Telegram
Кузькин отец
Ответил на три вопроса ТГ-канала «Новая искренность». Так тремя частями и выложу.

Итак, первый вопрос: Независимые СМИ уже пару недель активно сообщают о том, что Кремль собирается проводить референдумы о присоединении к России на занятых украинских территориях. Подобные терри...
Ответил на три вопроса ТГ-канала «Новая искренность». Так тремя частями и выложу.

Итак, первый вопрос: Независимые СМИ уже пару недель активно сообщают о том, что Кремль собирается проводить референдумы о присоединении к России на занятых украинских территориях. Подобные территориальные приращения получится продать собственному населению, как победу?

Ответ: Большой радости от присоединения новых земель россияне сейчас не испытают. Сами по себе территории людям ведь не очень нужны. В их глазах они представляют из себя ценность лишь в том случае когда становятся символом победы. Именно так случилось в 2014 году с Крымом. С ДНР, ЛНР и ХНР такого не получится. Дело в том, что начав широкомасштабное вторжение и анонсировав захват Киева, российские власти создали завышенные ожидания, которые армия удовлетворить оказалась не в состоянии. Если Крым, возникший из ниоткуда, стал сенсацией; то новые народные республики - на фоне ожидавшихся гораздо более масштабных успехов - результат так себе.

К тому же надо понимать, что радость от присоединения ДНР и ЛНР будет подпорчена ощущением вторичности происходящего. Люди помнят восторг, который они испытали после присоединения Крыма, и помнят, что за этим последовало не столько «вставание с колен», сколько падение уровня жизни, репрессии и застой. Это как с анекдотом: в первый раз ты над ним смеёшься, а во второй раз - нет. И особенно тебе неприятно воспоминание, что после того, как ты в первый раз над этим анекдотом посмеялся, тебе крепко врезали в челюсть.
Это второй вопрос из тех, что мне задала «Новая искренность»:

В конце апреля стало известно, что ДНР и ЛНР теперь вместо Козака курирует Кириенко. Говорит ли это об усилении его аппаратных позиций? Или, наоборот?

Ответ: Сама по себе работа, связанная с присоединением новых рес...
Это второй вопрос из тех, что мне задала «Новая искренность»:

В конце апреля стало известно, что ДНР и ЛНР теперь вместо Козака курирует Кириенко. Говорит ли это об усилении его аппаратных позиций? Или, наоборот?

Ответ: Сама по себе работа, связанная с присоединением новых республик, будет носить технический характер и больших дивидендов не принесёт. Тут, наоборот, скорее только шишки набьёшь. Кириенко окажется меж двух огней: с одной стороны республики будут постоянно чего-то требовать, с другой - российское правительство будет вечно пытаться им чего-то недодать, мотивируя это тем, что, мол, самим не хватает. Экономика-то будет падать. В результате и те, и другие будут недовольны и будут жаловаться наверх.

Самая главная проблема - это то, что в отличие от Крыма, новым приобретением не будет доволен и сам Путин. Крым стал для него синонимом грандиозного успеха, поэтому он занимался Крымом с удовольствием. ДНР и ЛНР - это скорее головная боль. Не случайно Путин так долго не хотел принимать их в состав России. Предстоящее решение о присоединении будет абсолютно вынужденным, оно нужно Кремлю только для того, чтобы доказать россиянам, что «спецоперация» не была напрасной тратой сил и энергии, что она принесла хоть какой-то осязаемый результат. В принципе, ДНР и ЛНР - это суррогат реального успеха; это обременение, а не ценное приобретение. И граждане, и Путин будут воспринимать их именно так. Поэтому особой радости Кириенко, вечно чего-то для «этих бездельников» просящий, Путину не доставит.
Последний - третий - вопрос «Новой искренности» и мой ответ на него:

Вопрос: Военные действия идут уже более двух месяцев. Консолидировала ли новая реальность правящий класс, или, напротив, усилила противоречия внутри него? Стал ли режим более крепким?

Ответ: Режим, конечно, п...
Последний - третий - вопрос «Новой искренности» и мой ответ на него:

Вопрос: Военные действия идут уже более двух месяцев. Консолидировала ли новая реальность правящий класс, или, напротив, усилила противоречия внутри него? Стал ли режим более крепким?

Ответ: Режим, конечно, просел. Во-первых, теперь Путин - это Акела, который явно промахнулся, поэтому его роль как модератора в конфликтах элит слабеет. Сами конфликты стали более яростными, они теперь носят экзистенциальный характер. Это уже не схватка за собственность, а драка за место в спасательной шлюпке. Проиграть в первом случае можно, проигрыш во втором - это угроза самому твоему существованию. Речь ведь сейчас идёт о судьбоносном решении - о том, продолжать ли нестись полным ходом на айсберг, надеясь его расколоть своим весом, либо всё-таки попытаться отвернуть, избежав лобового столкновения. Цена ошибки возросла сейчас до неимоверных величин.

Вообще, надо понимать, что консолидируют только те войны, которые есть надежда выиграть. В противостоянии же с целым миром выиграть невозможно, подавляющее большинство правящего класса это понимает. В таких ситуациях консолидации не бывает, в них включается логика «спасение утопающих - дело рук самих утопающих». Короче, каждый сам за себя.

Что касается Путина, то он мало того, что слишком очевидно промахнулся, так тут ещё и слухи о его болезни, и знаковый юбилей - 70 лет. Это ведь когда ты мудрый старец, то тогда возраст и проблемы со здоровьем для тебя не имеют значение, а если ты альфа-самец, мачо, то тут физическая немощь начинает играть ключевую роль. Харизма в этой ситуации неизбежно начинает изнашиваться, тефлон - облетать.

А ещё надо учитывать недовольство военных, которых Путин втравил в бойню, не сумев должным образом оценить ситуацию в Украине. Речь ведь идёт именно о политических ошибках руководства страны и разведки, которые оказались не в состоянии предсказать готовность украинцев к сопротивлению и не подготовили к этому армию. Та шла как на парад, а вместо него попала в мясорубку. Такое обычно не прощают.

У гражданских элит - свои претензии. Благодаря путинской авантюре они мгновенно превратились в маргиналов, в международных парий, у которых отбирают собственность и которым не подают руки.

В общем, поводов для недовольства у истеблишмента теперь более чем достаточно и полностью исключить возможности дворцового переворота уже нельзя. Впрочем, я не утверждаю, что он случится в ближайшее время. Запас прочности у режима есть и он вполне способен дотянуть, как минимум, до 2024 года. Но в целом власть, конечно, слабеет и изменить этот тренд Путину уже вряд ли удастся.
0
3 комментария
Dan
Большой радости от присоединения новых земель россияне сейчас не испытают.

Тоже самое про войну говорили. Вышло наоборот

Ответить
Развернуть ветку
Конструктивный файл

пруфы

Ответить
Развернуть ветку
Дегельминтизатор

Я вот слышал обратное. Что любая заваруха вызывает эйфорию в первое время...

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 3 комментария
null