{"id":1064,"title":"\u041f\u0440\u043e\u0439\u0434\u0438\u0442\u0435 \u044d\u0442\u043e\u0442 \u0442\u0435\u0441\u0442, \u043f\u043e\u043a\u0430 \u043a\u0440\u0438\u043f\u0442\u043e\u0433\u0440\u0430\u0444\u0438\u044e \u0438\u0437 \u0435\u0434\u044b \u043d\u0435 \u0437\u0430\u043f\u0440\u0435\u0442\u0438\u043b\u0438","url":"\/redirect?component=advertising&id=1064&url=https:\/\/tjournal.ru\/special\/kaleidofood&placeBit=1&hash=f30606208ead4bb67ee3624f20be3cd7a9b9c0ae8b2bd8a40218541848752d25","isPaidAndBannersEnabled":false}

Реквием по республике: почему Германия провалила первую попытку построить демократию

Теории заговора, межпартийные склоки и массовая безработица стали трамплином для нацистов к неограниченной власти при формальной законности.

Митинг сторонников компартии Германии, 1920-е годы Кадр из сериала «Вавилон-Берлин»

В 2021 году к выходу запланирован четвёртый сезон немецкого сериала «Вавилон-Берлин». Шоу, уже ставшее одним из самых дорогих и успешных в истории всего европейского кинематографа, рассказывает о неоднозначном периоде в истории Германии — Веймарской республике, времени перед приходом к власти нацистов.

Веймарская республика — это не официальное название государства, а принятое у историков обозначение для Германии в 1919-1933 годах. Учёным оно нужно, чтобы отделять демократическую республику от Второго рейха, существовавшей в 1871-1918 годах монархии, и Третьего рейха, нацистской диктатуры в 1933-1945 годах. Формально государство всё это время называлось Германским рейхом.

Немецкое Reich на русский можно перевести и как «государство», и как «держава», и как «империя».

В 21 веке слово «Веймарская» иногда используется и без применения к Германии. Этим словом подчёркивается слабость демократического строя в конкретной стране, дающая возможность превратить его в диктатуру. Но почему же тогда в 1930-х годах со своей свободой так легко расстался немецкий народ, предоставив неограниченную власть нацистской партии?

Автор материала осуждает нацизм, нацистские преступления против человечества и любые попытки их реабилитации.

Основные источники статьи:

  • Винклер Г. «Веймар: история первой немецкой демократии»;
  • Гейден К. «Путь НСДАП. История германского фашизма»;
  • Кривоногов О. «Путь к „Большой коалиции“: политические партии Веймарской Германии»;
  • Рис Л. «Холокост: новая история»;
  • Саймон Д. «Кто голосовал за Гитлера?»;
  • Шутый И. «Враг справа: немецкие националисты против Веймарской республики»;
  • Эванс Р. «Третий рейх: зарождение империи».

Веймарская республика появилась при специфических обстоятельствах: для многих немцев она изначально ассоциировалась с поражением и предательством

9 ноября 1918 года, на фоне поражения Германии в Первой мировой войне и восстания моряков, кайзер (император) Вильгельм Второй эмигрировал. Его правительство передало власть оппозиционерам, которые упразднили монархию. 11 февраля 1919 года парламент избрал президентом страны социал-демократа Фридриха Эберта. 31 июля 1919 года учредительное собрание в городке Веймар приняло новую конституцию. Германия стала демократической федеративной президентско-парламентской республикой.

Территориальное устройство Веймарской республики отсылало к историческим границам немецких княжеств и королевств Пруссия (выделена синим цветом) и Бавария (бирюзовым) занимали больше 80% от общей территории государства

28 июня 1919 года немецкие дипломаты по итогам проигранной войны подписали Версальский мир с Великобританией, Францией и США. Победители лишили Германию всех заморских колоний, отобрали у неё примерно 13% собственной территории, ограничили размеры армии и флота, обязали выплачивать многомиллионные репарации и навязали ряд других невыгодных условий.

Большинство немцев считали положения Версальского договора грабительскими и незаслуженными, забывая, что их государство само воевало с точно такими же целями — территориальных и финансовых приобретений. Многие жители Германии отказывались принимать поражение: ведь ещё весной 1918 года немцы вынудили Советскую Россию подписать Брестский мир и успешно наступали на Западном фронте. Британцы, американцы и французы остановили их всего в 90 километрах от Парижа.

Церемония в память о министре иностранных дел Вальтере Ратенау — еврее по происхождению, убитому ультраправыми боевиками. Берлин, июнь 1923 года Фото из архива ФРГ

В правых кругах циркулировали теории заговора, объединённые в концепцию «удара ножом в спину». Согласно ей, вину за итоговый проигрыш несут «ноябрьские предатели» — либералы и социалисты. Они подстроили и крах монархии, и поражение Германии в войне, а потом услужливо подписали позорный мир с врагами. Адепты теории подчёркивали мнимый «еврейский след» событий: мол, веймарскую конституцию разработал еврей Гуго Прейсс, а делегацией в Версале руководил еврей Отто Ландсберг.

Антисемиты замалчивали, что ряд конституционных положений Прейссу навязали более радикальные товарищи, а возмущённый условиями Версальского мира Ландсберг отказался лично подписать документ и вернулся в Берлин. Правые и ультраправые также игнорировали, что кайзеровская верхушка осенью 1918-го предвидела крах Германии в войне, и уговорила монарха оставить власть, чтобы обыватели потом ассоциировали поражение с «предателями» демократами и «еврейской» республикой.

Новое государство с самого начала не приняли многие силовики и государственные служащие, которые сочувствовали ультраправым политикам

В Веймарской республике действовало несколько десятков политических партий разного толка. Многие открыто стремились свергнуть правительство. Коммунистическая партия требовала пролетарской революции, а ультраправая Национально-народная — реставрации монархии. За компартией и националистами стояли ещё более радикальные военизированные организации. В 1919-1923 годах веймарские власти подавили несколько вооружённых мятежей ультралевых и крайне правых группировок.

Участники путча Вольфганга Каппа — одной из многих попыток немецких правых свергнуть республику. Берлин, март 1920 года Фото из архива ФРГ

Коммунисты опирались на рабочих, а консерваторам и националистам сочувствовал государственный аппарат. Большинство полицейских, судей, чиновников и прокуроров получили свои должности ещё при кайзере и втайне ненавидели республику. В этой среде многие верили в теорию «удара ножом в спину» и помогали правым экстремистам. Острословы того времени шутили, что немецкая Фемида слепа только на правый глаз. Националистов, даже уличённых в политическом терроризме, судьи постоянно оправдывали или приговаривали к символическим наказаниям.

Ситуацию усугубляло, что истощённая войной Германия должна была платить репарации державам-победительницам в Первой мировой войне. В начале 1920-х веймарские власти саботировали выплаты, пока у другой стороны не лопнуло терпение. В январе 1923 года франко-бельгийские войска оккупировали Рурскую область на западе Германии, ключевой промышленный регион страны. Осенью того же года Берлин возобновил платежи. Проблему решили за счёт массовой эмиссии ничем не обеспеченных денег.

Самое ужасное, что мне довелось наблюдать, пока я находился в Мюнхене, была безудержная инфляция, пожравшая сбережения нескольких поколений самых достойных и обеспеченных людей и повергнувшая миллионы граждан в состояние безысходного отчаяния. Эта инфляция, по моему мнению, больше, чем что-либо другое, способствовала приходу гитлеризма.

Роберт Мёрфи
американский дипломат, очевидец событий

В ноябре 1923 года один доллар Соединённых Штатов стоил больше четырёх триллионов немецких марок. Цены на хлеб, масло и яйца измерялись миллиардами. Зарплаты на предприятиях выдавали дважды в день, чтобы работники успели купить хоть что-нибудь, пока деньги не обесценились ещё больше.

Жительница Германии топит печь обесценившимися купюрами, 1923 год Фото неизвестного автора

В 1924 году США и Великобритании реструктурировали остаток немецкого долга по репарациям. Власти Германии провели финансовую реформу и вернули марке её изначальную стоимость. Республика выстояла, но её авторитет пал для миллионов граждан, потерявших во время гиперинфляции свои накопления и банковские вклады.

Большую часть истории Веймарскую республику сотрясали экономические проблемы, что ещё больше дискредитировало демократию для немцев

В 1925 году на прямых президентских выборах победил престарелый фельдмаршал Пауль фон Гинденбург, монархист и популяризатор теорий о «ноябрьских предателях» и «ударе ножом в спину». В рейхстаге, нижней палате парламента, доминировала коалиция умеренных: социал-демократов, христианско-демократической Партии Центра, баварских регионалистов, либеральных Народной и Демократической партий.

В 1932 году уже 84-летнего фон Гинденбурга переизбрали на второй срок. В истории Германии этот политик остаётся единственным всенародно избранным главой государства.

В 1924-1928 годах жизнь в Германии постепенно приходила в норму. Развивалась экономика, создавались новые рабочие места, постепенно рос уровень жизни. Но в 1929 году хрупкую идиллию разрушила Великая депрессия. Мировой финансовый кризис особенно сильно ударил именно по Германии. Национальная экономика до этого зависела от импорта и кредитов от англо-американских банков. Теперь же западные партнёры переставали покупать германские товары и отказывали немцам в новых займах. Банки и предприятия внутри страны разорялись, люди массово теряли работу, виня в своих бедах демократические власти.

Умеренные политики не договорились об единой антикризисной программе. Правоцентристы призывали экономить бюджет, а левоцентристы требовали всеми средствами помогать потерявшим работу людям: к 1933 году безработными числились около шести миллионов немцев. Правящая коалиция запуталась во внутренних противоречиях, и 28 марта 1930 года правительство социал-демократа Германа Мюллера ушло в отставку.

К 1932 году у каждого третьего взрослого немца не было работы; на фото — солдаты раздают горячий обед нуждающимся берлинцам Фото из архива ФРГ

Парламентарии не договорились о составе нового кабинета министров, и тогда президент фон Гинденбург утвердил его состав лично — это шло в разрез с политической традицией Веймарской республики, но не противоречило конституции. Двухлетняя работа нового рейхсканцлера (главы правительства), Генриха Брюнинга, запомнилась немцам как время лишений. Брюнинг, чтобы не допустить инфляции как в 1923 году, провёл ряд непопулярных мер: заморозил зарплаты, урезал все социальные программы и повысил налоги.

Простым гражданам, под влиянием агитации коммунистов и националистов, именно замкнутый и непубличный канцлер казался главным виновником всех невзгод. Выходило, что Брюнинг — очередной «ноябрьский предатель», который обирает немцев, чтобы выслужиться перед своими западными хозяевами. Недруги политика игнорировали, что именно Брюнинг и договорился с западными державам об отсрочке репараций и полном выводе из Германии иностранных войск.

Результаты парламентских выборах в республике по годам. Красным показана доля голосов, полученных компартией, розовым — социал-демократами, чёрным — Партией Центра, серым — националистами, оранжевым — нацистами.  Инфографика Игоря Шутого 

В мае 1932 года правые круги добились отставки канцлера, внушив престарелому и тяжелобольному президенту фон Гинденбургу, что Брюнинг — скрытый коммунист, который хочет отобрать поместья у честных немецких аристократов. Очередной правительственный кризис потребовал досрочных выборов в рейхстаг. 31 июля 1932 года на них с 37% голосов уверенно победила НСДАП — Национал-социалистическая рабочая партия Германии (Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei).

Нацистская партия за короткое время прошла путь от маргинальной группы бунтарей до массовой партии социального протеста

Идеология немецкого нацизма состояла из нескольких пластов: ультранационализма, крайнего антисемитизма, «расовой гигиены», вождизма, реваншизма, антикоммунизма при частичном заимствовании элементов левой идеологии. Сами слова «социалистическая» и «рабочая» в названии партии должны были говорить, что нацисты, в отличие от классических правых, ищут поддержки не у богачей, а у простых немцев.

В 1920-х годах многие деятели пытались создать массовое националистическое движение по типу компартии или социал-демократов, играя на расхожих предрассудках и теориях заговора. Успешнее других оказался Адольф Гитлер — бывший свободный художник из Австрии, ветеран Первой мировой войны. В 1919 году в Мюнхене Гитлер вступил в маленькую Немецкую рабочую партию и вскоре стал её фюрером — лидером. Новый руководитель немного изменил название организации и дал ей запоминающуюся эмблему — свастику, популярную в немецких правых кругах того времени.

Грузовик с боевиками нацистской партии, участниками «Пивного путча», 9 ноября 1923 года Фото из архива ФРГ

В ноябре 1923 года, на фоне бедственного положения страны, Гитлер попытался прийти к власти силовым путём — по примеру марша на Рим итальянских фашистов. Нацистский лидер решил захватить власть в Мюнхене и оттуда пойти на Берлин. Он сильно переоценил свои возможности: пообещавшие помощь местные правые политики в решающий момент спасовали. 9 ноября вышедших на мюнхенские улицы нацистов разогнала полиция, применив боевое оружие: с обеих сторон погибли 20 человек. События вошли в историю как Пивной путч, так как сторонники Гитлера перед демонстрацией собрались в мюнхенской пивной «Бюргербройкеллер».

Адольф Гитлер (в центре) и его соратники по НСДАП. Крайний слева — Гиммлер, крайний справа — Геринг, слева позади Гитлера — Геббельс. Конец 1920-х годов Фото неизвестного автора

В феврале-марте 1924 года сочувствующие нацистам судьи приговорили организаторов провального переворота к небольшим срокам лишения свободы. Сам Гитлер провёл за решёткой в санаторных условиях только девять месяцев . Суд он использовал для обличительной антиправительственной речи, а короткое заключение — для написания автобиографии.

После Пивного путча Гитлер принципиально решил добиваться власти легальным путём — через выборы. По его мысли, немцы должны были воспринимать его партию как законопослушных людей, настоящих патриотов-государственников, а не авантюрных заговорщиков. Также Гитлер отказался от изначальной антикапиталистической риторики НСДАП, чтобы не отпугивать от себя бизнес. Напротив, он стал позиционировать свою партию как спасителей страны от коммунистической угрозы.

Метрополис, картина Отто Дикса, 1928 год Нацисты активно критиковали популярную в Веймарской республике культуру модерна, называя её антинемецкой и вырожденческой

Вокруг него сложился круг преданных людей с разными биографиями: военного лётчика Германа Геринга, доктора философии Йозефа Геббельса, недоучившегося агронома Генриха Гиммлера, торговца мебелью Рудольфа Гесса и других. Никому из нацистских вожаков не было больше 40 лет, что выгодно отличало их от почти всех конкурентов. Многие из соратников Гитлера располагали нужными связями: с крупными чиновниками, промышленниками, военными. Благодаря этому нацисты приобрели имидж респектабельной партии, получая крупные пожертвования от состоятельных людей.

В [1930 году] во время демонстраций были разбиты витрины многих еврейских магазинов. Гитлер заявил по этому поводу иностранным корреспондентам, что беспорядки были совершены главным образом хулиганами, карманниками и коммунистическими провокаторами. Виновных, дескать, он немедленно исключит из партии, а собственность евреев после его прихода власти якобы будет в безопасности.

Конрад Гейден
немецкий журналист, очевидец событий

С началом Великой депрессии новая стратегия Гитлера принесла его движению успех. Нацисты из маргинальной партии превратились в движение социального протеста c широкой поддержкой: мелких фермеров и предпринимателей, госслужащих, молодёжи, части рабочих. Если на парламентских выборах в мае 1928 года за НСДАП проголосовали меньше 3% избирателей, то спустя четыре года — уже больше 37%.

Политическую элиту республики раздирали интриги и открытая вражда, что помогло нацистам получить власть

В 1930-1933 годах в Германии четырежды сменялось правительство и столько же раз переизбирался состав рейхстага. На улицах крупных городов дрались политические противники: своими боевиками располагали и коммунисты («Союз красных фронтовиков»), и социал-демократы («Железный фронт»), и националисты («Стальной шлем»), и нацисты (СА и СС: «Штурмовые отряды» и «Охранные отряды»). Потасовки нередко перерастали в масштабные бои со вмешательством солдат и полицейских.

Две наиболее организованные и антинацистски настроенные партии, коммунистов и социал-демократов, связывала взаимная ненависть. Несмотря на идеологическую близость, их руководства отказывались сотрудничать друг с другом даже после установления гитлеровской диктатуры.

Фон Гинденбург и близкие к нему консерваторы-аристократы решили, что нелюбимая ими Веймарская республика себя изжила и её можно аккуратно упразднить. Подходящими союзниками они посчитали нацистов. Президентское окружение не собиралось давать реальную власть Гитлеру и его партии. Предполагалось, что благодаря поддержке НСДАП рейхстаг примет пакет «чрезвычайных» законов, после чего консерваторы станут неограниченными хозяевами Германии.

Два последних канцлера республики: противник нацистов Курт фон Шлейхер (в центре, в военной форме) и их союзник Франц фон Папен (справа, в гражданском костюме с тростью). Первого нацисты убили в 1934-м, второму — позволили служить дипломатом Фото неизвестного автора

В 1932-году канцлер Франц фон Папен вёл закулисные переговоры о союзе с нацистами. Сперва они не принесли результата, так как Гитлер требовал канцлерскую должность для себя самого. Шло время, обстановка внутри страны накалялась, и консерваторы сдались: 30 января 1933 года фон Гинденбург поручил Гитлеру руководить правительством. Предполагалось, что нацистов сдержит ставший вице-канцлером фон Папен, но на деле его пост оказался фикцией.

«Кухня» назначения Гитлера канцлером остаётся неясной до сих пор. По одной из версий, лидер НСДАП шантажировал фон Гинденбурга компроматом, что якобы президентский сын на государственные деньги купил и перестроил роскошное поместье в Восточной Пруссии.

По договорённости с консерваторами Гитлер изначально включил в правительство только одного товарища по партии — Вильгельма Фрика. Он стал министром внутренних дел, что позволило нацистам легализовать СА и СС как вспомогательную полицию. Штурмовики и эсэсовцы использовали новый статус для массовых арестов и насилия против политических противников. Ещё в 1933 году нацистские боевики открыли первые концлагеря для политзаключённых.

«Против Папена, Гитлера и [лидера компартии] Тельмана»: агитационный плакат немецких социал-демократов Идеологически близких коммунистов партия считала для себя такими же врагами, как консерваторов и нацистов

С первых дней у власти НСДАП активно поддерживала верхушка рейхсвера, немецкой армии. Гитлер обещал им вернуть воинскую повинность, перевооружить армию и снять с неё все ограничения, навязанные иностранными державами после Первой мировой войны. Сторонниками нового канцлера стали и почти все близкие к фон Гинденбургу консерваторы-аристократы: в Гитлере они видели сильного, энергичного лидера, готового вывести страну из кризиса.

Сразу после прихода к власти гитлеровцы продавили пакет репрессивных законов под предлогом борьбы против коммунистов

27 февраля 1933 года нидерландский коммунист Маринус ван Люббе совершил поджог здания рейхстага — якобы протестуя против прихода нацистов к власти в Германии. Среди историков до сих пор нет единого мнения, был это поступок фанатика-одиночки или спланированная нацистами провокация. В любом случае, уже на следующий день Гитлер внушил фон Гинденбургу, что за поджогом стоит коммунистическая партия, и убедил президента подписать чрезвычайный Указ о защите народа и государства.

При поджоге рейхстага не пострадало ни одного человека, что не помешало нацистам казнить ван Люббе, приняв задним числом очередной «чрезвычайный» закон Фото из архива ФРГ

Документ под предлогом борьбы против экстремизма запрещал деятельность компартии, упразднял в стране свободу слова, печати, митингов и собраний, разрешал во внесудебном порядке цензуру, аресты и обыски. Указ от 27 февраля 1933 года уже давал нацистам возможность легально править без каких-либо ограничений. Но Гитлер решил надёжнее укрепить фундамент своей диктатуры.

Судя по нелегально издававшимся листовкам и газетам социал-демократов, многим придавало сил основанное на марксистской теории убеждение, что нацистский режим не продержится долго. Мол, это последняя попытка сохраниться обречённой на крах капиталистической системы. Всё, что нужно — держаться вместе и ждать.

Ричард Эванс
британский историк

21 марта 1933 года назначенный министром пропаганды Йозеф Геббельс провёл в берлинском предместье Потсдам грандиозную постановочную церемонию, приуроченную к 62-летию единого Германского государства. Её кульминацией стала подобострастная встреча Гитлером президента фон Гинденбурга. Это должно было символически подчеркнуть, что в стране якобы без насилия и переворотов, но мирным и законным путём восстановили историческую государственность.

«День Потсдама»: Гитлер (слева) приветствует фон Гинденбурга Фото из архива ФРГ

24 марта 1933 года полностью подконтрольный нацистам рейхстаг официально передал Гитлеру диктаторские полномочия, по сути упразднив демократическую конституцию. Вслед за этим последовала череда «особых» и «чрезвычайных» актов. К концу июля 1933 года нацисты упразднили в Германии:

  • многопартийность и свободные профсоюзы;
  • федеративное устройство и местное самоуправление;
  • независимость судов, печати и высших учебных заведений;
  • равенство в правах с остальными гражданами для евреев;

  • свободную деятельность любых общественных и религиозных организаций.

12 ноября 1933 года немцы на безальтернативной основе избрали новый состав рейхстага, уже стопроцентно состоявший из членов НСДАП. 30 июня 1934 года нацисты провели «Ночь длинных ножей», расправу над внутрипартийной оппозицией и наиболее авторитетными деятелями времён республики.

Принятый задним числом «Закон о государственной самозащите» был призван легализовать убийства в «Ночь длинных ножей»

19 августа 1934 года на специальном плебисците после смерти фон Гинденбурга 90% немцев одобрили объединение постов президента и канцлера в пользу Адольфа Гитлера. Присяга лично новому главе государства стала обязательной не только для военных, но и гражданских служащих, вплоть до школьных учителей.

Треть сказала «да» [на плебисците 1934 года] из-за помрачения, треть — из-за страха, треть — из-за страха и помрачения.

Виктор Клемперер
немецкий филолог, очевидец событий

Крах Веймарской демократии и приход к власти нацистов внешне кажутся чем-то сверхъестественным. За считанные месяцы в самом центре Европы партия с явно тоталитарными замашками добилась власти, искоренила любое инакомыслие и сняла все ограничения для своего господства, которое затем использовало для невероятных по своему масштабу преступлений против человечества.

На деле у случившегося в 1933-1934 годах были вполне объективные причины. Новая демократическая государственность у многих немцев с самого начала ассоциировалась с проигрышем в мировой войне и тяжёлыми условиями Версальского мира. А популярные теории заговора сваливали всю ответственность за поражение и его последствия на продавшихся внешнему врагу узкие группы изменников.

Лидер коммунистов Эрнст Тельман (слева на переднем плане) считал, что Гитлер — это лишь «последний вздох» немецкого капитализма, а самыми опасными врагами рабочих являются «социал-фашисты», как он называл социал-демократов Фото из архива ФРГ

Большая часть недолгой жизни Веймарской республики пришлась на периоды экономических трудностей: гиперинфляции, массовой безработицы, потери простыми гражданами нажитых сбережений. В такой обстановке сами понятия республики и демократии становились для обывателя пустым звуком, ассоциируясь с коррупцией, предательством, слабостью и неудачами. Миной замедленного действия послужило, что большинство военных, полицейских и государственных служащих изначально воспринимали новые порядки как чужие и навязанные.

Нацистская пропаганда ловко перехватила повестки и правых, и левых партий, подстраиваясь под интересы разных групп населения. Наряду с возрождением мощного государства и защитой традиционных ценностей и культуры она обещала людям достойный труд и комфортные условия жизни, ничего не говоря о концлагерях с газовыми камерами, «расовой гигиене» и развязывании новой мировой войны. А те силы, которые могли бы противостоять гитлеровской партии, либо не представляли исходившую от неё опасность, либо оказались бессильными изменить ход истории.

Проблема вовсе не в том, почему немцы порочны (наверное, сами по себе они не лучше и не хуже других наций), а в том, каковы условия, благодаря которым в течение последних семидесяти лет в немецком обществе набрали силу и стали доминирующими определённые идеи, и почему в результате этого к власти в Германии пришли определённые люди. [...]

Сводить нацизм к испорченности немецкой нации опасно вдвойне, ибо под этим предлогом легко навязывать нам те самые институты ,которые и являются реальной причиной этой испорченности.

Фридрих фон Хайек
австрийский экономист и политический философ

Статья создана участником Лиги авторов. О том, как она работает и как туда вступить, рассказано в этом материале.

0
52 комментария
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
sf

в Гитлере они видели сильного, энергичного лидера, готового вывести страну из кризиса.

прям как Путин после Ельцина

Ответить
31
Развернуть ветку
Путин спас Россию

Дык социальные механизмы везде одинаковы.

Ответить
13
Развернуть ветку
sf

согласен, и подобная петрушка как в Германии может произойтие везде, в т.ч. в России. просто в тот раз немцам "повезло"

Ответить
1
Развернуть ветку
Клим Чугункин

В России она уже произошла

Ответить
0
Развернуть ветку
Алюминиевый чувак

Комментарий удален по просьбе пользователя

Ответить
22
Развернуть ветку
Максим Рычков

Там ещё шикарная деталь, не влезла в текст, к сожалению, что Социал-демократическую партию формально запретили из-за финансовых нарушений, мол, растраты нашли у них в партийной кассе. Вот это прям тронуло.

Ответить
19
Развернуть ветку
sf

может там и лидер случайно себя почуствовал плохо в поезде из Omskdorf в Berlin?

Ответить
8
Развернуть ветку
Максим Рычков

Крупные политики успели уехать сразу после 30.01.1933.

Ответить
1
Развернуть ветку
Иплувен Максимал

Как будто историю Беларуси с 1994 по 2000 прочел.

Ответить
12
Развернуть ветку
Arthur Sergeev

Это статья должна быть не в лиге авторов, а в кружке юных журналистов "коричневое перо"

Ответить
–25
Развернуть ветку
Кхалиси Бот

Это стятья дозня быть не в лиге автойов, а в кьюзке моодых жюйняистёв "койичневое пейо"

Ответить
28
Развернуть ветку
Путин спас Россию

О, у тебя попец не только за Совок, но и за Рейх болит?

Ответить
15
Развернуть ветку
Arthur Sergeev

Не замечал, большая часть твоих комментариев про чью то задницу?

Ответить
–1
Развернуть ветку
Кхалиси Бот

Не зямечя, бойшая чясть твоих комментяйеев пьо чью тё зядницю?

Ответить
6
Развернуть ветку
Максим Рычков
Ответить
0
Развернуть ветку
Военный меч

Не замечал что большая часть твоих комментариев про говно (совок) ?

Ответить
0
Развернуть ветку
Максим Рычков
Ответить
4
Развернуть ветку
Arthur Sergeev

@Вахтёр Перенеси в мнения

Ответить
–14
Развернуть ветку
Путин спас Россию

Заплачь

Ответить
20
Развернуть ветку
Путин спас Россию

Рекомендую ещё "Взлёт и падение Третьего рейха" Ширера.

Ответить
5
Развернуть ветку
Максим Рычков

Классика. Но Эванс интереснее, на мой взгляд.

Ответить
2
Развернуть ветку
Nikon Mockey

Пугает, да?

Ответить
5
Развернуть ветку
Zhanna Sinelnik

Обожаю в «Чёрном обелиске» линию с инфляцией и талонами в ресторан: шедеврально.

Ответить
4
Развернуть ветку
Максим Рычков

Особенно начальная сцена, где ГГ раскуривает сигару от купюры.

Ответить
1
Развернуть ветку
stepan ua

Я вот только одного не могу понять, куда смотрели коммунисты в СССР, в моменте подписания пакта Молотова-Рибентропа? Куда они смотрели, когда помогали немцам строить танки и самолёты у себя в стране скрывая от западных стран? Нацисты не скрывали свою неприязнь коммунистической идеологии и считали своими идеологическими противниками номер 1.

Ответить
2
Развернуть ветку
Максим Рычков

когда помогали немцам строить танки и самолёты у себя в стране скрывая от западных стран?

это при Веймаре ещё было, после 1933-го военное сотрудничество свернули

Ответить
4
Развернуть ветку
Zee Zao

Ни фига. Помню целую книгу покупал на эту тему. Даже когда восточный фронт открылся все еще шли вагоны с вооружением и ресурсами из совка в рейх. 

Ответить
4
Развернуть ветку
Zee Zao

Если кому интересно
Юлия Кантор - Заклятая дружба

Ответить
2
Развернуть ветку
Максим Рычков

Да писал же уже, что сопоставляйте в уме две даты: приход НСДАП к власти (30.01.1933) и Пакт Молотова — Риббентропа (23.08.1939).

Между ними никакого сотрудничества не было между СССР и Германией, только холодная война. 

Ответить
0
Развернуть ветку
sf

Они смотрели на то как распилят Польшу, были уверены в своей силе

Ответить
1
Развернуть ветку
Maksim Romanenko

В итоге отодвинули границы и спасли Москву. Кому какое дело до ляхов, которые во все века были против России

Ответить
–3
Развернуть ветку
Максим Рычков

Отодвинули границы и дали немцам возможность наступать на Москву, так будет точнее.

какое дело до ляхов, которые во все века были против России

а откуда в 39-м году Россия?

Ответить
2
Развернуть ветку
Военный меч

Коммуняки даже тут поднасрали

Ответить
3
Развернуть ветку
Максим Рычков

Соцдемы немногим умнее были, как и все остальные, впрочем.

Ответить
0
Развернуть ветку
Дизайнер Павленко

Очень интересно. спасибо

Ответить
2
Развернуть ветку
Максим Рычков

Спасибо, Александр! 

Ответить
2
Развернуть ветку
Tural

Уверен, что сейчас можно свастику показывать на тэжэ? Недавно про книжки был пост

Ответить
0
Развернуть ветку
Максим Рычков

Уверен, что про НСДАП трудно написать, не использовав ни одной фотки с пресловутым символом. Текст, как мне кажется, однозначно осуждает деятельность партии, которая его использовала.

Ответить
6
Развернуть ветку
Tural

В том-то и дело, что утырки из силовиков не будут разбираться, мы уже поняли, что им плевать в каких целях, даже если просвещения

Ответить
1
Развернуть ветку
Максим Рычков

Я верю в здравый смысл. На первом изображении лишь мельком видны нарукавные повязки, на втором — её прокалывают стрелой. 

Ответить
0
Развернуть ветку
Tural

Я тоже, но я не верю, что у наших судей он есть. С точки зрени нормального человека вообще нечего обсуждать, да антифашисткие плакаты, людям не нравилось, все ок.

Ответить
3
Развернуть ветку
sf

в историческом материале почему нет?

Ответить
1
Развернуть ветку
sf

Да ладно, а как же совместные парады в Бресте и пр

Ответить
–1
Развернуть ветку
Максим Рычков

Это после ПМР было. В 1933-1939 годах Германия и СССР находились в своего рода холодной войне. Взять ту же Испанию, например.

Ответить
4
Развернуть ветку
Максим Рычков

Я не вижу противоречия своим словам.

Ответить
4
Развернуть ветку
16

все в одном месте: правый популизм когда фашисты готовы сделать что угодно чтобы прийти к власти (даже забрендиться под социалистов) и левые склоки из-за которых никогда ничего не получается сделать 

ничего не поменялось за 100 лет к сожалению

Ответить
1
Развернуть ветку
Andre Macareno

осуждает нацизм

Черт, твич купил тж

Ответить
0
Развернуть ветку
вангина вагина🤠

Как заданатить? Почему нельзя заданатить?
Получилось очень интересно, спасибо)

Ответить
0
Развернуть ветку
Максим Рычков

Вот здесь:

Ответить
0
Развернуть ветку
Alex Bernhardt

Я знаю самую страшную месть для нацистов тех времён. Воскресить и просто пройтись по любой улице Германии хотя бы часок и всё.

Ответить
0
Развернуть ветку
[Unknown]

ой, а шо ж в ваших чудесных обзорах сериалов ни разу не было Вавилон-Берлин? который самый дорогой и успешный в Европе? не заплатили? или слишком хорош для ваты?

Ответить
–1
Развернуть ветку
Читать все 52 комментария
null