Cемён Слепаков о сериале «Домашний арест», песне про «Солсберецкий шпиль» и попытке оставить отзыв на «КиноПоиске»

Большое интервью TJ.

В закладки
Семён Слепаков. Фото пресс-службы Comedy Club Production

К 8 октября на платной онлайн-площадке TNT-Premier вышло 9 из 12 эпизодов первого сезона сериала «Домашний арест» о мэре провинциального Синеозёрска, которого ловят на крупной взятке и до суда отправляют в коммуналку. TJ уже подробно рассказывал об отличительных чертах сюжета.

«Домашний арест» не показывали по телевизору, но он всё равно стал одной из самых обсуждаемых премьер года. СМИ отмечают необычную для российского кинематографа смелость, хоть и признают, что границы допустимой критики пока видны. Зрители оценивают сериал высоко: рейтинг на «КиноПоиске» составляет 7,6 из 10. Распространение сериала в интернете стало причиной скандала между «Яндексом» и владеющим ТНТ холдингом «Газпром-медиа».

Создателем, а заодно продюсером и сценаристом сериала выступил Семён Слепаков. TJ подробно поговорил с ним о «Домашним аресте», но перед этим спросил про скандал вокруг песни про Александра Петрова и Руслана Боширова.

Кратко о темах разговора

  • Как «Песня о Солсберецком шпиле» попала в сеть и кто виноват в утечке;
  • Как реагируют на «Домашний арест» обычные зрители и чиновники, и как Слепаков пытался написать отзыв на свой сериал на «КиноПоиске» (неудачно);
  • Как создавался сериал, зачем консультироваться с чиновниками и силовиками, и какими получились главные персонажи;
  • Каким запомнился Егор Клинаев — актёр «Домашнего ареста», погибший в ДТП в возрасте 18 лет;
  • Что ещё любопытного в сериале: от коронных фраз до необычных титров со следственными материалами;
  • Почему Слепаков не считает сериал смелым и как ему «по-шпионски» сказали, что он «больше Навального»;
  • Что можно на TNT-Premier, но нельзя на телевизионном ТНТ, и будет ли второй сезон «Домашнего ареста».

«Что это за херня? Долбаните эту ссылку»

Мы сегодня говорим о «Домашнем аресте», но новости опережают, поэтому сначала про «Песню о Солсберецком шпиле». Как вы узнали об утечке?

Я огорчился просто, потому что действительно всегда кропотливо работаю над материалом. У меня всегда есть несколько вариантов, которые меняю и переставляю местами, пробую. Для того, чтобы мне понимать реакцию, нужно обмениваться [материалом] с людьми, которым я доверяю. Это, как правило, очень узкий круг людей, но, видимо, теперь он сузится ещё больше.

Вы разобрались в том, кто это сделал?

Да. Это случайно произошло и в этом не было никакого умысла — такой форс-мажор. Как случилось, так случилось. Знаете, у творчества всегда своя судьба. Иногда трудно это контролировать.

Этот человек уже не работает с вами?

А он со мной и не работал никогда. Неважно, кто это. Мы много чего сочиняем: какие-то вещи выкладываем, а какие-то нет. Что-то доделываем и потом выкладываем. Это творческий процесс. Основной дискомфорт я испытал из-за того, что это произошло помимо моей воли и по закрытой ссылке.

У него был доступ к вашему каналу?

Да нет. Если вас техническая сторона вопроса интересует, то делается ссылка, она закрытая и видна только тем, кому её посылаешь. Если ты зайдёшь на мой канал, то эту ссылку не увидишь. Наверное, сейчас буду больше заморачиваться, например, буду какой-то код просить вводить. Ну, это рядовая ситуация.

Как это выглядело со стороны: видео загрузили на официальный канал, потом кому-то это могло не понравиться, и «Газпром-медиа» удалила его.

Я об этом написал в своём Инстаграм-аккаунте.

Да, но такое мнение появилось в соцсетях до ваших объяснений.

У нас любят всех закошмарить, поэтому вечно ищут повод. В этом плане с «Газпром-медиа» у нас хорошие, прозрачные отношения. Они ничего не пытались сделать. Я написал, что это моя инициатива, потому что как только я узнал, то сказал: «Что это за херня? Долбаните эту ссылку».

Эту ссылку закрыли, потому что это она предназначалась для моего личного пользования. Но это пошло по WhatsApp, кто-то переслал кому-то, а дальше выяснилось, что люди себе закачали [ролик]. Когда перезаливы начались, то стало понятно, что это ситуация необратима.

Что в этой песне оказалось недоделанным? Что вы хотели доработать?

Я не обсуждаю своё творчество, потому что это законченная уже история. Что там обсуждать?

«Я ненавижу тупость»

Вы говорили, что за два-три года работы над сериалом вы буквально живёте в изоляции, не получая обратной связи. Сейчас вы следите за реакцией на «Домашний арест»? Довольны ли вы тем, как люди реагируют?

Я слежу и доволен по большей части. Когда пишут ремарки внятные, я прислушиваюсь, понимаю и даже иногда отвечаю. А один зритель заметил киноляп, и я сказал своим: «Исправьте это на графике и перезалейте серию, чтобы она была без этого». Я в этом плане достаточно гибкий человек.

Есть и обидные вещи, когда дебилы просто пишут. Но этого не избежать, у нас их лобби очень мощное и сила их огромна.

Мне любая мелочь портит настроение или улучшает. Если я в хорошем настроении, то мне насрать, кто там что пишет. Если в плохом — то мне может стать обидно, и я могу кого-то забанить в Инстаграме за неприятный комментарий, за тупость.

Я ненавижу тупость, которая всегда преподносится как истина в последней инстанции. Самое ужасное, что может быть — гнетущая, вязкая, непробиваемая, уверенная в себе тупость, которой так много в последнее время, что прям тошнит.

Какой самый наглядный пример такой тупости?

Например, они пишут, что этот сериал — «заказ Кремля». Ну, откуда вы берёте, что этот сериал — заказ Кремля? Мне говорят: «Потому что у тебя в сериале чекисты ищут взяточников». Но чекисты же могут искать взяточников. Неужели нет таких чекистов, которые действительно ловят взяточников? Или все чекисты только и делают, что арестовывают Навального? Поверьте мне, что это не так. Есть огромное количество работников спецслужб, которые реально занимаются совершенно другими делами.

Я ненавижу крайности. Что пытался я в сериале сделать? Я специально делал людей с крайними позициями: взяточника, оппозиционерку и так далее. И сталкивал их между собой, чтобы показать, что не бывает чёрного и белого.

Мы все состоим из того и другого. Вот, я читаю комментарии вроде «Всё понятно, кремлёвская срань» или «Интересно, теперь Слепакова посадят?». А это тот же самый сериал два человека смотрят, живущие в одной стране.

Я на это не обижаюсь, а обижаюсь, когда меня начинают обвинять в заказухе или в воровстве. Пишут, что я украл идею у украинского сериала «Слуга народа», хотя там ровным счётом никаких совпадений нет. Дело в том, что когда он вышел в эфир, пилот «Домашнего ареста» уже был снят — сериал уже был запущен и работал.

Я начинаю злиться, хотя, конечно, не должен. Видимо, у меня оголённые нервы сейчас из-за того, что я это всё запускал. Платформа лажала, поэтому из-за этого на взводе нахожусь. Но пишут и огромное количество хорошего, за что людям огромное спасибо. Хорошего несравнимо больше.

Ещё, честно говоря, бесит «КиноПоиск» со своими тупыми отзывами. Там невозможно написать хороший отзыв. Я пробовал (смеётся). Я подумал: а попробую-ка я написать хороший отзыв на свой сериал. Зашёл, а там надо пройти долгую процедуру, чтобы в эту цитадель, ***** [блин], любителей кино попасть.

Рейтинг сериала там высокий. Те, кто просто зарегистрированы, ставят среднюю оценку — 7,7 балла. Рейтинг растёт и будет ещё выше, но, сука, реально невозможно написать рецензию. Ты пишешь, а тебе: «Ваша рецензия отправлена…» А я даже не писал что-то вдумчивое.

Что вы написали?

Я написал: «Нормальный сериал». Ну, пусть опубликуют, а то там всего шесть рецензий — из них четыре плохие и две хороших (к моменту публикации материала отзывов стало чуть больше: три положительных, четыре отрицательных – прим. TJ).

Я думаю: «Что за дерьмо? Не может такого быть». Когда я написал отзыв, мне ответили, что «рецензия перемещена в буфер, в течение какого-то времени есть возможность отредактировать текст. Она проходит какую-то проверку по параметрам и периметрам». Короче, всё, невозможно написать.

Её там редакторы одобряют.

Я не знаю, что они одобряют. По ходу, они одобряют только говно.

Я сам удивился, потому что видел пять-шесть отзывов на «КиноПоиске», хотя прошло уже больше месяца с первой серии.

Для меня это странно. Это может объясняться тремя вещами. Либо людям стало пофиг на «КиноПоиск» и они уже в других местах пишут свои мнения. Либо «КиноПоиск» каким-то образом затруднил возможность писать рецензии. Либо третий вариант – есть специальные люди, которых просят писать плохие рецензии. Либо все три вместе.

Киносайты и критики играют роль, или вы не обращаете на них внимание? Критики важнее, чем обычные зрители?

У меня в телефонной книжке есть человек 60, чьё мнение мне важно. Там есть реально достойные и умные люди. Режиссёры, актёры, которым я доверяю. Просто добившиеся определённых успехов люди не из творческой среды — адвокаты, врачи и так далее. Этих людей не заставишь себя похвалить. Условно говоря, не каждый раз, когда я что-то делаю, они мне пишут. А когда мне от них в полном спектре начинают приходить сообщения, что им всем нравится…

Тогда всё хорошо?

Ну да, всё нормально, а чего тогда париться?

Была ли реакция на «Домашний арест» со стороны чиновников и церкви?

Я с церковью не поддерживаю контактов никаких. Чиновники у меня есть знакомые. Я их не буду называть, но им понравилось.

У сериала есть особенность, что он примиряющий. Я не хотел никому делать обидно и больно. Понятно, что мы живём в сложных условиях, в сложной стране, в постоянном обострённом конфликте и на взводе, но мне хотелось, чтобы все друг друга слышали. Если ты человека слышишь, ты необязательно соглашаешься с его мнением.

Я понимаю, что нет такой миссии, что все посмотрят сериал и воцарится гармония.

Но все должны понимать, что все — люди: и оппозиционеры, и те, кто управляет страной, и ФСБшники, и работяги, и полицейские. Даже эти тупые дебилы, которые пишут в Инстаграме чушь, которая меня бесит — я их тоже люблю где-то в глубине души.

Мы же живём в этой стране, мы должны как-то сосуществовать, а не пожирать друг дружку.

Что должно произойти, чтобы вы сказали, что «Домашний арест» сработал как нужно и к чему-то привёл? Есть какая-то такая точка или событие?

Звонок от Стивена Спилберга, я думаю, с приглашением в Голливуд.

Хотели бы?

Да нет, я шучу, это чушь, конечно. Как Спилберг может посмотреть «Домашний арест»? Он не знает, что такое коммуналка и домашний арест.

«Страшно греет людям душу, когда они выясняют, что ты что-то у кого-то ******* [украл]»

Режиссёр «Домашнего ареста» Пётр Буслов рассказывал, что вас консультировали силовики, политтехнологи и юристы. Помогли ли консультации? Чего вы не понимали?

Дело не в том, чего мы не понимали, а в том, чего мы не знали. Это абсолютно нормальный и необходимый процесс. К примеру, вам сейчас скажу: давайте напишем сериал про пожарных. Они ездят на красных машинах, их сирена громко звучит, они тушат огонь, что опасно, а ещё они много спят в ожидании, что их вызовут. Собственно, это весь объём знаний.

Если мы действительно захотим вникнуть, то надо пойти и посмотреть, как они живут, поговорить с ними, их начальниками и семьёй, и с теми, у кого был дома пожар. Изучить в библиотеке все книги, по которым пожарные проходят технику безопасности. Если ты не погрузишься в тему, то просто-напросто не будешь компетентным. А если не будешь компетентным, то у тебя не будет деталей и правильного понимания.

Нам не хотелось врать. У нас много преувеличений, потому что это комедия, в которой, безусловно, есть гротеск. Где-то можно сказать «Так не бывает», потому что всё это сказка.

Но какие-то вещи, о которых мы узнали, довольно реалистичны: как выглядят процедура домашнего ареста и суды, как домашний арест меняется на подписку о невыезде, что какая прокуратура принимает.

Ровно также с ФСБшниками. Мы придумали, что часть группы приехала из Москвы, а другая часть — местная. Между ними идёт конфликт. Я спросил человека, правда ли такое может быть. Он ответил, что может быть, и это всегда бесит. Местные хотят сами всё сделать, но тут им спускают людей, которые как будто бы умнее и лучше. Про какие-то вещи он сказал, что такого быть не может: наш отдел должен называться не так, а вот так.

Мы не только по этому поводу консультировались. Например, ещё по поводу болезней и операций с врачами и по гипсованию с травматологами.

Почему многих задел тот факт, что сотрудники ФСБ в первых сериях такие хорошие? Много критики появилось из-за образа службы.

Вы же сами знаете ответ. Ну, потому что у нас в стране считают, что эта структура все контролирует, её боятся. Это очень закрытая организация. Есть к ним определённое отношение, сложившееся ещё со сталинских времён.

Я знаю людей, которые там работают. Там как везде — люди бывают разные. Бывают хорошие и плохие футболисты, хорошие и плохие повара, и точно также происходит с ФСБшниками. В этой организации есть те, кто реально переживает за своё дело. Нельзя на всё навесить ярлык, потому что вы этим обижаете огромное количество нормальных честных людей.

Оппозиции не было в сериале из-за того, что вы хотели избегать крайностей?

Есть не оппозиция, а героиня с оппозиционным взглядом, который никуда не уходит.

После первой серии он никак не отражается.

Почему? Она всегда жёстко высказывается по поводу мэра и говорит, какой он взяточник. Она выступает против политики муниципальных властей.

Марина Александрова в роли Марины Былинкиной, выступающей против городских властей

Мне показалось, что бывший мэр в первых восьми сериях наступает на одни и те же грабли, практически ничему не учась. Мне казалось, что он должен, наоборот меняться. Или я не замечаю?

Не знаю. Что вы замечаете, то и замечаете. Тут ничего не ответишь.

Вы не ответите, ждёт ли его перерождение?

Ну почему, он меняется. С моей точки зрения, он наступает на одни и те же грабли, потому что находится в тяжёлых условиях. Из его ситуации не так просто выпутаться. Если это было бы так просто, то не было бы этого сериала.

Я как сценарист старался сделать так, чтобы ему не было просто. Он меняется в другом — он не перестаёт быть таким, каким он был, но в нём просыпаются человеческие качества и чувства, как в дружбе с мальчиком. Или любовь. Чем дальше, тем они больше будут просыпаться.

Политтехнолог в исполнении Светланы Ходченковой показался мне чуть ли не единственным персонажем, который знает, чего хочет, и знает, как этого добиться. Остальные постоянно ошибаются и сомневаются, а она выглядит столпом. Как родился этот образ?

Поскольку главный герой находится под домашним арестом, а сериал выходит из квартиры и происходит в городе, то нам нужна была правая рука мэра, которая будет решать проблемы. Как мистер Вульф, но который попал в окружение мудаков и ничего не может разрулить.

Мы не могли каждый раз выпускать мэра в город, потому что он не может выйти. Выпускать Самсонова в город бессмысленно, потому что он ни с кем не договорится. Поэтому появился такой персонаж.

Получается, что под домашним арестом находится не только мэр, но и жители коммуналки? Да, они могут выходить из дома, но проявляется абсолютная безысходность.

Можно и так прочитать это название. Я на него не смотрел под таким углом, но это красивая версия, философская. Мне нравится, спасибо.

Вы можете использовать это в других интервью.

Теперь буду.

Я видел мнение, что персонаж Ходченковой частично срисован с Собчак, но не могу придумать этому объяснение.

Объяснение простое — как только у нас что-то видят, то начинают думать, а с чего всё срисовано. То ли у нас как-то устроен мозг, что думают, что ты должен обязательно что-то срисовать, а проще говоря — ******** [украсть].

Это страшно греет людям душу, когда они выясняют, что ты что-то у кого-то ******* [украл]. Это вселяет им надежду, что если они ничего придумать не могут, а ты не придумал, а ******* [украл], то ты ничем не лучше, чем они.

Но всё творчество, которое генерируется в мире, это пропущенная через твой фильтр жизнь, состоящая из тех фильмов, которые ты видишь, из книг, которые ты читаешь, из тех людей, которых ты встречаешь на своём жизненном пути, и из тех знаний, которые ты получил в процессе существования. Как говорят, что талантливый человек ворует по-тихому, а гениальный — ****** [крадёт] нагло и жёстко, ни на кого не глядя.

Светлана Ходченкова в роли политтехнолога Илоны

Я ушёл в другую степь, вы не об этом меня спрашивали. По истории со схожестью Ходченковой и Собчак — нет, Ксению нет смысла приплетать. Она совершенно другая, я её хорошо знаю, и она не похожа на нашу героиню.

Кого-то я вспоминал, когда мы её [героя Ходченковой] писали. Не вспомню, кого. Ты всё равно придумываешь чей-то прообраз. Если тебе везёт, то знаешь такого человека в жизни. Я хотел, чтобы она была немножко как из американских сериалов — эмансипированная женщина, которая всего добилась сама. Именно независимая, прошедшая сложный путь женщина. Это ещё, мне кажется, со Светой коррелирует.

Они похожи?

Света, конечно, намного глубже. Но в Свете это есть, поэтому она так органична — жёсткость, организованность внутренняя, понимание, чего она хочет, где нужно приложить усилия или сделать паузу. Я наслаждался её работой на съёмочной площадке.

У нас вообще все актёры нереально крутые. Я говорю, что если не нравится сериал, то претензии ко мне как к сценаристу.

Ещё одна деталь, которая коррелирует с реальностью, — подростки. Мне показалось, что в сериале это самые ненужные люди. Они не нужны родителям, сверстникам и власти. Вы закладывали такой смысл?

Честно скажу, я не буду говорить, что мы закладывали этот смысл, но так получилось. У нас были написаны [сюжетные] линии на подростков, их развитие, «любови». Мы раскрывали этих героев больше, но эти линии вылетели, пока писали сценарий. Сценарий взял всё в свои руки. Эта история больше про взрослых. Подростки меньше всего оказались в неё закручены.

Егор Клинаев. Каким он был актёром?

Он был талантливым молодым парнем, который только начинал актёрскую карьеру. Он пришёл вообще из детских ролей. Получал образование, у него было много различных увлечений. И он вообще не был уверен, что хочет стать актером. Но у него хорошее было чувство юмора, что немаловажно.

В ночь на 27 сентября 2017 года 18-летний Клинаев погиб во время аварии на МКАД. Он остановился на кольцевой и вышел из машины, чтобы помочь участникам ДТП — в этот момент его сбил другой автомобиль. Актёр скончался на месте происшествия. МВД завело уголовное дело.

Как команда узнала о его гибели?

Это ужас был. Мы были в съёмках активных, у нас не было времени на то, чтобы это осознать. Он отснялся у нас, потом была пауза, а потом мы это узнали. Мы вспоминали последний съёмочный день с ним просто.

Вы успели отснять с ним сцены?

Не успели. Из некоторых сцен мы его убрали, когда уже узнали, а в некоторых сценах спиной стоит дублёр.

В сценарий вносились какие-то коррективы?

Вносились, но минимальные. На самом деле большую часть успели снять, но нам пришлось косметически поправить некоторые штуки.

Егор основную задачу выполнил. Но невыразимо больно от того, что вообще такое случилось. Весь проект очень дружным был. Очень востребованные актёры, которые постоянно заняты в других проектах, почему-то у нас с удовольствием работали. Мы продолжаем собираться и быть на связи. Все жалели, когда проект закончился.

Егор точно также был частью команды. Мы много времени провели в Ярославле, в павильоне практически жили. Это было как семья. Аня Уколова и Саша Робак были в трансе. Потому что они уже жили в этих образах семьи долгое время. Саша всё время его наставлял и учил, как правильно сыграть. Мы были единым организмом, но вдруг этому человеку отрубили конечность.

Егор Клинаев (слева) в роли Славика Самсонова, Анна Уколова (Нина Самсонова), Александр Робак (Иван Самсонов), Павел Деревянко (бывший мэр, Аркадий Аникеев)

Вы держите связь с родственниками?

Да, держу.

Как они?

Ответьте сами на ваш вопрос.

Они держатся?

Держатся.

«Он взял меня за руку и тихо на ухо сказал: „Вы больше, чем Навальный“»

Возвращаясь к сериалу. Как родилась фраза «Действуй-злодействуй»?

У нас есть консультант Саша Железников — мой товарищ и достаточно известный адвокат. Я его позвал, когда мы читали пилотную серию. Он тоже дружит с Пашкой Деревянко, и постоянно общается с клиентами, прокурорами, судьями. И он подсказал эту фразу – слышал от кого-то. Я сразу взял на вооружение.

Это может уйти в народ, как и фразы из «Наша Russia».

Да, уже уходят фразы.

Слышали уже где-то, чтобы использовалось?

Мне пишут, в основном, что «мы так говорим в семье».

Как придумалась финальная нарезка в первой серии, где появляются кадры реальных следственных материалов? Почему её нет в дальнейших сериях?

Зачем она нужна? Мы же уже показали.

Она должна была один раз воздействовать на зрителя?

Он [мэр] же уже перешёл из одного состояния в другое, поэтому показывать нарезку дальше не имело смысла. А появилась она так. Мы долго думали над заставкой. В итоге у нас заставка от мультипликатора Александра Петрова — оскароносного, невероятно талантливого человека.

Но перед этим было много версий. То Пашка на тросах парил над городом, а вокруг него деньги летали. Не получилось. Потом я предложил сделать нарезку документальных кадров, попробовать пойти по пути «Нарко». Помнишь, там Эскобара застреленного показывают? Говорю, давай пойдём по документальному материалу, будем чередовать с отрывками из нашего cериала, и деньгами, которые сыпятся. Ещё было третье — Артемий Лебедев нам делал красную заставку, которая перекочевала на мультик в конце и на титры.

Первая серия должна была идти 70 минут, но получилась на 63-64 минуты. Чего-то в конце не хватало. А песня первый раз звучала, поэтому под неё хотелось запустить не просто титры, а найти видеоряд. Поэтому я вспомнил эту идею, и режиссёр монтажа Руслан Габдрахманов посидел минут десять и нашёл куски из хроники. То есть это недолго мы делали.

Сначала решили показать, как круто всё, а потом, как ещё бывает. Изначально там были лица реальных людей, которые мы замазали. Потому что неловко на них смотреть.

Первая серия «Домашнего ареста». Финальные титры с 1:02:04

Я думал, что это сделано, чтобы не упоминать лишний раз этих людей.

Да, чтобы не трогать никого конкретно. Мы это сделали и, вроде, получилось симпатично. Все говорят: в этом такой смысл есть, прикольно. Я говорю: «А давай потом в конце зафигачим их детьми? Найдём детские фотографии и покажем, какими они радостными учились в школе и не думали об этом всём, но потом жизнь их так закрутила, что они стали заблудившимися и запутавшимися людьми, что привело к неприятному финалу».

Всё встало на свои места, это и есть идея моего сериала. Все они немножко как дети, между собой ругаются. Но детская радость сменилась беспросветом и у тех, и других. Что же мы на каком-то этапе делаем не так? Давно была шутка в КВН: «Как из таких прекрасных детей как мы, получается такой народ как наш?».

В соцсетях и СМИ этот сериал называют самым смелым по сегодняшним меркам, хотя вы как раз стараетесь никого конкретного не обидеть. Как вы объясняете смелость сериала?

Я считаю, что никакой смелости в этом сериале нет. Это из серии, что один крикнул «мы живём в условном КНДР» и всё подхватили. Отсюда рождается какая-то история. Люди сидят на диванах и комментируют на своих компьютерах.

У меня года четыре назад был случай. Я пошёл в магазин. Набираю продукты в тележку и вижу, что из-за стеллажа за мной наблюдают: мужчина выглянул и скрылся обратно. Я взял творог и пошёл дальше. Он снова выглянул из другого стеллажа и опять скрылся, причём это взрослый человек. Так он выглядывал несколько раз. Ему, наверное, казалось, что мы с ним как два шпиона, которые находятся среди врагов, а он пытается давать мне знаки. Потом он быстро подошёл, взял меня за руку и тихо мне на ухо сказал: «Вы больше, чем Навальный». И быстрыми шагами ушёл.

Мне было очень смешно. Он вёл себя как человек в каком-то полицейском государстве, где мы с ним единомышленники, но нам как бы нельзя пообщаться у всех на виду. В «Азбуке вкуса». Он сам себе придумал эту историю.

Когда меня спрашивают: «А как тебе не запретили такой сериал?», я говорю, а почему мне должны запретить? У нас все борются с коррупцией. В сериале, помимо всех прочих тем, затронута тема коррупции, борьбы с ней. Понятно, что существует море подводных течений: кто-то считает, что некоторые коррупционеры на самом деле не коррупционеры, или что не все коррупционеры пострадали в борьбе с коррупцией. Но в сериале об этом нет, он идёт дальше — в сферу отношений между людьми.

Как вы думаете, что человек вкладывал во фразу «Вы больше, чем Навальный»?

Он, наверное, услышал одну из моих песен, где его впечатлила сформулированная в ней мысль. Для него это, наверное, был самый высокий комплимент, который он мог сказать. Или, может быть, он, конечно, имел в виду мои габариты.

«Уровень жести у нас может быть повыше, и где-то мы можем ругнуться»

Про TNT-Premier. В плане свободы творчества TNT-Premier отличается от ТНТ, который по телевизору?

Да.

Чем?

Свободой творчества.

Что можно на TNT-Premier, чего нельзя на телевизоре?

Не на телевизоре, а на ТНТ. У ТНТ есть чёткий формат. Раньше, когда у нас появлялась часовая программа, мы не знали, куда нам её девать. Наш зритель хотел что-то более лёгкое для фонового смотрения. Для нас идеалом были ситкомы, потому что это формат изначально радийный — то есть можно смотреть, занимаясь чем-то. Ты по голосам понимаешь, что происходит, и можешь в это время жарить картошку на кухне и накладывать варенье возле холодильника.

Но приходит серьёзный режиссёр и cнимает серьёзное кино, серьёзный оператор делает красиво, актёры демонстрируют интересную игру. Во-первых, это прерывается рекламой каждые шесть минут, ты начинаешь беситься и переключаешь. Во-вторых, ты перестаёшь это дело слушать, воспринимать. В третьих, после сложного рабочего дня ты, может быть, не настроен на это кино, а тебе это пихают.

Часть главной страницы TNT-Premier

У ТНТ возникали проблемы: а что делать с такими форматами? Мы приходили с идеями, многие считали классными, но вставал вопрос, а где это показывать? Приходилось отказываться от таких идей, а от этого мы теряем удовольствие и кайф от нашей работы.

Для нас TNT-Premier — глоток воздуха и возможность забрать с собой аудиторию, которая вместе с нами выросла, и новых зрителей, которые растут на хороших западных и российских сериалах, в этот мир и не зависеть от формата. На TNT-Premier мы можем сделать мультфильм в стиле «Симпсонов». Можем показать какую-то драму или комедию. И уровень жести у нас может быть повыше, и где-то мы можем ругнуться. Это даёт нам ощущение свободы творческой.

«Домашний арест» появится на ТНТ в телевизоре?

Неизвестно. Может и нет.

В планах есть снять второй сезон?

Не знаю пока.

Вы обсуждали эту идею или всё-таки это законченная история?

Первый сезон — законченная история, а дальше посмотрим.

При всём новаторстве «Домашнего ареста» там остались шутки из телевизора, которые мы видели в «СашаТаня», «Универе».

Да, остались?

Можно вспомнить шутки про карлика.

Что за персонаж-карлик был в «СашаТаня»?

Я имею в виду тот же уровень шуток. Карлик — низкий, или содержанка мэра — тупая. С другой стороны, в «Домашнем аресте» есть много шуток, у которых порог вхождения заметно выше. Это специально?

То, о чём вы говорите, это вкусовщина. Во все времена будут смеяться или не смеяться над тем, что карлик маленький — это отличие. Юмор, основанный на отличиях от стандарта — это вечный юмор, который был до «Универа» и будет, сколько будет существовать человечество. Точно так же юмору над тем, что содержанка тупая, не пять и не двести лет.

Мы писали шутки, которые нас веселили. Мы не занимались расчётом, что эта шутка для умного мальчика, а это для глупого тупого дяденьки, который выпил три бутылочки пива и хочет что-то попроще.

Кого-то смешит Тёма Бобцов и его персонаж, а кто-то говорит, что мы содрали его из «Игры престолов». Что ответить таким людям? Ну да, ребят, безусловно, только с Тириона Ланнистера из «Игры престолов», ведь до него, конечно, этого никогда не было.

Артём Бобцов (слева) в роли лейтенанта ФСБ, сотрудника архива Льва Соколова, и Гоша Куценко (генерал ФСБ Георгий Круглов)

Сыграла ли ставка, что «Домашний арест» стал флагманом TNT-Premier? Помог ли он развитию сервиса?

Да, помог и очень сильно. Не хочется от своего имени говорить, насколько хорошо он помог, но он помог. А статистику я не имею права предоставлять. Но она пока что нас устраивает.

Вы довольны собой как сценаристом и автором проекта?

Никогда не доволен собой полностью. В целом, доволен, потому что мне какие-то вещи удались, и они меня радуют. А сказать, что всё получилось так, что у меня к самому себе нет претензий, я не могу. Они есть и очень много.

Например? Где недокрутили?

Вспомогательные линии из начальных серий, которые мне не нравятся. Их очень тяжело было вытащить и перепридумать из-за того, что дальше были завязаны все главные линии. Пришлось снимать и жить с ними, а я не хотел. Просто эта форма достаточно большая и новая, потому что никто не делал комедию с сериями на 70 минут.

Да, хронометраж большой. Это рискованный шаг.

Были советские фильмы с сериями на 70 минут, вроде «Семнадцать мгновений весны» или «Место встречи изменить нельзя», но это не комедии. Были телесериалы типа «Гардемарины, вперёд!», где 25 минут из серии занимали песни. Да, они были с элементами юмора, но они не были комедиями. Комедия, которая идёт 70 минут, — это эксперимент. Можно сказать, что он неплохо получился.

#кино #сериалы #интервью

Статьи по теме
«Домашний арест» — смелый сериал о чиновниках-жуликах и россиянах в отчаянии. Но его не показывают по телевизору
TJ смотрит: 11 сериалов и телефильмов августа
{ "author_name": "Сергей Звезда", "author_type": "editor", "tags": ["\u0441\u0435\u0440\u0438\u0430\u043b\u044b","\u043a\u0438\u043d\u043e","\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e"], "comments": 99, "likes": 128, "favorites": 39, "is_advertisement": false, "subsite_label": "tv", "id": 77951, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Mon, 08 Oct 2018 12:55:34 +0300" }
Комментарии

Строгий инструмент

5

Почему не спросили зачем он банит эту дурацкую песенку на ютубе если доделывать всё равно не собирается

Стандартный глобус

13

Краткая выдержка:
- Я ахуенен
- Я ахуенен
- Я ненавижу крайности и поэтому я ахуенен
- Баню тех чье мнение мне не нравится
- Я ахуенен
- Это все подстава
- Я ахуенен
- Я пытался сам себе подлизать на Кинопоиске, потому что чет мало кто подлизывал
- Кинопоиск создал отдел "Анти Слепаков", который пропускает только плохие отзывы
- Я ахуенен
- Если вы что-то видите в сериале по-своему, это ваши проблемы, видьте так дальше, я задумал по-другому
- Я ахуенен
- Я ахуенен

Дальше не осилил, там вроде идет что-то про то какой он ахуенный.

Совершенный фитиль

43

С такими лонгридами начинаешь понимать такой ошеломительный успех формата вДудя.
И как-то слишком много шумихи вокруг посредственного сериала. Третий материал уже. И это по прежнему типа не реклама.
Ну серьезно. "Домашний арест" ну никак не выглядит свежим по теме коррумпированности чиновников. И нет там ничего такого запретного и порочащего. Шуток о Путине и тех нет.
В обоих частях фильма "День выборов" выглядит все гораздо тоньше и интереснее.
А про распилы, взятки уже пихают чуть ли не в каждый новый проект. Слепаков Америку не открыл. Не понимаю, где новаторство.

Кино и сериалы
дискуссии в сообществе доступны только владельцам клубного аккаунта
С клубным аккаунтом вы сможете
создавать записи и вести дискуссии в закрытых сообществах
наслаждаться нашим сайтом без рекламы
помочь проекту и почувствовать себя лучше
Купить за 75₽

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "ccydt", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]
Узнавайте важные новости первыми
Подписаться на push-уведомления