{"id":1064,"title":"\u041f\u0440\u043e\u0439\u0434\u0438\u0442\u0435 \u044d\u0442\u043e\u0442 \u0442\u0435\u0441\u0442, \u043f\u043e\u043a\u0430 \u043a\u0440\u0438\u043f\u0442\u043e\u0433\u0440\u0430\u0444\u0438\u044e \u0438\u0437 \u0435\u0434\u044b \u043d\u0435 \u0437\u0430\u043f\u0440\u0435\u0442\u0438\u043b\u0438","url":"\/redirect?component=advertising&id=1064&url=https:\/\/tjournal.ru\/special\/kaleidofood&placeBit=1&hash=f30606208ead4bb67ee3624f20be3cd7a9b9c0ae8b2bd8a40218541848752d25","isPaidAndBannersEnabled":false}
Александр Кожемякин

Навоз, как средство от простуды (хроники пандемии) – Часть 62

В популярном сериале «Теория Большого взрыва» есть сцена, где Пенни утверждает, что она «профессиональная актриса», на что сомневающийся Леонард спрашивает: получала ли она когда-либо деньги за свою игру? Если исходить из такого критерия, то я с недавних пор могу называть себя «профессиональным писателем», ибо мой подписчик переслал мне 100 рублей за «Навоз». И за это ему огромное спасибо. Не за деньги, конечно, а за поддержку. Это вдохновляет продолжать «Хроники» дальше.

В начале января 2021 года не было важнее проблемы для россиян, чем удаление Трампа из Твиттера. Если судить по новостям и обсуждениям в социальных сетях, удаление Трампа стало главною темой. Даже недоразвитый телеканал «Подмосковье» вместо новостей из Балашихи рассказывал про затруднения американского президента. Пожар в Ебурге, солдаты, попавшие под самосвал, замерзающие города, вакцинация – эти новости стали «побочкой», каким-то недоразумением, отклонением от главного сюжета. Таков уж русский народ, последнюю рубаху отдаст, босой будет ходить, а негров в Америке угнетать не позволит.

Новый год друзья отмечали на конспиративной даче в элитном поселке Подмосковья, куда их привез Матвей. Сам продюсер отдыхал на зарубежных морях, запивая полученный в Питере стресс, коктейлем «Куба либре», который занюхивал кокаином. Генерал был сильно занят и из Москвы не отлучался: шла подготовка каких-то событий.

Новогодний вечер, как всегда, начался с фейерверков, который пускали обитатели соседних дач, не уехавшие на праздники к морю. Бабахало так, что тряслись стекла, звенела посуда, спиртное лилось мимо рюмок. Грохот салютов заглушал поздравление президента, которого друзья узнали только по штанам, поскольку телевизор на даче показывал исключительно ноги главы государства.

Насмотревшись на ноги, друзья выскочили на крыльцо. Небо расцветало яркими огнями, искры летели во все стороны, дым от пальбы несло ветром в сторону Москвы, где тоже грохотало.

«На войне - как на войне!», - перекрикивая шум, заметил Петр Авдеич.

«Шума много, а толку мало! – возразил ветеринар Христофор Венедиктович, который все это время, пока друзья были в Питере, охранял конспиративную дачу, - Вот, когда я в космос летал…….».

«Не смеши мои валенки! – перебил космонавта Авдеич, - Летал ты на соседнее болото, куда и плюхнулся, утопив вверенную тебе силосную башню».

«Не плюхнулся, а приводнился, за что был зачислен в Отряд космонавтов», - парировал Христофор.

«Космонавт, - скривился Авдеич, - весь вертолет Рогожину* заблевал».

«Уволили тебя из космонавтов после смерти Ермолая, - напомнил Женька, - Ветеринар называется, потерял лошадь с графским прибором». «Как-то там сейчас Троекуров? - вздохнул Женя, - Бедная графиня! Тяжко, наверно, иметь мужа без яиц….».

«Зато граф ее не имеет, - отозвался опытный Авдеич, - не компостирует ей мозги». Председатель не удосужился объяснить связь потерянного органа графа с мозгами графини Марфы.

Во время этой дискуссии таджики пялились в небо. Художник Трифон Мухин-иноагент и конюх Яша-иноагент скорбно молчали, сознавая несправедливость судьбы и понесенного наказания. Новоназначенные иностранные агенты представляли в мечтах встречу Нового года в объеме, под горящей елкой-трубой в Петербурге. Мухин-иноагент представлялся в образе Санты, Яше-иноагенту досталась роль оленя с рогами. Студенты тоже подозрительно молчали, иногда переглядываясь. Эти переглядки означали одно – у студентов зрел план.

Когда вся команда вернулась в дом, выпила и закусила за Новый год, план был озвучен. Заметив, что на даче имеются все необходимые компоненты, а именно: биотопливо в виде крашеного акрилом навоза, в котором купали Миху Зеленого, мешки с селитрой, которой удобряли посадки, а также Белка и Стрелка – тут студенты повернулись в сторону иностранных рабочих – идея состояла в запуске космического фейерверка с людьми на борту.

«Заодно утилизируем просроченный материал, - заметил кто-то из укурков, - чтобы потом не заморачиваться». В памяти студентов еще были свежи воспоминания о том, как пришлось оттирать джакузи от высохшего «лекарства» в колхозном морозильнике.

«Рано им еще в космос, - возразил председатель, поглядывая на таджиков, которые слабо понимали русский язык, но согласно кивали, - Сначала избавимся от навоза, а то провоняла вся дача». «Христофор, - обратился Авдеич к ветеринару, - Ты почему говны не вывез, смердит как на ферме!».

«Я не чувствую», - отозвался ХВ, занюхивая водку соленым огурцом.

«Они привыкши!», - заржали студенты.

Выпив за Новый год по пятому разу, друзьям тоже захотелось праздничного салюта. Идея студентов уже не казалась безумной. Недолго думая, принялись за дело. Решили просто спалить остатки биотоплива, сделав бенгальский фонтан в огороде. Все вместе, вцепившись за края, вынесли ванну-джакузи из подвала. Биотопливо, оно же лекарство, видимо, не растеряло все свои свойства. Жижа в ванной переливалась, опалесцируя Северным сиянием в свете уличный фонарей и фейерверков. Студенты быстро перемножил массу на объем топлива. Выходило достаточно, чтобы перекрыть салюты соседей, но маловато, чтобы увидели в Москве. Поэтому всыпали в ванну пару мешков селитры, перемешав ее с биотопливом. Из селитры же проложили дорожку запала.

Ко времени, когда все было готово, залпы салютов несколько стихли. Соседи снова уселись за праздничные столы, только дети еще бегали по улицам, взрывая петарды. Ветер разогнал низкие тучи, серой пеленой висевшие все последние дни над Подмосковьем. В небе, словно в запотевшем стекле, протертом тряпкой, замигали звезды. Стало слегка подмораживать.

Друзья подожгли дорожку из селитры и спрятались за углом. Селитра быстро занялась, желтой змеей побежала к ванне, перевалила за борт и на миг замерла. Потом из джакузи с треском посыпались искры. Биотопливо зашипело и вспенилось.

Сколько раз я убеждался, что опыты ставить лучше на трезвую голову. Затуманенные алкоголем мозги опытам не способствуют. Видимо, студенты ошиблись в расчетах, перемножая объем и массу. В какой-то момент масса стала критической и началась цепная реакция распада: ванна задергалась, зашаталась, затем медленно оторвалась от земли, поднялась над дачным поселком и не спеша последовала куда-то в сторону. Эмалированная посудина, брызгая бенгальскими огнями, улетала прочь из поселка. Друзья побежали следом, не выпуская джакузи из виду.

«Шайтан! Вайро нигох доред!», – кричали изумленные таджики.

«Ты куда потащилась, шалава!», - кричал изумленный Авдеич, непонятно к кому обращаясь.

«Опять влипнем», - тихо выдыхал Женька на ходу.

Иноагенты бежали молча. Студенты тоже молчали. Они весело бежали вслед за другими, перепроверяя по ходу результаты расчетов.

Пробежав с полкилометра, друзья уперлись в высокий забор соседнего поместья. Побегав, вдоль забора они, наконец, поняли, что участок слишком велик и обогнуть его невозможно. Пришлось возвращаться на дачу.

Как выяснилось позже, перелетев забор, ванна потеряла реактивную силу и с высоты рухнула на дом бывшего главы «Роснано» за 50 миллионов долларов. Пробив крышу, ванна приземлилась рядом с бассейном.

Праздничная ночь с отлетом ванны еще не закончилось. На обратном пути студенты приметили засыпанный снегом автомобиль, стоящий у обочины. Машину давно не использовали, и она походила на снежную горку. Дети скатывались с нее на «ватрушках», ледянках, а порой и просто на жопе. Понять, что когда-то это было машиной, можно было только по двум выхлопным трубам, торчащим из сугроба. Студенты опять стали переглядываться. Это было весьма подозрительно и не сулило ничего хорошего в будущем.Когда праздники закончились, хозяева поместья вернулись из отпуска. Сначала в поместье приехали Авдотья Андреевна и Анатолий Борисович. Затем прибыли Борис Иосифович, Иосиф Борисович и Илья Иосифович. Обследовав дом, «комиссия» решила, что виноваты рабочие, которые так неумело установили джакузи через потолок. Однако предъявить претензии рабочим не удалось. К тому времени они уже вернулись на родину. *) Петр Авдеич, несмотря на длительное пребывание в России, еще путает фамилии ответственных российских чиновников.

Новогодний вечер, как всегда, начался с фейерверков

lifeisphoto.ru

0
0 комментариев
Популярные
По порядку
Читать все 0 комментариев
null