Научно-издательский бизнес

Как государство платит за исследования дважды.

В закладки
Аудио
​Обложки журналов, считающихся престижными в области астрофизики

Наступление века Интернета могло ознаменовать для науки новую эру. Казалось, что обмениваться результатами своей работы учёным станет как никогда просто и практически бесплатно. Многие думали, что появление Интернета приведёт к полному разорению научных издательств, публикующих научные статьи в периодических журналах. Как это ни удивительно, ничего подобного не произошло: несмотря на появление различных ресурсов обмена информацией, например архива препринтов статей arxiv.org, многочисленные издательства по-прежнему процветают, и учёные, как и сто лет назад, пишут статьи по старинке для подачи в научный журнал. Многие журналы до сих пор печатаются и рассылаются в библиотеки, несмотря на то, что в бумажном виде их практически никто уже не читает.

Причины, по которым научно-издательский бизнес не пошёл ко дну, для меня полностью не ясны, и то, что подобная система продолжает до сих пор существовать, на мой взгляд, — какое-то чудо. Почему же, спросите вы? Давайте вкратце рассмотрим нынешнюю схему написания и издания научных статей.

Предположим, Вы с соавторами (в редких случаях самостоятельно) проводите исследование, которое даёт какие-то результаты. Вы думаете, что ваши результаты обладают такими качествами, как новизна, актуальность и значимость, поэтому они заслуживают быть опубликованными. Вы пишете статью, где излагаете свои результаты и можете выложить препринт (то есть написанный вами текст, не отредактированный никакими сторонними редакторами каких-либо издательств) в arxiv.org. Казалось бы, на этом шаге можно ставить точку. Все, кто просматривает arxiv, если их заинтересует ваша работа, обязательно с ней ознакомятся: чтобы прочитать выложенные там работы не нужно даже регистрироваться. Но, к сожалению, система устроена так, что вы должны двигаться дальше.

Чтобы вас не уволили, вы должны публиковаться в рецензируемых журналах, а препринты в arxiv.org никто не рецензирует. Вы выбираете научный журнал, где хотели бы опубликовать свой труд. Журналов много, и нюансы их различий по престижности и редакционной политике в каждой области науки заслуживали бы отдельной статьи, поэтому здесь мы их опустим. Предположим, вы смогли выбрать подходящий для себя журнал. Тогда вы посылаете свою статью в редакцию журнала. Редактор журнала – это штатный сотрудник, ответственный за принятие решений о публикации или непубликации полученных работ, по совместительству работающий в каком-нибудь институте, потому что он ещё и учёный. Он, получив ваш препринт, принимает предварительное решение, заслуживает ли статья публикации, и, если да, то ищет рецензента, чтобы тот написал рецензию на вашу статью.

Рецензент – это какой-либо учёный со стороны, которого в редакции журнала считают заслуживающим доверия. На плечи рецензента ложатся прочтение вашего препринта и написание рецензии с замечаниями и оценкой, стоит ли работа того, чтобы её публиковать.

Рецензент не работает в издательстве и за свой труд не получает ни копейки!

Почему же люди вообще занимаются рецензированием? Простого ответа на этот вопрос нет, но если кратко, то ради приобретения репутации и возможности завернуть работу конкурентов: в большинстве журналов рецензии пишут анонимно. Кроме того, упоминание о том, что вы являетесь постоянным рецензентом какого-нибудь журнала, может быть весомым пунктом в вашем резюме. Это первый удивительный этап на пути к публикации вашей работы, где издательство совершенно бесплатно использует высококвалифицированный труд нештатных учёных, работающих в качестве рецензентов (не говоря уже о самом труде учёных — авторов статьи).

Предположим, что ваша работа по-настоящему хороша и усталый рецензент к дедлайну на рецензирование присылает положительный отзыв на вашу статью. Тогда, если редактор не передумал, вашу статью начинают готовить к публикации. Тут возникает ещё одна интересная вещь. В некоторых (но, к счастью, далеко не во всех) престижных журналах публикация статей оказывается платной и весьма дорогой: порядка тысячи евро (например, в Astronomy & Astrophysics авторы платят 100 евро за страницу). Во многих журналах можно опубликовать работу бесплатно (например, в Science или Astroparticle Physics), но ваши работы будут за paywall’ом. Доплатив сверху приличную сумму, в некоторых журналах вы можете сделать статью со статусом Open Access, так чтобы вашим коллегам было легко её «достать».

Например, статус Open Access в Physical Review Letters стоит 1750 долларов.

На этом этапе феноменальным образом вы (а точнее, ваш институт из кармана налогоплательщиков) платите научному издательству немаленькую сумму фактически за свой собственный труд. Формально штатные технические редакторы издательства правят ваш текст, и вы как бы платите за их труд, но чаще всего изменения оказываются косметическими, если вообще эти редакторы не наделают новых ошибок. Часто издательства говорят, что берут деньги за то, что отбирают только те статьи, которые по-настоящему ценны и вносят вклад в науку: эта позиция лукавая, потому что отбором хороших работ, в первую очередь, занимаются рецензенты, которые не получают ни копейки.

Предположим, что вы успешно заплатили издательству за публикацию своей работы или в вашем счастливом случае издательство денег с вас не берёт. После правок финальный макет статьи утверждают. Начинается последний этап — публикация. Журналы публикуют статьи регулярно, кто чаще, кто реже. При успешном исходе ваша статья помещается в очередном номере, и вы можете гордиться тем, что поделились своими открытиями со всем миром. Но, как я уже писал выше, часто статьи оказываются за paywall’ом и он, как вы можете догадаться, составляет не 75 ₽. Речь идёт о десятках евро/долларов за статью или куда более крупных суммах за подписку на весь журнал. Умные люди, впрочем, заметят, что есть такие чудесные ресурсы, как sci‑hub, где статьи можно скачивать, попирая все права правообладателя, коим становится издательство после выхода вашей работы. Или, на худой конец, можно читать препринты, потому что в большинстве случаев качество их вёрстки и редактуры почти такое же, как у финальных статей, прошедших через волшебные руки технических редакторов, за работу которых вы могли заплатить несколько тысяч евро/долларов. Это всё так. Мы с коллегами, если сидим в Интернете не с институтских IP, так и делаем.

Однако налогоплательщики платят и тут. Дело в том, что не все журналы разрешают выкладывать препринты на вполне легальном arxiv.org, поэтому учёный должен платить свои кровные или заниматься пиратством с помощью sci‑hub. И тут на помощь ему приходит государство, покупая ежегодные подписки на научные журналы целой прорвы разных издательств, оформляя их на IP-адреса библиотек, университетов, институтов.

Подписка на журналы одного из крупнейших издательств Springer в год составляет около 2 млн евро, то есть около 140 млн рублей.

Учитывая, что различных научных издательств довольно много, можно грубо оценить общие затраты на подписки: порядка миллиарда рублей. На самом деле, по сравнению с общими расходами на науку эта сумма не кажется такой уж внушительной: так в 2019 году из средств федерального бюджета на всю науку было выделено около 416 млрд рублей, то есть расходы на оплату подписок журналов научной периодики едва ли превышают 1% от расходов на науку. На первый взгляд, это довольно маленькая сумма, но давайте вспомним, что деньги на подписки выделяются не только в нашей стране. Десятки стран покупают подписки по тем же ценам. И в сумме издательства получают доход уже не порядка 1% от расходов на науку в России, а, скорее, порядка 10%, при этом имея незначительные издержки: ведь продавая один и тот же товар нескольким странам, издательства практически не терпят никаких новых расходов. Мои простые прикидки подтверждаются (см. стр 17), например, отчётами компании RELX, владеющей издательством Elsevier, входящим в четвёрку крупнейших научных издательств планеты.

Чистая прибыль компании Elsevier в 2018 году составила 942 млн фунтов стерлингов (37% от дохода), то есть около 77 млрд рублей.

Согласитесь, что такие суммы выглядят уже гораздо более внушительными.

Таким образом, мы с вами видим чудесную картину: сразу по нескольким шлангам государства перекачивают деньги налогоплательщиков в карманы научных издательств. Научные издательства, не имея никаких рисков, фактически работают в условиях плановой, а не рыночной экономики, потому что большую часть своих денег они получают от государств, а те не выбирают более выгодное предложение, а оплачивают абсолютно все предложения, которые только есть на рынке научной периодики.

Научные издательства при небольших затратах получают колоссальную прибыль, используя бесплатный для них самих труд учёных и рецензентов, устанавливая неадекватно высокие цены на доступ к отдельным публикациям, на подписку или за оплату статуса Open Access, фактически продавая учёным ими же произведённый товар.

Учёные являются заложниками данной системы: отказавшись от публикаций в научных журналах, они рискуют потерять работу.

Государству, на первый взгляд, совершенно невыгодно явно переплачивать коммерческим фирмам. Государству здесь выгодны простота и привычность. Учёные сами себя проверяют с помощью института рецензирования, а государство смотрит на формальные показатели типа числа публикаций в год или индекса цитируемости и оценивает эффективность учёного/лаборатории/института/университета по этим формальным показателям. Видимо, важнейшим фактором выживания научных издательств явилась инертность государства, не желающего разрабатывать новые подходы к оценке эффективности учёных, а предпочитающего делать всё по накатанной. Остаётся только надеяться, что с приходом новых поколений чиновников на руководящие должности будет найден новый, более справедливый метод оценки научной эффективности.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы рассказать свою историю.

Написать
{ "author_name": "Егор Подлесный", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0443\u043a\u0430","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 13, "likes": 28, "favorites": 45, "is_advertisement": false, "subsite_label": "science", "id": 137735, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 12 Feb 2020 22:03:56 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 137735, "author_id": 155799, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/137735\/get","add":"\/comments\/137735\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/137735"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 214346, "last_count_and_date": null }
13 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
4

Казалось бы, на этом шаге можно ставить точку. Все, кто просматривает arxiv, если их заинтересует ваша работа, обязательно с ней ознакомятся

Сомнительное утверждение. Нужно тратить много времени, чтобы читать эти статьи даже по одной интересующей теме. Вряд ли у кого-то есть такая возможность сидеть и читать все статьи подряд. 
Затраты на публикацию можно объяснить не только стремлением показать хоть какую-то научную активность, но и повышением вероятности, что статью все же прочитают другие заинтересованные люди. Доверие к статье в Nature явно больше, чем в каком-нибудь мелком отраслевом журнале. Про мусорные издательства и говорить не стоит.
Остаётся только надеяться, что с приходом новых поколений чиновников на руководящие должности будет найден новый, более справедливый метод оценки научной эффективности.

Лол. Я бы посмотрел на другие методы оценки научной эффективности, например, в фундаментальных исследованиях.

Ответить
2

Можно кстати еще посмотреть на плату за публикацию как на инструмент отсева в конкурентной борьбе за ограниченный ресурс - место в очередном выпуске (престижного) журнала. Каждый там хочет публикнуться, но не всем оно достанется

Ответить
3

Не увидел в статье ничего о том, что иногда рецензенты намекают или говорят прямым тестом, что в статье нет ссылки на их прорывную top notch работу.

Ответить
3

Проблема жадного элсивера действительно имеет место быть, однако автор совсем уж сгущает краски. 
Многие журналы до сих пор печатаются и рассылаются в библиотеки, несмотря на то, что в бумажном виде их практически никто уже не читает.

Ничего плохого в этом нет, многим удобнее работать с твердыми копиями, особенно старшему поколению. Даже pdf-ки многие распечатывают. Ну и вклад печати в стоимость одной статьи не очень большой, поэтому вот это то точно не есть проблема. 

 Вы пишете статью, где излагаете свои результаты и можете выложить препринт (то есть написанный вами текст, не отредактированный никакими сторонними редакторами каких-либо издательств) в arxiv.org. Казалось бы, на этом шаге можно ставить точку. Все, кто просматривает arxiv, если их заинтересует ваша работа, обязательно с ней ознакомятся: чтобы прочитать выложенные там работы не нужно даже регистрироваться.

Слушайте, в мире экспоненциальный рост статей. Если по скопусу, то в 2018 их было 2636422, а в 2019 уже 2731171. Если всё это будет сложено в один сайт без градации и рецензирования, то все утонут в этом потоке. Все без исключения. Даже сейчас хорошей работе очень легко потеряться в бесконечном потоке слабенький статей даже в пределах профильных журналов. А если будет так, как описываете вы, получится настоящий хаос. 

 Чтобы вас не уволили, вы должны публиковаться в рецензируемых журналах, а препринты в arxiv.org никто не рецензирует.

Вы же понимаете, что рецензирование и авторитетность - краеугольный камень современной науки. Архив этого не обеспечивает. 

 Рецензент не работает в издательстве и за свой труд не получает ни копейки!

Это зависит от журнала. Много где платят. В некоторых местах за рецензирование полагаются не денежные, но системные плюшки в пределах ассоциации или группы издательства. Поэтому не стоит здесь так категорично всё описывать. 

 Тогда, если редактор не передумал

Такого практически не бывает. Если рецензии положительные и нет новых обстоятельств, то редакторы не могут так поступать. В противном случае работает система апелляций и обращений к главреду.

 Или, на худой конец, можно читать препринты, потому что в большинстве случаев качество их вёрстки и редактуры почти такое же, как у финальных статей, прошедших через волшебные руки технических редакторов, за работу которых вы могли заплатить несколько тысяч евро/долларов.

Всё так. Платить за Open Acess, когда можно оставить такой же вариант на архиве - это ну такое, не знаю, зачем так делают. При том, что знающий человек, если у него нет подписки, легко нагуглит препринт.

Дело в том, что не все журналы разрешают выкладывать препринты на вполне легальном arxiv.org

Никогда про такое не слышал. Точнее, я сам сталкивался с требованием журнала не иметь препринта до момента публикации. Но после публикации можно выкладывать в архив и указывать, к какой статье это препринт. Впрочем, конечно, я не читал Policies всех журналов мира, но в своей области я с таким не сталкивался. 

Только не подумайте, что я аффилирован с какими-нибудь издательствами, раз защищаю сложившееся положение вещей. Более того, совсем недавно мы с коллегами сами стали жертвой biased behavior со стороны обрабатывающего редактора одного довольно престижного журнала и ждём результатов апелляции. У нынешней системы с рецензентами очень много минусов, одна из которых, как вы верно заметили, возможность топить конкурентов и набивать себе цитирования. Однако этот недостаток несколько сглаживается наличием семейств журналов: тебя турнули в NPG? иди в APS. Турнули там? Иди в Elsiever. И так далее. Да, престиж журналов уже не такой, время потеряно, но статья, если это не полный шлак, всё таки выйдет и будет доступна коллегам. 

Да, там ещё много недостатков. Но с другой стороны, система авторитетов и рецензий - это пока лучшее, что придумало человечество, чтобы защитить чистоту научного знания. Иными словами, такие бабки идут не только на работу редакторов и корректоров, это вроде пошлины на знак качества. То есть, оплачивается не столько нынешняя работа людей, сколько то, что кто-то это всё организовал и поддерживал в течение многих лет. И пока человечество готово за это платить такие деньги. 

Я согласен, что это всё равно очень дорого, нерычночно дорого. Я бы понял, если бы стоимость подписки коррелировала со статусом, но ведь это даже и не всегда так. Я думаю, со временем ситуация точно изменится. 

Во-первых, кризис перепроизводства статей однажды настанет. Экспоненциальный рост не может идти вечно. Уже есть первые ласточки в виде открытых писем и т.д. Во-вторых, цена не регулируется из-за того, что не работают рыночные механизмы. А не работают они из-за слабой конкуренции, ибо спрос явно превышает предложение. Тем не менее, новые журналы постоянно появляются, приобретают импакт-фактор, и чем больше их будет, тем сильнее будет конкуренция. Так что, в науке будущего я думаю эти проблемы исчезнут.

Ответить
0

Слушайте, в мире экспоненциальный рост статей. Если по скопусу, то в 2018 их было 2636422, а в 2019 уже 2731171. Если всё это будет сложено в один сайт без градации и рецензирования, то все утонут в этом потоке. Все без исключения. Даже сейчас хорошей работе очень легко потеряться в бесконечном потоке слабенький статей даже в пределах профильных журналов. А если будет так, как описываете вы, получится настоящий хаос.

Да, это большая проблема. Я думаю, что нужна какая-то принципиально новая non-profit платформа для такого.

Возможно, платформа, на которой чтобы выложить новую статью, обязательно нужно дать рецензии на несколько других. Количество рецензий на одну работу возрастёт, и можно будет придумать какую-то более умную градацию, чем привычную по числу лайков, просмотров, цитирований. 

Похожая система есть на сайте дистанционного образования https://openedu.ru/, только там речь идёт о домашних заданиях. Если студент не оценил пять других домашних заданий, присылаемых ему системой случайным образом, то его оценка обнуляется.

Ответить
0

 >принципиально новая non-profit платформа

почему бы не международная платформа типа оон? Все страны обязаны скидываться на эту херню, пусть сделают что-то похожее, но действительно полезное

Ответить
0

 Никогда про такое не слышал. Точнее, я сам сталкивался с требованием журнала не иметь препринта до момента публикации. Но после публикации можно выкладывать в архив и указывать, к какой статье это препринт. Впрочем, конечно, я не читал Policies всех журналов мира, но в своей области я с таким не сталкивался.

Да, возможно, я здесь дал лишнего. В Science нельзя публиковать в arxiv до выхода статьи там. После, оказывается, можно. Но проблема в том, что, например,  в каком-нибудь Journal of Politics тематика такая, что, вроде как, специального раздела на arxiv под такую тематику нет.

В любом случае, моё утверждение в том, что государство "помогает", покупая все эти подписки.

Ответить
1

Офигеть. Я была уверена что рецензентам платят. Я удивлена, что универы ещё не объединились в журналы а-ля вестник MIT и не начали своим же ученым платить что-то вроде 100 баксов за рецензию и скорее всего не так уж и много за хостинг сайта. Наверняка, если бы государство за это платило напрямую (хостинг сайта плюс зарплаты рецензентам), вышло бы намного меньше, чем хреновы Эльзиверы.

Ответить
0

Учёные тоже кушать хотят.

Ответить
0

Ты очевидно тоже сам в сфере. Очень правильно все описано, очень соответствует действительности, круто
К тому же понимание всего этого у самих ученых приходит где то на 2-3 годах Ph.D.

Ответить
0

По возможности стараюсь бойкотировать (но я почти вне системы, мне легко). 

А так — очень трудно сломать систему. Нет даже способов попробовать иное существование, а для многих — даже подумать об этом.

http://thecostofknowledge.com/ — список ученых, бойкотирующих Elsevier

Есть разъясняющая документалка по теме: https://paywallthemovie.com/paywall

Бойкот еще одного журнала:
https://openaccess.engineering.oregonstate.edu/home 

Ответить
0

Большое спасибо за развёрнутый комментарий!

Я согласен, что из-за роста числа статей сёрфить arxiv довольно тяжело, но мой научный руководитель, например, каждое утро делает это за чашечкой кофе.

Судя по общению с коллегами, многие не смотрят arxiv, но и журналы не смотрят. Вообще создаётся впечатление, что о твоей работе узнают, если ты несколько раз представишь её коллегам на разных конференциях. Тогда её процитируют, но не потому что прочитали, а потому что ты намозолил глаза) На самом деле, по крайней мере в области астрофизики частиц, большее количество работ, которые меня интересуют, появившись на arxiv, рано или поздно где-либо публикуются в рецензируемом виде. Задача сводится тогда не к просматриванию arxiv'а, а просматриванию нескольких избранных журналов (например, девяти, которые я поместил на обложку). Это тоже сложно, если количество выходящих статей там ненамного меньше публикуемых в arxiv'е. Думаю, что, это даже усложняет задачу. Ведь в arxiv'е есть группировки по тематике. По-моему, всё же просматривать работы в выбранной тематике проще, чем на множестве различных сайтов журналов, учитывая, что многие журналы являются междисциплинарными, например, тот же Science, или Nature, или Physical Review Letters.

Ответить
Обсуждаемое
Новости
Певица Валерия создаст партию «Сильные женщины» для участия в выборах в Госдуму
Партия будет защищать права женщин и бороться против домашнего насилия.
Санкт-Петербург
В петербургском морге сотрудников поздравили с Днём защитника Отечества стриптизом. Смольный начал проверку
Полуголая девушка станцевала для сотрудников бюджетного учреждения.
Интернет
Флешмоб «Горячие девушки за Берни Сандерса»: американская предвыборная гонка в соцсетях становится всё страннее
Как ироничная поддержка 78-летнего кандидата от двух студенток развилась в полноценную акцию с сотнями постов и снимков.
Популярное за три дня
Истории
Катастрофа «Бриллиантовой принцессы»: как идея коронавирусного карантина на круизном лайнере обернулась провалом
Один заболевший смог заразить 600 пассажиров, ситуация ухудшается, а о погибших всем на борту объявляет капитан, который покинет судно последним.
Новости
Глеб Пьяных выпустил расследование о коррупции на Кубани. Чиновники превысили смету по дорожным работам в 330 раз
Власти опубликовали результаты исследования дорог от частной компании, но после выхода расследования на сайте висит сообщение о техобслуживании.
Новости
Умер Ларри Теслер — создатель функций «вырезать», «копировать» и «вставить»
Ему было 74 года.
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovy", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "ccydt", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chfbk", "p2": "gnwc" } } } ]