Работает Наркоконтроль! История взлёта и падения ФСКН

Успехи и провалы, весёлое начало и бесславный конец — в одном тексте.

Коллаж автора

31 марта 2016 года заместитель директора ФСКН России генерал Николай Аулов был объявлен в международный розыск. Правоохранительные органы Испании подозревали его в связях с организованной преступностью. Через 5 дней Президент Путин подписал указ об упразднении службы. Вот её история.

От налогов — к наркотикам

Предтечей органов наркоконтроля стала Федеральная служба налоговой полиции (ФСНП). Кстати, знали ли вы, что налоги тесно связаны с половой жизнью (об этом чуть ниже)? Созданная поначалу в виде управления при Государственной налоговой службе, в 1995 году ФСНП окончательно оформилась как самостоятельное ведомство.

Запомнились налоговые полицейские постоянной борьбой за полномочия, ужасом, который наводили на предпринимателей и нестандартной работой в медиапространстве (коим тогда являлся, главным образом, телевизор). Вот один из её рекламных роликов (SMM-щики, учитесь):

Работали налоговики с нехарактерным для правоохранителей тех времён рвением. Уголовные дела, бесконечные проверки — бизнес очень не хотел стать предметом повышенного внимания службы. Стоит отметить, что в условиях хаоса и неразберихи России девяностых, финансовая дисциплина для предпринимателей была далеко не самым важным аспектом деятельности. Не платить налоги и сборы, уходить от них при помощи «левых» схем и не «выползать» из тени для того времени являлось чем-то обыденным.

Дабы наполнить и так зияющий дырами бюджет, государство создало соответствующий орган. На протяжении всей своей истории ФСНП набирала силу. Если поначалу в сферу её компетенции входило лишь 2 статьи УК РФ, то к моменту упразднения уже 53. Штат вырос с 12 тысяч до 50 тысяч сотрудников, была создана собственная Академия для обучения будущих фискальных полицейских, также служба получила возможность прослушивать телефонные разговоры и читать почту граждан.

Собираемость налогов ощутимо выросла, в этой части работу ФСНП признавали эффективной, она многократно окупала свой бюджет. Стоит сказать, что налоговики любили устрашающие акции, каждый третий выезд к мирным бумагомарателям сопровождался службой физической защиты, которая устраивала «маски-шоу» и доводила предпринимателей и сотрудников до сердечного приступа. К слову, однажды беременную жену влиятельного олигарха Лисовского заставили около часа стоять лицом к стене с поднятыми за головой руками.

Работа подразделения физической защиты Л.Свердлов/ИТАР-ТАСС

Однако, с приходом к власти Путина приоритеты внутренней политики стали меняться. Новая команда в Кремле рьяно взялась за восстановление лежащей в руинах экономики и одним из принципиальных моментов стал инвестиционный климат. Проверки по поводу и без, постоянные доначисления и бесконечное давление никак не способствовали улучшению этого климата.

Помимо этого, если раньше естественные монополии в нефтегазовой сфере воспринимались Кремлём как неподконтрольные структуры под управлением кучки «зажравшихся» олигархов, то после расстановки своих людей монополисты стали экономической опорой новой власти. А у ФСНП, например, были конфликты с «Лукойлом» и «Газпромом».

Всё это вкупе с конкуренцией с МВД (чему там были совсем не рады) и постоянным стремлением руководства службы «нарастить» свои полномочия, привело к решению упразднить налоговую полицию. Часть сотрудников перешла в милицию, а остальной личный состав и материальная база — в Госнаркоконтроль (тогда ещё при МВД).

Госнаркоконтроль и ФСКН

Куда больше собираемости налогов новую власть беспокоила ситуация с наркотиками. Милиция справлялась с задачами не сказать, что блестяще, а в крупных городах купить наркотические вещества можно было едва ли не в каждом переходе, причём самые разные.

Самое пугающее в этой ситуации было то, что наиболее активным потребителем становилась молодёжь — будущее страны. Это способствовало распространению множества заболеваний, а коррупция подразделений МВД, осуществлявших непосредственную борьбу с наркоторговлей, достигала эпических в процентном соотношении масштабов. В тот период в обществе закрепилось мнение, что сотрудники МВД вместо борьбы с наркоторговлей, занимались её «крышеванием».

Желающим собственными глазами посмотреть на происходящее тогда в стране, могут ознакомиться с документальными фильмами Евгения Ройзмана и фонда «Город без наркотиков» под названием «Оцепенение», «Золотой укол», «Нарковойны», «Наркотеррор» и другие. Предупреждаю, зрелище не для слабонервных.

Детская наркомания Фото из открытых источников

Очевидным было также то, что наркотрафик — дело международное и заниматься им необходимо в координации с зарубежными коллегами, для чего ресурсов МВД не хватало. Помимо того, существует мнение, что наркоконтроль Путин создал в противовес ФСБ, чтобы было, кому «присматривать» за чекистами. Всё вышесказанное обусловило появление отдельного ведомства.

Созданный в 2002 году комитет по противодействию незаконному обороту наркотических средств при МВД, уже в 2003 был преобразован в самостоятельную службу — Госнаркоконтроль России. Ещё позднее ведомство переименовали в Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков — ФСКН.

Становление проходило тяжело. Личный состав, набранный, первоочерёдно из бывших налоговых полицейских, явно не был готов решать задачи по борьбе с наркоторговлей. Материально-техническая база, доставшаяся от ФСНП, тоже была не лучшего качества. Кроме того, не были проработаны вопросы взаимодействия с другими ведомствами, не ясна повестка и алгоритмы работы.

Поэтому поначалу деятельность службы «буксовала» и первые результаты начались далеко не сразу. Руководить борьбой с наркотиками президент определил одного из своих ближайших соратников, первого заместителя директора ФСБ во времена, когда чекистов возглавлял сам Путин — Виктора Черкесова.

Виктор Черкесов и Владимир Путин О. Ласточкин/ИТАР-ТАСС

Он окончил юридический факультет ЛГУ и прошёл все ступени в органах госбезопасности — от оперативника до начальника Управления по Санкт-Петербургу и Ленобласти. По полученным там лекалам и начала складываться работа наркоконтроля. Не остановившись на бывших налоговиках, постепенно служба пополнялась сильными кадрами из бывших сотрудников МВД и ФСБ.

Черкесов взялся за организацию работы очень активно. К 2005 году появилась наработанная агентура, была сформирована методика и принципы работы. С каждым годом статистика улучшалась, в Кремле считали деятельность наркоконтроля эффективной.

Быстро набирающее силу ведомство, однако, радовало не всех. В процессе работы стали появились сведения о том, что отдельные сотрудники милиции и госбезопасности занимаются «крышеванием» наркоторговцев. Помимо этого, происходили столкновения и в сфере разделения полномочий, силовики стали конкурировать друг с другом.

«Старшим братьям» из госбезопасности не нравилось, что за ними установлен негласный контроль со стороны ФСКН, милиция же постоянно соперничала с наркополицейскими, так как в составе МВД было своё подразделение по контролю за незаконным оборотом наркотиков — ОБНОН.

Происходящее не могло не привести к серьёзным последствиям и они не заставили себя ждать.

Ведомственные войны

Одной из главных жертв служебных «разборок» стал Виктор Черкесов. Противостояние ФСКН и ФСБ началось с так называемого «Дела Трёх китов». В 2000 году сотрудники Государственного таможенного комитета обнаружили, что мебель, реализуемая в торговых центрах «Три кита» и «Гранд», доставлена в Россию контрабандным путём.

Началось расследование, в процессе которого под ударом оказались представители самых разных силовых структур — от МВД до Прокуратуры. Так как работа следствия постоянно тормозилась, а представители ведомств пытались направить его ход в своих интересах, Путину пришлось лично распорядиться о том, что оперативное сопровождение будет вести ФСКН, как не запятнавшая свою репутацию в «подковёрной» игре правоохранителей.

Торговый комплекс «Три кита» 3kita.ru

«Дело Трёх китов» было, наверное, последним эпизодом в нашей стране, когда противостояние самых разных ведомств в правовой системе получило такую огласку. Всё, что будет происходит позже, будет скрываться и замалчиваться, так что масштабы влияния силовиков можно отследить именно здесь.

Генпрокуратура изымает дело, возбуждённое в МВД — после чего своим решением закрывает его. Зато возбуждает дела на следователя Зайцева, руководившего расследованием, а также на таможенников. В итоге генпрокурор Владимир Устинов отправляется в отставку. Судью Мосгорсуда, которая рассказывает о давлении на неё председателя суда в рамках дела Зайцева, лишают судейского статуса.

Происходят убийства свидетелей, отравлен сотрудник «Новой газеты» Юрий Щекочихин, занимавшийся журналистским расследованием «Дела Трёх китов».

Главным «пострадавшим» у чекистов стал Юрий Заостровцев — заместитель директора ФСБ, начальник департамента экономической безопасности. При этом пострадал он не особенно сильно — менее, чем через месяц после своей отставки Заостровцев был назначен первым заместителем председателя Внешэкономбанка.

ФСКН же, занимаясь оперативным сопровождением «мебельного дела», накапливала всё больше информации о том, кто из высокопоставленных чиновников был замешан в контрабанде и иной противозаконной деятельности. Часть информации наркополицейские успели реализовать, в результате чего постов лишились несколько генералов госбезопасности. Ответные действия не заставили себя ждать. В 2007 году прямо в аэропорту чекистами был задержан Александр Бульбов — начальник департамента оперативного обеспечения ФСКН, непосредственно руководивший работой по «Трём китам».

Александр Бульбов Фото ИТАР-ТАСС

Ему инкриминировали превышение должностных полномочий, незаконную прослушку телефонных разговоров и преступления коррупционной направленности.

Виктор Черкесов и сам задержанный считали это местью со стороны органов госбезопасности. После ареста Бульбова директор ФСКН публикует в газете «Коммерсантъ» статью «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев». В ней он говорит о противостоянии спецслужб, призывает отказаться от «произвола» и соблюдать нормы внутри чекистского сообщества.

Черкесов, очевидно, надеялся привлечь внимание к происходящему, но получил совсем не тот результат, которого ожидал. Некогда ближайший соратник потерял расположение Путина, посчитавшего, что предавать огласке происходящее в системе — неправильно. Он, якобы, даже посоветовал директору ФСКН выкинуть свои статьи на помойку. Некоторые издания отмечали, что междоусобица в правоохранительной системе на самом деле была вызвана борьбой Игоря Сечина и Виктора Черкесова за влияние.

Как бы то ни было, в мае 2007 года Черкесова отправили в отставку, а через три дня главой ФСКН был назначен Виктор Иванов.

Виктор Иванов Д. Коротаев / «Коммерсантъ»

Если про предыдущего начальника говорили, что он был достаточно лояльным, то о Иванове у сотрудников сформировалось совсем иное мнение. Жёсткий, скрытный, нетерпимый к чужому мнению и весьма упрямый — такое впечатление складывалось у подчинённых. К тому же он являлся человеком старой формации, был не очень гибким, не принимал и не понимал новых методов. Также говорили, что директор любил выискивать врагов и интриговать. Впрочем, это лишь мнения отдельных людей.

Виктор Иванов, хоть и назначен был Медведевым, для Путина был тоже совершенно не чужой человек. Как и Черкесов, относился к ближайшему кругу нынешнего президента. Иванов отдал много лет службе в органах госбезопасности, работал с Путиным в петербургской мэрии, после был заместителем руководителя президентской администрации.

Любопытно, что по утверждениям прессы, новый директор ФСКН был дружен с Юрием Заостровцевым, который ушёл из ФСБ из-за «Дела Трёх китов». Это даёт полное понимание картины того, кто победил в противостоянии чекистов и наркополицейских. Что интересно, как покажет дальнейшая история нашей страны, любое ведомство, «столкнувшееся лбами» с ФСБ, в итоге окажется проигравшим. МВД, Таможенная служба, ФСИН, ФСКН и даже разведчики из ГРУ потерпят поражение в конфликтах с госбезопасностью.

После назначения на должность Виктор Иванов сразу же отверг возможность того, что между силовиками в России имеется какое-либо противостояние. Уроки из ситуации с предыдущим директором были чётко усвоены. Период, когда он возглавлял службу (собственно говоря, до самого её конца), можно смело называть неоднозначным.

С одной стороны — эффективность работы, задержание крупных партий наркотиков, масштабные операции и международное сотрудничество. С другой — громкие скандалы с участием сотрудников наркополиции, невнятная политика в сфере как законного так и незаконного оборота наркотиков и подчас странные поступки директора ФСКН.

На посту главы наркоконтроля Иванов запомнился не то чтобы одиозным и эпатажным, но точно не характерным для руководителя федерального ведомства поведением.

Постоянная жажда увеличения полномочий, ужесточение «палочной» системы, предложения сеять по всей стране коноплю, потому что она полезна и вообще, помогает улучшать дороги, лоббирование системы досудебной блокировки сайтов и обвинения в причастности к отравлению полонием Александра Литвиненко — неполный список достижений второго директора ФСКН.

Если говорить о противостоянии наркополиции с МВД, то стоит отметить, что здесь, всё же, не было какого-то принципиального конфликта, отношения двух служб можно назвать конкуренцией. Эта конкуренция тоже не обходилась без жертв, но уже не таких масштабных и затрагивающих лиц не столь высокого уровня.

Директор ФСКН В. Иванов (первый слева) и Министр внутренних дел В. Колокольцев (второй слева) на рабочем совещании с Президентом РФ В. Путиным М. Климентьев/ РИА Новости

Количественно, если считать возбуждённые дела по основным «наркотическим» статьям, МВД перегоняло наркоконтроль. Однако, ситуация в корне меняется, если смотреть на картину целиком.

Во-первых, численность сотрудников и ресурсов у полиции была значительно выше, чем у ФСКН. Во-вторых, наркоконтроль специализировался на крупных, оптовых партиях, и, как правило, разрабатывал всю сеть от покупателя до поставщика, в то время как статистика МВД достигалась большей частью за счёт задержания рядовых наркопотребителей, выявления одноэпизодных преступлений. К тому же ФСКН налаживала, при этом, небезуспешно, международное сотрудничество в сфере борьбы с наркотрафиком.

При этом нельзя не сказать, что проводимая Виктором Ивановым политика усиления палочной системы также стала приводить к тому, что сотрудники ФСКН иной раз предпочитали поставить себе очередную галочку в статистику, не прикладывая при этом сверхусилий. Например, задержать сотрудника аптеки или «качка», решившего по случаю приобрести стероидные препараты. Всё легче, чем наркосети распутывать. Особенно ярко эта тенденция проявлялась ближе к ликвидации службы.

Кроме того, шло постоянное наблюдение и выявление коллег из другого ведомства на предмет совершения ими преступлений. Наркополицейские задерживали сотрудников МВД, те отвечали им взаимностью.

Итоговое упразднение ФСКН и переход всей наркоборьбы к МВД нельзя называть победой полицейских, так как у решения о расформировании было множество иных причин, но, конечно, постоянное подчёркивание Министерством внутренних дел своего преимущества перед наркоконтролем тоже внесло свою лепту в мнение Кремля о необходимости существования наркополиции.

Если говорить об итогах противостояния ФСКН с другими силовыми ведомствами, необходимо отметить, что никто из силовиков не получил решающей выгоды от упразднения службы, но всем точно задышалось легче. Во-первых, стало меньше контроля (больше не стоит опасаться, что тебя возьмут в разработку коллеги из другого ведомства), во-вторых, конкуренция в правоохранительной системе никогда и никого из этих самых правоохранителей не радует.

Успехи службы

Самыми громкими успехами были, конечно, международные операции. Их было немало, они были успешными.

Виктор Иванов на совещании иностранного антинаркотического сообщества Афганистана в Кабуле А. Грешнов/РИА Новости 

Это и проводимые с 2008 года операции в рамках проекта «Пангея», организуемые Генеральным секретариатом Интерпола на территории 115 государств. Проект направлен на противодействие бесконтрольной торговле контрафактными лекарственными средствами и БАДами, различными медицинскими приборами.

Операция «Троянский конь», когда ФСКН вместе с китайскими правоохранителями ликвидировали международное сообщество, поставлявшее наркотики в 56 стран мира. Непосредственно на территории России было изъято количество химического концентрата, достаточного для изготовления полутора тонн курительных и иных смесей. Причём, разработка и установление главных лиц в цепочке было произведено именно нашими наркополицейскими.

Операция «Дизайнер», в ходе которой был «закрыт» канал поставки из Восточной Европы, изъято веществ на миллион разовых доз общей ценой в миллиард рублей.

Совместная с Испанией и КНР операция «Мозаика», в ходе которой ликвидирован транснациональный преступный синдикат, в который входили 10 тысяч наркодилеров из 47 стран, распространявших наркотики по всему миру. Полученную в ходе разработки информацию о 1103-х торговцах из Северной Америки наркоконтроль передал правоохранителям США, при этом, как отдельно отметили в ФСКН сделали это «несмотря на политические разногласия».

Отечественные наркополицейские боролись даже с крупнейшим мексиканским наркокартелем «Синалоа», на долю которого приходилось больше половины всего наркотрафика в США. В 2013 году при содействии ФСКН в Сальвадоре был задержан представитель картеля Клаудио Рейнальдо Кореа Мендоса.

Клаудио Рейнальдо Кореа Мендоса Фото из открытых источников

Естественно, что помимо борьбы с мексиканскими наркобаронами и изъятия смесей у граждан Поднебесной, не забывали наркополицейские и про родную страну.

Ведомство активно занималось профилактикой и антинаркотической пропагандой. Например, разработало совместно с психологами, наркологами и РПЦ цикл интернет-уроков «Имею право знать!». Организовало Всероссийскую олимпиаду научных и студенческих работ на тему наркомании и её последствий. Занималось внедрением в обучающий процесс ВУЗов разработанную ей учебную программу «Профилактика наркомании среди молодёжи». Проводило спортивно-массовые мероприятия в рамках проекта «Спорт против наркотиков». И это далеко не все примеры.

Наркоконтроль долго и упорно боролся за ускорение процедуры внесения новых веществ в список запрещённых к обороту и в итоге добился своего (раннее процесс занимал до одного года, позволяя всё это время торговать «дурманом», с принятием нового закона срок сократился до нескольких дней).

Спецназ наркоконтроля «Гром» занимался силовым сопровождением операций. Причём не только «материнского ведомства». Например, в 2015 году ФСБ привлекла «Гром» к задержанию на территории Ингушетии Заура Дадаева — основного фигуранта дела об убийстве Бориса Немцова. Как подразделение в целом, так и отдельные сотрудники побеждали в различных профессиональных соревнованиях. Имеются и свои легенды, например, Герой России Александр Головашкин. Кстати, после ликвидации ФСКН и создания Росгвардии, «Гром» остался единственным спецподразделением в составе МВД, так как остальные были ранее переданы гвардейцам.

Сотрудники «Грома» 22.fskn.gov.ru

Провалы службы

Однако не только успехами прославился наркоконтроль. Провалов и скандалов тоже хватало.

В первую очередь это, конечно, «выходки» самих сотрудников, больше зависящие от личности человека и характерные для любого силового органа, где есть достаточно массовый набор и отсутствует система отбора на грани критичности. Говоря простым языком - все мы люди и никогда нельзя исключать человеческий фактор. Другой вопрос, что количество этих явлений формировало у общественности стойкое впечатление о системности проблемы, в то время как ведомство говорило об отдельных эпизодах нарушения закона. Примеров более, чем достаточно.

Неоднократно рядовых сотрудников задерживали за хранение и употребление ими того, с чем они призваны были бороться. Ноябрь 2013 года, два офицера ФСКН по САО Москвы, перевозившие вещественные доказательства на экспертизу, решили дать доказательствам свою экспертную оценку, в результате чего были обнаружены в служебном автомобиле в бессознательном состоянии. Говоря иначе — в состоянии передозировки. Или случай в 2009 году, когда два оперуполномоченных Управления наркоконтроля по Западному округу Москвы скончались от «передоза» на рабочем месте, прямо в стенах Управления. Это лишь пара характерных эпизодов, подобных было множество.

При этом не только рядовые сотрудники преступали закон, пребывая на службе. В Волгоградской области группа высокопоставленных офицеров УФСКН вымогала взятки у задержанного и его родственника, обещая, в случае невыполнения их требований, обязательно «найти наркотики». В 2012 году все сотрудники уже упомянутого выше Управления ФСКН по САО Москвы были выведены за штат из-за коррупции.

Или подполковник из УФСКН по Республике Татарстан, организовавший собственную нарколабораторию по производству спайса. Также печально знаменита история с ОПГ из 12-ти сотрудников наркоконтроля (включая начальника отдела) в Череповце, где ФСБ пришлось брать зданием Отдела штурмом, вызвав для этого спецназ из Санкт-Петербурга.

Здание Отдела ФСКН в Череповце Фото из открытых источников

Кроме того, ФСКН весьма ощутимо подпортила свою репутацию той частью деятельности, когда массово боролась с кем угодно, но только не с реальными наркоторговцами и наркопотребителями.

Это и известная борьба с кетамином — препаратом, активно использующемся в ветеренарии для применения наркоза. Ещё на заре создания службы наркополицейские стали открыто использовать недоработки в законодательстве — препарат не внесли в список разрешенных Минсельхозом «по забывчивости», что повлекло за собой массу уголовных дел на ветврачей. Любопытно, что до момента создания наркоконтроля, когда запрещенными веществами занималось МВД, проблем у ветеринаров не было, потому что милиционеры эту лазейку не использовали.

Или, например, гремевшие по всей стране «маковые дела». Сотни предпринимателей и пекарей были осуждены «благодаря» усилиям ФСКН за контрабанду, сбыт и хранение наркотических веществ. Иной раз за решётку отправлялись целые семьи. Что характерно, очистить маковые семена от опийных веществ полностью невозможно. Самые продвинутые технологии оставляют в маковой массе менее 0,005% опийных следов, что делает невозможным выделение их в отдельную группу и создания на их основе наркотических веществ. Тем не менее, наркоконтроль это не останавливало.

Безнадежно испорченная репутация в обществе, постоянные скандалы, конкуренция с другими силовыми ведомствами и изменившиеся настроения в Кремле в итоге привели службу к её логическому концу — ликвидации.

Здание ФСКН РФ в Москве, 2013 год Фото РИА Новости

Ликвидация

В 2008 году разразился мировой финансовый кризис, который серьёзно ударил и по России. Наша экономика, не успев восстановиться от последствий этого кризиса, получила ещё один удар — охлаждение отношений с Западом после событий Крымской весны и последовавшие за этим санкции. В политических кругах стали думать об экономии.

Кроме того, Путин решил переформатировать силовые ведомства, чтобы изменить баланс сил в среде правоохранителей. Существование ФСКН, которая имела не лучшую репутацию как в обществе, так и среди силовиков, оказалось под вопросом.

Как писали в прессе, в процессе обсуждения необходимости сохранения наркоконтроля, его интересы отстаивал только директор ФСКН Иванов. Все остальные были против.

Финансисты считали, что отдельная служба с узкой специализацией во время масштабного кризиса и неясных перспектив в будущем — непозволительная роскошь. Силовики «трясли» бумагами с цифрами, которые говорили о неэффективности антинаркотического ведомства и утверждали, что конкуренция среди правоохранителей ставит под вопрос стабильность в стране. Минздрав был недоволен «перетягиванием» их полномочий в наркоконтроль.

Всё это накладывалось на ещё одно упущение (возможно, главное) службы — она «проспала» переход наркоторговли в сеть. Масштаб оборота запрещенных веществ в даркнете и при помощи мессенджера Телеграм на сегодняшний день превышает 1 миллиард долларов США. ФСКН не имела ни ресурсов для борьбы с этим явлением, ни, что важнее — понимания этого процесса, а также методик расследования и оперативного сопровождения. К слову, как-то существенно повлиять на этот теневой рынок в нынешнее время МВД тоже не в состоянии.

Если с этим явлением руководство ФСКН справиться не могло, то были участки работы, на которых они достигали намного больших успехов. Например, зарабатывание денег. В рейтинге журнала «Forbes» за 2013 год среди богатых силовиков три первых места — у руководства наркоконтроля.

Финальным гвоздём в гробовую крышку службы стало объявление в международный розыск и решение о заочном аресте испанским судом заместителя директора ФСКН, генерал-полковника Николая Аулова. Его обвиняли в связях с лидером Тамбовско-малышевской ОПГ — Геннадием Петровым. Причём, как утверждали испанские СМИ, лидером в этом союзе был как раз-таки Петров, а Аулов выполнял его поручения и отчитывался о проведённой работе.

Генерал-полковник полиции Николай Аулов Фото ФСКН

Менее, чем через неделю после решений испанского суда, 5 апреля 2016 года Путин подписал указ о ликвидации ФСКН и передаче её полномочий в МВД.

Процедура ликвидации сопровождалась массой проблем. Во-первых, бОльшая часть сотрудников, работавших «на земле», осталось попросту не удел — кого-то в принципе не взяли в полицию, кому-то предлагали не соответствующие квалификации должности. Возникли проблемы с передачей материально-технических ресурсов, были утеряны агентурные связи и годами нарабатываемая база причастных к наркообороту лиц.

Из-за слабой бюрократической отрегулированности процедуры возникали совсем абсурдные ситуации — в старой службе сотрудники уже не числились, а в новую ещё не перешли, соответственно, платить зарплату было как бы некому. В течение нескольких месяцев личному составу не платили денег, а ходить на работу при этом было надо. То есть, работать-то ты работаешь, но на абсолютно идейных началах, без оплаты труда.

Бесконечные жалобы сотрудников в различные инстанции, оставались, как правило, безрезультатными. Прожив нелёгкую жизнь, также тяжело ФСКН «умирала».

Сроки полного упразднения наркоконтроля неоднократно продлевались и окончательно служба была ликвидирована только к середине 2018 года.

А ведь как весело всё начиналось.

0
7 комментариев
Написать комментарий...
Аккаунт удален

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Unknown

Прочитал до конца. Спасибо. Замечательный текст.

Ответить
Развернуть ветку
Артём Клиновский

Это история любого силового ведомства, просто остальные лучше скрываются от форбса с их рейтингами

Ответить
Развернуть ветку
Tural

но одиозность поражает

Ответить
Развернуть ветку
Madsons

Почему не написали про Кийко Михаила и его жену Кийко Светлану Михайловну которая одно время считалась самой богатой женщиной России, а сейчас скупает недвижимость в Москве на миллиарды рублей. А так статья интересная

Ответить
Развернуть ветку
inlitro

Интересный лонгрид.

Ответить
Развернуть ветку
klassie vlk

жаль, ведомство показало хорошие результаты, за столь короткое время существования, учитывая в каких условиях оно появлялось,  сомневаюсь что МВД будет проводить международные операции по пресечению международного наркотрафика, так, как это делал ФСКН, главным образом, в нашу страну.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 7 комментариев
null