгая инвестиция?

Да, и мы готовы были её держать еще какое-то время, но посидели и подумали, что, наверное, в ближайшие два года выгоднее было бы с этими же людьми, не теряя тему, делать что-нибудь на The Village, потому что он большой и классный. Есть темы, которые Hopes отыгрывает — производство и процесс, про то, как делают салаты, оружие, доски для серфинга, — и читателям The Village это подходит.

Мы пытаемся быть посередине между журнальным производством и интернетовским производством, но иногда это куда-то заваливается.

Можно это делать меньшим количеством людей? Наверное, можно, но они с ума сойдут через полгода, — либо они уже должны быть сошедшими с ума, что не управляется. Когда всё время маленькая компания — это классно, но когда у тебя сидит 120 человек — это неконтролируемо, ты не можешь делать никаких прогнозов. Мы же независимая компания, у нас нет финансового плана, что за ближайшие несколько лет мы должны потратить 10 миллионов и заработать 15. Но мы зарабатываем деньги сами: сколько заработали, столько и потратили.

То есть, у вас нет никакой подушки?

Есть, но она небольшая, не на год. Не на два года инвестиций в H&F.

Объясни, почему The Village эффективнее H&F?

Он в четыре раза больше. Нет, в пять. В него ходит 200 тысяч человек в день, сейчас будет ходить 300, по-хорошему, к концу года будет ходить полмиллиона. Даже добавление тех людей, которые были на «Хоупсе» — они очень похожи, по структуре, тематически.

Но бренд вы убиваете.

Да. Можно было делать его отдельно: он неплохо себя чувствовал, рос и продавался, но есть циклы — когда ты торгуешь рекламой, у тебя есть 2-3 года до того, как тебя поставят в медийный план. В первый год никто не ставит, ты зубами вырываешь крупицы денег; во второй год кто-то тебя узнал, но ты все равно закрываешь только половину расходов; а на третий год у тебя уже есть какое-то имя, тебя совсем узнали. Есть и четвертый год, когда у тебя уже все хорошо и все тебя знают.

Проблема H&F была в том, что эта аудитория маленькая?

Нет, на него ходило в среднем 50-60 тысяч в день. Нормально с ним всё было бы. Wonderzine, например, быстрее растет, чем остальные, это как-то прямо совсем попало в аудиторию и в рекламодателя, быстрее, чем остальные сайты, которые мы запускаем. The Village, например, шёл к моменту самоокупаемости довольно долго, 3,5–4 года.

FurFur?

Нормально, растёт. У него и команда не очень большая.

У вас нет ощущения, что вы будете сливать все свои узконаправленные проекты в один большой?

Нет, зачем. С LAM все классно, на него ходит 90-100 тысяч в день, ну и вряд ли больше 3 миллионов таких людей есть в России. У «Ленты.ру» 10 миллионов в месяц (16 миллионов в мае и 17 миллионов в июне по данным LiveInternet — TJournal), а это супермассовый продукт, то мы, нишевое СМИ, делаем всего лишь в три раза меньше, — значит, мы закрываем практически всех этих людей.

Что-то будете делать с LAM, структурно или идеологически? Мне всегда казалось, это была всегда такая площадка для экспериментов.

В последний год он нашел себя, это про креативную индустрию.

Есть термин, придуманный в начале 90-х в Лондоне, когда Лондон хотел перейти от рабоче-промышленной истории к чему-то другому — и они придумали концепцию креативных индустрий. К ней относятся все творческие профессии, все, что связано с производством кино, книг, игр. И они задались задачей, чтобы Лондон за несколько лет занялся экспортом культуры, и они это сделали.

В России молодой человек, который не хочет быть в жесткой иерархической структуре, может, имея навыки, их каким-то образом применять к окружающей действительности. Мы чуть-чуть про это рассказываем, плюс чуть-чуть гик-культуры.

Вы понимаете, что читатель привык получать информацию из соцсетей — то есть не очень нуждается в СМИ?

Все нуждаются в СМИ. Тебе нужно производить какие-то вещи, которые требуют длительной разноплановой экспертизы. Чтобы рубрики выходили регулярно, тебе нужно какое-то количество людей, которые что-то делают регулярно, отвечают на вопросы. Это функция СМИ.

Чем отличается блогер от издания: блогер пишет, когда бог на душу положит, а у СМИ есть система. Как телевизор: ты знаешь, что у тебя Game of Thrones по вторникам, это связано с циклом производства. Сериалы, кстати, круты еще и тем, что он в динамике могут развиваться и меняться в зависимости от того, как на него люди реагируют.

Может ли блогер быть более популярным, чем СМИ? Конечно, и мы видим этому массу подтверждений.

СМИ побеждает блогеров только тем, что оно периодично и может к чему-то приучить читателя?

Нет победы, это же разные типы потребления. Что ты больше любишь — апельсины или помидоры? Ну фиг знает, они разные, мне и то, и другое нравится. Но может ли блогер обойти нас по стабильности? Нет.

Теперь The Village будет про всё на свете?

Ну как про всё. Он и так про всё, просто можно наконец делать подробнее, на всё не хватает времени, сил, людей.

The Village сначала развивался как СМИ о том, что происходит в городе, потом превратился в медиа о том, что важно для горожан в плане стиля и лайфстайла, а в итоге становится общероссийским общественно-политическим СМИ.

Я бы не говорил так. The Village пишет о городах. Если раньше он был городской газетой, то теперь это газета о городах. У нас давно есть Москва, Питер и Киев. И мы сто лет хотим запустить еще в каких-то городах небольшие редакции.

Когда вы хотите выйти на международный рынок? Я слышал про Индию и США.

Индию? Нет, Штаты, Европа. В какой-то момент это будет, для этого все делается. Ну то есть это вот-вот должно начаться. Там все быстро развернётся, но мы пока не стартовали.

Почему вы отказались от главного редактора Игоря Садреева?

Он сам решил куда-то пойти. Он мог бы оставаться, под ним был бы просто кластер людей. Это длинная история.

Куда ушел в итоге?

Я не знаю. Я всем рассказываю, что он ушел строить компанию своей мечты, сеть индивидуальных порнокинотеатров в Москве. По крайней мере, он сам так неоднократно говорил.

А что теперь будет делать Кононов? Он теперь как гастролирующий главный редактор: здесь подкрутил, здесь подвинтил и дальше пошёл?

У нас не было человека, который занимался бы координацией трех наших больших отделов: редакции, продакшн (разработка, дизайн) и маркетинг. У них разные цели — одним хочется покрасивше и побыстрее, другим хочется подешевле и поэффективнее, третьим хочется, чтобы мы получше сообщения выносили, четвертым хочется, чтобы мы подстроились под что-то, пятым хочется, чтобы у нас были продающие идеи. Это все разные мотивации, которые будет все это объединять, и Кононову интересно это делать.

Что означает, что вы теперь будете объяснять новости?

У нас уже есть такое: «Что происходит, и что все это значит».

Так всегда и было ведь? Ты пишешь новость и объясняешь, почему так произошло.

Будем писать лучше.

У вас есть какая-то смена формата, или вы будете использовать новые типы статей? Подход к тому, как писать?

Мне нравится твой вопрос — вот это все мы обязательно будем делать. Новые технологии, новые медиа, красивые летающие кристаллы кругом.

W-O-S?

W-O-S встречает Vox.

Я просто пытаюсь понять, есть такой тренд: после Vox.com все говорят, что нужно объяснять новости, но ведь все так и делают новости?

Но никому ничего не понятно, особенно с определенной позиции. Ты можешь объяснить новость с точки зрения кучи народу, и мы этого раньше не делали. Ты молодой гражданин, горожанин, где-то бываешь, где-то отдыхаешь. Например, тебе надо понять, как на тебя лично повлияет закон о персональных данных.

Никак не повлияет.

Ты уверен?

Нет.

Была история, когда все публиковали список пострадавших, в какую больницу кого отвезли и предварительный диагноз, — а по российским законам нельзя такое публиковать в открытом виде. По идее, закон о персональных данных должен с этим бороться.

Просто я хочу больше вопросов задавать, и больше отвечать на них. У меня вот есть, вопрос, может ли человек в Москве жить в палатке. И мне нужен человек, который пойдет и узнает — если ты пойдешь в лесопарк и поставишь палатку на выходные, это ОК? Тебя не привлекут? Тебе не вменят проживание без регистрации или что-нибудь еще? А дольше? У меня миллион вопросов. Спроси у Google, можно ли жить в Москве в палатке — он ничего тебе не ответит. Мы поставляем ответы.

Вы не ответы поставляете, вы задаете вопросы, которые никто не задавал. А ответы при желании можно найти — например, через сайт вопросов и ответов, тут только качество будет колебаться.

В чем разница сервиса и медиа? Сервис — это когда каждый смотрит в ту сторону, в какую хочет, а медиа — это когда ты помогаешь людям смотреть в одну сторону и увидеть больше, чем увидел бы каждый проходящий мимо. Это вопрос другого опыта, как концерт и музыка в плеере.

У вас теперь есть три шеф-редактора, которые отвечают за разные кластеры. А что с LAM и его новым главредом Маргаритой Поповой?

Рита мегакрутая, у нее 10 человек, она с ними справится. А здесь их больше. Невозможно найти человека, чтобы у него было столько экспертизы в одном месте. А если такой человек есть, он, скорее всего, занимается чем-нибудь своим.

Смотрел фильм «Человек, который изменил всё»? Там была история бейсбольной команды, которая искала человека, который и классно бьет, и классно бегает, и классно подает — такие есть, но они уже суперзвезды и стоят бешеных денег. У нас растут люди внутри. Все главные редактора, которые у нас есть сейчас — они все внутренние, все росли с начинающих позиций. 

Я могу найти человека, который классно бегает, который классно бьёт или классно принимает; гипотетически, я могу даже найти человека, который классно и бегает, и принимает, но все три пункта вместе — их просто не существует.

У нас индустрия настолько маленькая, что статистически не могло сложиться людей с таким набором навыков. Ты при этом должен быть очень молодым, чтобы реально врубаться.

Как Красильщик?

Нет, Красильщик — классический чувак, при этом у него была помощь со стороны старших. У него был Сапрыкин, Ценципер. Кстати, Ценципер — суперзвезда, он сочетал все три качества, мог видеть вещи, организовать процесс и почувствовать что-то, что за пределами понимания других людей, что давало какую-то суперценность тому, что он делал.

Все переходят на платную модель трафика. У вас будет что-то такое?

Не знаю. Правда. Я считаю, что брать деньги — это правильно, любая работа должна быть оплачена. Ты платишь за обед 300 рублей, а за то, что тебя кормят мыслями и идеями, ты не готов платить 300 рублей в месяц?

Но речь же не о «зазорно» или «не зазорно», а о «привычно» и «непривычно».

Ну, iTunes нормальные продажи показывает.

Да, приучили.

Дали удобный инструмент. Но удобно платить за что-то герметичное. За подписку на журнал, за копию журнала на iPad. А закрывать пейволлом сайт — это другое.

Хотите попробовать сделать версию для iPad?

Не то что версию, а что-нибудь специально для iPad. Пока не знаю.

Вы могли бы сделать H&F закрытым клубом предпринимателей под пейволлом, элитарным, с регистрацией по инвайтам и кармой.

Другая бизнес-модель, другой набор людей, которые должны этим заниматься, все другое — то есть, тебе нужно взять, выкинуть все, что ты сделал до этого, уволить половину людей, а то и больше, еще три года вкладывать — и, возможно, это сработает. У нас и так есть другие рисковые штуки. Это можно делать с нуля — например, если бы я сейчас был свободным агентом и делал проект, я делал бы его за деньги с людей.

Для того, чтобы брать деньги с людей, сначала нужно заработать аудиторию?

Не обязательно. Ты придумываешь, как рекламировать продукт, твоя стратегия и есть твой маркетинг. Хорошо продается все то, что помогает зарабатывать — посмотри на Bloomberg и «Ведомости».

«Дождь» не помогает зарабатывать.

И поэтому ему никто и не платит. Люди делают это из других причин: должен быть хоть какой-то канал, который представляет альтернативу, пусть он странный, сделан на коленке и периодически несет какую-то околесицу. Но он риторически должен быть иным, чем вся огромная пропагандистская машина, где никто друг от друга ничем не отличается.

А ты поддерживаешь «Дождь»? Покупал подписку?

Нет, не покупал. Амётов покупал.

А что думаешь по поводу их взвинчивания цен?

А я не слежу.

Как тебя касаются те законы, что Госдума недавно напринимала?

Жду, как будут интерпретировать закон о хранении данных. О регистрации блогеров: 1 августа не за горами и я не понимаю, что мне делать. Нет закона, который объясняет тебе порядок действий, которые нужно сделать, чтобы зарегистрироваться как СМИ.

У меня есть Инстаграм, Твиттер, Facebook, и на каждом больше 3 тысяч подписчиков. Куда мне с этим идти? Если тебя будут блокировать раз в неделю даже на два часа, ты теряешь посещаемость в 1,5-2 раза. Отваливается кусок поискового трафика, отваливается кусок социального трафика, тебя понижают в выдаче.

Но при этом если тебя блокируют первый раз, ты получаешь медийную популярность.

А еще и еще раз? Я не знаю, как эта практика будет применяться.

То есть, тебя могут подвергнуть риску регулярной блокировки?

Не знаю. Огромный список вопросов, которые закон не объясняет. Правил игры нет, они меняются очень стремительно. 

В какую-то секунду они могут сказать, что на сайте не должно быть больше одного баннера на странице — и все, приехали. Никто не выдержит таких условий, кроме госкомпаний, которым дают бабки.

Вам за это время нужно выйти в США.

Наверное. Блин, мне здесь нравится.

А почему вы закрыли статистику Liveinternet, и можешь ли ты рассказать о структуре вашего трафика?

Уже не один год ходят слухи, что Герман Клименко торгует данными с Liveinternet для таргетирования кампаний. Мне нравился продукт, но есть риск, что русские чуваки про тебя слишком много знают.

То есть, вы специально закрыли структуру трафика?

В презентациях есть статистика всякая. Клиенты видят Google Analytics и «Яндекс.Метрику».

В последнее время все издания как будто бы подсели на размещения «Рамблер».

Они перестали нас брать так, как делали это раньше. Иногда бомбит, но очень редко. Было так, что «Рамблер» за один день приносил 100-200 тысяч человек, но это все нестабильный поток. В среднем на H&F ходило 40-50 тысяч в день, в выходные меньше, в удачные дни чуть больше. Но когда в «Рамблер» попадает, может быть и под двести тысяч. Но это было раз 6-7 такое было.

Это классный способ рекламировать свой продукт задарма, но думать, что это принесет тебе стабильную аудиторию, нельзя. Ты должен десятки миллионов людей через себя пропустить, чтобы кто-то осел. Можно делать это легальными и адекватными способами — чего бы не делать? Баннерообменка с классными сайтами — супер! Мы пока не делаем, но скоро, думаю, начнем.

С кем бы ты хотел обменяться?

Да хоть с вами, со «Слоном», со «Снобом», с «Форбсом», с «Дождем».

А что думаешь по поводу соцсетей, насколько они у вас работают?

У нас 30-40 процентов прямых заходов на сайте, еще 30-40 процентов — это поиск, и ещё 30 процентов — это соцсети. И примерно 10 процентов — это реферальный трафик, из «Рамблера», из «ЖЖ» и т.д.

Интересно твоё отношение к Facebook.

С ним стало сложно, не очень понятно. Но что-то делаем, странно было бы ничего не делать совсем. У тебя есть инструмент продвижения, стоит он тебе ноль и что-то приносит.

Ты придумал тему, написал, опубликовал, зашарил, посмотрел, как это зашло, вернулся, переписал что-то. Такой цикл работает. В моем детстве была газета «Телеэкспресс» или как-то так, и там были дико смешные аннотации к кино, вроде «вьетнамский ветеран приезжает в американский городишко и получает люлей». Мне очень нравилось их читать. Это примерно то же самое.

В момент появления Secret в России бомбанули посты, что LAM задерживает зарплаты, что нет денег нифига.

Все крайне преувеличено. В плане сроков мы очень зависим от дебиторки, и когда платежи от рекламодателей приходят на день позже, мы расплачиваемся с сотрудниками на два дня позже. Из-за этого у людей ощущение, что сроки сдвигаются, но это не больше трёх дней, максимум недели, если брать выходные.

То есть, у вас нет операционного баланса?

Есть какие-то деньги, но очень глупо людям раздавать по 10 процентов от суммы. У нас были тяжелые времена, но сейчас все нормально.

У тебя нет ощущения, что у вас сильно раздутый штат для интернет-СМИ?

Нет, не думаю. Начнем с того, что мы одни из немногих, кто в плюсе. Если бы мы не были в плюсе, это была бы какая-то бессмысленная деятельность.

Иногда бывает сложно, самый сложный момент — это апрель, когда у тебя накапливается кассовый разрыв, и иногда не успеваешь его перекрыть. В любой нормальной стране ты идешь в банк и берешь кредит под 5 процентов на 3-4 месяца. В России ты не можешь взять такой кредит. Можешь, но под 30 процентов или залог собственности. А тот бизнес, который мы делаем, людям не понятен, потому что это не реальный сектор экономики, и это у нас крайне неразвито.

Кстати, у тебя не было проблемы с тем, чтобы объяснить родителям, чем ты занимаешься?

Есть интернет, и в интернете есть газета — мам, вот мы как газеты, которые тебе приходят домой, только в интернете. Я там работаю. У меня маме подарили iPad год назад, а до этого она уже пользовалась iPhone. Она там читает разные сайты, наш читает.

С кем вы конкурируете?

Со всеми и ни с кем. Со всеми за всё — за деньги, за время людей.

Понятно, что за время ты можешь даже с кинотеатром конкурировать, потому что твой читатель пойдет в кинотеатр, а не сядет читать твою статью.

В последнее время мы конкурируем даже с хорошей погодой. Я могу реверсивно сказать, когда была плохая погода.

Пик трафика?

Не пик, но статистическое отклонение, 5-7 процентов. Причем нужно смотреть именно дневное пользование, потому что утреннее и вечернее очень похожее, а днем человек ждет возможности выйти из офиса. Есть прямые конкуренты, а есть опосредованные.

Вы чувствуете, что вы конкурируете с The Verge или с Vox?

В России никто по-английски не читает.

Ты же читаешь?

Сколько таких, как я?

Не хочешь делать сайт про игры?

Есть Kanobu, и он классный. Чтобы сделать лучше, надо было прямо серьезно подумать. А на это нужна мотивация и время. Классно, когда много всего, но все делают паршиво, и ты тратишь какое-то количество энергии, ума, сил и времени и делаешь лучше. Когда нет ничего вообще, тоже классная ситуация, потому что первому можно делать вообще что хочешь. Хуже, когда что-то есть.

Вы считаете себя первыми? Кроме того, что вы начали первыми делать спецпроекты.

Мы ещё первыми начали журнально подходить к контенту. Мне кажется, никто так не делал. Все перепечатывали, что у них было в журнале, либо делали новостюшки. Никто не делал серьезный продакшн к этому всему.

Ты сейчас имеешь в виду «Афишу», которая перепечатывала свой журнал и больше ничего не делала. А потом обратила внимание на вас и стала тоже делать?

Нет, у них другая модель. Они в свое время приняли очень умное решение, сделав сайт с расписанием кино. Сама медийная «Афиша» микроскопическая, на неё ходит миллион — миллион двести человек в месяц, это несерьёзно.

А штат?

А штат гигантский, да. Все потому что сервисный проект задавливает медийный, они должны были разойтись. Я не понимаю, зачем они сделали эти три сайта. Там прикольные статьи, и про музыку, и про культуру, и номера у них выходят прям — ну, люди тратят время. Иногда до тебя эти статьи долетают через Facebook, но цельного ощущения не складывается. Посмотрим, что они будут делать дальше с Даней (Даниил Трабун стал главным редактором «Афиши», перейдя из LAM — TJournal).

Ситуация в целом выглядит не очень хорошо для вас: уходит Трабун, потом Садреев, потом вы закрываете издание. Ты говоришь, что вы в плюсе, но я не могу это проверить.

Есть СПАРК, ты можешь по нему проверить. В России мало оптимизма, и сложно строить планы по поводу того, что мы безудержно растем. Финансово у нас отличный год, но что там дальше — не очень понятно. И мы немного сгруппировались, чтобы было больше шансов все это проскочить. По поводу того, что Даня уходит, — мы начали делать немного другие какие-то вещи, и он решил, что ему это не очень интересно, и он хочет заняться журналом. Я его в этом не поддерживаю, мне кажется, это шаг назад.

То, что он уходит в сторону более традиционных СМИ?

Да, потому что их легче делать. Я могу делать шесть журналов в месяц, не приходя в сознание. Люди занимаются этим лет двести и вроде как научились. А заниматься тем, что мы с тобой делаем, — ну фиг знает. Тебе приходится всё заново придумывать и отстраивать. Ты можешь что-то копировать из старого, но это не всегда работает.

Почему вы отдаете такой маленький приоритет вашему сообществу? Я захожу в обсуждение на The Village и вижу десятки тысяч просмотров, люди реально что-то обсуждают.

Нет людей, которые бы этим занимались. Чтобы сделать классное сообщество, треть редакции должна заниматься исключительно им. Это тот тип работы, до которого всегда руки не доходят.

Тебя же должны мотивировать сложные задачи?

Это одна из тех задач, которые мы сейчас решаем.

А как ты относишься к комментариям? Была такая история, что все сайты закрывали комментарии из-за разгула экстремизма. Для чего они нужны?

Ими нужно заниматься. Правильно структурированное общение — это большая ценность. Но раньше это было бесплатно и легко, а сейчас требует усилий.

Сейчас сделать так, чтобы людям было комфортно друг с другом, требует не меньше усилий, чем то, чтобы строить классное медиа. Сколько Йован (Йован Савович — TJournal) строил dirty.ru? Десять лет? И году в девятому что-то понял о том, как это делать. Хорошо можно делать что-то одно. Мы пытаемся как-то следить за комментариями, но это так, палкой помахать.

И ты говорил, что вы бы хотели, чтобы The Village появился в других городах?

Не во всех, но в некоторых.

Наверняка ты знаешь про ребят из Downtown.ru?

Да, они к нам приезжали. Мы о чем-то с ними разговаривали, и классно, что они это делают. Мне нравится.

А ты понимаешь, что их подход к продаже платформы в перспективе задавит инициативу по появлению The Village в других городах?

Как у них дела идут?

Когда я я разговаривал с ними последний раз, у них было несколько десятков заказов на платформу.

Классно, умные чуваки из Воронежа. У нас тоже есть платформа, и она, на мой взгляд, одна из лучших в мире, и мы её ещё развиваем. Для того, чтобы сделать её для других, нам нужно вложить в нее еще миллиона два долларов. Либо ты будешь делать кастрированную фигню.

«Даунтаун» делает кастрированную хрень. Это то же самое, что делать на «Вордпрессе». Но вообще, ты можешь в полной помойке делать красоту. Классно, что «Даунтаун» нашли свой формат по выживанию. И если мы сможем как-то посоревноваться, это круто, потому что молодые борзые чуваки не из Москвы и даже не из Питера — это круто. К чему это приведет, не знаю.

Что ты читаешь в интернете?

Сейчас меньше читаю. Но иногда читаю всех — вас, The Economist, Businessweek, Business Insider, The Verge, Mashable, BuzzFeed. Все наши сайты.

С каких трех сайтов ты начинаешь день?

Фейсбучек. Наши сайты позже, раньше я смотрел все, сейчас меньше гораздо, потом уже, днем прихожу и читаю. Сейчас в Facebook мне очень часто начали попадаться Independent и The Tribune. И там прямо неплохие истории про моду, про кино, про бизнес. Это профессиональная деформация, когда ты можешь все читать.

Давай сформулируем три главных все же?

Facebook, «Яндекс.Метрика», почта. И позже днём — наши сайты. The Village. (показывает закладки в телефоне)

Ты пользуешься «Турбофильмом»?

Да. Последнее время ничего особенно не смотрел, месяц-полтора. Coub люблю иногда смотреть, раз в 3-4 дня на 10 минут.

Что ты делаешь в свободное время?

В зал хожу, книжки читаю.

Но ты домосед?

Да, не тусовщик, и не был особенно никогда. В свободное время я бегаю.

Где ты живешь, что можешь бегать?

Живу в центре, а бегаю в зале. Бегаю недавно, год примерно, а до этого кино-книжки-сериалы. Пять лет смотрел сериалы без остановки.

Какой любимый?

Я люблю сериалы «Друзья», «Время приключений» и «Прослушка». 

Святая троица

Сайты, с которых Василий начинает каждое утро

Facebook, социальная сеть

«Яндекс.Метрика», аналитика для сайтов

The Village, интернет-СМИ

Поделиться

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

3 лучших комментария

Мне вот всегда было интересно, как люди могут так емко и интересно отвечать на вопросы? Что в это время происходит в голове говорящего? Это зависит от начитанности, интеллекта? А может банальная общительность?

P.S. Никита, классные вопросы задавал! И наводящие и спорящие, молодец, мне понравилось)

6

Жаль Хоупс, был очень клевым проектом, одним из самых любимых. Был очень мотивирующим и в целом понятным. А сейчас он просто растворился в деревне :(

4
41 комментарий доступен только владельцам аккаунта TJ+
Наверх