{"id":1064,"title":"\u041f\u0440\u043e\u0439\u0434\u0438\u0442\u0435 \u044d\u0442\u043e\u0442 \u0442\u0435\u0441\u0442, \u043f\u043e\u043a\u0430 \u043a\u0440\u0438\u043f\u0442\u043e\u0433\u0440\u0430\u0444\u0438\u044e \u0438\u0437 \u0435\u0434\u044b \u043d\u0435 \u0437\u0430\u043f\u0440\u0435\u0442\u0438\u043b\u0438","url":"\/redirect?component=advertising&id=1064&url=https:\/\/tjournal.ru\/special\/kaleidofood&placeBit=1&hash=f30606208ead4bb67ee3624f20be3cd7a9b9c0ae8b2bd8a40218541848752d25","isPaidAndBannersEnabled":false}

«Ребята видят мало человеческого»: монолог наставницы в детском доме в сибирском городе

О психологических травмах, проблемах системы помощи сиротам и нехватке общения с опытными взрослыми.

Фото из личного архива героини

В 2019 году в России насчитывалось 500 тысяч детей-сирот и детей без попечения родителей. Это 1,8% детей в стране. Из них 80% детей — подростки, которым не хватает социального опыта для полноценной жизни в обществе. По данным Генпрокуратуры, в ряде регионов 80% выпускников детдомов употребляют наркотики, страдают алкоголизмом или попадают в тюрьмы, 10% процентов кончают жизнь самоубийством. Только 10% после интерната налаживают хорошую жизнь.

Программа наставничества призвана исправить эту ситуацию. Работники помогают детям из детских домов обрести взрослого, с которым можно посоветоваться, обсудить личные переживания и потребности, обменяться опытом друг с другом. Наставник помогает с учёбой и с бытовыми задачами, с ним можно сходить в музей или просто поговорить.

Жительница города в Сибири Мария пришла в наставничество в 2016 году, и для неё оно стало отдушиной и личной психотерапией. Её воспитанник из детдома — подросток Петя.

Имена героев изменены по их просьбам.

«Вместе с наставничеством началась моя личная терапия»

Я начала путь наставницы в личном кризисе — в предразводный период и с депрессивными эпизодами. Моя знакомая работает с детьми в детском доме, и от неё я узнала, что в программе наставничества нужны волонтёры.

Мой папа жил с алкогольной зависимостью последние 15 лет жизни. Зависимость сопровождалась алкогольной депрессией, которая по касательной задела и меня. С тех пор моё эмоциональное состояние похоже на качели: раз — и падаю в яму. После смерти папы это продолжилось. Часто наставники и наставницы сталкиваются с непростыми историями — с потерей родителей или зависимостью близких.

Практика наставничества и психотерапия — психологический фундамент, который я начала выстраивать в 28 лет. До программы и знакомства с Петей я не знала семьи, в которой научилась бы нормальному человеческому общению и близости.

В детском доме ребята видят мало человеческого внимания и общения. В группе много детей и одна воспитательница, реже воспитатель-мужчина. На такое количество детей — этого недостаточно.

Воспитатели следят, чтобы дети поели и одежда осталась чистой. Они дают минимальный уровень, чтобы выжить: одежда, еда и уроки. Конечно, некоторые воспитатели помогают с досугом или устраивают праздники.

При этом ребята видят много неустойчивого и неадекватного поведения взрослых. На них кричат, не уделяют достаточно внимания. Знаю, что бывает жёстко. Ребёнка отправляют в психиатрический диспансер за плохое поведение, видела это своими глазами. Взрослые не находят подход к детям из-за отсутствия опыта или квалификации. Манипулируют, проявляют агрессию, лишают благ. Это наносит вред эмоциональному развитию.

В детском доме приходится рано взрослеть. На дни рождения мы вместе пьём чай с тортом, и каждый по очереди говорит пожелание имениннику. В какой-то из дней рождений маленький мальчик встает со стула, крепко держит вилку в руках, смотрит в стол и говорит поздравление: «Хочу, чтобы ты всегда мог себя защитить». Если так говорит маленький ребёнок, значит с большой вероятностью он пережил тяжёлый опыт. Вот он бежит за бабочкой с сачком, а потом выдаёт такое.

Фото из личного архива героини

«Непросто принять сложный опыт ребёнка»

В детских домах надо менять форму помощи детям: группы делать гораздо меньше, а воспитателей нужно несколько, и у них должна быть дополнительная квалификация в психологии. Важно, чтобы в таких учреждениях между воспитателями и детьми устанавливался доверительный контакт без физического и эмоционального насилия, с большей чуткостью, внимательностью, включённостью в жизнь ребёнка.

Нужны взрослые, которые не будут стыдиться говорить об опыте полового созревания с подростками, смогут открыто и по-доброму говорить о здоровье, о сексе и контрацепции. Не закрывать глаза на переживания ребёнка и просто тихо совать ему прокладки.

Для этого ребятам нужен взрослый наставник, чтобы увидеть настоящие чувства и сказать, что это нормально. Когда ребёнок видит рядом взрослого, который плачет и смеётся, выглядит уставшим или выносливым, ребёнок сможет быть таким, каким хочется. Детям нужен не ранящий, бережный опыт общения со взрослыми. Необходима армия помощи на маленькую группу детей.

Непросто принять сложный опыт ребёнка и увидеть, что даже с ним он может жить счастливо. У наставничества и волонтёрства есть иллюзия, что ты придёшь, заберёшь ребёнка из мрачного прошлого в другой светлый мир с возможностями, перспективами и вкусной едой. Но нельзя вытащить человека из прожитого им опыта. С ним навсегда останутся обстоятельства жизни.

Подарки, вещи, еда и тонны конфет — не главное. Для детей, которые остались без попечения родителей или без родителей, важнее живой контакт со взрослым человеком, внимание, поддержка и дружба.

«Сильно волновалась, когда первый раз шла в детский дом»

Перед началом общения с подопечным мы прошли много качественного обучения. Три года на протяжении программы учились с психологами, работниками социальных сфер, с педагогами. Каждый месяц проходили супервизии [обсуждения со специалистом], а каждый квартал — школа волонтёра. Мы постоянно были на связи с психологами. Они помогали, если возникали трудности, и радовались вместе с нами хорошим событиям.

До первой встречи в программе заранее подбирается пара ребёнок-взрослый. Дети активно участвуют в выборе наставника, заполняют специальные анкеты: с кем бы хотели поговорить, о чём побеседовать, почему хотят участвовать в программе. Поэтому условная совместимость темпераментов по психологическим тестам уже подобрана. Это работа куратора и психологов — магическая и ювелирная.

У нас в программе были наставницы, которые больше помогают с учёбой или становятся полноценными репетиторами для детей. Есть те, кто помогает подросткам после детского дома получить новые навыки: зарегистрироваться на госуслугах, оплатить коммунальные услуги, сориентироваться в городе по навигатору в телефоне.

Ребята из детского дома часто не знают таких простых для нас вещей. Наставники могут и не стать для подопечных близкими друзьями, но станут надёжными взрослыми товарищами.

Благотворительные фонды и программы наставничества видят роль наставника по-разному. Для меня лично эта роль также неоднозначна. В процессе участвуют два уникальных человека, поэтому уникальными получаются и истории.

Хотя мы прошли серьёзную подготовку, я сильно волновалась, когда первый раз шла в детский дом знакомиться с подопечным. Чтобы ребёнок доверился, психологи советовали попросить его показать детский дом. Передать ему власть над ситуацией и показать, что ты гость на его территории. Я воспользовалась этим — попросила его провести мне экскурсию, и он согласился.

Фото из личного архива героини

С Петей нам повезло, потому что у нас случилась взаимная дружба. Мы оба активные, любим животных и ходить в кино, культурные штуки. Я чувствовала, что он тянулся развиваться. Ему интересны природа и скульптура.

Когда я оформила временную опеку над Петей , у нас начались супернасыщенные дни. С временной опекой мы уходили из детского дома до конца дня. Тогда я работала в местном музее, где нам разрешали готовить на кухне. Петя очень любит готовить, поэтому я брала с собой сковородку, еду, пластилин и фотоаппарат. Весь день мы шатались-болтались, отдыхали и общались.

Временная опека – это пребывание детей-сирот и детей без попечения родителей в семьях в «гостевом режиме», во время выходных или каникул. Для детей дни, проведённые вне детского дома, это урок социальной адаптации в реальном мире.

Мы тусили и зажигали, ходили в зоопарк и делали дни «сахарной ваты» и «кучи классных фоток». Бывало, что я приходила уставшая, настроения у меня не было, улыбаться не хотелось, и он тоже такой грустненький. Я шутила: «Будем сегодня, как сонные мухи». Он отвечал: «Да, будет день сонных мух».

Фото из личного архива героини

Но с лёгкими днями были сложные. Вместе с Петей мы прошли через похороны его первой наставницы — Светланы. Она научила его читать и писать, когда он попал в детский дом. Потом она тяжело заболела и ушла из программы. Я помогала поддерживать контакт с их согласия, один раз вместе со Светой ходили в боулинг, когда она хорошо себя чувствовала. Периодически Петя и Света созванивались и встречались. Я видела, что для него она важный человек.

Это тяжёлый момент для меня, потому что мне нужно было сказать Пете, что человека не стало. На тот момент его перевели в другое место, не в городе, а виделись мы за тот год всего раз. Я понимала, что мы созвонимся и я должна буду ему сказать об этом печальном событии. Как это сделать — не знала. В близком контакте ты видишь, что вот человек немножко отвернулся, вот мимика другая, а по видеосвязи сложно понять, что он чувствует.

Фото из личного архива героини

Мы договорились, что я поеду на похороны. В процессе я с начала и до конца спрашивала Петю, советовалась: какие цветы мы будем покупать, что напишем в послании. После я спросила: «Могу рассказать, как прошли похороны. Хочешь?» Он говорит: «Да, хочу». Он оказался готов прожить это непростое событие честно и по-взрослому.

Меня поразило, с каким мужеством он пошёл со мной. Написал письмо с ошибками, со смайликами и попросил прочитать его у могилы. Когда мы похоронили Светлану, все стояли и молчали. Никто ничего не говорил. Я попросила разрешения прочесть письмо. Взрослые не нашли слов в трудный момент, а он нашёл слова о том, что такое любовь и дружба.

В кризисные моменты я спрашивала куратора или психолога, что делать в той или иной ситуации, и часто слышала ответ: «Просто будь рядом». Принимай, разделяй переживания, делись чувствами, не оценивай. Иди рядом — этого правда хватит.

Однажды Петя хотел участвовать в музыкальном конкурсе и записать песню. Я искала преподавателя по вокалу, но он постоянно откатывался назад: «Не, сегодня нет». Ребёнку из детского дома сложно сопоставить амбиции с тем, кто он в жизни и что умеет. Дети думают, что ничего не могут.

Я нашла преподавателя по вокалу. Мы договаривались несколько раз, что придём с Петей на занятие, но он мог в последний момент сказать: «Нет, не хочу». После очередного отказа я решила выяснить, что будем делать, а он молчит и не разговаривает. В тот момент я разозлилась: «Если ты решил, что не хочешь, то скажи. Это нормально». Но ему было сложно сказать, он так и не захотел участвовать в конкурсе.

Фото из личного архива героини

Встречи с Петей толкали меня в жизнь. Я могла как попало прожить неделю с сорванными дедлайнами на работе и слезами, но в день встречи собиралась и была надёжным взрослым. Я стала узнавать, что можно классно жить без депрессивных эпизодов и быть уверенной в себе.

Как наставница я не несу ответственности за другого человека, но это не относится к случаям, когда мы переходим дорогу на красный. Не несу ответственность за кровную семью подопечного, жизненный опыт и чувства. Я не могу влиять на обстоятельства его жизни в школе и в детском доме в силу того, что мы встречаемся раз в неделю. Осознание границ помогло перестать контролировать всё в жизни, стало легче и радостнее.

В наставничестве важно соблюдать границы с подопечным. Для меня граница в том, чтобы не лезть к ребёнку, пока не спросит. Он мне говорил, что у него могли какие-то отношения появиться или что ему кто-то нравится, но мы это обсуждали поверхностно.

Ещё одна граница с подарками и деньгами. Часто у детей в детских домах нет сотового телефона. Они их периодически где-то находят, обменивают у друг друга или выкупают. Это одна из самых «горячих» тем у ребят. Нам нельзя покупать телефоны подопечным. Наставники договорились, что подарки дарим только на большие праздники и не дороже 1000 рублей. Кто-то из нас может купить дорогущий телефон, а кто-то только пластилин.

Как-то Пётр сказал, что хочет принять ванну с пеной. На очередной супервизии я задала психологу вопрос о границах: «Не знаю, а дать принять дома ванну с пеной — уже нарушение границ или ещё нет?». Иногда начинаешь кошмариться, а потом думаешь: «Боже мой, просто дать ребёнку чистое полотенце, пусть идёт самостоятельно принимает ванну с пеной. Он взрослый человек. Почему он не может этого сделать?». Здесь каждый наставник должен решать сам.

Статья создана участником Лиги авторов. О том, как она работает и как туда вступить, рассказано в этом материале.

Участница Лиги авторов Татьяна Комарова запустила телеграм-канал о социальных темах в России, в том числе о проекте наставничества. Если вы хотите прочитать больше подобных историй, подписывайтесь.

0
7 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
Военный меч

У меня есть такая хорошая знакомая из детского дома, которая в 15 начала принимать наркотики и сидела на них, благо удалось ее вовремя уберечь от этого и принять на себя роль матери. Зато сейчас учится в хорошем заведении, ведет спокойный и здоровый образ жизни и вообще стала очень хорошая. Очень ей горжусь

Ответить
13
Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку

Комментарий удален

Развернуть ветку
Военный меч

Всякого рода социальные комбинаты - дома ребенка, престарелых и прочее - это ужасная форма быстрогг решения проблем сродни санитарным палаткам в зоне землетрясения. Но нельзя 18 лет жить под тентом. 

Ответить
3
Развернуть ветку
Военный меч

Важно знать, что одна из главных причин зависимостей - ощущение ненужности. То есть если у ребенка нет чувства, что кто-то готов его безусловно любить, то взрослым он не может пережить эту травму без "обезболивания".

Ответить
2
Развернуть ветку
Ник Хартман

Меня в детстком доме трогали за писю, а воспитатель заставляла снимать видео, до сих пор не понимаю как их найти и на каких сайтах, от этого как-то не по себе

Ответить
0
Развернуть ветку
Военный меч

Психолог в помощь. Идеи с поиском видео точно надо "похоронить". Посмотрите, как можно избавиться от чувства обиды.

Ответить
0
Развернуть ветку
Живой чайник

Комментарий удален по просьбе пользователя

Ответить
0
Развернуть ветку
Максим Шампоров

Братюнь, пойми, пожалуйста, правильно - я не пытаюсь тебя задеть или обидеть, а искренне желаю самого хорошего:
Попробуй сходить к психиатру.

Вполне возможно, что проблемы, которые ты описываешь - это сбой на уровне "железа", который на раз-два купируется современными препаратами.

Ответить
0
Развернуть ветку
Читать все 7 комментариев
null