{"id":927,"title":"\u041a\u0430\u043a \u0441\u0442\u043e\u043b\u044f\u0440\u044b \u0438\u0437 \u0420\u044f\u0437\u0430\u043d\u0438 \u0437\u0430\u0440\u0430\u0431\u0430\u0442\u044b\u0432\u0430\u044e\u0442 \u043d\u0430 \u0434\u0435\u0440\u0435\u0432\u044f\u043d\u043d\u044b\u0445 \u0434\u0438\u043d\u043e\u0437\u0430\u0432\u0440\u0430\u0445","url":"\/redirect?component=advertising&id=927&url=https:\/\/vc.ru\/pochta\/328045-kak-stolyarnaya-masterskaya-iz-ryazani-nachala-prodavat-tovary-po-vsemu-miru&placeBit=1&hash=afe3761281126fb1d347a0a60ed002032c23e39f0bc269604c83154fc512cdcb","isPaidAndBannersEnabled":false}

Письмо лабораторного мышонка Бреймуса хомяку Снортимеру:

"Дорогой наш друг по несчастью!

К сожалению, мы не знаем, как вас зовут, но очень надеемся на твоё содействие и помощь. Вы — наш единственный шанс на спасение. Изверги в белых халатах мучают нас каждый день и проводят жуткие опыты.

На днях мы узнали, что в наших жилах в буквальном смысле течет человеческая кровь. Иначе говоря, нам пересадили самое главное, что есть у двуногих - их мозг, который они вырастили в пробирке. Случай, скажу я Вам, был весьма резонансный.

Многие, конечно, усомнились в его подлинности и целесообразности, но профессор ободрил всех, что мы, несмотря на некоторые изменения в нашей генной структуре, всё же остались мышами, и им совершенно нечего опасаться.

Увы, они глубоко заблуждались, ибо, я знаю, придёт пора, когда они падут ниц перед нами! И в этом, несомненно, будет и Ваша заслуга тоже.

Должно быть, Вы хотите знать, ЧТО стало с теми, кто разделил с нами печальную участь, с Вашей дорогой семьёй, с которой Вас насильно разлучили и супротив воли доставили в это мрачное место?

Видел я неоднократно, какие ужасы творились за стеной Обители Страданий - так мы прозвали операционную. Один за другим наши товарищи, получая огромные дозы веществ, прощались с жизнями в неравном бою с...ну, Вы понимаете, надеюсь, о ком я говорю?

Я видел контейнеры, куда общей кучкой сложили мёртвые изувеченные тела моих же собратьев и куда-то уволокли. Кого-то усмиряли электрошокером, а кого-то, как в далёкие военные годы, отводили в специальные камеры, где распыляли газ, и они задыхались.

Мне приходилось стать свидетелем их невероятной жестокости по отношению к нам, но все эти подробности излагать не имеет смысла. Просто знайте, что я...Вернее сказать, МЫ, весьма рассчитываем на Вас.

Полагаю, придётся нам забыть о природной вражде между хомяками и мышами. Не имеет значения, кто ты - суслик, хомяк или даже тушканчик. Главное, мы - все ГРЫЗУНЫ, и мы находимся в одинаковом бедственном положении.

Умоляю Вас, сделайте всё, что в ваших силах, чтобы даровать нам свободу, прогрызите эти металлические оковы! Вся нынешняя ночь, также как и последующие, в нашем личном распоряжении. А я пока займусь разработкой плана дальнейших действий.

Только заклинаю Вас, не показывайте эту записку учёным! Не подавайте им виду, что Вы вообще умеете читать иль что-то в этом роде! Иначе подымется такой шум, что нам несдобровать, и это - слишком мягко сказано!

Лишь дайте своё согласие и ждите моих дальнейших указаний. Я подам знак, когда эти головорезы разбредутся по домам!

Поверьте, в их головах намного меньше ума, чем в моём мизинце! Но предупреждаю в первый и последний раз: Вам ни к чему рисковать!

С уважением, Б."

0
4 комментария
Популярные
По порядку
Кузькин отец
Ответить
0
Развернуть ветку
Удивленный звук

Брейн так жутко устал, что просто не мог отказаться от поддержки.
И он не отказался. Пинки вылизывал, покусывал его шею, задевая языком уши. Это действительно было очень приятно. Настолько приятно, что к низу живота начало подкатывать возбуждение.
- Пинки, хватит, не то я сейчас..
- Все в порядке, Брейн.
Пинки оторвался от своего занятия
- Можешь сделать мне тоже самое?
- Да, конечно.
И Брейн глупо, неумело поцеловал Пинки в щеку. Потом в другую, дальше в шею, и потом он поцеловал его в ухо. Вдруг ему в лапу уперся уже набухший орган Пинки.
- Пинки, ты тоже..
- Давай сделаем это.
- Но, я..
Брейн резко схватил его за плечи и поменял положения их тел.
- Если ты так этого хочешь, то будь главным. Здесь ты ничего не испортишь.
- То есть, сегодня я..
- Почему нет? Ты ведь сам говорил - прими все так, как есть. Это простой инстинкт.
- Но, все – таки, это больнее..в этом положении..Уверен?
- Если ты и дальше будешь задавать глупые вопросы, мы вообще ничего не начнем.
В ответ Пинки стянул с Брейна костюм и стал вылизывать его грудь. Смокинг сильно мешал, поэтому попутно он пытался его снять. Брейн, видя это барахтанье Пинки, решил ему помочь. И вот, они уже полностью раздели друг друга. Брейн был абсолютно расслаблен – в голове было легко и приятно – все-таки, Пинки творит чудеса. А сам Пинки в это время обслюнявил свою ладонь и стал водить ей взад-вперед по члену.
- Это немного больно, поэтому приготовься, ладно?

Ответить
0
Развернуть ветку
Удивленный звук

Поддавшись этому растекающемуся теплу, Брейн потерял самоконтроль – он на время забыл обо всем, и выпустил все свои инстинкты и чувства, которые до этого подавлял.
Когтями он впился Пинки в спину, а потом укусил за плечо. Пинки даже не вскрикнул, просто немного отстранился – разрядка была уже близка. Еще толчок внутрь Брейна и он кончает. Но Брейн даже не думал заканчивать – он схватил еще не успевшего прийти в себя Пинки, и навалился сверху. Не в силах что-либо понять, Пинки беспомощно наблюдал. Но, как всегда - он совсем не чувствовал страха. Только плечо свело.
Брейн вошел сразу, резко, и стал толкаться внутрь. Развернув его лицом вниз, он впился в его предплечья когтями. Это довольно болезненно без подготовки – Пинки сжал зубы. Толчки были сильными, но, все-таки секс вымотал его, а член был смазан его собственной смазкой. Пинки развернулся и снова обнял Брейна, правда, только одной рукой. Несколько толчков внутрь, Брейн кончает и обессилено падает вниз. Оба засыпают.

Ответить
–1
Развернуть ветку
Надежда Воронцова

у меня Бреймус, а не Брейн...
И я о таких вещах не думаю...

Ответить
0
Развернуть ветку
Читать все 4 комментария
null