Технологии Сергей Звезда
10 623

«Это как ежедневное Рождество»: зачем нужен «тюремный Instagram», созданный вышедшими на свободу

Охранники совсем не против приложений и даже считают их полезными.

В закладки
Аудио
Полученное через приложение фото в тюрьме Фото Bloomberg

В США успешно работают сразу несколько приложений, которые помогают осуждённым оставаться на связи с близкими. Тюремные «соцсети» работают по платной подписке и созданы теми, кто провёл несколько лет за решёткой и вышел на свободу. О том, зачем понадобились такие сервисы и почему пенитенциарная система их в целом поддерживает, рассказал Bloomberg.

До появления приложений общаться с близкими в тюрьме было намного сложнее

«Пока мы живём в 21 веке, тюремная система существует в 19-м», — говорит Тереза Ходж, соучредитель некоммерческой организации Mission: Launch Inc, которая помогает найти работу после выхода на свободу. Она лично столкнулась с трудностями при общении с дочерью из-за решётки, где провела шесть лет за мошенничество.

Как вспоминает Ходж, в её тюрьме искусственно завышали стоимость звонков, а ради написания email заставляли выстоять очередь к одному из 15 компьютеров на 1100 человек — и за минуту пользования платить по пять центов. Это много, учитывая, что Ходж зарабатывала восемь центов в час, а читать и писать письма приходилось под надзором охранников.

Для человека в тюрьме крайне важно услышать своё имя, письмо, поясняет Ходж. Это вселяет веру, что за пределами учреждения ты ещё кому-то важен. «Получение почты в тюрьме — это как если бы Рождество наступало каждый день», — подчёркивает она.

До начала 21 века с осуждённым в американской тюрьме можно было связаться при помощи личного сообщения, звонка по дорогому тарифу или через письма от руки. Но поскольку людей без предупреждения переводили в другие учреждения, отследить их текущее местоположение могло быть сложно. К тому же, ездить в другой штат некоторым оказалось не по карману.

Подобие электронной почты для федеральных тюрем появилось в 2009 году. Это сервис обмена сообщениями без доступа в интернет. Кроме пяти центов за минуту, заключённые платят по 15 центов за каждую распечатанную страницу. Письма проверяются на сексуальные отсылки, контрабанду наркотиков и описания схем побега.

Бывшие осуждённые запустили свои «соцсети» для тюрьмы, не сговариваясь

Офис Pigeonly @iamfastfreddy

Bloomberg называет революционными как минимум три приложения для общения осуждённых с их близкими. Основная мотивация создателей похожа — они предоставляют простой и дешёвый способ общения, которого не хватало им самим, и хотят снизить вероятность рецидива преступлений.

Исследования, данные из которых приводит издание, показали, что заключённые реже идут на повторные преступления, если во время первого срока находятся в постоянном контакте с семьёй.

  • Pigeonly назван в честь военно-голубиной почты. Клиенты ежемесячно платят от 7,99 до 19,99 долларов за возможность отправлять фотографии и сообщения (можно вместе), а также иметь доступ к дешёвым тарифам на звонки через интернет. Каждый день через приложение проходит до 4000 отправлений в тюрьмы США. Основатель Pigeonly — Фредерик Хатсон, отсидевший пять лет за торговлю наркотиками. Половина из 20 сотрудников тоже отбывала сроки за различные преступления;
  • InmateAid позволяет избегать дорогих тарифов за связь по межгороду, потому что подключает абонента к местным операторам вне зависимости от географического положения. Месяц подписки обходится в 8,95 долларов. Стартап запустил Скотт Левин, ранее осуждённый за кражу информации из компании, которая занималась управлением данными. Сейчас InmateAid — это крупнейшая онлайн-база исправительных учреждений США, которая соединяет десятки тысяч клиентов в месяц. Компанию финансирует местный филантроп;
  • Flikshop — именно то приложение, которое первым и получило прозвище «Instagram для тюрем». Его запустил ныне 37-летний Маркус Баллок, отсидевший восемь лет за угон автомобиля в 15-летнем возрасте. Приложение позволяет отправлять открытки с фотографиями и сообщениями за 99 центов. Flikshop поддерживают деньгами баскетболист NBA Бэрон Дэвис и певец Джон Ледженд;

Работа Pigeonly на примере одного из пользователей

35-летняя Лаура Виттен сняла селфи в постели со своей собакой, написала «С добрым утром» и отправила это парню через Pigeonly. Картинка, сделанная в Северной Каролине, попала в фулфилмент-центр в Лас-Вегасе. Там картинку с сообщением распечатали, положили в конверт и поставили на нём штамп. Затем письмо отправили в тюрьму Нью-Гэмпшира. Через неделю в тюрьме осмотрят содержимое на запрещённые предметы и вещества, после чего передадут заключённому.

«Я посылаю ему фотографии всё время», — говорит Виттен о своём 43-летнем парне. Ему осталось отсидеть 6 из 10 лет за участие в преступном сговоре, связанном с наркотиками. Среди прочего девушка отправляет селфи, снимки меняющегося города и родственников в праздники.

«Я просто хочу передать ему ощущение настоящей жизни, которого ему не хватает», — отмечает Виттен. По её словам, благодаря этим фотографиям заключённый понял, что «жизнь за этими стенами для него ещё есть», и признался, что хочет выйти на свободу ещё быстрее.

Сотрудники тюрем совсем не против «Инстаграма»

Американские тюрьмы не ограничивают работу приложений, поскольку считают их полезными в борьбе с контрабандой. Один из самых наглядных примеров — тюрьма округа Ланкастер, где с сентября 2018 года запрещено отправлять поздравительные открытки не через Pigeonly. Причина — в обычных открытках нашли синтетические наркотики.

В идеальном мире никто не нуждался бы в таких приложениях, поскольку общаться с заключёнными можно было бы бесплатно, пусть и под надзором и с ограничениями, заметил в разговоре с Bloomberg исполнительный директор Justice Policy Institute Марк Шиндлер. Но и он признал, что в этой сфере пока есть «много возможностей для совершенствования».

#соцсети #приложения #тюрьма #сша

{ "author_name": "Сергей Звезда", "author_type": "editor", "tags": ["\u0442\u044e\u0440\u044c\u043c\u0430","\u0441\u0448\u0430","\u0441\u043e\u0446\u0441\u0435\u0442\u0438","\u043f\u0440\u0438\u043b\u043e\u0436\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 6, "likes": 38, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "subsite_label": "tech", "id": 87422, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Thu, 07 Feb 2019 12:59:03 +0300" }
{ "id": 87422, "author_id": 2216, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/87422\/get","add":"\/comments\/87422\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/87422"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 214344, "possessions": [] }

6 комментариев 6 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
1

было бы здорово дополнить аналогией или легким обзором на российский сервис фсин-письмо

Ответить
0

подумаю уже не для этого материала

Ответить
1

отсидевший восемь лет за угон автомобиля в 15-летнем возрасте

Слишком жестко, если только за угон. Тем более в таком возрасте, когда окружение влияет на все дальнейшее мировосприятие.

Не поленился, нашел. Да, он негр.

Ответить
0

ееее, мысленно угадал автора по заголовку

Ответить
0

понятия не имею, как!

Ответить
0

Я после этой фразы
О том, зачем понадобились такие сервисы и почему пенитенциарная система их в целом поддерживает, рассказал Bloomberg

думал, что статья от Ромы.

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "ccydt", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]
Не пропустите самое важное,
что происходит в интернете
Подписаться на push-уведомления