Вы достигли предела
По курсу — карьерное препятствие
Что дальше?
Истории
Сергей Звезда
9835

Пять историй о российских журналистах, убитых в Африке Материал редакции

Коллеги и знакомые — об уникальности Джемаля, Радченко и Расторгуева.

Стихийный мемориал у Центрального дома журналиста. Фото РИА «Новости»

31 июля в Центральноафриканской Республике погибли военный корреспондент Орхан Джемаль, побывавший в Сирии оператор Кирилл Радченко, а также режиссёр, автор проектов «Срок» и «Lenta.doc» Александр Расторгуев. В ЦАР они снимали документальный фильм о наёмниках из «ЧВК Вагнера» и других российских частных военных компаний.

Гибель съёмочной группы стала самым обсуждаемым событием последних дней как минимум в журналистской и околожурналистской среде. Многие коллеги и друзья репортёров не только выразили соболезнования, но и поделились воспоминаниями. TJ выбрал одни из самых показательных историй.

О Джемале: «Рядом шёл бой, а он всё это время был невозмутим»

В 2004 или 2005 году я стажировался в отделе политики «Новой газеты», а редактором там был Орхан Джемаль. Было лето, работать не хотелось, а хотелось с друзьями на речку, но меня отправили на какое-то скучнейшее заседание какого-то комитета Думы. С трудом его отсидев, на речку я всё же сбежал, а на следующий день принес Орхану написанный левой ногой текст. Он прочитал его, вздохнул, сказал: «Садись», — и переписал всё от первой до последней строчки. Стыдно было ужасно, но вот этот урок, что никогда нельзя относиться к работе как халтуре, я запомнил на всю жизнь.

2014 год. Август. На востоке Украины война, российские войска вот-вот то ли возьмут, то ли не возьмут Мариуполь. Орхану звонят из Киева и говорят, что у самой границы с Россией в плен попала группа кировоградских десантников, но их готовы отпустить. Сами украинские военные ехать забирать своих пленных так глубоко в тыл врага боятся. Таксиста, готового на такое приключение, уже тоже хрен найдешь.

У батальона «Азов» нашлась вдруг красная «Нива» с почему-то французскими номерами, за руль которой садится ещё сильно хромающий после ранения в Ливии Джемаль, и мы едем через линию фронта за этими пленными. Приезду русских журналистов из Мариуполя за украинскими пленными удивились и сами пленные, и державшие их ДНРовцы. На обратном пути чуть не разбились, едва не въехав в ночи в подбитый танк, пробили колесо, застряли в поле, репортаж в «Коммерсантъ» я надиктовывал с сельского кладбища, где-то рядом шёл бой, а Джемаль всё это время был невозмутим, будто мы гуляем по московскому Бульварному кольцу.

В феврале мы последний раз подробно говорили, когда «Центр управления расследованиями» только задумался о фильме про «ЧВК Вагнера». Идеи с ЦАР тогда, правда, не было. Обсуждали базу в Молькино, Сирию. Две или три недели назад случайно столкнулись в метро. Поздоровались на ходу, договорились встретиться на чай. Уже не встретимся. Нет никаких сил хоронить коллег.

журналист «Би-би-си» Илья Барабанов
цитата по фейсбуку

О Расторгуеве: «Он ходил по лезвию ножа и заглядывал смерти в лицо»

[Расторгуев снял] «Чистый четверг» — эпос о чеченской войне, снятый в одном вагончике, стоящем в полустанке, где-то там в Чеченской республике, вагончике-бане, где омываются бойцы после боев, готовясь к следующим. Это абсолютно выдающееся произведение. Эти фильмы не были увидены, не были услышаны.

Кстати, картину «Чистый четверг» я продюсировал, ещё когда работал на ВГТРК, на канале РТР. Она даже была рассчитана для показа на РТР. Он поехал снимать в Чечню во время войны, чудом не сел на тот вертолет, который был подбит и упал. Он ходил, так сказать, по лезвию ножа. Он заглядывал смерти в лицо.

Его за эту командировку уволили, он тогда работал, был штатным сотрудником студии «Телефильм» в Ростове-на-Дону, как-то так она называлась. Его уволили, там был какой-то начальник, которому мы писали письма, говорили, что вы совершаете абсолютно низкий и подлый поступок, что вы делаете. Тем не менее он был уволен. [...]

Мы постоянно находились в фазе конфликта, постоянно. Может быть, благодаря этому конфликту он сделал картины, которые правда являются летописью российского смутного времени, в котором нам всем довелось жить, которое, может быть, мы ещё преодолеем. Он уже в нём остался навсегда. Извините, я не склонен возводить всё в пафос, но абсолютно выдающийся художник. Абсолютно выдающийся художник.

режиссёр Виталий Манский
цитата по RTVi

О Радченко: «Он действительно жил съёмкой и погружался в неё с головой»

В тот злополучный день наш внедорожник уходил из засады «Исламского государства», в которую мы попали на подступах к Дейр эз-Зору. Фонтанчики от пуль, всё приближавшиеся к нам, словно говорили, что конец совсем близок. На миг мы встретились глазами и поняли друг друга без слов. Кирилл снова принялся шевелить рычажки управления беспилотником, ведя съёмку с воздуха. Уже после, когда машине удалось уйти из-под огня, он сменил «коптер» на [фотоаппарат Canon] Mark 4 и продолжил работу – так, будто несколько минут назад ничего и не произошло.

Он действительно жил съёмкой и погружался в неё с головой. Да, пожалуй, та мчащаяся по пустыне машина сблизила всех нас ещё больше — вопреки разным взглядам на жизнь и убеждениям. [...]

Редкий оператор любит фотографироваться — видимо, это склад характера, который формирует работа. Он больше следит за окружающим его миром, стараясь не вмешиваться в происходящее. Но после выключения камеры Кирилл мгновенно менялся – в жизни он всегда старался оказаться в центре событий. Тяга к новому, неизвестному, опасности – всё это его привлекало. И, видимо, стало основным мотивом снимать в Африке. К сожалению, мотивом фатальным.

военный корреспондент Anna-news Сергей Шилов
цитата по фейсбуку

О Джемале: «Он был настоящий „наркоман“, который жил только в экстремальных условиях»

В декабре 2011 года я сидел на корпоративе «Известий» и был сильно помят. Всего несколько дней прошло как я вернулся из казахстанского Жанаозена, где взбунтовались рабочие-нефтяники. [...] В результате, постояв на коленях на залитой кровью площади под дулом автомата, а потом поучаствовав в серии допросов, я всё-таки уехал оттуда на следующий день. Но ещё пару месяцев Жанаозен был со мной.

И вот на корпоративе к моему столу прихромал Орхан. У него выдалось приключение пожёстче: в августе 2011 года он был ранен во время битвы за Триполи, почти лишился ноги. В итоге ногу сохранили, хотя она практически не работала, а сам Орхан через несколько месяцев вернулся в Москву. «Лучше бы её отрезали, — пожаловался он, неуклюже сев на стул и посмотрев на свою ногу с отвращением, — Я же теперь инвалид».

Мы разговорились: он рассказал про Триполи, я — про Жанаозен. Он с интересом выслушал, помолчал, а потом сказал: «Ты же понимаешь, что теперь не сможешь без этого?». Я с сомнением на него посмотрел. В тот момент мои ощущения указывали на то, что это последнее без чего я не смогу.

«Не сможешь, это наркотик», — убеждённо продолжил Орхан.

Спорить я не стал. Решил, что со временем станет ясно, кто прав — Орхан или мои ощущения. А потом в последующие годы я узнал Орхана чуть лучше и понял, что правильно поступил, не став спорить — он был настоящий наркоман, который жил только в экстремальных условиях. В остальное время он находился в режиме ожидания — от одной безумной поездки к другой.

Одна история описывает его характер исчерпывающе: в 2010 году он работал в Newsweek и руководство не отпускало его в Сомали под предлогом того, что это слишком опасно. Тогда он взял отпуск и поехал туда самостоятельно. В итоге провёл несколько дней в местной тюрьме по подозрению в причастности к деятельности исламистской группировки «Аль-Шабааб». И все же написал об этом текст для Newsweek.

И мне кажется, он делал это не столько для читателей — парадоксальным образом самые рискованные журналистские работы не привлекают массового читателя, им неинтересно читать про диковинные страны, где вечно льётся кровь. Думаю, он делал это в первую очередь потому, что просто не мог не делать.

Очень жаль, что его не стало. Как и двух его спутников — я их лично не знал, но это неважно. Но я думаю, что в отличие от них, Орхан уже много лет как был готов к такому исходу. И принимал его в расчёт как неизбежный риск — плата за собственную неуемную тягу к опасности.

корреспондент RT Митя Евстифеев
цитата по фейсбуку

О Расторгуеве: «Следователи давили на него, но он ничего не отдал»

Мы познакомились с Расторгуевым в 2012 году, когда он готовил фильм «Срок» о протестах в России. Он много работал со мной. Самый, наверное, напряжённый день был, когда он «прикрепился» ко мне 6 мая на Болотной площади (день акции «Марш миллионов», которая привела к «болотному делу» — прим. TJ).

Вокруг полицейские избивали людей, распыляли газ, но Саша совершенно невозмутимо фиксировал происходящее на видео, оказавшись в эпицентре столкновений. Позже следователи давили на него, чтобы он передал файлы и у силовиков появились дополнительные улики против активистов. Расторгуев ничего не отдал. Он был одним из самых талантливых документалистов страны, удивительно порядочным и скромным человеком. Мысль о его гибели не укладывается в голове.

политик Илья Яшин
цитата по фейсбуку
что опять за эмоции в тексте, мне нужны факты
{ "author_name": "Сергей Звезда", "author_type": "editor", "tags": ["\u0446\u0430\u0440","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438"], "comments": 10, "likes": 49, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "subsite_label": "stories", "id": 74507, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Wed, 01 Aug 2018 20:57:23 +0300", "is_special": false }
Объявление на TJ Отключить рекламу
Истории
дискуссии в сообществе доступны только владельцам клубного аккаунта
С клубным аккаунтом вы сможете
создавать записи и вести дискуссии в закрытых сообществах
наслаждаться нашим сайтом без рекламы
помочь проекту и почувствовать себя лучше
Купить за 75₽
Обсуждаемое
Разборы
Главные вакцины от Covid-19: долго ли ждать, сколько будут стоить и появятся ли в России зарубежные препараты
Российскую вакцину пока закупают страны Латинской Америки, а Moderna, Pfizer и Astro Zeneca заняли рынки США и Европы.
Новости
В Госдуму внесли законопроект о запрете демонстрации изображений нацистов — под него попадают футболки с Гитлером
Депутаты заявили, что инициатива направлена на недопущение героизации военных преступников на территории России.
Интернет
Обсуждение: Скидки на «Чёрную пятницу»
Скидывайте в комментарии реальные скидки на что угодно. Мы, редакторы, присоединимся.
Популярное за три дня
Истории
Бруклинские раввины почти 30 лет калечили мужчин за деньги. Десятки женщин до сих пор благодарны им за это
Гангстеры-ортодоксы в духе мафиозных кланов боролись за права женщин, но одна из них отправила их в тюрьму.
Животные
Чикагских пингвинов выпустили погулять на футбольный стадион
С марта птицы живут в океанариуме без посетителей — сотрудники развлекают их как могут.
Животные

Комментарии

null