Рубрика развивается при поддержке HP logo intel logo

Дело не в технологиях

(почему отстающая в egov-трансформации даже от Казахстана Украина вскоре обгонит Эстонию, и почему это не так важно)

​Министр кабинета министров Дмитрий Дубилет на заседании кабмина https://instagram.com/dubilet

Часть третия из цикла "Как победить" ( часть первая: https://wp.me/paT9X-3g, часть вторая: https://www.facebook.com/notes/2579797505405351/)

Старейшей IT-компании мира, ныне известной как IBM, уже больше 120 лет (да, IT-отрасль такая старая), она появилась в 1896 году, а началось всё ещё раньше. В 1890 году в США должна была проходить перепись населения (они проводятся каждые 10 лет), собранные в ходе предыдущей (в 1880 году) переписи данные обрабатывались 8 лет, предполагалось, что данные переписи 1890 года придется обрабатывать больше 10 лет, из-за чего перепись потеряет всякий смысл, но тут появился Герман Холлерит со своим "электрическим табулятором" (те самые перфокарты), и благодаря его машине данные обработали за год, вот для её продажи уже частным клиентам (бизнесу) Холлерит и создал компанию, которую мы теперь знаем под названием IBM. Но, конечно, на протяжении всей своей истории эта компания была очень близка к государству, так что можно сказать, что IT в США развивалось благодаря государству (возможно, это можно сравнить со SpaceX - частная космонавтика начала развиваться с госзаказов).

К чему я это рассказал?

К тому, что бизнес вполне может начаться с обслуживания потребностей государства, и что государство, которое дружит с айтишниками, добивается больших успехов. Вроде как этот сценарий успешного развития, которое продемонстрировала Эстония. И здесь я постараюсь изложить, почему у Эстонии вышло, почему у Украины пока с этим было не очень. Почему Эстонское чудо не получило развитие, а, возможно, даже зашло в тупик, а у Украины должно получится лучше. И что уповать исключительно на информационные технологии не стоит, что удобство для граждан, также как снижение коррупции, это не причина и не цель, а следствие сокращения расходов государства, и что с этого и надо начинать. Что всякому этапу развития требуются свои подходы - копировать то, что делали первопроходцы невсегда имеет смысл, вы зазря потеряете время и деньги и получите худший результат, чем можно было получить быстрее и дешевле.

Эстонское чудо

Что мы знаем об Эстонии кроме того, что эстонское государство лидер диджитализации в Европе, а, возможно, и в мире? Что там появился Skype. По отдельности эти два факта могли бы быть случайностью, но вместе говорят о каком-то, невесть откуда взявшимся, IT-потенциале в Эстонии. Что же там такое сформировалось, что привело к такому прорыву? Вы, конечно, будете искать некую инженерную школу в Эстонии, но ничего выдающегося там не было, выдающийся IT-климат там сформировался уже в результате этих двух факторов (компании могут интегрироваться с национальной IT-инфраструктурой, а создатели Skype стали крупнейшими IT-инвесторами в Украине), а до этого Эстония вряд ли чем-то отличалась от Литвы и Латвии. То есть дело не в этом, а в том, что предшествовало этому - в том, что случилось в Эстонии после развала СССР, и чего не случилось в других странах.

Историю эстонской egov-революции принято начинать с рассказа про то, что замминистр юстиции Юхан Партс в 1992 был с ознакомительной поездкой в Австрии, и ему там рассказали про электронный реестр, и он решил вместо бумажного делать в Эстонии сразу электронный, поэтому оцифровывать ничего не пришлось - самого мучительного этапа, который многие страны так и не смогли преодолеть, ну либо потеряли на нём много времени и денег, не было, Эстония сразу начала с цифры, ну а потом всё само покатилось. Но было ли это случайностью? Почему другие страны, которые тоже начинали в этот момент, не пошли этим путем? Ведь дело не только в реституции, из-за которой возник хаус с правами на владение недвижимостью (на самом деле это очень важная вещь - без нормального понимания, кто чем владеет, без нормального рынка недвижимости в целом, и земли в частности, невозможно привлечение инвестиций и развитие кредитования, а без этого невозможно всё остальное - невозможно экономическое развитие), тоже было и в других странах Балтии, тоже происходило и в других странах Восточной Европы, но там быстрой и эффективной egov-революции не случилось. И тут, конечно, важно отметить волевое решение - начать всё с начала, то есть не тянуть за собой советское наследство, не пытаться его использовать, не пытаться на нем выехать, не рассчитывать, что можно сэкономить на том, что уже существовало, и понимание того, что реформы должны проводится быстро. Отрубить то, что было, забыть про него, и начать создавать новое без оглядки на старое. Конечно, надо понимать, что создаешь - эксперименты в госстроительстве ни к чему хорошему не приводят, надо либо копировать успешные решения других государств, либо переносить бизнес-процессы из частного сектора, и тут государствам ближе всего банки и крупные корпорации (а крупные банки это фактически полные аналоги государств, ну или наоборот - государство это аналог крупного банка).

То, что в Эстонии раньше других перешли на электронные реестры это, конечно, важно, но куда важнее, само осознание того, как должна быть устроена система, те же реестры собственности на недвижимость, (и что она нужна), а внедренная в Эстонии система титулов Торренса считается чуть ли не лучшей в Европе. И это считается заслугой премьер-министра Эстонии Марта Лаара. В целом им за два года премьерства - с 1992-1994, были проведены самые радикальные (самые либеральные) экономические реформы в Восточной Европе. Вот это является настоящей основой Эстонского чуда, все электронные решения были уже результатом выбора концепции дешевого государства, а их эффективность результатом выбора самых незатратных для государства подходов. (Зачем делать своё, если можно договорится с бизнесом за какие-то преференции, чтобы он взял на себя создание и эксплуатацию системы и все связанные с этим расходы? У банков и телекоммуникационных компаний это всё равно получится лучше. Главное, чтобы система была открытой и стандартной, у всех был равный и свободный доступ к её API, чтобы у эксплуатантов не было монопольных прав и не было обременительных условий для пользователей, вот за этим должно следить государство - в этом рецепт эстонского успеха). То есть смысл не в том, чтоб сделать удобным для граждан взаимодействие с государством, не в том, чтоб искоренить/снизить коррупцию, а в том, чтоб сократить государственные издержки - тратить меньше государственных, то есть народных, денег.

Старое видео, которое даёт общее представление о egov Эстонии

Март Лаар был признан выдающимся экономистом, когда ему была вручена премия Милтона Фридмана, но экономистом он не был, он по образованию историк, и по его собственному признанию до того, как стать премьером, он прочитал только одну книгу по экономике - "Свободу выбора" Милтона Фридмана. Вот идеи из этой книги он и реализовывал на посту премьер-министра. Профессиональные экономисты его предупреждали, что "ходить по воде невозможно", в связи с этим у него родился афоризм: "Мы сделали это: мы шли по воде, потому что не знали, что это невозможно". Есть вклад Лаара и в том, что произошло в Грузии, он был советником Саакашвили с 2006 по 2008, хотя не факт, что экономическим, скорее по евроантлантической интеграции (он привел Эстонию во время своего второго премьерства в НАТО и ЕС, а потом был министром обороны Эстонии), и совсем не факт, что в этой ипостаси он представлял интересы Грузии в западных структурах, возможно, и наоборот. Он совсем неоднозначная личность, с ним связаны коррупционные скандалы - это как раз пример того, что эффективные реформаторы, которые добиваются экономического роста и снижения коррупции в своей стране, вовсе необязательно должны быть рыцарями в сияющих доспехах. Но факт то, что он заложил основу Эстонского чуда, и, возможно, он же в итоге привел Эстонию к застою.

Разумеется говоря про IT-развитие Эстонии, нельзя не упомянуть и программу "Прыжок тигра" - решение 1997 года о подключении всех школ к Интернету и замене в них компьютеров, как первом шаге к IT-рывку Эстонии, но в 2019 году это уже представляется совсем неважным, потому что само собой разумеющимся и неизбежным, тем не менее Эстония это сделало раньше других стран, пусть и не на много, и важно, что это была государственная программа, потому что расставило приоритеты. Но я хочу упомянуть это вот в каком контексте: есть мнение, что первоначальный рывок в США Skype сделал благодаря школьникам, которые жили вдали от школ и друг от друга, ну то есть на семейных фермах (но не только), им понравились, условно говоря, возможности Skype обсуждать домашние задания, ну вообще-то просто общаться, потом они на него подсадили своих дедушек и бабушек, ну а потом и родителей. Возможно, ещё до американского рывка, тоже самое произошло в Эстонии, ну то есть среда благоприятная для развития технологий появляется там, где к ним есть доступ у школьников, а так как эстонские школьники были одними из первых подключенных к Интернету они подстегнули эстонскую IT-отрасль в начальный момент, поэтому Эстония и вырвалась среди других европейских стран.

Но говоря про то, что Skype это эстонский продукт, забывают одно важное обстоятельство, писали-то его эстонские программисты, а вот инвестиции это шведские. И тут сразу встаёт вопрос: а почему шведы инвестировали в эстонский продукт, почему не нашли программистов в Швеции, и даже если там были уникальные эстонские технологии и уникальная эстонская экспертиза, почему не перенесли разработку в Швецию? И вот тут и рождается ответ, дело, конечно, не в дешевизне труда программистов в Эстонии (почему тогда не в Украине?), а в том, что в Эстонию было вкладывать выгодно (и безопасно, что, впрочем, основа выгоды). Skype родился в Эстонии не благодаря уникальной инженерной школе, а благодаря самому либеральному экономическому климату - простые низкие налоги (до вступления в ЕС нулевые таможенные пошлины), гарантия неприкосновенности бизнеса, гарантия неприкосновенности собственности, необременительное трудовое законодательство, простота вложения иностранных инвестиций, простота вывода иностранного капитала. Тут бы ещё желательна дешевая национальная валюта, но стабильная монетарная система тоже хорошо, и неизвестно, что лучше.

В результате в Эстонии самый высокий доход на душу населения среди бывших коммунистических стран, Эстонию приняли в клуб богатых Организацию Экономического Сотрудничества и Развития - официальное признание принадлежности к "Золотому миллиарду". И, казалось бы, это пример успеха - правильного пути, всем следует брать с неё пример, но увы, я так сказать не могу.

Главнее Зеленского

У Украины нет своего Скайпа, несмотря на мощную инженерную школу, хорошо развитую IT-инфраструктуру, огромное количество программистов и софтверных компаний. Украина на IT-рынке в основном представлена офшорным программированием - украинские компании работают на иностранные фирмы, а своих продуктов не выпускают - невыгодно. Из Украины не просто уезжают программисты, из Украины бежит IT-бизнес. Бежит или вывозится, в ту же Эстонию, там это государственная политика. Заводить в Украину инвестиции не спешат - небезопасно и некомфортно. Сейчас Украина могла бы стать убежищем для российских IT-компаний, которым российское правительство создало невыносимые условия для ведения бизнеса, в Украину из Беларуси могли бы перебираться беларусские программисты, которым некомфортно в своей стране из-за репрессивно-авторитарного режима, но этого не происходит - в Украине нет условий для развития бизнеса: законодательство отравлено советскими, ограничивающими свободное предпринимательство, и постсоветскими, созданными с целью увеличения поборов или создания условий, когда бизнес убегает в тень, чтоб с него там можно было побольше содрать, нормами, в целом чиновник ведет себя как рэкетир, правила игры постоянно меняются и не соблюдаются. А, конкретно, IT-компании стали постоянным объектом атак (грабежа) со стороны всех силовых правоохранительных структур, потому что про IT-компании известно, что они работают с иностранными клиентами, а, соответственно, у них у одних из немногих в Украине есть приличный кэш в долларах и евро (точнее они единственные, кто имея существенные доходы, не имеют политического прикрытия, потому что не являются олигархическим бизнесом), и они будут откупаться, чтобы вернуть свои сервера, из-за чего даже был принят специальный закон, запрещающий изъятие серверов, хотя надо было просто сажать силовиков, которые это делают.

У Украины нет своего Скайпа, но Украина всё-таки кое в чем опережала другие страны - в Украине был, возможно, самый технологически продвинутый традиционный банк в Европе - ПриватБанк, благодаря этому у него было самое комфортное - дружелюбное, взаимодействие с клиентами, более того, банк даже создал часть национальной IT-инфраструктуры - BankID. Это результат деятельности прежде всего IT-директора банка Дмитрия Дубилета, который после Революции, ещё в 2015 году, запустил волонтёрский проект платформу для электронного государства iGov. Гражданская инициатива продолжала параллельно развиваться государственному проекту диджитализации вплоть до ухода Дубилета из банка, потом, к сожалению, она заглохла (вот манифест Дубилета, когда он ещё был приисполнен энтузиазма на счёт сотрудничества по этой теме с государством: https://www.pravda.com.ua/rus/columns/2015/09/7/7080405/). Дубилет уволился из ПриватБанка после его национализации, после этого вместе с другими уволившимися топ-менеджерами ПриватБанка запустил собственный банковский онлайн-сервис monobank, который очень быстро превратился в самую быстро растущую финансовую компанию Украины, конечно, в первую очередь благодаря репутации самого Дубилета, ну и того, что выпустили продукт, который понравился потребителям - знали, как это делается. И вот в момент начинающегося триумфа Дубилет уходит из своей компании и занимает непонятную должность министра кабинета министров в правительстве Зеленского-Гончарука (ну переход в правительство произошел постепенно, он сначала стал советником в.и.о главы СБУ, декларируя, что будет помогать в создании IT-инструментов для борьбы с коррупцией, и уже успел продвинуть ряд мер против рейдерства - да, опять всё началось с реестров) - должность, на которой можно ничего не делать и не за что не отвечать, а можно изменить все бизнес-процессы в государстве, о намерение, чем занятся, он и объявил.

iGov это не единственный пример гражданско-государственного партнерства в Украине в области диджитализация. Другой известный пример и по общему мнению саксесс-стори это ProZorro - система электронных торгов, на которую перевели все государственные тендеры в Украине, она первоначально создавалась волонтёрами под патронатом Transparency International Україна, а затем была переданная украинскому народу, а волонтёры перешли на госслужбу. Но диджитализированным, а в результате транспорентным (отсюдо и название - "прозоро" переводится с украинского как "прозрачно") для общества, оказался отдельный сегмент государственной деятельности, пусть и наиболее коррупциогенный, но в целом государственные процедуры и взаимодействие государства и граждан (так называемые "государственные услуги") остались офлайновыми - бумажными.

Но это не значит, что ничего не делалось, более того, диджитализация государственных услуг идёт уже давно - в этом и проблема. Всякий государственный долгострой превращается в коррупционную кормушку, точнее ради возможности воровать чиновники и превращают любое дело в долгострой. Я был знаком с человеком, который в 2015 году занимался построением egov в Украине. Тогда он попросил меня показать, как выглядит изнутри личный кабинет пользователя казахстанского egov-портала, и это выглядело не очень, но в Казахстане это было, а в Украине этого не было, теперь в Украине есть egov-портал, но несмотря на очевидные проблемы казахстанского egov-портала он и сейчас, пожалуй, опережает в возможностях украинский. Но это, скорее, связано не с порталом, а с идентификацией граждан (в Украине до сих пор не сведены в один код все идентификаторы граждан в разных системах) и в самой организации оказания госуслуг - нет единой системы, которая устраняет потребность в бюрократическом согласовании между разными государственными органы, ну то есть проблемы не во фронтенде, а в бэкенде. А ещё знакомый рассказывал, как обстоят дела с диджитализацией в Украине, что берут гранты у Евросоюза на перевод реестров в электронный вид, ничего не делают, деньги расходуют, а потом берут новый грант, что реестры находятся в разном подчинении, и их не дают объединить, синхронизировать в них информацию, что не хватает серверных мощностей - не выделяют необходимых ресурсов, имеющиеся техника не справляется с нагрузками, что в министерстве занимаются показухой, выдавая за работающую услугу то, чего фактически не существует. Что саботирует диджитализацию сам министр юстиции, в чем подчинении находилась эта тема, саботирует или потому что оно ему не надо, будет мешать его коррупционным заработкам, или потому что он ничего в этом не понимает, или потому что ничего не может. В итоге мой знакомый уволился после очередного очковтирательства со стороны министра. Но причина саботажа не важна, важно, что тема не двигалась, тут был необходим другой уровень управления, другой уровень полномочий и компетенций. Забавно, что главную проблему в переходе на электронное государство мой знакомый видел в противодействии со стороны чиновников, ведь большинство из них лишаться работы: "они могут устроить настоящий майдан",- размышлял он, а в 2019 он поддерживал уже тех, кто и просрал все возможности изменить страну в предыдущие пять лет - сам оказался в этом самом несостоявшемся майдане, но оказалось, что этот "майдан" не так уж страшен, что ничего против воли народа к прогрессу, к изменениям он сделать не может.

Так в 2015 выглядел личный кабинет казахстанского egov-портала

Другое дело, что для реформ нужны люди, которые понимают, что они делают - нет смысла в переводе всех государственных услуг в электронный вид, большинство из этих "услуг" не нужны, и должны быть просто ликвидированы, должны быть устранены сами процессы, при которых возникает в них потребность, также как значительная часть государственных функций избыточна или просто вредна, и они должны быть уничтожены вместе с органами, которые ими занимаются, не потому что людей заменят боты, а потому что таких функций не будет. И для этого нужен человек, который понимает не просто в диджитализации, а в оптимизации бизнес-процессов, и проводится это должно не на уровне технического специалиста или даже руководителя государственного агентства, а на уровне персоны, чьи распоряжения обязательны к исполнению всеми министерствами.

В Украине сейчас две таких персоны, это: министр кабинета министров Дмитрий Дубилет, который занимается перестройкой государственных процедур (и регламентов) и переносом их на электронные рельсы; и вице-премьер (один из двух) министр цифровой трансформации Михаил Федоров, который занят диджитализацией госуслуг и продвижением этой реформы в общественном мнении. Михаил Федоров пришел в команду Зеленского на этапе предвыборной кампании в качестве SMM-руководителя, и сразу же подцепил эту тему, а затем уже в качестве внештатного советника президента развил такую бурную деятельность, что сумел сдвинуть с мертвой точки долгие годы лишенное осмысленного подхода, стратегического планирования и PR-поддержки направление, и постоянно повторяемая им название проекта "Держава в смартфоне" в итоге фактически превратилась в слоган политики Зеленского. Именно "Держава в смартфоне" должна стать (и станет) первой (и быстро) успешно реализованной реформой Зеленского - первой наглядной - очевидной всем, очевидной обывателям - простым гражданам Украины, которые смогут воспользоваться её плодами, и лично убедится, насколько изменилось государство, его отношение к гражданам, взаимодействуя с ним через телефонную аппку - универсальный государственный фронт-офис. Бэк-офисом же займётся Дмитрий Дубилет и как человек, который умеет выстраивать эффективные процессы, и как руководитель IT-разработки, и просто как создатель iGov - платформы (и команды), которая уже работала (которая уже понимает, что делать), но которой не дали развиться. Очевидно, он займется масштабированием её решений, вместо того, чтоб поддерживать неработоспособные государственные подделки или создавать всё заново - он понимает проблемы и он способен их решить (в этом я убежден), и у него есть соответствующие полномочия.

Дело не в технологиях - Эстонский тупик

Последняя крупная egov-инициатива в Эстонии это электронное резидентство, с ней связывались большие надежды, что Эстония станет таким Гонконгом или Швейцарией - страной, через которую будут вести бизнес предприниматели и компании со всего мира, но в реальности бизнес не особо заинтересовался возможностями e-резидентства. В этом обвиняют эстонские банки (принадлежат в основном шведам), которые отказываются открывать расчетные счета иностранцам, требуя физического присутствия человека - подтверждении личности при открытии счёта, поэтому возникла даже идея разрешить, зарегистрированным в Эстонии e-резидентами, компаниям использовать счета не в эстонских банках, а в банках всей Европейской Экономической Зоны (все страны ЕС плюс Исландия, Норвегия и Лихтенштейн). Причём e-резиденты уже зачастую имели счета, но их им закрывали из-за страха перед санкциями со стороны органов финансового мониторинга ЕС, опасаясь, что анонимные клиенты окажутся террористами, мафиози, коррупционерами, мошенниками или, не дай боже, уклонистами от налогов, и сами банки обвинят в участии в отмывании всяких сомнительных капиталов. Впрочем, сводить всё к этому не стоит - не особо-то рвутся в мире обзавестись электронным резидентством Эстонии, потому что никаких особых преимуществ это не даёт. (Ну не детское же пособие оформлять через Интернет?.. тем более иностранцы на него не имеют право). Конечно, в Эстонии в сравнении с большинством других стран Европы адекватное налоговое законодательство и регулирование бизнеса, но не настолько, чтобы в Эстонии ведение международного бизнеса было выгоднее чем в каком-нибудь офшоре, а внутренний рынок Эстонии слишком мал, чтоб заинтересовать инвесторов, ну и в целом в Эстонии мало ресурсов, чтобы там можно было размещать базу крупного бизнеса. Эстония могла бы стать прибежищем для тех, кого не устраивают налоги и ограничения для бизнеса в других странах, но не стала, потому что вошла в ЕС и стала подчиняться установленным Брюсселем правилам.

К членству Эстонии в ЕС можно относится по разному. С одной стороны, оно принесло Эстонии стабильность и инвестиции (которые пришли под стабильность из других стран ЕС). С другой стороны, установленные в ЕС правила не дают возможность развиваться бизнесу, поэтому в Европе и не было создано ни одной глобальной IT-компании - слишком высокие налоги и слишком жёсткое регулирование. Но вместо того, чтобы создать благоприятные условия для бизнеса, в Европе штрафуют по надуманным поводам на огромные суммы американские компании и устанавливают для них дискриминационные правила. Какой бы хорошей сама по себе не была страна, но членство в ЕС всё отравляет - инвесторы в Эстонию это инвесторы, которые расширяют своё присутствие в регионе (поэтому это прежде всего Швеция), которые подминают под себя маленький эстонский рынок, потому что на конкуренцию на большом рынке у них нет сил, Эстония для них это не база для международной экспансии - международной торговли, Эстония для них это их задний двор. Это было бы не так и плохо - любые инвестиции это хорошо, но европейская экономика стагнирует, европейские компании очевидные аутсайдеры и вряд ли они протянут долго, экономика Европы под грузом ЕСовского регулирования всё глубже погружается в болото, из которого вряд ли сможет вылезти.

Дело не в технологиях - как ни крути, а главное это налоговая нагрузка на бизнес. Согласно совместному исследованию PricewaterhouseCoopers и Всемирного банка "Paying Taxes 2019" налоговая нагрузка на среднюю (60 сотрудников) компанию в Эстонии составляла 48,7%, а в Ирландии 26,0%. Для сравнения: в Украине - 41,7%, в Германии (главной стране ЕС) - 49,0%, во Франции (второй по важности стране ЕС) - 60,4%, в Польше (главный конкурент и партнёр Украины) - 40,7%, в США - 43,8%, в Китае - 64,9%, в России - 46,3%. При этом в рейтинге из 190 стран Эстония благодаря простой налоговой системе - небольшому количеству времени, которое требуется на налоговое администрирование (50 часов в год, и тут дело в технологиях - подача деклараций через Интернет из автоматически сгенерированных сайтом налоговой службы отчётов, меньше только в Объединенных Арабских Эмиратах - 12 часов, в Бахрейне - 29 часов, в Гонконге - 35 часов, в Саудовской Аравии - 39, в Катаре - 41; для сравнения: в Украине - 328, в Германии - 218, во Франции - 139, в Польше - 334, в США - 175, в Китае - 142, в России - 168 часов), и сравнительно небольшому (в сравнение с теми, у кого много) общему числу налоговых платежей, занимает хорошее 14 место, но Ирландия всё равно 4 (Украина - 54). Но тут стоит уточнить, что налоги, которые должны быть уплачены, и то что в реальности уплачивается, это разные цифры - разумеется, в Аргентине не платят те 106% налогов от прибыли предприятий, который бизнес должен платить по закону (вопрос, какие наркотики в Аргентине употребляли, когда придумывали такие налоги, не относятся к рассматриваемому в этой статье) - в целом, чем выше налоги и сложнее налоговая система, тем меньшая доля налогов выплачивается (и тем выше коррупция). И дело не только в том, что бизнес убегает в тень, но и в том, что государство само придумывая налоги, потом придумывает, как облегчить налоговую нагрузку для части бизнеса и граждан, чтоб они не убегали из страны слишком быстро. (А часть экономики и общества вообще избавляет от налогов. Разумеется власть заботится прежде всего о себе, так что это связанный с властью сектор, а кроме того от налогов освобождают тех, кого в принципе невозможно обложить налогами, или когда на сбор налогов тратится больше, чем в результате возможно получить - так что не облагаемыми налогами оказываются безработные (самозанятые), а также работающие, но получающие меньше определенной суммы, мелкие (или безземельные) крестьяне и кто-то очень удаленный от государственных центров, не находящийся под контролем национальной власти. В странах, где есть племенные зоны или резервации, это относится к ним, также это относится к экстремальным (где-нибудь высоко в горах) или отдаленным - островным/экстерриториальным регионам, или каким-нибудь джунглям, или просто территориям, до которых не добраться из-за отсутствия дорог, заброшенным селам и стойбищам. Кроме того мелкая торговля и значительная часть сферы услуг, но тут уже сложно сказать, когда это сам бизнес уходит в тень, а когда это государство его освобождает от налогов, скорее это такой негласный договор - мы даём вам возможность не показывать всю прибыль и весь оборот, а вы продолжаете работать, это тот случай, когда государство ограничивает свои аппетиты, не столько потому что удастся собрать меньше налогов, чем будет потрачено на их сбор, а сколько потому что равные с большим бизнесом налоги разорительным для мелкого бизнеса, и у него просто нет средств на их администрирование). Так по данным исследования The Heritage Foundation "2019 Index of Economic Freedom" отношение налоговой нагрузки в Эстонии к ВВП составляло 34,7%, а в Ирландии - 23%. Для сравнения: в Украине - 33,1%, в Германии - 37,6%, во Франции - 45,3%, в Польше - 33,6%, США - 26%, в Китае - 17,5% (ДА!!!), в России - 22,2%.

Но всё сводить к налогам нельзя, Эстонию, как и другие страны ЕС, душит дорогой евро. И если странам, которые не способны самостоятельно поддерживать финансовую стабильность (государственную монетарную дисциплину), таким как Греция или Италия, евро, очевидно, помогло не скатиться совсем на дно (хотя, что это, если не дно?), то странам с ответственными правительством и монетарными властями (с ответственной монетарной политикой), евро подрезало крылья. Первоначального преимущества взлетающей экономики - дешевой национальной валюты, они были лишены. Потом, когда вы получаете сильную экономику, и ваша валюта становится дорогой, вы теряете это преимущество (если, конечно, ваша валюта не становится резервной, что развязывает руки для заимствований), тогда уже важными становятся прочие факторы, о которых обычно и принято говорить, когда речь заходит об экономических реформах, но для первоначального мощного старта дешевая национальная валюта (а отсюда и дешевые ресурсы, то есть местное сырьё, энергия, рента, прочие расходы, и, разумеется, рабочая сила) необходима.

Но ещё более фундаментальным фактором является демографический - экономика всегда растёт за населением и неминуемо падает при его сокращении, конъюнктура может менять процент роста ВВП в конкретный год, хорошая конъюнктура может затянуться даже на 10-15 лет (как это бывает с нефтью), но на десятилетие вперед тенденцию определяет именно численность населения и его демографический состав - молодые и много работают, и много потребляют, поэтому экономика растет, старые становятся обузой для государства, поэтому растёт государственный долг. Соответственно для нормального развития стране нужна или высокая рождаемость (высокий естественный прирост населения), на чем рванул в 20 веке вперед Китай, или мощная иммиграция, за счёт чего в 19 веке вперед рванули США. Эстония же сейчас оказалась в той ситуации, когда она, с одной стороны, уже не может конкурировать по стоимости рабочей силы, к примеру, с Индией, с другой стороны, она по-прежнему ниже, чем в Финляндии и в других странах Северной Европы, поэтому и инвесторы в Эстонию не идут, и свои кадры уезжают в другие страны на заработки.

Опыт Эстонии для Украины

Исходя из тех проблем, с которыми столкнулась самая успешная из постсоветских стран, можно уже сформулировать, что нужно Украине: низкие налоги, дешевая национальная валюта и положительная демографическая динамика. Самое бесспорное, а потому простое (при наличии политической воли и смелости), первое, самое спорное, а потому тяжело осуществимое в стабильных условиях, но легкое в условиях кризиса, второе, самое сложное само по себе третье, но оно и даст самый долгосрочный эффект. Вопрос только в том, как этого добится. Думаю, вариант с подъемом рождаемости даже рассматривать не стоит - фарш не провернуть назад, женщины к семейному очагу уже не вернутся. Остается только привлечение мигрантов. Но кто же поедет в Украину?

Судя по всему, ответ в команде Зеленского на этот вопрос знают, о чем говорилось во время его встречи с представителями стран СНГ (в рамках Лиги смеха) в Одессе во время предвыборной кампании. У Зеленского с интересом смотрят на опыт Эстонии с импортом стартапов, когда компании вывозятся в Эстонию вместе с людьми, но, похоже, воспроизводить конкретно это не собираются, вместо этого хотят дать возможность переехать и натурализоваться IT-специалистам из "культурно близких" стран - Беларуси, России и Казахстана, прежде всего как заинтересованным в возможности жить и работать в условиях свободы. Пока это выглядит нереалистично, потому что заработки в России выше, чем в Украине, но в условиях падения цен на нефть, то есть после начала глобального кризиса, это может стать реальным.

Более того, я особо не верю в начало настоящих реформ до начала кризиса. (Несмотря на то, что в мировой экономике сейчас все показатели предкраховые, но в этом году крах вряд ли случится, если, конечно, не случится войны между Ираном и Саудовской Аравии (или США), из-за чего цены на нефть взлетят до небес, потому что вопреки всему американская экономика продолжает расти. Но в предстоящем крахе уверены уже абсолютно все, поэтому, очевидно, это случится до конца 2020 года). Потому что "от добра добра не ищут" - в Украине будут боятся спугнуть наметившийся экономический рост (если предыдущая политика правительства и нацбанка привела к росту, зачем её менять?), и, скорее всего, и в 2020 ВВП Украины прилично вырастет (я ожидаю серьёзный рост и в сравнение с предыдущими годами и в сравнении с другими странами, которые растут высокими темпами) благодаря уже проведенным законодательным инициативам, которые привлекут в страну иностранных инвесторов и дешевые кредитные ресурсы, точнее деньги уже пошли под Зеленского, под объявленный им курс, его решительность и адекватность (у чего есть очевидные издержки - гривна лезет вверх). И потому, что пока не случилось чего-то катастрофического все держаться за "социальную стабильность", поэтому не идут на радикальное урезание непродуктивных (всё кроме строительства новой и реконструкции старой общественной инфраструктуры) государственных расходов, оптимизации государственного сектора и реструктуризации экономики (отказ от дотирования убыточных предприятий и отраслей). А вот дальше будет обвал, и придётся принимать радикальные болезненные меры, на спасения Европейским Союзом рассчитывать не стоит, он сам тонет, МВФ направит ресурсы на спасение более важных для мировой экономики стран, и вот тогда и начнутся настоящие реформы, потому что отступать будет уже некуда - хуже уже не будет. Да и в случае Украины "непопулярные меры" это "деверсия в тылу" - подрыв консолидации нации в сопротивлении российской агрессии, поэтому на такое можно идти только, когда сама Россия ослабнет, когда она будет вынуждена начать экономить - урезать военные и экспансионистские расходы.

Но глобальный кризис в целом может сослужить Украине добрую службу (кроме падения цен на газ). Сейчас основной страной, куда уезжают украинцы на заработки является Польша, в которой весьма высокие, естественно, по европейским меркам, темпы роста ВВП - 3,34% в среднем за 2012-2017 годы, но это в основном благодаря инвестициям из Германии (немцам выгоднее производить в Польше, где ниже оплата труда), а в условиях кризиса капиталы, как правило, возвращаются на родину, точнее их выводят, из считающихся рискованными, развивающихся стран в, считающиеся устойчивыми, развитые страны, поэтому будет отток капитала из Польши, который приведет к закрытию предприятий, сокращению штатов, росту безработицы и снижению уровня оплаты труда, что неминуемо приведет к возвращению части заробитчан в Украину. И на первых порах для неё это будет потрясением, потому что Украина лишится значительной части переводов из-за границы, которые поддерживали существование семей заробитчан и в итоге вливались в украинскую экономику, и усилится давление на рынок труда в стране, но в дальнейшим эти люди, привыкшие к жесткой конкуренции и упорному труду, открытые для нового опыта и другой культуры, могут серьёзно толкнуть вперед, заседевшуюся в совке, Украину, приведя в страну усвоенные за границей успешные практики (именно такие люди становятся плодотворными предпринимателями и менеджерами, потому что приносят с собой из-за границы новые бизнес-идеи и бизнес-модели, производственную культуру и стандарты качества).

Но целью привлечения в Украину амбициозных IT-специалистов и предпринимателей, которые живут в странах, где для IT-бизнеса созданы неблагоприятные условия, а возможности для эмиграции на Запад у них нет, не столько в том, чтоб снизить стоимость рабочей силы в IT-отрасли, сколько в том, чтоб наводнить Украину инновациями (чтоб выезжали желательно не по одиночке, а целами командами) и создать атмосферу Кремниевой долины, которая сама уже начнет привлекать инвестиции. Но одними только программистами экономику не поднять, нужно создать в принципе благоприятные условия для иммиграции. И это не должно быть как в странах ЕС, в которые люди едут, чтобы оказаться на обеспечении у государства (и в результате десятилетиями сидят на шее у коренных жителей), и где при этом иностранцу из-за законодательных запретов и ограничений очень тяжело устроится на работу - мигранты должны быть экономическим потенциалом страны, а не обузой для местного населения - они должны работать, а не увеличивать дефицит государственного бюджета. Привлечь иностранцев можно только рабочими местами, а рабочие места невозможны без новых предприятий. Но откуда же возьмутся новые предприятия без иностранных инвестиций, которые идут туда, где избыток дешевой рабочей силы? Как запустить эту цепную реакцию?

Украина сейчас в тяжелой ситуации - война на Донбассе, порушенные экономические связи с Россией, экспорт в которую (и сотрудничество с которой) составлял львиную долю украинского ВВП, бюджетный дефицит, пришедшая в упадок общественная инфраструктура (прежде всего дороги), большой государственный долг, большие выплаты по долгам в текущем и следующих годах, а ещё надо решать, что делать с умирающей угольной промышленностью и черной металлургией. Ну то есть ситуация, когда вопрос брать или не брать в долг (для рефинансирования долга и инфраструктурных проектов) и выполнять ли требование кредиторов не стоит - вы вынуждены это делать, чтоб продолжать дальше существовать. Как показывает опыт, советы МВФ позволяют стабилизировать ситуацию, но не позволяют вырваться из перманентной стагнации, а взять деньги и проигнорировать советы нельзя - одно без другого не бывает. Для рывка вперёд необходимо не только сокращение расходов, о чем постоянно говорит МВФ, но и налогов (точнее сокращение расходов замедляют экономику, а сокращение налогов привлекает иностранные инвестиции, расходы же вы вынуждены сокращать, потому что сокращаются поступления в бюджет), а вот этого МВФ не любит, и потому, что страны-доноры МВФ не хотели бы допустить налоговой конкуренции, и потому что сокращение налогов это в первый год, а зачастую в первый два-три года, бюджетный кризис - выпавшие доходы нечем замещать, сократить просто так расходы зачастую невозможно - это может вызвать массовые протесты и дестабилизировать государство, то есть на этот маневр всё равно нужны деньги, и их где-то надо брать. Хорошо, если есть что продать, а если приватизировать нечего? Или если в госсобственности находится то, что не нужно и даром? Запуск рынка земли тоже не принесёт больших средств, потому что земля, как и другие активы, что-то стоит только при работающей экономике.

Многие страны ЕС предпочитают перекладывать эти проблемы на Брюссель, точнее на Германию, потому что она за всех платит, поэтому и находятся в полуобморочном состоянии - ЕСовской поддержки им хватает, чтобы не умереть, но не хватает, чтобы начать нормально развиваться, они десятилетиями не решают свои проблемы, перебиваясь на подачках. Единственный пример экономического успеха в ЕС - Ирландия, больше таковым не является, скорее это пример того, как можно создать колоссальные долги, не создав реальной экономики. Американские IT-гиганты используют Ирландию в качестве прокси для работы за пределами США, но реальной деятельности там не ведется, и это прокси сейчас активно закрывает и правительство США, и правительства стран ЕС. То есть опыт Ирландии повторить уже не удастся, да и не нужно. Но что же делать?

Эстония не даёт рецепта экономического чуда. Это страна, которая создала передовое в технологическом плане государство, но при этом осталась на задворках мировой цивилизации. Но один ответ она дала - свобода важнее технологий, Эстония сама себе обрезала крылья, которые у неё стали расти, когда она стала строить самую свободную экономику в Европе, променяв свободу на стабильность в ЕС. Украина не нужен ЕС с её ограничениями и правилами на все случаи жизни, Украине нужна безопасность, которое даёт членство в НАТО. (К сожалению, время уже упущено, из-за чего стала возможна и оккупация Крыма и агрессия на Донбассе, Россию можно было удержать от нападения, вступи Украина лет 10 назад в НАТО, но этому воспротивилась элита в самой Украине, которая предпочитала заигрывать с Кремлем и мутить с ним газовые схемы, теперь же будущее самого НАТО под вопросом). Но Украине в любом случае нужна евроантлантическая, а не европейская интеграция, у неё должны быть более близкие связи с Великобританией, США, а в особенности с Канадой, чем с Польшей, Германией и Францией - нужно ориентироваться на лидеров, а не аутсайдеров, нужно дать возможность тем, у кого есть деньги и инновации инвестировать в Украину, именно такими странами являются Великобритания и США, а в Канаде в этом заинтересована украинская диаспора - нужно дать им возможность свободно работать в Украине - нужно ликвидировать все барьеры с этим странами. После Брексита, очевидно, состоится большое экономическое соглашение между США и Великобританией, скорее всего, в это соглашение будет приглашена и Канада, Украина должна воспользоваться своим лобби в Канаде, чтобы присоединится к этому соглашению, тем более у Вашингтона и Лондона большой должок перед Киевом по Будапештскому меморандуму, Украина должна воспользоваться своим статусом защитника Западной цивилизации - форпоста на пути продвижения России на Запад, надо объяснить державам, которые не ложаться под Россию, что им нужна сильная Украина для обеспечение безопасности в Европе.

Будем реалистами, кредиторы сейчас Украине не позволят резко сократить налоги (но премьер Гончарук обещает это делать постепенно), да это и опасно. Но есть и другое пространство для манёвра, Украина может стать пространством максимальной свободы для развития IT-бизнеса, в частности криптосервисов, то, что запрещают в других странах, должно получить здесь наибольшее благоприятствование, вплоть до налоговых каникул - Украина должна стать страной свободной от цензуры и требований к интернет-компаниям предоставлять доступ к данным пользователей, вплоть до того, чтоб эта норма была зафиксирована в Конституции. К примеру, назвать это нормой о неприкосновенности и приватности интернет-данных. Не только в России сейчас интернет-компании чувствуют себя некомфортно, на их свободу посягают по всему миру, от Ирана до Австралии, атаки на IT-гиганты происходят и в ЕС и даже на их родине в США. Правительство Украины должно заявить, что готово предоставить убежище всем - Украина это не Исландия, здесь есть все возможности для развития - мощная инженерная школа и хорошая IT-инфраструктура (и солидный внутренний рынок). Вместо того, чтоб блокировать Яндекс, правительство Украины должно предложить ему перевести свой бизнес из России в Украину. Яндекс, конечно, откажется, но это будет мощный сигнал для всего мира, для российского и мирового IT-бизнеса, что в Украине у власти современные незашоренные люди.

Будущее уже здесь

Этот год станет предстартовым для новой экономики: готовится к запуску стабкоин Цукерберга Libra (похоже, ему так и не дадут родится) и блокчейн-система Дурова TON. Значительная часть из того, что государство сейчас, часто тщетно, пытается диджитализировать, окажется в онлайне без помощи государства, причем будет доступно и в тех странах, где никакого egov нет, причем доступно бесплатно - не придется это оплачивать из государственного бюджета. В принципе, пример этого уже есть - это WeChat, вопрос только в создании его глобального аналога, защищенного криптотехнологиями от слежки и вмешательства правительств и сотрудников сервиса. Но есть примеры и попроще. Зачем городить собственную систему электронного документооборота, если есть Google Docs (ну или майксофтовский и яндексовский аналоги)? Конечно, сразу встает вопрос безопасности, но в большинстве случаев ничего секретного в этих документах нет, ну и вопрос снимается, если спросить, где информация в большей безопасности на собственном почтовом сервере или в GMail? А web-почтой активно пользуются чиновники по всему миру, и особых проблем с этим не возникает. (Пожалуй, единственное оправдание (кроме, безусловно, оправданной блокировки шпионской (и, возможно, диверсионной) деятельности Лаборатории Касперского) блокирование российских сервисов в Украине это то, что почтой Маил.Ру и Яндекса перестали пользоваться украинские чиновники и политики. Но если Яндекс и Маил.Ру перенесут сервера (дата-центры) и штаб-квартиры в Украину, то почему бы нет?). Скорее нужна работа с чиновниками, на счёт того, какими сервисами можно пользоваться, а какими нет. Так естественным образом переписка переехала с почтовых сервисов в мессенджеры, и что городить госмессенджер, как это хотя сделать в России? Вместо этого правительство (компетентный государственный орган) должно сказать, чем безопаснее пользоваться, WhatsApp или Telegram, получив экспертизу сторонней частной структуры.

Мы входим в эпоху мультистейкхолдеризма, мир радикально изменится, роль государства (и чиновничества, политиков и партий) будет в нем радикально меньше, технологии придут на смену многим государственным (и поддерживаемым государством) институтам, они будут зависит не от правительств и регламентироваться не законами, а соглашениями вовлеченных в процесс профессиональных групп, государства могут этому сопротивляться, а могу стать заинтересованной стороной в обсуждениях и решениях. Скорее всего, государства не смогут на что-то повлиять, но в любом случае технологии победят бюрократию, и те, кто будут этому противиться, проиграют.

Ещё не надо забывать, что Украина одна из ведущих ракетостроительных держав мира с умирающей космической отраслью. Я бы её вообще лет на 30 освободил от налогов, и давал бы возможность списывать с налогов инвестиции в неё. Всё равно в следующие 10-15 лет отдачи от них не будет, но за этой отраслью будущее - она создаст будущее, и не так важно, что она приносит сейчас, как то, что будущее благодаря ей может начаться с Украины.

Моё видео 2015 года о перспективах украинской косманавтика

А ещё Украине не надо забывать про Крым, надо уже сейчас, думать, что с ним делать после возвращения и помогать этому. В частности пойти на встречу крымским татарам, большинство из которых живёт сейчас в Турции и Узбекистане, и предложить им украинское гражданство. Вряд ли возрождать Крым поедут крымские татары из Турции, а вот из Узбекистана люди с удовольствием переедут на свою историческую родину (вот вам и трудовой ресурс), надо показать им, что Украина их поддерживает. Ну а крымских татар в Турции сподвигнуть на инвестиции и торговое партнёрство.

Перепись

Последний раз перепись в Украине проводилась в 2001 году, с тех пор четыре раза объявлялось о намерение провести новую и четыре раза это переносилось, и вот есть решение сделать это до конца 2019 года, как бы фантастично это не звучало в условиях смены правительства. Для Украины это особенно важно, потому что толком не понятно, сколько людей живет в Украине, каков её демографический состав, поэтом невозможно не только нормальное налогообложение (для чего исторически проводились переписи), но и экономическое планирование и представительные выборы (это было одно из соображений, почему переписи проводились в США, чтобы конгрессмены представляли равное количество граждан, чтобы не было недопредставленных округов). Пока формат переписи окончательно не определен, есть идея провести электронную перепись - просто сопоставив данные в разных реестрах, но, очевидно, потребуется именно традиционная перепись, чтобы проверить данные в реестрах, и синхронизировать их. В любом случае способность провести перепись покажет наличие дееспособной власти в Украине (есть мнение, что предыдущие правительства просто боялось реальных данных), станет реальным стартом (то есть без этого он не возможен) диджитализации государства, а может и что-нибудь стоящие придумают в ходе подготовке к ней, ведь весь наш современный мир начался именно с этого...

{ "author_name": "Дмитрий Щёлоков", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 9, "likes": -10, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "subsite_label": "tech", "id": 116750, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Tue, 17 Sep 2019 11:23:13 +0300", "is_special": false }
0
9 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...

возник хаус с правами

4
Дикий фонарь

Комментарий удален по просьбе пользователя

4

Моё видео 2015 года о перспективах украинской косманавтика
ред.

2

Украина вскоре обгонит Эстонию

0

обгонит Эстонию

люди с удовольствием переедут

вернётся Крым

инвестиции и торговое партнёрство

построит космодром

2

Гиперлупа ещё

0
Обратный цветок

Украина сейчас в тяжелой ситуации - война на Донбассе, порушенные экономические связи с Россией, экспорт в которую (и сотрудничество с которой) составлял львиную долю украинского ВВП, бюджетный дефицит, пришедшая в упадок общественная инфраструктура (прежде всего дороги), большой государственный долг, большие выплаты по долгам в текущем и следующих годах, а ещё надо решать, что делать с умирающей угольной промышленностью и черной металлургией.

Давно на TJ от украинцев такого не слышал. Обычно говорят, что всё ОК, а без связей с Россией ещё лучше стало.

0

Комментарий удален по просьбе пользователя

1

Дядь, вот это тебя разнесло конечно. 🙄

0
Читать все 9 комментариев
Обсуждаемое
Новости
Во время стрельбы в Пермском университете преподаватель не стал прерывать лекцию и отказался баррикадироваться
Он считает, что всё делал правильно.
Новости
Экс-футболист сборной России Дмитрий Хохлов подал в суд на Facebook. Соцсеть считает его фамилию оскорблением украинцев
И удаляет все посты с её упоминанием.
Наука
Исследование: Взрыв метеорита уничтожил два крупных города на Ближнем Востоке 3,5 тысячи лет назад
Воздух при взрыве так раскалился, что расплавил глину и металл, а ударная волна разнесла город и его жителей на мелкие кусочки.
Популярное за три дня
Новости
Bloomberg: сотрудники Google раскритиковали компанию за удаление приложения Навального c «Умным голосованием»
Они сочли это уступкой российским властям.
Интернет
Иллюстрация к «синдрому вахтёра», рождённая на выборах в Петербурге
Спор между членом комиссии и главой УИК о съёмке происходящего на участке.
Новости
Кандидаты из списка «Умного голосования» проиграли в Москве после подсчёта онлайн-голосов, хотя до этого лидировали
Результаты электронного голосования были известны ещё ночью, но власти задерживают их публикацию.
null