Истории
Evgeny Kolbyashkin

Китай, цензура, слезы

Небольшой личный опыт столкновения с китайской цензурой в России.

Советский плакат​

Эта история произошла осенью 2017 года. Я тогда был студентом 4 курса Института истории (Исторического факультета) СПбГУ. У нас на факультете было несколько собственных СМИ: две газеты и что-то вроде ютуб-канала. Я был главным редактором одной из газет. Мы пытались делать интересный контент: какие-то форматы придумывали сами, какие-то копировали у «настоящих», «больших» СМИ.

На нашем Истфаке учились и иностранцы. Преимущественно китайцы. И мы решили взять интервью у одного из них (не буду называть его имени). Было интересно, как ему живется в России, нравится ли наш факультет, что необычного он может рассказать про Китай. Вопросы придумывал я. Что хотелось узнать, то и спрашивал. Мне и в голову не приходило сглаживать углы – с какой стати?

Интервью получилось интересным. Наш китаец оказался критически настроен по отношению к власти. Вопросов про политику было не так много. Но на те, что были, он отвечал вполне свободно и открыто. Сказал, что китайскому гуманитарному образованию мешают идеологические рамки, в которых оно существует. Сказал, что Шанхай сильно отличается от остального Китая – колониальная история и широкие контакты с европейцами сделали город непохожим на другие китайские территории.

Институт истории СПбГУ​

Мы выложили интервью, оно собрало много лайков. Все было хорошо. Пока через несколько дней мне не позвонил наш китаец с просьбой помочь ему. Оказалось, что на него настучал (другого слова подобрать не могу) один из его соотечественников, также студент нашего Истфака. Интервью перевели и выложили в одну из китайских соцсетей, где его за день просмотрело больше 10 тысяч (!) человек, после чего развернулась настоящая травля нашего китайца. Его начали поливать помоями в соцсетях. Незнакомые люди стали писать ему сообщения с угрозами. Обещали узнать адрес его родителей в Шанхае. Дело дошло до посольства КНР в Москве. Оттуда позвонили китайскому консулу по образованию в Петербург и попросили разобраться с ситуацией.

Консул назначил нашему китайцу встречу. Но тот отказался идти в консульство, так как ему казалось, что это может быть небезопасно. Договорились встретиться на «нейтральной территории» - в одной из гостиниц Петербурга. Моя помощь должна была заключаться в том, чтобы сходить вместе с нашим китайцем на эту встречу – именно об этом он и просил меня. Я согласился. И потом еще минут тридцать молча смотрел в стену, пытаясь понять, что в головах у всех этих людей и какой вообще на улице год.

Консул показался мне человеком очень приветливым. Он пожал руки и искренне улыбнулся нам обоим. Мы сели за стол. Консул достал из своей сумки мое интервью. На китайском. Достал красный карандаш. Минут десять молча читал. Обвел иероглифы в нескольких местах своим карандашом. Взглянул на нашего китайца совсем не теми глазами, которыми еще недавно улыбался нам обоим. Спросил: «Это твои слова?» Я посмотрел на моего соседа по столу – он откровенно «поплыл». «Эти – да, мои. Но я тут не то имел в виду. А эти – не мои, я такого не говорил».

Я с большими глазами сидел и слушал, как наш интервьюируемый отказывался от собственных слов. От тех слов, которые он сам произнес и верность которых сам подтвердил, когда я скинул текст ему на проверку перед публикацией. Он очень хорошо говорил по-русски, чего-то не понять в тексте он однозначно не мог. «Напиши здесь, что ты имел в виду под этой фразой», - обратился консул к нашему китайцу, пододвинув ему своей текст. После этого он быстро перевел взгляд на меня, достал из сумки еще один текст нашего интервью, уже на русском, подчеркнул в нем какое-то предложение своим красным карандашом и спросил: «Зачем вы это написали?»

​Сунь Лайлинь, консул по образованию КНР в Санкт-Петербурге, 2017 год Фото взято с сайта Санкт-Петербургского госудасртвенного университета

Я оказался в странном положении. С одной стороны, я был возмущен тем, что меня подозревают в обмане и каких-то намеренных фальсификациях. При том, что я не придумал от себя в этом интервью ни единого слова. С другой стороны, я понимал, что не могу сейчас перекинуть это все обратно на нашего китайца, который по соседству от меня выводил дрожащей рукой иероглифы на листке консула. И что мне было отвечать?

«Я не знаю, я здесь ничего не придумывал… Я не мог ничего придумать сам, только вопросы. В России так журналистика устроена, нельзя от себя ничего придумывать» (ну, допустим). Консул спросил еще раз: «Он говорит, что это не его слова. Зачем вы это написали? Вы же знаете, какие сейчас отношения у России с Китаем. Вы хотите их испортить своим интервью?» Я смотрел на консула и пытался понять, всерьез ли он это говорит или, может, просто неудачный оборот речи подвернулся. «Нет, я ничего не писал от себя. У нас маленькая газета, обычная факультетская газета. Мы понятия не имели, что в Китае так отреагируют. Наше интервью не может ничего испортить». Консул пристально посмотрел на меня еще несколько секунд, после чего быстро увел глаза, а вскоре окончательно утратил ко мне интерес. Еще минут двадцать он что-то размеренно объяснял нашему китайцу, после чего встреча закончилась.

Когда мы вышли из гостиницы, наш китаец заплакал… Рядом со мной шел взрослый парень и плакал. Мне перевели меньшую часть их разговора с консулом, но этого хватило, чтобы понять, в чем дело. Консул говорил, чтобы он больше никогда не обсуждал с русскими китайскую политику. Говорил, что если он нарушит это условие, то за ним начнут следить (наш китаец сказал, что следить будут китайские спецслужбы, но я до сих пор не могу в это поверить). И напоследок консул заверил его, что будет пытаться сделать все, чтобы помочь и замять ситуацию. Но не уверен, что это в его силах.

Гостиница «Park Inn by Radisson Pribaltiyskaya Hotel & Congress Center», в которой проходила наша встреча с консулом​

Меня убедительно попросили удалить интервью из паблика газеты в вк, а наш китаец должен был на своей странице написать пост с извинениями. Он написал. Я удалил. Вроде, все закончилось. Но меня еще долго распирало от чувства несправедливости. Я не понимал, почему я должен удалять интервью. Я был уверен, что не сделал ничего противоправного.

Но самое неприятное чувство возникло тогда, когда мне захотелось обратиться за поддержкой к декану факультета или даже к ректору университета. Я почти сразу почувствовал нелепость этой затеи. Я был уверен, что ни декан, ни ректор меня не поддержат. Я считал, что они должны поддержать, но понимал, что этого не случится. Я просто жил в своей стране по ее законам, но все равно почему-то оказывался неправ. И это было самое обидное чувство во всей этой истории.

А Китай с того времени превратился для меня из страны с богатой древней культурой и успехами в экономике в страну консулов с красными карандашами и студентов с дрожащими руками, оправдывающихся за «неправильные» высказывания.

0
42 комментария
Написать комментарий...
Действительный парфюмер

Ну, без самого интервью не разобраться.

Но всё же довольно странно ожидать другой реакции от государства, где, например, запрещают Винни-Пуха из-за нежелательных ассоциаций с правительством.

Ответить
Развернуть ветку
Окончательный чувак

Или из поисковой выдачи исключают все упоминания о событиях на площади Тяньаньмэнь.

Ответить
Развернуть ветку
Галоперидол спас Россию
без самого интервью не разобраться

в чём тут разбираться

Ответить
Развернуть ветку
Действительный парфюмер

Реально ли это такая страшная крамола. Интересно же.

Ответить
Развернуть ветку
Галоперидол спас Россию

Какая разница крамола или нет? Человек высказал своё мнение по политическим вопросам и его прессанули.

Сказал, что китайскому гуманитарному образованию мешают идеологические рамки, в которых оно существует. Сказал, что Шанхай сильно отличается от остального Китая – колониальная история и широкие контакты с европейцами сделали город непохожим на другие китайские территории.
Ответить
Развернуть ветку
Действительный парфюмер

Ну, ок, тебе нет разницы, в я бы послушал это интервью. Из первых уст.

Ответить
Развернуть ветку
Финский пришелец

Омерзительное государство. И омерзительно то, что ни у кого в мире не хватает смелости призвать его к ответу.

Ответить
Развернуть ветку
Усталый дебаркадер

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Финский пришелец

Никаких "чувств и идей народа" никто не выражает. Нигде и никогда.

Ответить
Развернуть ветку
Усталый дебаркадер

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Финский пришелец

Чего?

Ответить
Развернуть ветку
Zzzzzzz

О, вы из какого-нибудь 1962-го?

Ответить
Развернуть ветку
Kubig

Какие же у тебя убогие идеи если их выражает дед.

Ответить
Развернуть ветку
Усталый дебаркадер

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Kubig

Попробуй критически относится к тому что читаешь.

Ответить
Развернуть ветку
Усталый дебаркадер

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Убитый цвет

Омерзительно то, что его выкормили назло совку.

Ответить
Развернуть ветку
Финский пришелец

Без совка его всяк бы не было.

Ответить
Развернуть ветку
Dear Moscow,
 ни у кого в мире не хватает смелости призвать его к ответу

Сейчас уже почти ни у кого не хватит сил, чтобы "призвать его к ответу". 

И это — во многом результат вот такой политики. 

А после того, как подобное государственное устройство наглядно и, главное, доступно для самых широких масс продемонстрировало свою эффективность в борьбе с коронавирусом, склоняющихся к тому, что это нормально, станет только больше.

Ответить
Развернуть ветку
Данислав Жуков

Вы сами удалили интервью. И не обратились за поддержкой, так как "там чего-то посчитал не поддержат". Не называйте себя журналистом.

Ответить
Развернуть ветку
Evgeny Kolbyashkin
Автор

Вы правы, я сам удалил.
А вы бы не удалили, если бы вас об этом просил человек, которому угрожают?
Это была не самая простая ситуация, поверьте.

Ответить
Развернуть ветку
Данислав Жуков

Нет. Я бы дополнил и попросил поддержки. Больше бы об этом распространил информацию. По всем доступным каналам, чтобы этот консул прибежал сам извиняться.

Ответить
Развернуть ветку
Evgeny Kolbyashkin
Автор

И вас бы не волновало, как это отразится на том парне?
А консул бы никогда не прибежал к вам извиняться, поверьте)

Ответить
Развернуть ветку
Данислав Жуков

Вы считаете, что помогли ему? Поверьте: нет.
И бросайте риторику.

Ответить
Развернуть ветку
Evgeny Kolbyashkin
Автор

Здесь неправильно говорить о помощи.
Я считаю, что не навредил ему ещё больше - и это главное, что я мог тогда сделать

Ответить
Развернуть ветку
Zzzzzzz

Что бы случилось по твоему сценарию?

Ответить
Развернуть ветку
Kubig

Ну вот в окажешься в такой ситуации и попросишь, а может и уебёшь этому консулу с вертухи по тому что угорел по свободе слова.
Фигли сейчас петушиться как Давидыч?

Ответить
Развернуть ветку
Dan

ну кстати

Ответить
Развернуть ветку
Alexander the Nth

Мда. Китайцы ух какие плохие, но я сделал всё, как мне сказали. Потом, видимо, с таким же внутренним негодованием пишутся какие надо статьи, правятся заголовки и т.д. Не мы такие, жизнь такая.

Ответить
Развернуть ветку
Zzzzzzz

Можно выебнутся конечно, но тогда китайцу хана

Ответить
Развернуть ветку
Alexander the Nth

Каждый несёт ответственность за свои поступки. Китайца никто за язык не тянул, он сам принял решение.

Ответить
Развернуть ветку
Kubig

Ну вообще не обсуждалось что это переведут на китайский и выложат куда-то там где его китайские синдзипинботы обсудят и начнут его травить.

Тем более он к этому отношения не имел.

Ответить
Развернуть ветку
Zzzzzzz

Не хотел бы я быть твоим другом

Ответить
Развернуть ветку
Крим буде з водою

После прочитанного осталось некое двоякое чувство к автору. С одной стороны, да, студент, юношеский максимализм, отсутствие опыта, все дела.. И в то же время поражаешься его некоему простофилическому наивному мышлению. Даже после встречи с консулом у него в голове крутились мысли не столько о том, что "бля, вроде пронесло, но будет опыт", а вот это вот "бля несправедливо, я ж все честно сделал".
 Когда с тебя снимают розовые очки, а ты возмущаешься что "они лапают оправу моих очечей жирными пальцами"
Это студент Истфака! Не фака, допустим, управления персоналом, где учится мистер рядовой Планктонио, знающий про Китай на уровне "там Сяоми и узкоглазые". Ну какбэ..
Гениально, описать, например, со слов, очевидца политико-общественную резонансную тему, а потом прикрываться тем, что это газетенка направленная на узкий круг людей..

Ответить
Развернуть ветку
Dan

Грустная история

Ответить
Развернуть ветку
jay

Какая знакомая до боли история про травлю.

Ответить
Развернуть ветку
Slow Dimon

И где интервью?

Ответить
Развернуть ветку
Убитый цвет

Тоже мне новость, среди каждой китайской группы есть партийная крыса. Большая проблема учебных заведений в штатах.

Ответить
Развернуть ветку
Kubig

Главная претензия к автору что он не написал что стало с тем китайцем.

Ответить
Развернуть ветку
Yuri Miller

Да что тут говорить. В России некоторых журналистов убил непонятно кто, а некоторым подбросили наркотики. И это только публичные случаи. Листьев Влад один пример. А Вы про Китай, там всё ещё экстраполированнее.

Ответить
Развернуть ветку
Zzzzzzz

Лол, у нас примерно за такое же штрафуют. Дальше — хуже

Ответить
Развернуть ветку
Stan Majors

Есть норм шанс с такой историей обоим мигрировать в другие страны

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 42 комментария
null