#Репрессии

Изоляция, допросы и «тигриные клетки»: история главной тюрьмы тайной полиции ГДР

40 лет нечеловеческих условий для заключённых ради защиты «демократической республики».

Фото Евгении Карташовой

«ФСБ точно знает, где производились казни»: как правнук репрессированного крестьянина восстановил историю его расстрела

Семейное расследование преступной цепочки – от инициаторов Большого террора до исполнителей в Томске.

Степан Карагодин (в центре) со своей семьёй Фото из личного архива Дениса Карагодина 

«Колыма каждого делает психологом»: каким было отношение Варлама Шаламова к Солженицыну

Символом советской лагерной прозы Шаламов стал не сразу, его обошёл Солженицын. Как так вышло — отдельный вопрос, мы же посмотрим, что думал о писательстве тов. Солженицына сам Варлам Тихонович.

Иллюстрация к «Колымским рассказам» Сапунова Надежда

Карательное «лечение» инакомыслия в СССР: экспертиза, признание невменяемым и нейролептики

Путь от единичных случаев до систематической госпитализации здоровых людей.

Спектакль «Every Good Boy Deserves Favour». 1982 год Фото с сайта Arzamas

Диктатура интроверта: путь Антониу Салазара от надежды Португалии до правителя, пытающегося удержать власть из постели

Жизнь в альтернативной реальности по Салазару — выдуманные отчёты в папках, газеты только с хорошими новостями и никаких сообщений о высадке на Луне.

Антониу Салазар. Лиссабон, 1960-е годы​ Фото АР​

«Мы до сих пор встречаем тех, кто отрицает репрессии»: главное из общения директора Музея истории ГУЛАГа с TJ Материал редакции

Сколько людей прошли через ГУЛАГ, почему никто не признал за это вину и какими документами подкреплены факты из фильма Дудя.

Роман Романов. Фото Strana.ru

«Зулейха открывает глаза»: как раскулачивание представили в современном романе, который экранизирует канал «Россия»

Игра с фактами, исторические несоответствия, географические и временные парадоксы.

«Зулейха открывает глаза» (2020 год, в производстве)​. В главной роли — Чулпан Хаматова Фотография omela

«Дело Сети» сталинского СССР: как из советских инженеров создавали террористов ради народного единения

Общественность хором требовала казни фигурантов, процесс против которых знаменовал начало массовых репрессий.

Обвиняемые по «делу Промпартии» во время суда. Москва, Дом Союзов,  1930 год Здесь и далее — фото из фондов Центрального Государственного архива кинофотодокументов СССР

Комментарии