{"id":849,"title":"\u0418\u0433\u0440\u0430: \u043f\u043e\u0441\u0442\u0440\u043e\u0439\u0442\u0435 \u0431\u0430\u0448\u043d\u044e \u0438 \u0432\u044b\u0438\u0433\u0440\u0430\u0439\u0442\u0435 Xbox","url":"\/redirect?component=advertising&id=849&url=https:\/\/tjournal.ru\/special\/combo&placeBit=1&hash=9437aaabe0e465b0ceedd8575a330d53fa0384192b031d3bc93bef889d6b3d78","isPaidAndBannersEnabled":false}

СобаКот, история запретной любви

Глава 33. Адюльтер

Эту сказку я посвятила одним реальным и мрачным событиям прошлого года, которые произошли со мной 25 -го июня, когда моя знакомая, с которой я была невероятно близка по духу, Самира Ремейкене обвинила меня в том, что я увела у нее парня и даже не захотела меня слушать.

Разумеется, я тяжело переживала потом 6 долгих и мучительных дней.

Перемирия межлу нами, к величайшему моему сожалению, не произошло.

Хоть я на то и возлагала большие надежды...

Это словно проклятие для меня какое-то!

Ну, люблю я реальные истории на фэнтези с антропоморфными животными переносить!

И уж бредом, в отличие от вас, я это НЕ СЧИТАЮ!

Это помогает мне пережить неприятные события.

Если надо будет, я их и увековечу в истории...

Пусть все знают, какие меня окружают подлецы!

"Меня зовут Радиана Уотерс.

В Никуроденском лесу наступил вечер, и для одной самки этот самый вечер полон надежд.

Но сегодня, предательство ждет. Предательство наперсницы разрушит эту надежду, и ее собственное, истинное зло будет раскрыто".

Прошел ровно день с того момента, как состоялась дуэль золотистого ретривера Тревора Баркера и серого полосатого кота Вальтера Фишера, завершившаяся тяжелым ранением последнего.

Весь Никуроден гудел, как осиное гнездо, бурно обсуждая произошедшую трагедию.

Не обошла стороной эта новость и шоколадного лабрадора, Эсмиру Петерсонс.

Эсмира была родом из Леттии и отличалась властностью, жестокостью характера и ревнивым нравом.

Кроме того, она была требовательна и недоверчива даже к своим ближним.

Эти черты она унаследовала от своей матери, Иветты (Ютты) Петерсонс, серьезной, волевой, пунктуальной и скромной в меру, дамы, которая была известна в Леттии как мудрый и справедливый судья.

Об отце же, Айварсе, известно очень мало.

Эсмира была старшей из шести щенков, имена которых в точности отражали их прямое значение.

Так, средняя ее сестра, Лигита, была названа так, ибо появилась на свет в разгар лета, младшая из сестер, Солвита, отличалась независимостью, которую переняла от матери, а Бетия и в самом деле была любимицей в семье.

Братья же, Антанас и Марис, давно обзавелись семьями и упорхнули подальше от родного гнезда.

В апреле прошлого, 78 года от Сотворения Мира Эсмира и познакомилась с золотистым ретривером Тревором Баркером.

Брутальный, горделивый пес почти сразу завоевал ее сердце.

И, хотя многие предупреждали ее, что от этого брака родятся бракованные дети со светлыми глазами,казалось, ничто не могло остановить Эсмиру.

К сожалению, видеться они с ним не могли, только присылали письма.

Все продолжалось до тех пор, покуда шоколадный лабрадор не узнала о существовании рыжей имбирной кошки Байры Биман.

Все произошло именно в тот день, 25 июня, когда тяжело раненый на дуэли серый кот лежал в бреду, а Тревор Баркер в ужасе метался вдали от усадьбы Фишерполь, стараясь замести следы...

— А какого лешего ты с ним гуляешь?

Что у тебя с Тревором? - накинулась Эсмира на Байру, встретив ее в парке.

— Мы с ним дружим с самого детства, - призналась рыжая кошка.

— Вот как? - вопрошала Эсмира. - Ты первая познакомилась с ним?

— Да, - как ни в чем не бывало, ответила Байра.

— Ах вы мрази, - зарычала Эсмира. - Сговорились против меня?! Я вас убью обоих!

— Это не так! - воскликнула Байра. - Мы ни о чем не сговаривались с ним!

Как ты нашла нас?!

Что привело тебя сюда?

— Не твоего ума дело, - огрызнулась Эсмира. - Меня, он значит, не принял, а связался с какой-то драной кошкой! КОШКОЙ!

Как такое может быть-то?!

— Я, честно, сама не знаю... - пробормотала Байра.

— Да все ты знаешь! - сказала Эсмира. - Но как он мог променять меня на тебя?!

Со мной так подло еще никто не поступал, как вы!

Ты, конечно, тоже можешь дружить с Тревором, но почему-то, когда мы только познакомились, он сказал, что не привык общаться с посторонними, как можно было так врать?!

И какого лешего ты связалась с ним?

А ничего, что вы относитесь к разным видам?!

— Это не имеет значения! - воскликнула Байра.

— Как это - "не имеет"?! - удивилась Эсмира. - Ты - кошка, он - пес...

Ты нарушаешь все законы природы!

— Да ничего я не нарушаю! - возразила Байра.

— Не ври мне! - прорычала Эсмира. - Ты увела мою любовь!

Я тебе этого никогда не прощу!

— Да никто никого не уводил, - отмахнулась Байра. - У нас чисто дружеские отношения, и не более того!

— Ага, но почему-то они дружеские именно с тобою!

Я бы ничего против тебя не имела, если бы была с ним тоже! - настаивала Эсмира.

— Так что тебе мешает? - вопрошала Байра.

— Он отвергает меня, понимаешь? - отвечала Эсмира. - А я люблю его.

Не ты!

У тебя есть свой, Вальтер, кажется?

Так будь с ним!

А какого лешего ты чужого уводишь?

Как же это мерзко...

Бедная Байра не знала, что и сказать...

С одной стороны, она глубоко сочувствовала Эсмире, но с другой - чары выпитого ею накануне свадьбы зелья все же давали о себе знать.

Сердце кошки билось сильнее, и его стук отдавался по всему ее телу.

— Я никого не уводила у тебя! - вскричала она, стараясь скрыть постепенно овладевающий ею страх.

-— Ой, не ври! - сказала Эсмира. - Ты сделала это намеренно!

Мне никто, кроме него не нужен!

Я полюбила его еще тогда...

Жаль, что он этого так и не понял...

— Тогда... тогда я поговорю с ним, и мы уладим этот вопрос, - промурлыкала Байра.

— Это ничего не даст, - возразила Эсмира. - Тебя он принял сразу, и не просил забыть его!

Хочет найти самку, которая его люит, и тут же отвергает меня!

Это никакому обьяснению не поддается!

Он убил меня морально...

А выбрал тебя...

Но что, что я сделала не так?!

Радуйся, радуйся, что увела его у меня!

— Но с чего ты это взяла?! - удивилась Байра.

Ответа не последовало.

Вместо того раздалось тяжелое, прерывистое дыхание Эсмиры.

Кажется, еще мгновение, и она бы с яростным рычанием бросилась на Байру, вцепившись ей в горло своими острыми зубами, не отойди та подальше и не спрячься за толстым стволом ближайшего дерева.

— Боишься? - вопрошала Эсмира. - Правильно и делаешь!

— В..вовсе нет! - промяукала Байра, хотя ее сузившиеся зрачки и вздымаемая дыбом шерсть утверждали об обратном.

На Эсмиру в тот момент было страшно смотреть.

Байра так и не решилась взглянуть ей в глаза, выражающие теперь всю полноту презрения к ней, потерянность и страдание.

Слова Тревора о том, что он никогда не испытывал любви ранее и никого не сможет полюбить, лишь усилили шок Эсмиры.

Словно обоюдоострым мечом, жестокие слова пронзили ее пылкое сердце.

Пелена жгучей ревности и отчаяния затмила разум и глаза несчастного шоколадного ретривера.

Казалось, в тот момент, она не видела ничего, кроме всепоглощающей силы, которая в данный момент уничтожала ее, той пустоты, обволакивающей ее истерзанную душу.

Жаль, что Байра, стоявшая напротив нее, еще не осознавала всей глубины ее страданий...

Потупив очи в землю и перебирая лапами подол своего платья, рыжая кошка так и простояла на протяжении всего разговора с Эсмирой, а по ее телу пробегала лихорадочная дрожь, хотя погода была теплой и солнечной.

— Прости меня... Эсмира... - пробормотала Байра, сама не зная, что она говорит.

Ее мордочка выражала сожаление и растерянность, на данный момент совершенно неуместной.

Жалость и без того раздражала Эсмиру, а последние слова подливали масло в бушующее пламя.

Эсмира переменилась в лице, и злоба, выразившаяся на ее красноречивой морде, когда растерянный взгляд Байры скользнул по ней, удивила и напугала рыжую кошку.

-— Я прощу тебя, - произнесла Эсмира после нескольких тревожных секунд молчания. - Если буду с ним.

Твоя задача сделать так, чтобы я и Тревор... Ну, чтоб мы подружились.

А если этого не будет, тогда ты потеряешь меня!

— Хорошо, - согласилась Байра. - Но... что именно я должна сказать ему?

— Не говорить нужно, а действовать! - заметила Эсмира. - В конце концов, ты сама виновата...

И, кроме того, ты причастна ко всему тому, что сейчас между нами происходит!

Ты забрала у меня Тревора, и это на твоей совести!

— Да дай же мне ска... - вскричала было Байра, но осеклась, поймав на себе резкий, тяжелый, осуждающий взгляд Эсмиры.

— Я бы сама могла признаться ему, что он нравится мне, просто как-то неловко... - смягчилась на мгновение Эсмира. - Лучше ты поговори с ним по поводу меня, чтобы он не отвергал меня...

— Хорошо, - согласилась Байра. - Я с ним поговорю.

— Но... Но как он мог так поступить со мною?! - продолжала сокрушаться Эсмира. - Это ты во всем виновата! - пронзительно вскрикнула лабрадор в ее адрес. - Ты забрала его у меня!

Это был МОЙ пес, понятно?!

Вы, мерзкие подлые твари!

Сговориться за моей спиной...

И тут впору бы Байре запротестовать, кинуться к ее ногам, уверять в обратном, и, главное, молить о прощении, приносить извинения...

Но ничего не последовало в тот день.

Абсолютно.

Рыжая кошка промолчала, отвернувшись в сторону.

Ее язык словно онемел.

Она не могла подобрать нужных слов в самый важный для нее и подруги момент, и это вскоре стало непростительной ошибкой.

Она предпочла лишь отрешенно наблюдать за происходящим, словно не ее обвиняли в произошедшем, а тем временем сердце бедной Эсмиры было готово разорваться на части от горя.

Лабрадор заметила это, и глаза у нее налились кровью.

— Чего ты молчишь?! - яростно пролаяла она. - Нечего сказать?!

Конечно, нечего...

Ты свое дело сделала!

А на мои чувства плевать!

Как же я вас всех ненавижу!

Последняя фраза, брошенная Эсмирой, казалось, заставило Байру одуматься.

Она хотела было утешить ее, но лабрадор так зарычала на нее, что бедная кошка не знала, куда себя деть.

— Даже не приближайся ко мне, - пролаяла Эсмира.

В ее голосе звучала сильная обида. - Как бы то ни было, это ничего не меняет!

С Тревором ты не будешь!

А будешь, пожалеешь!

А если вред причинишь, тебе несдобровать!

Лишь на последующие шесть дней Байре пришлось в полной мере испытать то, что чувствовала на тот момент Эсмира.

Дух ее пылал, внутри все выжигалось, словно раскаленным свинцом, а сильное биение сердца было подобно удару молота по наковальне.

И Байра ничем, абсолютно ничем не могла заняться: ни вышивать, ни петь, ни рисовать.

Даже прогулка, и та не доставляла ей никакого удовольствия.

Все ее помыслы и были обращены к Эсмире.

При одной мысли и упоминании имени из глаз обильно текли слёзы.

Рыжая кошка могла лишь неподвижно лежать на спине, ожидая, покуда это нестерпимое жжение, не дававшее покоя даже ночью, не прекратится или хотя бы не утихнет.

Пыталась Байра слушать музыку, но и она лишь усиливала страдания.

Чувство вины настолько поглотило рыжую кошку, что она даже частично потеряла аппетит.

Что бы она ни делала, как бы ни пыталась исправить сложившуюся ситуацию, все пошло прахом.

Сердце бедной Эсмиры Петерсонс было разбито.

И несчастная Байра Биман отчетливо понимала это, но ничего, абсолютно ничего не могла поделать с этим.

Несмотря на принадлежность к разному животному виду, лаброротвейл и рыжая кошка питали друг к другу чувство взаимной привязанности, с каждым часом становившейся все сильнее.

Было ли это связано с тем любовным зельем, выпитом ими на свадьбе у Вальтера Фишера, подлитого безумным гением, одному господу богу известно...

Тем не менее, Тревор Баркер начинал все чаще смотреть на Байру как на обьект вожделения.

Пред нею он забыл все обещания и клятвы, данные когда-то им Эсмире, и даже ее предупреждение, что Байре все равно никогда не быть с ним, не смогло остановить их...

Байра не могла себя понять.

Она чувствовала свою вину пред той, у кого украла мечты, той, что готова была отдать ей Тревора, даже устроить им встречу, но на уме было явно иное, но и забыть Тревора она тоже не могла...

Доверчивая рыжая кошка даже не подозревала, что под личиной доброты Эсмиры Петерсонс скрывалось неистовое желание во что бы то ни стало отплатить незадачливому псу за причиненные страдания...

Страх повис над нею, как дамоклов меч.

"Когда падают звезды

Просить было бы слишком поздно

Ту, которая никогда не вернется.

Потом, потом.

Демон не станет ангелом,

Черное не станет белым

Я не буду с тобой.

Никогда, никогда!"

Вот уж не думала Байра, что эти простые строки одной знакомой песни приобретут в тот день зловещий, пророческий смысл.

{ "author_name": "Надежда Воронцова", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 10, "likes": 7, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "fanfiction", "id": 190101, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Tue, 21 Jul 2020 17:41:30 +0300", "is_special": false }
0
10 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...

слева Маркс?

0

Нет, Эсмира Петерсонс, шоколадный лабрадор.

0

Антропоморфный Маркс!

0
Земной ихтиандр

Комментарий удален по просьбе пользователя

0

Это я писала на основе собственного опыта.

0
Земной ихтиандр

Комментарий удален по просьбе пользователя

0

Для меня это была вечность практически...
Тем более, что она не выходила на связь после ссоры.
Значит, в дружбу поверила лишь я и оказалась гаивной овцой и доверчивой дурочкой в очередной раз...

0
Земной ихтиандр

Комментарий удален по просьбе пользователя

0

Ну да, верно.
Хотя нам с Самирой по 20-30 лет...
Попробуй вот ей что внятно и адекватно обьясни!
Она меня и слушать не хотела, и крайней и виноватой именно меня и выставила!
Иеперь вон угрожает сидит тут... ред.

0
Читать все 10 комментариев
null