Что я думал о Китае и что узнал за трёхдневную поездку

Наблюдения и мысли после первого визита в Шанхай и Пекин.

В закладки

27-29 марта я провёл в Китае и был там впервые. Хотя уже давно хотел туда съездить, всё никак не было повода, а тут он появился — презентация флагмана Xiaomi и возможность первым из российских журналистов (так сказали в компании) попасть к ним в офис.

По поводу флагмана я уже рассказывал, офис покажу в другой раз, а сейчас поделюсь своими впечатлениями от Китая, потому что на моё удивление и радость они оказались довольно сильными. Более того, они очень разошлись с теми стереотипами и убеждениями, которые у меня были раньше — в общем, поездка была хоть и короткой, но познавательной.

В этом тексте я не претендую на срыв покровов или исчёрпывающее описание того, что такое Китай и каково там жить — просто делюсь наблюдениями и собственным опытом. Если у вас тоже есть, что рассказать, буду рад обсудить это в комментариях — присоединяйтесь.

Мои стереотипы

Хотя меня всегда интересовал Китай как всё большое и неизведанное, у меня было мало контактов с китайцами и их культурой. Если не считать толп туристов в Петербурге и работников китайских забегаловок в Москве, то существенных взаимодействий до недавней поездки было всего четыре.

Однажды, когда я работал вице-президентом московского отделения AIESEC, ребята из родного Воронежа попросили встретить китайского стажёра в аэропорту и проводить его до междугороднего автобуса. Стояла суровая зима, а парень прилетел в одном лёгком пуховике и, как признался потом, у себя в аэропорту купил в дорогу первые в своей жизни шарф и перчатки, поэтому даже особо не знал, как ими пользоваться: он был из южной провинции. Дорога была долгой, и к моменту, когда мы всё-таки добрались до автобуса, у меня порядком замерзли пальцы, так что сложно было печатать, а китайский студент был, кажется, при смерти — но обошлось. Так я запомнил, что китайцы, несмотря на общую с нами границу, к обстоятельствам жизни в России мало приспособлены.

Второй случай тоже был в AIESEC, поскольку китайских айсекеров очень много и они очень активны в плане международного обмена. На конференции в Челябинске я познакомился с президентом AIESEC China, который в отличие от других ребят из их делегации был очень открытым и тусовым. На масштабную пьянку по случаю завершения конференции он принёс здоровенную и очень красивую бутылку байджоу — эдакой китайской водки с очень необычным огненным вкусом. К моменту, когда он предложил мне попробовать байджоу, я уже порядком накидался виски вперемешку с абсентом, но держался — а с полстакана этого дикого китайского пойла меня вынесло за минуту так, что сознание отключилось на два часа, во время которых я продолжил танцевать и отрываться. Так я запомнил, что китайцы тоже умеют в крепкие напитки.

Третий случай был во время жизни в Петербурге. Бывшая девушка училась на международной программе СПбГУ, и к ним приезжали студенты по обмену. Как-то раз она позвала их на тусовку к нам домой, и среди студентов была девушка из Китая. Я тогда тестировал YotaPhone 2, и она аж ахнула, заметив смартфон на столе по его характерной задней крышке с дисплеем e-ink. С округлёнными глазами китаянка попросила его потрогать и с минуту удивлённо его изучала. На мои вопросы, откуда такой интерес, она ответила так, как будто это само собой разумеется: «Это же тот смартфон, который ваш президент подарил нашему». Оказывается, новость о необычном подарке Путина Си Цзиньпину вызвала в Китае нешуточный ажиотаж — по словам девушки, многие китайцы хотели бы приобрести себе такой смартфон, но их вроде как не было в открытой продаже (или было немного). Продолжив разговор, я выяснил, что девушка очень патриотична и горячо поддерживает линию партии. Так я запомнил, что в Китае очень хорошая пропаганда.

Четвёртое взаимодействие произошло случайно и совсем недавно. Я летел в самолёте из Москвы в Барселону, и сидящий слева от меня интеллигентный китаец в очках и пиджаке сам предложил поговорить, причём начав со слов «So, you are a student, right?». Мы летели на MWC 2018, и быстро выяснилось, что мужчина — топ-менеджер (или, может быть, даже основатель, я так и не разобрался) компании по производству электроники, в основном смартфонов. Он очень долго и одухотворённо пытался развенчать миф о том, что китайцы способны делать только бесполезные подделки и ничего собственной разработки. Китаец признавался, что уже восемь лет посещает MWC, чтобы быть в курсе всех трендов мира смартфонов, и старается воплотить в своём бренде (под названием LAVA — вряд ли это что-то кому-то скажет) решения реальных пользовательских проблем. Например, рассказывал он, в Индии очень популярен крикет, и местные часто делают на него ставки через звонок по телефону — но многие букмекеры склонны к обману, поэтому чтобы гарантированно получить положенный приз и не оказаться кинутым, приходится делать запись звонка. Поэтому в модель, предназначенную для индийского рынка, он встроил приложение, автоматически записывающее все звонки — так пользователю не придётся его искать и оно всегда будет под рукой так же, как диктофон или калькулятор. И несмотря на то, что бренд его смартфонов малоизвестен, он довольно успешно выходил с ним на отдельные европейские рынки. Так я понял, что в Китае все стремятся работать, впахивая по-настоящему, потому что конкуренция огромна.

Эти взаимодействия были очень эпизодичными и не давали какого-то глубокого понимания китайской культуры, а скорее накладывались на уже имеющиеся стереотипы: жёсткий политический строй, недружественность к Западу, мало кто говорит по-английски, перенаселение, цензура, но при этом быстроразвивающаяся экономика, богатая культура и импортозамещение. Мне казалось, что мы — Россия и Китай — в этом всём очень похожи.

Пока я не побывал в Китае.

Вид на Шанхай

Мои наблюдения. Дороги

Мои стереотипные представления начали разбиваться уже по дороге из аэропорта Шанхая в отель. Мы ехали утром вторника по надземной трассе, проходившей через весь 24-миллионный город, и можно было предположить, что в это время на ней будут огромные пробки. Но машин было очень мало, как и людей на улицах — оказывается, в Шанхае плотность населения ниже, чем в Москве (примерно 3800 ч/км² против 4400 ч/км²). Можно было бы предположить, что толпы народа будут в центре — но и там было немноголюдно, примерно как в Петербурге вне Невского проспекта.

Вообще, параллели между Москвой/Петербургом и Шанхаем/Пекином (в который я тоже заскочил в последний день поездки) напрашивались постоянно. Это действительно два главных социальных полюса Китая: Шанхай — современный приморский (но тёплый, как и большая часть Китая) город, финансовый и экономический центр, а Пекин — материковый, столица, политический центр с древними дворцами и памятниками архитектуры.

Дорога в Шанхае

Второе наблюдение по поводу дорог — они чистые и ухоженные. На некоторых проспектах по центру на отбойнике через каждые несколько метров висят клумбы с живыми цветами: то, в каком хорошем они состоянии, создаёт очень положительное впечатление о благоустройстве города. Представляю, каких усилий стоит ухаживать за цветами и поливать их — хотя, говорят, более-менее частые шанхайские дожди частично решают эту проблему.

Третье наблюдение тоже дорожное: в Китае очень много велосипедов и мопедов (скутеров). Вторые, я так понимаю, типичная для азиатского рынка история, но в Китае много тех, что работают на электричестве — я повсюду видел вилки на проводах, торчащие из того места, где обычно должен быть бензобак.

На некоторые скутеры надевают специальные куртки для защиты рук и ног от встречного ветра. Быстро ехать холодно (но не летом)

А вот велосипеды здесь представлены в основном двумя крупными байкшеринговыми сервисами: ты устанавливаешь приложение, привязываешь туда метод оплаты, а потом просто сканируешь QR-код — и велосипед разблокируется. Если я ничего не перепутал, то первый час езды стоит 1 юань (меньше 10 рублей) — это фактически бесплатно, и все ездят на этих велосипедах. Единственное неудобство — нельзя оставить где попало, нужно довозить до «станций». Но так везде. UPD: Сразу несколько человек написали мне, что это не так и велосипеды можно бросать где угодно. Может быть, я что-то не так понял, но в приложении вроде было написано, что надо возвращать — изучайте внимательнее.

Стоянка велосипедов

Деньги и технологии

Главная проблема, с которой я столкнулся в Китае — это оплата. Если в России национальная платёжная система «Мир» пока скорее бремя бюджетников и повод для насмешек, то китайский UnionPay — фактически единственный распространённый стандарт, причём не только в КНР, но и по всей Азии. В большинстве магазинов и банков не принимают ни Visa, ни MasterCard, и хотя на многих магазинах висит знакомый значок Apple Pay, он тоже не работает здесь с картами других платёжных систем.

Выход — снять наличные, но с Visa и MasterCard сработает это тоже не везде: в некоторых банках мне говорили, что можно попробовать сделать это в Bank of China, но как назло ближайшее ко мне отделение было закрыто. Наличные я снял уже под конец поездки, а до этого перебивался тем, что сняла подруга — она благоразумно сделала это ещё в аэропорту.

Один юань. Примерно 8-9 рублей

Китайцам с их UnionPay, конечно, гораздо проще, и никаких проблем с оплатой дня них нет — наоборот, сплошные удобства. Здесь обладает тотальным проникновением мессенджер WeChat, и везде можно платить за услуги и товары с его помощью, просто считав QR-код — например, наклеенный на столике в ресторане. Китай — это страна, где QR-коды являются не шуткой, а частью финансовой инфраструктуры, и когда к ним относятся серьёзно, это по-настоящему удобно (по крайней мере, на первый взгляд).

По этому QR-коду можно оплатить заказ, не вызывая официанта

Вообще, про WeChat можно рассказывать очень долго — все мессенджеры хотят скопировать его успех по превращению в социальный хаб, где есть и сообщения, и медиа, и игры, и магазины, и что только не придумаешь. Он настолько всепопулярен, что в Xiaomi Mi MIX 2S (и, подозреваю, в других китайских смартфонах тоже) есть отдельный режим записи видео с ограничением по длительности как раз под формат историй в этом мессенджере (он отличается от историй Инстаграма). Если скачать WeChat из России, оценить его возможности в полной мере не получится — там просто не будет и четвёртой части функций. Кроме того, надо обладать внушительным списком китайских друзей, а ещё пониманием медиа и сервисов Китая, чтобы знать, что и как в нём найти — но если разобраться в этом, WeChat становится невероятно мощным инструментом, у которого просто нет конкурентов.

Не буду долго останавливаться на вопросе местных блокировок: я понял только то, что при желании пользоваться любыми сервисами в Китае можно. Друзья рассказывали, что многие VPN-сервисы китайские власти периодически блокируют, но есть как минимум два крупных, которые можно использовать постоянно.

На смотровой площадке телевизионной башни. Тут стеклянный пол

Впрочем, если вы китаец, то особого смысла в западных заблокированных сервисах (Facebook/Instagram/WhatsApp, Google/YouTube, Twitter) для вас нет — в Китае прошло их полное и успешное импортозамещение. Некоторые из сервисов даже лучше: например, карты от Baidu здесь точнее, чем Google Maps, да и поиск работает хорошо, я проверял. Но для меня почта Google и Facebook с Twitter были нужны принципиально, поэтому тут я не обойдусь без полурекламной вставки: последние полгода я езжу по миру с SIM-картой Drimsim (это очень выгодно), и за рубежом трафик в роуминге по умолчанию идёт через VPN — поэтому никакие блокировки на смартфоне у меня не работали.

Вся китайская технологическая инфраструктура и местные интернет-сервисы тем актуальнее, что абсолютно все ходят со смартфонами в руках — в буквальном смысле. Не знаю, с чем связана такая культура — в России принято носить их в карманах или сумочках — но в Китае все держат их в руках. Доходило до абсурда: на пешеходном переходе стоит толпа, уткнувшаяся в смартфоны, а на перекрёстке остановился сотрудник службы доставки на мопеде — и тоже смотрит в смартфон. Как только загорается зелёный свет, все начинают движение, не отрываясь от экранов — и никто ни в кого почему-то не врезается.

Перекрёсток в Шанхайской французской концессии. Этот район находился под управлением Франции с 1849 по 1946 год, тут осталась старая европейская архитектура. Скоро её будут сносить

Раз уж я сказал про поездку в Пекин, поясню, что из Шанхая я добирался до столицы Китая на поезде — местном аналоге «Сапсана», который, правда, едет чуть быстрее. Китайский «Фусин» («Возрождение») достигает 350 км/ч, а расстояние в 1200 км между Шанхаем и Пекином покрывает за 5 часов (средняя — 240 км/ч). «Сапсан» ездит примерно с такой же максимальной скоростью (около 330 км/ч), но путь между Петербургом и Москвой у него занимает 3 часа 40 минут (средняя скорость — 200 км/ч).

Платформа вокзала в Шанхае. Справа стоит «Фусин»

В поезде есть USB-зарядки в каждом кресле, а если вы китаец, то билет на него можно купить через автомат и не стоять в длинных очередях на вокзале (которые такие же невыносимые, как и в России). Но поскольку сопровождавшей меня сотруднице Xiaomi требовалось получить фискальный чек, а у меня не было китайской карточки ID, нам пришлось стоять в кассу. На такие пластиковые карточки, внешне похожие на автомобильные права, записаны биометрические данные (отпечатки пальцев) — они используются вместо паспорта, и вроде как вся эта информация объединена в общую систему. Ни о какой системе социального рейтинга общавшиеся со мной местные китайцы пока не слышали, но, возможно, она будет сделана на базе таких карточек.

Очередь в кассы железнодорожного вокзала

И ещё немного про деньги: в Китае довольно дорогой алкоголь (а обычное местное пиво здесь имеет 2,5% крепости) и очень дорогая жилплощадь. По объяснениям местных и моим очень грубым подсчётам, квадратный метр квартиры в Шанхае и Пекине стоит в 8-10 раз дороже, чем в Москве. При этом большинство квартир — это коммуналки: так как вся земля принадлежит государству (коммунизм), дома строят по такому же принципу: очень маленькие квартирки с общими ванными, туалетами, кухнями и возможно какими-то другими удобствами. Места катастрофически мало, поэтому даже во внешне дорогих домах люди сушат одежду, вывешивая её из окна.

Политика и атмосфера

В первый же вечер я отправился в соседний с отелем бар выпить пива. Бар должен был закрыться в два часа ночи, и работники занесли все стулья с летней веранды в помещение. Но потом, ровно в два ночи, в заведение завалилась толпа китайцев человек в 20 — стулья тут же вынесли обратно, накрыли столы, вынесли башни с пивом. С одним из отдыхающих я столкнулся в баре, а потом решил присоединиться к его компании на улице: мужик был изрядно набравшимся, но всё ещё мог выражать свои мысли по-английски. Когда он узнал, что я русский, то между нами состоялся примерно такой диалог:

— Ты любишь своего президента? — спрашивает китаец.
— Конечно люблю, — ответил я, как будто в беседе с пьяным гражданином Китая я мог сказать что-то ещё.
— Очень хорошо. Потому что в противном случае я бы тебя очень сильно ударил.

Дальнейший наш с ним разговор был посвящён тому, почему я не могу не любить своего президента. Китаец пояснял: он сильный лидер, отлично управляет страной, его все уважают в мире. Создавалось впечатление, что ровно такого же мнения он и о Си Цзиньпине, хотя председателя КНР мы не обсуждали. И это говорил явно открытый миру житель Китая, говорящий (пусть и не очень хорошо) на английском, общающийся с людьми из разных сфер, вероятно, много путешествующий по миру. Для меня было огромным откровением то, как сильно китайцы любят Россию (даже в местном «Макдоналдс» во время поездки шли «русские недели»), интересуются культурой (вспоминаем туристов) и уважают Путина — при том что в России ни о какой ответной любви говорить не приходится.

Из общения с другими китайцами я понял о китайской политике и пропаганде следующее. Китай по факту — довольно закрытая страна: от взаимодействия с Западом её сдерживают барьеры языка и авторитарного государственного устройства. Кроме того, Китай является одним из двух ключевых стратегических оппонентов США, причём не только в военной сфере, как в случае с Россией, но и в экономической (в связи с этим сейчас между США и Китаем развязывается относительно тихая торговая война, пострадать от которой могут все). Но внутри Китай хочет считать, что все страны вокруг — его друзья, что Китай любят и уважают, что у них в стране всё хорошо и точно не хуже, чем у других.

В случае с Россией невзаимная любовь объясняется тем, что в середине 20-века СССР был одним из немногих союзников коммунистического Китая: Советы помогали своими научными специалистами, благодаря многим из которых в КНР поднималось сельское хозяйство, медицина, химическая промышленность и технологическая сфера. В России коммунистический режим пал, а в Китае нет — хотя тут он совершенно не похож на то, что было в Советском Союзе. Всё, что я видел вокруг, скорее напоминало мне альтернативный «СССР будущего» из сериала «Чернобыль: Зона отчуждения», а не мрачную реальность советской плановой экономики, октябрят и съездов КПСС.

Вид с телевизионной башни в Шанхае на круговой пешеходный переход и Apple Store со стеклянным куполом — один из красивейших магазинов компании

Ну и напоследок — два мифа, которые я развеял лично для себя. Я так и не встретил того знаменитого китайского смога, о котором мы так часто писали на TJ. Вообще он бывает: возможно, я видел его ночью в Шанхае в виде очень слабого тумана, при этом сохранявшего хорошую видимость — но днём воздух ощущался нормально (как в Москве) и не было никакого ощущения сильного загрязнения.

Очиститель воздуха в такси. На случай, если вокруг песчаная буря

Перед моим приездом в Пекин там прошла песчаная буря, настолько сильная, что, как говорят, во время неё не видно вытянутых рук — я видел её последствия по толстому слою пыли на сиденьях байкшеринговых велосипедов. Но во время прогулки по Пекину воздух ощущался абсолютно нормально, и только периодически встречавшиеся люди в медицинских масках (некоторые, кстати, бывают довольно стильными — я прикупил себе три за примерно 500 рублей/пачка) напоминали о том, что ситуация может измениться.

Те самые велосипеды, которые можно недорого арендовать. У другой фирмы — Ofo — они жёлтые

Второй — сложность изучения китайского языка. Наверное, говорить на нём свободно действительно требует долгих лет подготовки и практики. Но даже пока я летел восемь часов в самолёте и от скуки решил пройти пару курсов китайского в Duolingo, я уже успел выучить «Привет», «Я», «Ты», «Приятно познакомиться» и начать учить цифры. Изучать китайский по карточкам и добиваться успеха в понимании иероглифов безумно увлекательно — это похоже на какой-то особо извращённый ребус, и когда ты начинаешь вникать в отличия между символами, получаешь настоящий кайф.

Короче, хочется вернуться.

#путешествия #истории #китай #технологии

{ "author_name": "Никита Лихачёв", "author_type": "editor", "tags": ["\u0442\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438","\u043f\u0443\u0442\u0435\u0448\u0435\u0441\u0442\u0432\u0438\u044f","\u043a\u0438\u0442\u0430\u0439","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438"], "comments": 142, "likes": 102, "favorites": 67, "is_advertisement": false, "subsite_label": "travel", "id": 68770, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Wed, 11 Apr 2018 22:43:34 +0300" }
Комментарии

Относительный Даниль

2

Не нашел ответа на главный вопрос. Если я турист, стоит ехать в Китай или эта страна не очень красивая/приветливая? Могу ли я кайфануть от Пекина за три дня, например?

Печатный турник

8

предложил поговорить, причём начав со слов «So, you are a student, right?»

Лол!

Человеческий микроскоп

5

Так и не увидел "развеевания" или подтверждения основного факта/мифа, что китайцы не приятные. Ссылаясь на самый верифицированный источник - моего приятеля, Егора, - они не стесняясь пердят и чавкают при людях. Это он наблюдал в самолёте, когда летел с ними.

Путешествия
дискуссии в сообществе доступны только владельцам клубного аккаунта
С клубным аккаунтом вы сможете
создавать записи и вести дискуссии в закрытых сообществах
наслаждаться нашим сайтом без рекламы
помочь проекту и почувствовать себя лучше
Купить за 75₽

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "ccydt", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]
Действительно важные push-уведомления
Подписаться на push-уведомления