Технологии TJ
3 332

Будущее интернет-свободы

Топ-менеджеры Google Эрик Шмидт и Джаред Коэн о цензуре в сети

В закладки

Автор: Настя Праздничная

Эрик Шмидт, председатель совета директоров компании Google, и Джаред Коэн, директор Google Ideas, опубликовали в газете New York Times колонку о цензуре и будущем интернета. TJournal представляет перевод этого материала.

В течение следующего десятилетия около пяти миллиардов человек подключатся к сети интернет. Наибольший прирост пользователей произойдёт в тех обществах, которые, по данным правозащитной группы Freedom House, подвержены жесточайшей цензуре: это места, где вся твоя семья может оказаться за решёткой, или даже хуже, из-за того, что ты кликнешь по ссылке с адресом нежелательной статьи.

Подробности неприглядны. В России правительство блокировало десятки тысяч оппозиционных сайтов; в том числе блокировался ряд блогов на WordPress и российский сегмент Wikipedia. Во Вьетнаме новый закон под названием «Декрет 72» делает нелегальным не только цифровое распространение антиправительственного контента, но даже запрещает делиться новостями в социальных медиа. А в Пакистане страницы сайтов, которые были доступны каких-то пару лет назад – вроде Tumblr, Wikipedia и YouTube – всё чаще оказываются заменены на неубедительную надпись «Используйте интернет безопасно».

Механизмы репрессий разнятся. Один из них – технические устройства контроля трафика, так называемые «deep packet inspection», позволяющие властям отслеживать любое незашифрованное письмо по электронной почте, посещённый сайт или опубликованный пост в блоге. В случае обнаружения нежелательной активности, доступ к определённым сайтам или сервисам может быть заблокирован или перенаправлен. И, в крайнем случае, скорость доступа к интернету может быть снижена для конкретных пользователей и сообществ.

Другой вариант, как, например, на Украине: сайты падают из-за DDoS-атак, которые перегружают сервер цифровыми запросами, либо же национальная система интернет-маршрутизации настраивается таким образом, чтобы некоторые сайты таинственным образом оказывались недоступны. Целые категории контента могут блокироваться; зачастую становится известно, что в Иране защищённые соединения периодически разрываются и автоматически восстанавливаются.

Насколько распространена каждая из этих тактик? Едва ли есть надёжные данные по этому поводу.

Измерение распространённости цензуры рискованно: если с определённой периодичностью проверять, блокируется ли «нежелательный» контент, рискуешь сам стать жертвой.

И в то время как репрессивные технологии представляют собой многомиллиардный бизнес, разработчики инструментов измерения и оценки цифровой репрессии довольствуются всего несколькими миллионами долларов от правительства и частных инвесторов. Частные и научные центры, вроде CitizenLab в Торонто, работают над созданием таких средств обнаружения, но мы всё ещё в самом начале пути по осознанию масштабов цифровой цензуры.

Безусловно, обнаружение цензуры – лишь первый шаг к противодействию. Следующим шагом станет предоставление инструментов против сенсоров, фильтров и заслонок.

Фундамент для этого тоже закладывается. Вот уже несколько лет энергичное сообщество инженеров от Сан-Франциско до Пекина занимается совместной разработкой технологий обхода, чтобы не допустить слежки за инакомыслящими. Один из таких инструментов называется Tor, и технически подкованные диссиденты по всему миру пользуются им вот уже более десяти лет.

Путешествия заводили нас в Южную Корею, Саудовскую Аравию и другие страны, подверженные репрессиям. И при встрече с представителями преследуемых меньшинств мы были поражены тем, что лишь немногие из них пользуются системами наподобие Tor.

Доверчивость, наверное, наиболее фундаментальная проблема. В Иране онлайн-магазины продают услуги, обещая безопасный доступ. Однако ходят слухи, что все эти услуги тайно предоставляются иранским правительством, и могут быть отслежены или прерваны в любое время.

Масштабируемость – ещё одна проблема. Есть популярный способ, виртуальные частные сети, позволяющие пользователям в репрессивно цензурируемых местах вроде Сирии устанавливать прокси-соединения через компьютер в более безопасном месте – в Норвегии, например. Но когда тысячи пользователей подключаются через один прокси-сервер, правительство замечает это и перекрывает доступ.

Последний вызов – это удобство. Разработчики могут выстраивать изысканные алгоритмы, но они будут полезны только в том случае, если, скажем, представитель курдского меньшинства в Иране сможет разобраться, как установить его на свой маломощный телефон.

Ни одна из этих проблем не нова. Новой является возможность все их преодолеть – если мы займёмся общественным и частным инвестированием. Например, программное обеспечение, использующее пиринговые алгоритмы, позволяет пользователям трассировать доступ в интернет через другой компьютер, не прибегая к частной виртуальной сети, — а это способствует решению проблем излишней доверчивости и масштабируемости.

Такие алгоритмы, конечно, не устраняют проблему окончательно. Как можно знать наверняка, что подключаешься к другу, а не к правительственному агенту? Десять лет назад эта проблема оказалась бы для многих неразрешимой. Но сегодня можно использовать сети наподобие Facebook или Google Hangouts, чтобы удостовериться в личности другого человека – точно так же, как мы это делаем в реальной жизни.

Техника запутывания – когда что-то подделывается, чтобы выглядело как нечто иное – это тоже шаг вперёд. Цифровой туннель от Ирана до Норвегии можно замаскировать под обычный звонок по Skype. «Deep packet inspection» не отличит такой трафик от подлинного, а риски от блокировки всего трафика слишком высоки для правительства.

Наконец, продвижение в сфере опыта взаимодействия – это великое благо. Интернет становится всё более простым в использовании, и то же самое касается технологий обхода цензуры – а это означает, что активистам станет проще обеспечивать онлайн-безопасность. Весомую часть борьбы против цензуры ведут активисты Движения за свободный Интернет (Internet freedom movement). Мы можем стать участниками этого открытого сообщества, независимо от того, кто мы: политики, корпорации или частные лица. Деньги, умение писать код или правительственные гранты – всё это может сыграть свою роль.

Используя имеющиеся возможности и энергию, можно покончить с репрессивной интернет-цензурой за десятилетие. Если мы хотим свободы для следующего поколения пользователей интернета, — мы не видим другого пути.

\ \

Этот материал является переводом оригинальной статьи Эрика Шмидта и Джареда Коэна «The Future of Internet Freedom» в газете New York Times.

#Статья #Google #цензура #свобода_слова #Эрик_Шмидт #будущее_интернета #Джаред_Коэн #Google_Ideas

Статьи по теме
Google поможет небольшим сайтам бороться с политической цензурой
Обход блокировок для чайников
{ "author_name": "TJ", "author_type": "self", "tags": ["\u044d\u0440\u0438\u043a_\u0448\u043c\u0438\u0434\u0442","\u0446\u0435\u043d\u0437\u0443\u0440\u0430","\u0441\u0442\u0430\u0442\u044c\u044f","\u0441\u0432\u043e\u0431\u043e\u0434\u0430_\u0441\u043b\u043e\u0432\u0430","\u0434\u0436\u0430\u0440\u0435\u0434_\u043a\u043e\u044d\u043d","\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0435_\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u043d\u0435\u0442\u0430","google_ideas","google"], "comments": 13, "likes": 12, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "tech", "id": 50133, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Tue, 18 Mar 2014 21:50:25 +0400" }
Комментарии

Слышный паркур

5

Да, если бы у нас какие-нибудь директора компаний порассуждали на эту тему в каком-нибудь СМИ, то у компании были бы большие проблемы.

Технологии
дискуссии в сообществе доступны только владельцам клубного аккаунта
С клубным аккаунтом вы сможете
создавать записи и вести дискуссии в закрытых сообществах
наслаждаться нашим сайтом без рекламы
помочь проекту и почувствовать себя лучше
Купить за 75₽

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "ccydt", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]
Действительно важные push-уведомления
Подписаться на push-уведомления