{"id":2131,"url":"\/distributions\/2131\/click?bit=1&hash=b333afeee84d8955a2fc9dac0277cfe855230f46caba4aa23e43d5ef1fe57597","title":"\u0412\u044b \u0433\u043e\u0442\u043e\u0432\u044b \u043a \u043f\u0440\u0438\u0445\u043e\u0434\u0443 \u0441\u0430\u043d\u044d\u043f\u0438\u0434\u0435\u043c\u0441\u0442\u0430\u043d\u0446\u0438\u0438?","buttonText":"\u041f\u0440\u043e\u0432\u0435\u0440\u0438\u0442\u044c","imageUuid":"44ce55da-8f18-5632-aa12-06c7747270d1","isPaidAndBannersEnabled":false}

Глазами дрона Статьи редакции

В Москве 1 декабря прошёл финал чемпионата по дрон-рейсингу «Кубок Чемпионов». Впервые в России гонка получила богатых спонсоров, а беспилотники передавали видео в HD-качестве, необходимом для трансляции зрителям. Наталия Зотова и Евгений Фельдман по просьбе TJ разбирались, как развивается в России молодой спорт и кто становится пилотами гоночных коптеров.

«Я и в МАИ-то поступил потому, что узнал про кружок авиамоделистов», — радостно сообщает третьекурсник Московского авиационного института Александр Кунашук. Кружок авиамоделистов занимает комнатку без окон на первом этаже одного из корпусов института: на одной стене пиратский флаг, к другой пригвождён отверткой старый смартфон. Гроздьями висят модели самолётов, планеров и отдельные крылья. Правда, теперь в кружке занимаются уже не самолётами, а дронами.

До соревнований по дрон-рейсингу остается один вечер. «По ходу, я здесь на ночь останусь», — ворчит студент кафедры аэродинамики Руслан Темнов: коптер никак не летит, приходится разбирать его до гаечки и снова собирать.Гоночные коптеры — сборные, покупают не готовую машину, а наборы деталей. «Как в Формуле-1 — лучшие болиды собираются под конкретного пилота», — говорит Кирилл Щукин, сотрудник МАИ и куратор кружка.

Студентов в кружке трое: Саша любит поболтать о себе, Глеб Боярский — самый старший, учится уже в магистратуре и занимается дронами с детьми в дружественном МАИ доме культуры — вставляет шуточки в монологи друга. Тихий Руслан ковыряет дрон в уголке.

Глеб Боярский, команда МАИ, понедельник перед турниром, комната авиамоделистов в институте
Руслан Темнов, команда МАИ, понедельник перед турниром, комната авиамоделистов в институте

«А вот эти наказаны, мы их не любим», — парни показывают на заброшенные в угол «Фантомы», фабричные коптеры для панорамной видеосъёмки: самые массовые, «дилетантские» модели, которые гонщики презирают. «Да с ними даже ребёнок справится», — фыркает Саша.

Из гоночных дронов торчат проводки, студенты тычут в них паяльником и о красоте линий не думают совершенно — только о скорости. Такие беспилотники дешевле «Фантомов», но все равно спорт недешёвый: чтобы начать летать, нужно сразу вложить около тысячи долларов. К тому же что-то всё время ломается, приходится покупать новые детали.

Но это все равно лучше, чем с моделями самолётов — поскольку дрон разбирается до гаечки, починить его проще. «А вот когда моё крыло врезалось в фундамент дома, я его чуть ли не веничком сметал в пакетик», — вспоминает Александр.

На каждом дроне стоит маленькая камера, а пилот надевает очки или шлем виртуальной реальности и буквально видит «глазами» коптера. Саша собирается опробовать только что собранный дрон и даёт мне дополнительные очки. «На улицу я не пойду, холодно. Он один пойдёт», — Кунашук открывает окно, выставляет беспилотник на мороз, закрывает, чтобы не дуло, и уводит машину за пределы видимости.

Я надеваю очки и обнаруживаю, что несусь в воздухе по тёмному двору института: видно снег, машины, редкие светящиеся окна, а в одном из них, далеко — Сашу и меня. В очках ощутимо укачивает, поэтому на соревнованиях для пилотов предусмотрены сидячие места.

Тренировка команды МАИ перед турниром

Руслан — он в кружке новичок — продолжает страдать над распотрошённым коптером. «Да у тебя мозг развёрнут неправильно!» — ругается Саша, имея в виду центральный процессор коптера.

«Саша мой тренер», — кивает на друга Руслан. А самого Сашу учил летать Владимир Мещеряков, звезда российского дрон-рейсинга, ездящий на международные соревнования. Он тоже когда-то закончил МАИ и тоже увлекался авиамоделированием — очень давно, в школьные годы. Кунашук говорит про Мещерякова со смесью почтения и зависти: «Незнакомая трасса, а он летит, как будто страха вообще нет!»

Мещеряков тоже участвует в гонке «Кубок чемпионов». Каждое соревнование важно для укрепления юного сообщества, к тому же одни соревнования стоят ста тренировок: это совершенно другой опыт, уверяют пилоты, когда ставки высоки, а руки на панели управления дрожат от волнения.

Из 64 желающих отобрали на квалификации 24 пилотов: здесь есть команда из Гомеля и даже один француз. Тусовка исключительно мужская, все пилоты наряжены в белые комбинезоны с эмблемами спонсоров — ГЛОНАСС, «Триколор-ТВ», Yota.

Илья Волков (слева), будущий победитель гонки, в комнатке пилотов во время турнира

Это первый турнир в России с богатыми спонсорами и первый же, где картинка с дрона передаётся не аналоговая, как у старого телевизора, а цифровая, в HD-качестве. Это нужно, чтобы привлечь в спорт зрителей: HD-видео можно вывести на экран у трибуны и показать зрителям гонку от первого лица, что на «Кубке чемпионов» и сделали. Вдобавок трансляция шла и в интернете.

Более того, все участники смогут оставить себе это дорогое, совсем недавно появившееся цифровое оборудование. Пилотам станет проще тренироваться вместе: аналоговые сигналы перебивают друг друга, очки могут «поймать» сигнал с чужого дрона, а с цифровым этих проблем нет.

Один из пилотов во время финальной гонки

Дрон-рейсинг — настолько молодой спорт, что даже лучший гонщик России Владимир Мещеряков начал заниматься им всего два года назад. Но свои легенды у сообщества уже появились: все рассказывают о подземной парковке ТЦ «Авиапарк», где сформировалась первая тусовка дронрейсеров. «По двадцать человек собирались на тренировки два раза в неделю», — вспоминает Мещеряков: «Мы ночью летали, после 11 вечера, и ТЦ ни о чем не знал». Ночью же на парковке провели соревнования, на которые, не постеснявшись, привели телевизионщиков.

«Мы тарелочками из „Ашана“ выкладывали трассу, а по ним ездили машины и трассу нам ломали», — со смехом вспоминает Кунашук. Раздолье кончилось, когда коптера испугалась посторонняя женщина и вызвала полицию. Охрана торгового центра выдворила оттуда пилотов, и теперь они тренируются не всей компанией, а «небольшими кучками».

Стартовые позиции на трассе

Места для тренировок — больная тема. «Напишите, чтобы нам не запрещали летать в парках», — просит москвич Владимир Терентьев, который в спорте чуть меньше года. Тренироваться рядом с людьми и машинами опасно: это рейсеры понимают отлично, но безлюдное место в Москве найти нелегко.

«Все бабушки у подъездов смотрят на меня как на вражеского шпиона, думают, я буду их через окошко снимать», — вздыхает Терентьев: «Собаки за коптером бегают, мне приходится объяснять хозяевам, что он может нанести животному увечье, и вот тут-то они начинают ругаться».

Команда из Белоруссии тренируется в лесу: для интереса нужны препятствия, а в поле моментально становится скучно летать. Здесь все так и говорят — «летать». «Когда я дрон строю, у меня полное ощущение, что я сам на нём полечу», — говорит гонщик Владимир Иванов, известный в тусовке как Вова Дубайский. Он был профессиональным мотогонщиком, пока не повредил ногу, упав с мотоцикла, после чего перешёл в безопасный спорт. Теперь он живёт в Дубае, и приезжает в Москву специально ради гонок. «На мотоциклы полмиллиона евро уходит», — пожимает он плечами: «А тут адреналина сколько хочешь, а тратишь копейки».

В отличие от мотогонок, зарабатывать дрон-рейсингом в России пока невозможно.

«В Европе много профессионалов — они этим зарабатывают, то есть у них есть возможность тренироваться целый день», — говорит Мещеряков: сам он работает системным администратором, а тренируется разве что по вечерам и выходным.

Впрочем, дрон-рейсинг — один из самых быстроразвивающиеся видов спорта в мире, в том числе и в России. Правда, официально он пока в стране не признан. «Пока это маленькая тусовка, мы просто делаем любимое дело и никто нас не трогает. А станет нас в десять раз больше — мы станем заметнее, и, естественно, нас попытаются зарегулировать», — мрачно прогнозирует Владимир Терентьев: «Начнутся регистрации, пошлины…»

Так убили спорт в Швеции: владельцев дронов там обязали долго и сложно регистрироваться по закону о системах видеонаблюдения на том основании, что на них стоит камера. «Регулирование неизбежно, а кто будет регулировать, тот будет и зарабатывать», — рассуждает Терентьев: «И если организации знакомятся с миром нашего спорта сейчас, возможно, потом они будут разумнее подходить к регулированию. Пусть законопроекты про нас хотя бы напишут люди со здравым смыслом».

Попытка все зарегулировать уже была: в январе 2016 года дроны весом больше 250 граммов обязали регистрироваться в Росавиации. В июле ограничение отменили, в закон внесли правки, и теперь регистрироваться должны только очень тяжёлые сельскохозяйственные или военные беспилотники.

На третий день «Кубок чемпионов» перестал быть праздником пилотов, на котором можно было вращаться в обществе других рейсеров, делиться опытом, метаться с криком: «Дайте длинный болтик!» или «У кого паяльник горячий?» Появились зрители — около сотни, а главное — официальные лица, заговорившие как раз о регулировании беспилотников в России.

«В этом году президент принял решение добавить к темам, которые рассматриваются на его комиссии по авиации и информационно-навигационных технологий, две темы: развития ГЛОНАСС и беспилотных авиационных систем. Это понимание того, насколько это направление перспективно, интересно и может быть полезно для страны», — веско заявил журналистам заместитель начальника управления президента по обеспечению деятельности Госсовета РФ Александр Юрчик: «Сначала появление спорта, игры, а потом — серьёзное применение как в коммерции, так и в других отраслях нашей жизни».

«Надо сделать многое, чтобы снять барьеры в использовании этой технологии, чтобы мы могли каждый день получать посылки с помощью дронов и отправлять их с подарками друзьям», — заявил глава ГЛОНАСС Александр Гурко. Законодательства в этой области по сути нет, добавил он, и пообещал, что рабочая группа в течение года предложит разумные законопроекты.

«Когда будут выстраиваться правила, на первом месте должна стоять безопасность, но очень сложно будет не задавить интересы общества и бизнеса», — заметил Юрчик: «Здесь будет нужна ваша неравнодушная позиция».

На награждении команды успели окатить друг друга шампанским — почти как на «Формуле-1», только по-мальчишески, стремясь погуще облить команду противников и убегая друг от друга прямо перед камерами.

На третьем месте в командном зачете оказались Вова Дубайский (недовольный) и Владимир Терентьев (счастливый: это было его первое состязание). На вершине пьедестала вместе с товарищами по команде поднимал кубок тихоня Руслан Темнов.

Текст: Наталия ЗотоваФото: Евгений Фельдман

0
8 комментариев
Написать комментарий...
Искренний рубин

Если есть стрим в hd, то где-то должны быть и записи?

Ответить
Развернуть ветку
Крупный Паша

А зачем названия бренда и модели переводить? "Фантомы" это DJI Phantom

P.S. Крутой материал, спасибо!

Ответить
Развернуть ветку
Морской химик

Офигенный репортаж, освещающий спорт, о котором я слышал только краем уха, очень интересно.
PS
Никита, а это одиночный случай сотрудничества с данным "семейным подрядом" или далее планируете продолжать, если не секрет?

Ответить
Развернуть ветку
Горячий жар

Планируем продолжать.

Ответить
Развернуть ветку
Правильный химик
Ответить
Развернуть ветку
Крайний Никита

Вау, супер!

Ответить
Развернуть ветку
Всевозможный алмаз

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Горячий жар

А видосы нам не дали, жадины.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 8 комментариев
null