Истории
Папуша
5375

«Колыма каждого делает психологом»: каким было отношение Варлама Шаламова к Солженицыну

Варлам Шаламов — это страшный, жуткий голос ГУЛАГа 1930-50-х гг.

В закладки
Слушать

Его рассказы и стихи — это концентрированная боль, живодёрство, лютая стынь и живой человек.

Его язык и точность образов — огромный «непечатный» талант.

Символом советской лагерной прозы Шаламов стал не сразу, его обошёл Солженицын. Как так вышло — отдельный вопрос, мы же посмотрим, что думал о писательстве тов. Солженицына сам Варлам Тихонович.

[cпойлер]

Я считаю Солженицына не лакировщиком, а человеком, который не достоин прикоснуться к такому вопросу, как Колыма

Варлам Шаламов

Краткий экскурс

Варлам Шаламов провёл в лагерях 19 лет: в Вишерском 3 года, 16 лет в Севвостлаге (Колыма).

Обвинения: социально-опасный элемент, антисоветская агитация.

Годы заключения: 1929-1932, 1937-1953.

Шаламов в возрасте 22-х лет после первого ареста в 1929 г. 
Шаламов в возрасте 30-ти лет после второго ареста в 1937 г.

После освобождения в 1953 году Варлам Шаламов поселился в Москве, где уже через год начал работу над «Колымскими рассказами». Произведения не публиковали, но он продолжал рассказывать о жизни в исправительном лагере и к 1973 году подготовил 6 сборников с рассказами. Рассказы печатали самиздатом и за границей, что очень не понравилось самому Варламу Тихоновичу, считавшему, что его именем ругают нынешнюю власть, а не прежнюю. Он так разозлился, что в 1972 году даже написал открытое письмо в «Литературную газету»:

«Мне стало известно, что издающийся в Западной Германии антисоветский журнальчик на русском языке «Посев”, а также антисоветский эмигрантский «Новый журнал» в Нью-Йорке решили воспользоваться моим честным именем советского писателя и публикуют в своих клеветнических изданиях мои “Колымские рассказы».

Считаю необходимым заявить, что я никогда не вступал в сотрудничество с антисоветскими журналами, <…> ведущими постыдную антисоветскую деятельность.

Никаких рукописей я им не предоставлял, ни в какие контакты не вступал и, разумеется, вступать не собираюсь.

<…>

Подлый способ публикации, применяемый редакцией этих зловонных журнальчиков, — по рассказу-два в номере — имеет целью создать у читателя впечатление, что я — их постоянный сотрудник».

Сюда же относятся черновики в его записной книжке:

1. «Что [«Посеву»] до того, что мои Колымские рассказы относятся к тридцатым годам, к времени сорокалетней давности, что им до всех этих проблем.

И Западу, и Америке нет дела до наших проблем. И не Западу их решать»

2. «К сожалению, я поздно узнал о всём этом зловещем «Посеве» — только 25 января 1972 года от редактора своей книги в «Советском писателе», а то бы поднял тревогу и год назад. При моей и без того трудной биографии только связи с эмигрантами мне не хватало».

Этот поступок прокомментировал Солженицын: «Шаламов умер».

Шаламов был ещё жив: страдал болезнью Меньера (сильное нарушение вестибулярного аппарата), почти потерял слух, терял зрение, «недобитый калека» — но всё же жив. В своём творчестве Варлам Тихонович неоднозначно и много говорил о воле к жизни, о желании жить назло всем, и слова Солженицына были чёрными — он знал, куда бить.

«С Пастернаком, Эренбургом, с Мандельштам мне было легко говорить потому, что они хорошо понимали, в чем тут дело. А с таким лицом, как Солженицын, я вижу, что он просто не понимает, о чем идет речь» — Шаламов

После этого Шаламов отдаляется от диссидентов, а диссиденты отдаляются от Шаламова. Варлам Тихонович вступает в Союз писателей, публикует стихи, расходится с женой, теряет возможность работать, ухудшается здоровьем, попадает в дом престарелых с формальным уходом и в январе 1982 года умирает. Первая публикация «Колымских рассказов» в СССР произошла в 1989 г.

Немножко о Солженицыне

Арестован в 1945 году, осуждён за контрреволюционные действия, до 1950 г. мотался по бюро конструкторским бюро тюремного типа близ Москвы (т.к. закончил физмат), в 1950-1953 гг. тянул лямку в Степлаге (Казахстан).

После окончания срока доброй рукой власти был отправлен «навечно» в ссылку в Южный Казахстан, но из-за проблем с тестикулами (метастазы от удалённой в лагере опухоли) в «ссылке» прожил совсем немного: уже в 1956 г. его освободили.

Его произведения печатались в СССР с 1962 года, тогда же Солженицын был принят в Союз писателей, его пьесу ставили московском театре имени Ленинского комсомола. В 1964 он предлагал Шаламову вместе работать над «Архипелагом ГУЛАГ», но получил категорический отказ.

Ну и пожалуйста, сам напишу Солженицын

Музыка играла недолго: в 1965 при обыске у Солженицына всё изъяли и с тех пор ничего печатать не хотели, оттепель кончилась. Писатель вознегодовал и стал мутить воду: проводил встречи, читал публично свои опусы, за рубежом печатали его романы, в рубеже его травили и исключили из Союза Писателей.

После этого товарищ Солженицын вслух сказал примерно следующее: «Раз так, то я вам давно хотел сказать, что я православный патриот, а вы все шушера». Это очень понравилось миру, и товарищ получил Нобелевскую премию (по литературе, другой не нашлось). Как пишет Википедия, «от первой публикации произведения Солженицына до присуждения награды прошло всего восемь лет — такого в истории Нобелевских премий по литературе не было ни до, ни после».

«Ну да с чего бы это» — замечаем мы.

На фоне всего этого добрые власти предлагали уехать из страны и не морочить людям голову, но товарищу Солженицыну больше нравилось жить в квартире в центре Москвы (через 2 дома от ст. м. Пушкинская).

Начались безумства власти и Солженицына

(следите за руками, будет долго):

  • власть создаёт специальное подразделение КГБ чисто для тов. Солженицына;
  • тов. Солженицын пишет новый роман, где повторяет, что он де есть вестник божий и патриот России-матушки;
  • власть подсылает кэгэбиста и тот делает тов. Солженицыну укол (предположительно, с ядом рицинином);
  • тов. Солженицын болеет, но не умирает;
  • тов. Солженицын пишет письмо патриарху Пимену, влезая в церковные дела;
  • власть заставляет машинистку тов. Солженицына выдать один экземпляр рукописи «Архипелаг ГУЛАГ», после этого машинистка идёт домой и вешается;
  • тов. Солженицын велит печатать «Архипелаг ГУЛАГ» за границей, а сам пишет «Письмо вождям Советского Союза», в котором зазывает их отречься от коммунизма и возродить русское национальное государство;
  • советские писатели публикуют письмо, где осуждают Солженицына и Сахарова за антисовесткие взгляды, клевету и проч. (среди подписавшихся были Чингиз Айтматов, Константин Симонов, Михаил Шолохов, Валентин Катаев ну и, разумеется, Сергей Михалков);
  • власть предлагает отказаться от печатания «Архипелаг ГУЛАГ» взамен на публикацию «Ракового корпуса» в СССР;
  • тов. Солженицын опасается обмана, и «Архипелаг ГУЛАГ» выходит в свет за рубежом;
  • Начинается травля тов. Солженицына как «литературного власовца» и вообще «он в годы ВОВ с гитлеровцами якшался»;
  • тов. Солженицын продолжает мутить воду за рубежом и в рубеже;
  • власть немножко устала и приняла решения выдворить надоевшего товарища из страны. Что и было исполнено в феврале 1974 года.
Солженицын показывает иностранным журналистам, какую опухоль ему удалили в Степлаге Фото в цвете

После этого тов. Солженицын путешествует по Европе, летает в США, опять путешествует по Европе, прекрасно себя чувствует и переезжает жить в США. Там что-то пишет, возится, критикует СССР и Америку. По словам той же Википедии, вызывает «со стороны американской прессы ответные обвинения в неблагодарности и неуживчивости с любым строем».

В годы перестройки в СССР опубликовали не только душераздирающие рассказы Варлама Шаламова, но и «Архипелаг ГУЛАГ», и знаменитую всем луркофагам статью «Как нам обустроить Россию?», и проч., и проч., и проч. В 90-е вернулся в Россию, где собрал множество наград и премий, стал академиком РАН (ну да, ну да), и в 2008 благополучно скончался, оплаканный властью и церковью.

Эволюция отношения Варлама Шаламова к Солженицыну

Переписка между Шаламовым и Солженицыным началась в 1962 году, после публикации «Одного дня Ивана Денисовича»: Варлам Тихонович сам написал автору письмо, в котором высказал положительное мнение о повести, но отметил, что описанный лагерь не сравнится с настоящей Колымой: «это лагерь «легкий», не совсем настоящий». И далее:

«Блатарей в Вашем лагере нет!

Ваш лагерь без вшей! Служба охраны не отвечает за план, не выбивает его прикладами. Кот!

Махорку меряют стаканом! Не таскают к следователю.

Не посылают после работы за пять километров в лес за дровами.

Не бьют.

Хлеб оставляют в матрасе. В матрасе! Да еще набитом! Да еще и подушка есть! Работают в тепле.

Хлеб оставляют дома! Ложками едят! Где этот чудный лагерь? Хоть бы с годок там посидеть в свое время.

Сразу видно, что руки у Шухова не отморожены, когда он сует пальцы в холодную воду. Двадцать пять лет прошло, а я совать руки в ледяную воду не могу».

После этого переписка продолжается, Шаламов рассказывает о своих злоключениях с редакциями, цензурой, комментирует произведения Солженицына, передаёт приветы, зовёт в гости и т.п. Шаламов записывает в черновиках свои впечатления от их встреч в 1963 г. (речь идёт об идее написания «Архипелаг ГУЛАГ»)

«Небольшие пальчики моего нового знакомого быстро перебирали машинописные страницы.

— Я даже удивлен, как это Вы… И не верить в Бога!

— У меня нет потребности в такой гипотезе, как у Вольтера.

— Ну, после Вольтера была Вторая мировая война.

— Тем более.

— Да дело даже не в Боге. Писатель должен говорить языком большой христианской культуры, все равно — эллин он или иудей. Только тогда он может добиться успеха на Западе.

Колыма была сталинским лагерем уничтожения, все ее особенности я испытал сам. Я никогда не мог представить, что может в двадцатом столетии [появиться] художник, который [может] собрать воспоминания в личных целях.

Почему я не считаю возможным личное мое сотрудничество с Солженицыным?

Прежде всего потому, что я надеюсь сказать свое личное слово в русской прозе, а не появиться в тени такого, в общем-то, дельца, как Солженицын. Свои собственные работы в прозе я считаю неизмеримо более важными для страны, чем все стихи и романы Солженицына»

Называя Солженицына «дельцом» Шаламов в общем-то не преувеличивает и не марает его имя: у тов. Солженицына была вполне определённая стратегия завоевания доверия у самого Хрущёва. Стратегия в те годы давала свои плоды, и его труды публиковались в Советском Союзе, дело дошло даже до обсуждения вручения тов. Солженицыну Ленинской премии (спойлер: не дали).

Варламу Тихоновичу такой подход был чужд; все эти многочисленные телодвижения, хваткость, кабинетная ловкость — всё это было несвойственно писателю, прожившему в Севвостлаге долгие 16 лет и желавшему «сказать правду, как бы она ни была страшна».

Тов. Солженицын считал иначе:

«А сейчас я просмотрел бегло несколько Ваших рассказов. Нет нигде, чтобы герой был верующим. Поэтому, — мягко шелестел голос, — в Америку посылать этого не надо, но не только. Вот я хотел показать в «Новом мире» Ваши «Очерки преступного мира». Там сказано, что взрыв преступности был связан с разгромом кулачества у нас в стране — Александр Трифонович не любит слова «кулак». Поэтому я все, все, что напоминаете кулаках, вычеркнул из Ваших рукописей, Варлам Тихонович, для пользы дела»

Ну да, ну да, пошёл я нахер Варлам Шаламов

В сентябре 1963 тов. Солженицын пригласил Шаламова к себе в Солотчу (микрорайон под Рязанью), где произошёл некий срыв покровов, опять же смотрим по заметкам Варлама Тихоновича:

«Символ «прогрессивного человечества» — внутрипарламентской оппозиции, которую хочет возглавить Солженицын — это трояк (три рубля — прим. автора), носитель той миссии в борьбе с советской властью. Если этот трояк и не приведет к немедленному восстанию на всей территории СССР, то дает ему право спрашивать:

— А почему у писателя Н. герой не верит в Бога? Я давал трояк, и вдруг…

<…>

— При ваших стремлениях пророческого рода денег-то брать нельзя, это Вам надо знать заранее.

— Я немного взял…

Вот буквальный ответ, позорный.

Я хотел рассказать старый анекдот о невинной девушке, ребенок которой так мало пищал, что даже не мог считаться ребенком. Можно считать, что его не было.

В этом вопросе нет много и мало, это — качественная реакция. И совести нашей, как адепта [Бога] [нрзб.].

Но передо мной сияло привлекательное круглое лицо.

— Я буду Вас просить —деньги, конечно, [нрзб.] идут не из-за границы.

Я не встречался с Солженицыным после Солотчи».

Прим.: «Шаламов считал наибольшей ценностью жизни незави­симость, поэтому категорически отказывался всегда от собранных прогрессивной интеллигенцией денег на помощь опальным, как принято было тогда».

Как мы видим, тов. Солженицын предстаёт перед Шаламовым лицемером и дельцом. Варламу Тихоновичу настолько не понравилось гостить у него, что он уехал в Москву уже через 2 дня, хотя планировал провести в Солотче неделю.

Через 9 лет в ответ на «Шаламов умер» живой Шаламов написал письмо Солженицыну о тех днях, но не отправил его:

«Умер для Вас я не в Москве, а в Солотче, где гостил у Вас всего два дня. Я бежал в Москву… от Вас, сославшись на внезапную болезнь…

Что меня поразило в Вас — Вы писали так жадно, как будто век не ели и [нрзб.] было похоже — разве что на глотание в Москве кофе…

Я подумал, что писатели [нрзб.] разные, но объяснил Вам методы своей работы.

— Вы знаете, как надо писать. Я нахожу человека и описываю его, и все.

Этот ответ просто вне искусства…

Оказалось, главная цель приглашения меня в Солотчу не просто работать, не скрасить мой отдых, а — «узнать Ваш секрет».

Дело в том, что кроме «превосходных романов, отличных повестей, со стихами — плохо».

Вы [их] написали невообразимое количество, просто горы. Вот эти-то стихи мне и довелось почитать в Солотче еще две ночи, пока на третье утро я не сошел с ума от этого графоманского бреда, голодный добрался до вокзала и уехал в Москву…

Тут я должен сделать небольшое отступление, чтобы вы поняли, о чем я говорю.

Поэзия — это особый мир, находящийся дальше от художественной прозы, чем, например, [статья] от истории.

Проза — это одно, поэзия — это совсем другое. Эти центры и в мозгу располагаются в разных местах. Стихи рождаются по другим законам — не тогда и не там, где проза. В поэме Вашей не было стихов.

Конечно, отдавать свои вещи в руки профана я не захотел. Я сказал Вам, что за границу я не дам ничего — это не мои пути, какой я есть, каким пробыл в лагере».

Весьма нелестные воспоминания, однако не стоит забывать, что написаны они в тяжёлый период: когда Шаламов остался без здоровья, без работы, его исключили из Союза Писателей, его именем прикрывались антисовесткие западные журналы. И в это-то время тов. Солженицын пишет «Шаламов умер». Поэтому тона Шаламова резкий и категоричный.

Но это 1972 год, а до тех пор как будто бы ничего особенного не случилось.

Иллюстрация к «Колымским рассказам» Сапунова Надежда

Вплоть до 1966 года Шаламов продолжает писать Солженицыну письма, в которых хвалит его произведения, поддерживает его в период начавшейся травли, рассказывает о своих делах с редакциями и т.п. То есть, ведёт вполне приличную переписку и встречается лично. Во время одной из встреч тов. Солженицын предложил Шаламову принять участие в написании «Архипелага ГУЛАГ», поскольку «он имел все права на участие», однако получил категорический отказ. Со слов тов. Солженицына, отказ был из-за желания печататься, а не тратить силы на труд, который ляжет в стол и не принесёт автору известность. Бедняга Солженицын «был тяжело поражён» таким ответом.

Как мы помним, сам Варлам Тихонович ещё в 1963 году прямо отказался от общего дела с тов. Солженицыным:

Почему я не считаю возможным личное мое сотрудничество с Солженицыным?

Прежде всего потому, что я надеюсь сказать свое личное слово в русской прозе, а не появиться в тени такого, в общем-то, дельца, как Солженицын. Свои собственные работы в прозе я считаю неизмеримо более важными для страны, чем все стихи и романы Солженицына.

Варлам Шаламов

В конце 1964 года Шаламов ясно пишет, что не считает Солженицына лжецом, что художественная литература нуждается не в правде, а в таланте. В 1965 году помогает в поиске типажа для романа и рассказывает о Колыме и её образе в литературе. В 1966 году было написано последнее письмо, где Шаламов поздравлял с написанием «В круге первом» и хвалил роман, впрочем подчеркнув, что «форма романа архаична, а рассуждения персонажей не новы».

После этого отношения Шаламова и Солженицына прекратились.

Подозревая, что тов. Солженицын всё равно приплетёт в свой «Архипелаг» творчество Шаламова (что в принципе обоснованно: мимо Шаламова в этой теме пройти было затруднительно), в 1966 году Варлам Шаламов «через Храбровицкого сообщил Солженицыну, что я не разрешаю использовать ни один факт из моих работ для его работ. Солженицын — неподходящий человек для этого».

Тогда же:

«В одно из своих [нрзб.] чтений в заключение Солженицын коснулся и моих рассказов.

— «Колымские рассказы»… Да, читал. Шаламов считает меня лакировщиком. А я думаю, что правда на половине дороги между мной и Шаламовым.

Я считаю Солженицына не лакировщиком, а человеком, который не достоин прикоснуться к такому вопросу, как Колыма»

«Вы никогда ничего не получите» (Солженицыну) фото с последнего паспорта Шаламова

В 1972 году после «Шаламов умер» Варлам Тихонович написал письмо, часть которого мы уже прочитали, посмотрим же окончание:

И еще одна претензия есть к Вам, как к представителю прогрессивного человечества, от имени которого Вы так денно и нощно кричите о религии громко: «Я верю в Бога! Я религиозный человек!» Это просто бессовестно. Как-нибудь тише все это надо Вам…

Варлам Шаламов

Причиной окончательного разрыва кажется совершенно разное мировосприятие этих людей:

Там, где Шаламов проклинает тюрьму, исковеркавшую его жизнь, Солженицын верит, что тюрьма – это и великое нравственное испытание и борьба, из которой многие выходят духовными победителями.

Анна Шур

Кто-то мог задаться вопросом, а почему Папуша не приводит письма Солженицына к Шаламову? Что это за односторонний подход? А вот почему:

Уважаемая Ирина Павловна! На печатание писем Шаламова ко мне Вам тоже требуется разрешение, и я Вам его даю. Они представляют и общественный интерес.

Напротив, имеющиеся у Вас мои письма к нему (у Вас комплект их не полный, не все тут) такого интереса не представляют. К тому же я не хочу поощрять начавшуюся лавину печатания моих писем, обычно без спроса. Моих писем к В. Т. печатать не разрешаю.

Всего доброго. А. Солженицын

Солженицын
к Сиротинской И.П., 1990 г.

Морали не будет.

{ "author_name": "Папуша", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0435\u043f\u0440\u0435\u0441\u0441\u0438\u0438","\u043b\u043e\u043d\u0433\u0440\u0438\u0434\u044b","\u043b\u0438\u0442\u0435\u0440\u0430\u0442\u0443\u0440\u0430","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f"], "comments": 83, "likes": 63, "favorites": 90, "is_advertisement": false, "subsite_label": "stories", "id": 171674, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Sat, 23 May 2020 18:13:22 +0300", "is_special": false }
Объявление на TJ
0
83 комментария
Популярные
По порядку
Написать комментарий...

Желающий спрей

30

Шаламов по поводу Солженицына, конечно, прав, но ключевое в тексте — вот эта цитата:

 А я думаю, что правда на половине дороги между мной и Шаламовым.

И правда эта носит фамилию Домбровский. Вот уж кто забыт в этом вечном противостоянии Шаламов-Солженицын. Идеальная золотая середина. Глубоко гуманный и искренний. Без непримиримой озлобленности Шаламова и без отвратительного пафоса Солженицына. Честный в отражении происходившего без прикрас, но светлый и продолжающий жить (и главное, желать жить), несмотря ни на что.

Лучше Факультета ненужных вещей про время репрессий ничего не написано.

Ответить
8

Здесь скорее вопрос, имел ли моральное право Солженицын вообще писать о репрессиях и уж тем более, какого черта он стал иконой.

До Домбровского я в свое время не добралась, поэтому не могу ничего сказать о его творчестве и опыте. Середина всегда вызывает меньше шума, чем крайности.

Ответить

Желающий спрей

Папуша
12

Да статья у тебя хорошая получилась, я с ней согласен. Мне Солженицын из перечисленной троицы всегда меньше всех нравился. Я просто решил дополнить про того третьего, кого я считаю лучшим из них и кого вечно забывают за этим противостоянием.

А опыт у Домбровского тоже грустный (хоть и не такой, как у Шаламова): Колыма — с 39 по 43 с освобождением по инвалидности, Север и Озерлаг — с 49 по 55. Плюс ссылка в Алма-Ату в 33-м + арест на несколько месяцев в 36-м. Именно о последнем — его Факультет ненужных вещей. Вся атмосфера того времени: страх в воздухе, бездушность бюрократической машины, антигуманистичность мира, в котором нужно тем не менее продолжать жить, заниматься своими привычными делами, влюбляться, одним словом, не прекращать быть человеком — передана настолько психологически точно, что понимаешь: настоящему писателю для сотворения цельного мира внутри своего произведения и выражения того, что так хочется сказать, не нужно прибегать ни к описанию предельного графического ужаса (Шаламов), ни к пространным, бессмысленно-пафосным рассуждениям (Солженицын). Домбровский сознательно берет самый лайтовый эпизод своего "репрессивного" прошлого (не лагеря, в которых он получил инвалидность, а "лишь" арест на пару месяцев) и через него передает атмосферу всей эпохи — по мне так точнее, и чем Шаламов, повествующий о быстром превращении человека в животное в экстремальных условиях, и чем Солженицын, которого судьба и жизнь отдельного человека, в принципе, не особо занимают.

Ответить
2

Спасибо, нужно всё-таки добраться.

Ответить

Желающий спрей

Папуша
10

Немного офтоп: у Домбровского есть роман "Обезьяна приходит за своим черепом". Он про другое время (вокруг Второй мировой) и про другое место (неназванная западноевропейская страна). Но само название, мне кажется, одно из лучших названий произведений ever.

Эта фраза — характеристика всего ХХ века в целом, я считаю. "Обезьяна приходила за своим черепом". К концу века мы эту обезьяну прогнали: вроде восторжествовал гуманизм, цивилизация, все дела. Но никогда не надо забывать, насколько легко эта обезьяна в начале прошлого века вторглась во вроде бы цивилизованный мир (не по сегодняшним меркам, конечно, но все же достаточно стабильный и одержимый идеями прогресса) и навела свои порядки: от химических атак Первой мировой до атомных бомб на Японию, концлагерей и гулагов.

И вот эта идея: "Ребятки, я верю, что все будет хорошо, "человек - это звучит гордо" и так далее, но не забывайте, насколько тонка пелена цивилизованности, как легко она спадает, обнажая все звериное в нас, и как крепко за нее надо держаться, чтобы этого не произошло: вспомните ХХ век," — она у Домбровского краеугольная и проходит лейтмотивом через все его произведения. Это, мне кажется, и есть подлинный гуманизм.

Как говорил Кастанеда: "Искусство воина состоит в сохранении равновесия между ужасом быть человеком и чудом быть человеком". Вот у Домбровского все про это.

Ответить
6

Спасибо за наводку

Ответить
0

У Георгия Жженова тоже мощно про лагеря мощно написано.

Ответить
0

Спасибо, обязательно прочитаю. Как раз эти зверства очень трогают

Ответить

Роскошный дебаркадер

7

Читал колымские рассказы, очень сильная вещь. Я бы в школьную программу их добавил

Ответить
13

Там занято архипелагом, который ни один школьник на моей памяти читать не стал.
Рассказы Шаламова в этом плане намного лучше: короткие и ёмкие.

Ответить
1

Солженицын хорош не как писатель, а как политический деятель и сторонник русского государства, жаль, что вышла фигня и его статью "Как нам обустроить Россию?" неправильно восприняли, то есть не как обращение ко всем русским людям подумать о будущем, а как будто бы он говорит о себе во множественном лице, как царь и всем приказывает(

Ответить
1

Это в точку, какой школьник в своем уме будет читать это унылое дерьмо, они и нормальные то произведения в сокращении многие читают. Это в любом случае чтиво для людей постарше.

Ответить
0

С какого года в программе? Я в 2000х окончил, не проходили еще.

Ответить

Желающий спрей

Миша
0

закончил в 2011, уже было

Ответить
0

В 2008 уже был

Ответить
8

Никто не говорит о том, что в Солженицыне было хорошего (а хорошего в нём ровно то, что он был поборником русского национального государства). Нет, это никому не нужно; отстаивать Солженицына надо не за это. А именно за то, в чём упрекают его — за то, что он был противником «советской цивилизации» с её мессианизмом, с её «напряжём все силы» и «не посчитаемся с жертвами».

Любить Солженицына означает ненавидеть то, что он ненавидел. Его любовь к России была инструментализирована как ненависть к коммунистическому режиму.

Задача писателя состоит не в том, чтобы донести до читателей свои мысли (тогда и никакого искусства бы не понадобилось, хватило бы «прямого высказывания» — публицистики), а в том, чтобы создать мир — настоящий, руководимый не авторским произволом, а законами живой жизни, населённый людьми, обладающими свободой воли. Ну, типа хрестоматийное пушкинское: «Моя Татьяна какой номер выкинула — вышла замуж за генерала!»

Солженицын был «вообще не про это». И когда мы говорим о нём «великий писатель», «выдающийся писатель», мы лукавим. Феномен Солженицына — не литературный. Социологический, идеологический, политический… Природа этого явления — резонанс. Тот, который обрушивает мосты. Или заставляет слабый и тихий голос звучать громко. Или наводит панику на моряков, заставляя их выбрасываться за борт и порождая легенды о «Летучем Голландце», одиноко скитающемся посреди бескрайней водной пустыни. 

Ответить
3

Спасибо за этот комментарий. Солженицын это феномен, тут спора нет. Но, честно говоря, чувства он вызывает гадливые и тем удивительнее, что вчерашние чекисты сегодня льют слёзы на его могиле.

Ответить
7

Солженицын верит, что тюрьма – это и великое нравственное испытание и борьба, из которой многие выходят духовными победителями

для лагерного стукача - прямо таки топовое мнение

Ответить
0

да и вне лагерей он был крысейшей крысой

Ответить
3

Ты прям словами Гоблача рассуждаешь

Ответить
5

сломанные часы два раза в сутки показывают верное время, а лысый пидор иногда случайно говорит что-то, что недалеко от истины 

бывает 

Ответить
0

Ещё до ютуба и гоблачей знал про него достаточно, чтобы он вызывал отторжение.
Например, его наезды на Тихий Дон, его истеричная ревность и жажда к славе, без каких либо принципов... такая гнусная мерзость. А когда такой человек тебе про Добро и Православие затирает в духе дешёвого рерайта с Ильина, это вообще кубический зашквар. 

Ответить

Актерский калькулятор

Константин
0

Зашквар это оправдывать коллективизацию и репрессии мифическими историческими процессами в других странах.

Ответить
0

Ты мне друг?

Ответить

Актерский

Димитрий
0

Зашквар это оправдывать коллективизацию и репрессии мифическими историческими процессами в других странах.

Ответить
0

Почему ты считаешь коллективизацию зашкваром?? 

Ответить

Актерский

Димитрий
0

Не знал, что украинец Погорелов поддерживает голодомор, кек

Ответить
0

Я не поддерживаю, с чего ты это решил? Я просто хочу знать, почему ты считаешь коллективизацию зашкваром? Потому что тебе так сказали? 

Ответить

Актерский

Димитрий
2

Не знал, что украинец может положительно относиться к коллективизации и голоду, который за ней последовал... Тебе не стыдно?? Может прабабке своей расскажешь, что коллективизация круто?

Ответить
1

Я отношусь к коллективизации негативно. Мне просто интересно знать, почему ты считаешь её зашкваром??

Ответить

Актерский

Димитрий
1

Я такого не писал, видимо из-за эпилептического припадка ты на время лишился возможности нормально читать...

Ответить
2

Можно скрины, где я такое написал??

Ответить

Актерский

Димитрий
1

Ты о чём?

Ответить
1

Ты хоть иногда можешь быть серьёзным?

Ответить
1

На мой вопрос про зашкварность коллективизации 

Ответить

Актерский

Димитрий
0

Я про зашкварность коллективизации не писал.

Ответить
0

Хорошо. Почему зашквар оправдывать коллективизации?? Ты ведь это написал?

Ответить

Актерский

Димитрий
0

Что за другие коллективизации? Я думал речь про СССР

Ответить
0

Почему зашквар оправдывать коллективизацию в СССР?

Ответить

Актерский

Димитрий
0

Почему не зашквар?

Ответить
1

Мне просто интересно твоё мнение 

Ответить

Актерский

Димитрий
1

Когда тебе было интересно моё мнение? Не придуривайся

Ответить
1

Если бы мне было не интересно, то я бы не спрашивал. Всё-таки голод в Казахстане был очень страшным, вот поэтому я и спрашиваю. Посраться я бы мог с тобой на аляске. А здесь я совершенно серьёзно пишу. 

Ответить
0

потому что насильный переход от индивидуальных хозяйств к общим в итоге не сыграл частью тех преимуществ, что дают крупные с/х предприятия перед крестьянской семьей

потому что коллективизация и идущее с ней об руку раскулачивание выбило остатки инициативы из деревни

ну и потому что система мотивации в виде "трудодней" - ужасная залупа

P.S. ток ща увидел что ты написал шо против. Ну ебжчью-томать, зачем я это строчил

Ответить
0

Потому что он его фанат

Ответить
0

А есть пруфы, что он стучал? Я просто в его биографию не хочу углубляться, мне дерьма и так хватает.

Ответить
–2

1. Он занимал в лагерях тёплые должности, на которых администрация сажала ТОЛЬКО осведомителей. 2. Он сам сознался, чтобы не начали разоблачать. Возможно - тот же Шаламов мог ему на это намекать в переписках. Не знаю, не много их читал.

Ответить
0

Ну это очень обтекаемо, я всё-таки за конкретные факты

Ответить
–2

сам сознался

это разве не факт?
да и если администрация на тёплые места сажала только осведомителей, это тоже вполне факт
А вот то, что он хитрожопый по жизни был и скорее всего сам бы устроился на такое место - это уже обтекаемо. Хотя тоже сомнений почти не вызывает.

Ответить
5

Не, я про пруфы. Это типа:

Сам сознался: где? Когда? При каких обстоятельствах? Кто записал?
Про места теплые: что за места? Когда именно? Примеры доказанных случаев сажательства других стукачей на подобные места.

Ну знаешь, пруфы.

Ответить
5

Варлам Шаламов
Варла аламов
Варла ламов
Варла амов
Варла мов
Варламов

Ответить

Ложный торшер

Ev
0

варламов ламов ламов ламов
опять на улице облава

Ответить

Скрытый Валера

Ложный
0

Кто такой Победоносцев?

Ответить

Ложный торшер

Скрытый
0

не знаю о_о

Ответить

Скрытый Валера

Ложный
1

Кто такой Победоносцев? -
Для попов - Обедоносцев,
Для народа - Бедоносцев,
Для желудка - Едоносцев...
Для царя - он злой Доносцев...

Ответить

Ложный торшер

Скрытый
0

почитала оригинал, неплохо) люблю паэзь

Ответить

Посторонний блик

3

"Солженицын это хиппи с ирокезом, орущий «песни социального протеста» в мусоропровод сталинской высотки. А что ещё можно было сделать в 1960, 1970, 1980? Наверное ничего. Поэтому он воспринимался как человек, с которым можно иметь дело. Но никаких дел с такими людьми делать нельзя.

Тот образ власти, который он нарисовал в «Гулаге» это чудовищный гротеск, априори разрушающий любые попытки коммуникаций. «Сталинские палачи», «рабовладельцы», «вместо шпал укладывали людей миллионами», «сами себя перебили как пауки в банке», «забыли Бога», «вертухаи с мешочками выломанных золотых зубов», «забивали гвозди в голову», «заглотчики», «атомную бомбу на вас» и т.д. и т.п. Он настолько вошёл в роль, что не смог остановиться в эмиграции, и стал так же орать на Запад (!). Что вызвало мучительное недоумение. Особенно если учесть, что орал на западных королей, министров и профессоров сельский учитель. С отнюдь не богословским образованием.

По своей внутренней сущности Солженицын излишне прилежный и излишне трудолюбивый человек. Из-за этого слишком вписывающийся в предложенный судьбой образ, и всё время пропускающий время необходимой трансформации. Он сошёл с катушек после присуждения нобелевской премии и стал из себя изображать гения и отца нации – но так, как это представлялось провинциальному учителю или бедному инженеру.

Солженицын надел в Швейцарии френч, потому что совершенно не разбирался в современной моде, а смешным быть не хотел. Он постриг бороду «под Аксакова», полагая, что это также борода английского шкипера, то есть штука глубоко западная. Бедные европейские интеллектуалы увидели перед собой арабского террориста, но не увидели ни нефтяных миллионов, ни свиты телохранителей. Говорил он большей частью баптистскую чушь, что было не по сану и не по рангу. Вокруг Солженицына быстро образовался вакуум молчания, люди решили, что наверно они чего-то не знают и чего-то не понимают. Однако оказалось что это всё."

(Галковский)

Ответить
1

Галковский это же тот тип, что пьяненький доказывал, что он великий писатель. У него-то все другие говном окажутся.

Ответить
1

Тутт он в целом метко про Соженицина, но все же он конспиролух,
http://lurkmore.to/Галковский/Конспект 
Христианство происходит от цеховой религии могильщиков, работавших в древних полисах. [3] [4].

Евреи как нация происходят от арабо-семито-средиземноморских гибридов, живших в городских гетто средневековой Италии, использовавшихся в качесте зиц-председателей фунтов реальными владельцами реального бабла (так же используются и сейчас).

Русские как нация происходят от потомков польских колонистов-земледельцев, ушедших на восток за землей и свободой (от немцев), в дальнейшем смешавшихся с местным финно-угорским (которое занималось охотой и собирательством)и кочевым аиатским населением (которое занималось грабежом и паразитизмом) в соотношении 100:1.

Украинцы и белорусы — то же самое, только немецко-польское (турецко-польское) влияние больше, а финно-угорское — меньше.

И прочее, плюс бред про систему гегемонов -  субгегемонов (" СССР (Россия) является криптоколонией (тайной колонией) Великобритании с 1917 года, управляется колониальной администрацией") - привед Федорову, Кургиняну и прочим долбоебам, окучивающим вату.

Ответить
0

хоспади исусе

Ответить
0

галковский в этом везде 
конспиродух, ебанутый, но регулярно какие-то современные ему вещи в обществе подчеркивает настолько точно, насколько это можно

Ответить
1

Для Галковского конспирология это игра в интеллектуальные наперстки и во многом метод коммуникации. Сложный случай, с явными психическими расстройствами, но отрицать его незаурядный ум и особенно талант выдавать точные характеристики не стоит.

Ответить
0

я ничего не отрицаю, т.к. дальше этого видео знакомство у меня с ним не пошло. 

Ответить
1

"Заглотчики" вообще из пародии на Солженицына у Войновича в "Москва 2042".

Ответить

Земельный завод

2

Пещерной пылью, синей плесенью
Мои испачканы стихи.
Они рождались в дни воскресные –
Немногословны и тихи.

Они, как звери, быстро выросли,
Крещенским снегом крещены
В морозной тьме, в болотной сырости.
И все же выжили они.

Они не хвастаются предками,
Им до потомков дела нет.
Они своей гранитной клеткою
Довольны будут много лет.

Теперь, пробуженные птицами
Не соловьиных голосов,
Кричат про то, что вечно снится им
В уюте камня и лесов.

Меня простит за аналогии
Любой, кто знает жизнь мою,
Почерпнутые в зоологии
И у рассудка на краю.

Ответить
0

 За последнее время я познакомилась с огромным количеством людей и не только. И все они утверждают, я жена Сталина. Я вынуждена была в это верить. В то же время последние исследования указывают на то, что в каком-то смысле я действительно жена Сталина. Причиной этого является шизофрения, разложение личности. Мой тренер по фитнесу говорит: «Зачем тебе лысина, мальчик?» А я отвечаю: «Для маскировки».

https://www.instagram.com/p/CAVSrNIImE8/?hl=ru 

Ответить
3

Не нужно здесь пиарить свой Инстаграм 

Ответить
1

Лол, это не мой инстаграм. Я после статьи открыл инсту и наткнулся на свежий пост нейросетки "Нейро ТП". Текст и фото сгенерированы нейросетью, этот пост счел тематически близким и сунул сюда, на правах шутки юмора.

Ответить
2

Моя шутка была шутеестее

Ответить
0

 Моя шутка

Какая?

Ответить
0

Что это твой Инстаграм

Ответить
0

Помню, еще по ТВ, давно, увидел фото Солженицына в охуенном огромном доме в США, кругом сосны. Штаты очень прагматичная нация, домики выдают только если ты для них нужное дело делаешь. Проза Шаламова куда лучше, пронзительнее, реальнее и страшнее. В Солженицыне я еще при первом знакомстве в 90-е почувствовал фальшь и с тех пор его не читал и не хочу. Проза Солженицына сыграла роль в развале СССР, что было на руку США. Еврей Солженицын домик отработал.

Ответить
0

Да разве ж он еврей, наполовину украинец, наполовину русский. 

Ответить
0

две стороны одной медали.

Ответить
0

А еще есть книга Тамары Петкевич "Жизнь сапожок непарный".
От лица прекрасной талантливой  женщины, которая попала в мясорубку ГУЛАГа.
Написано просто, человечно, наразрыв, с большой любовью к жизни.

Ответить
0

Ого прям целый батл о котором я и не догадывался, мне один день ивана денисовича очень зашел, но именно как рассказик, без политики и того времени. Даже не знаю кому отдать раунд, наверно не герою статьи, так как он в сша не уехал, для меня это равно проиграл

Ответить
0

Ну тогда можно шитухину отдать, по такой-то логике

Ответить
Обсуждаемое
Новости
Сенаторы внесли в Госдуму законопроект о запрете трансгендерным людям вступать в брак и усыновлять детей
«В целях укрепления института семьи».
Новости
«Проект»: руководство Чечни зарабатывает миллионы долларов, «помогая» бизнесменам решать их проблемы
Журналисты утверждают, что Рамзан Кадыров и его советник Адам Делимханов получают деньги через подставные лица.
Новости
Фотограф Андрей Золотов объявил об уходе из «МБХ медиа» после обвинений в изнасиловании
Вслед за шеф-редактором издания, который ушёл из «МБХ» после обвинений в домогательствах.
Популярное за три дня
Наука
Физики разрешили одну из загадок, связанных с пингвинами
Пингвины довольно долго высиживают яйца, у большинства видов этот срок достигает 2 месяцев, а у отдельных видов — 100 дней. Причём от высиживания пингвин не отлучается ни на минуту. Понятное дело, он не может ни поесть без посторонней помощи, ни нормально сходить в туалет, поэтому высиживающего яйца пингвина кормит партнёр (впрочем, не всегда), а…
Интернет
Spotify объявил об официальном запуске в России с 15 июля. Стоимость подписки — 169 рублей в месяц
Приложения и сайт открыты для российских пользователей уже сейчас — в компании объяснили это тестированием.
Дизайн и архитектура
Быстрые логотипы ч.3 (famous edition)
Специальный выпуск. Подборка логотипов российских селебрити, если бы они заказали их у меня, а результат не обсуждался. Как и прежде, на изготовление каждого логотипа ушло не более 15 минут.

Комментарии