Joana Sinelli

Умер Алексей Цветков

Поэт, переводчик, диссидент. Я не так давно о нем узнала, к сожалению, всего несколько лет как. Узнав о том, что он ушел из жизни, пошла перечитывать стихи... Так много слышу о "судьбе русской культуры", о памятниках Пушкину, за которые так переживают, об улицах Льва Толстого, которые переименуют. Читаю и не понимаю. Культура - это про огонь внутри. Про истинное знание. Про то, что вы на самом деле читали Пушкина и Толстого. Или вот, например, Цветкова. Он родился в Ивано-Франковске, учился в Одессе, потом жил в Москве. Затем страна, которой больше нет, выплюнула его из себя. Писал всю жизнь на русском языке, переводил на него Шекспира, Данте... И при этом не жил в стране, где говорят по-русски, с 1975 года. Не ходил по улицам Лермонтова, не видел памятников Некрасову. Но нес этот огонь внутри.

Это Цветков в 70-м году. Красивый какой мужчина был. 

Люди, которые переживают за судьбу памятников Пушкину, переживают ли поводу того, что часов русской литературы катастрофически не хватает для полноценного образования? Мой любимый друг Сережа, который остался в Москве (и который никуда не уедет, потому что он учитель русского языка и литературы, один из лучших в городе кстати), его главная профессиональная боль: нужны часы. А если кто-то считает, что и не надо детям больше литературы, то тогда и за памятники перестать бы переживать. Пушкин сам давно написал, что ему уже воздвигнут главный - нерукотворный, к нему, как мы знаем, не зарастет народная тропа. Хватит за культуру переживать. За живых людей надо. Тогда культура сама придет.

А Алексею Петровичу светлая память.

Что касается любви – малярия мне знакома.
Относительно весны, эскалаторов метро –
Убедительно прошу: объявите вне закона.
Что-то важное в бегах, что-то лучшее мертво.
Относительно весны – если есть над нами боги,
Я просил бы страшных зим, остроты минувшей боли,
Светопреставленья, что ли, – как ваш май неотразим!

Относительно стихов – эти будут не из лучших,
Не светиться, а зиять, как изнаночные швы.
Всю бы искренность сменял на любви мельчайший лучик.
Поражение за мной, победитель – это вы.
Кто приостановит бред, кто растопит ветер снежный?
Видно, кто-нибудь из вас, доверительный и нежный,
Там, на площади Манежной, здесь – открывши на ночь газ.

Что касается души, относительно болота,
Обращающего в торф сотворённое расти,
–С приземленьем, шер ами, с окончанием полёта,
С наступлением весны, с карамелькою в горсти!
Потолкайся меж людей, на вокзале, у парома:
Выбирают перемёт в лёгкую ладью Харона,
Чей-то поезд у перрона, птиц осенний перелёт.

0
3 комментария
Андрей Лагутин

Ситуация А. Человек возвратился с попойки
В свой покинутый дом, на простор незастеленной койки,
Как шахтерская смена спускается в душный забой.
Он подобен корове в канун обязательной дойки,
Но доярка в запое, и что ему делать с собой?
Он прикроет окно, где свинцовые звезды навылет,
Сигарету зажжет, бельевую веревку намылит
И неловко повиснет, скрипя потолочной скобой.

Ситуация В. Соблюдая отцовский обычай
Он пройдет до конца по тропе орденов и отличий,
Приумножит почет и пристойный достаток в семье.
Но проснется душа, словно осенью выводок птичий,
И останется плоть остывать на садовой скамье.
Он ложится навек под ковер замерзающих пашен,
Погребальный пиджак орденами богато украшен.
Что он выиграл, бедный, с нетронутой болью в лице?
Ситуация А. Ситуация В. Ситуация С...

Ответить
Развернуть ветку
Joana Sinelli
Автор

"Что он выиграл, бедный, с нетронутой болью в лице?"
да.

Ответить
Развернуть ветку
Joana Sinelli
Автор

На четверых нетронутое мыло,
Семейный день в разорванном кругу.
Нас не было. А если что и было —
Четыре грустных тени на снегу.
Там нож упал — и в землю не вонзится.
Там зеркало, в котором отразиться
Всем напряженьем кожи не смогу.

Прильну зрачком к трубе тридцатикратной —
У зрения отторгнуты права.
Где близкие мои? Где дом, где брат мой
И город мой? Где ветер и трава?
Стропила дней подрублены отъездом.
Безумный плотник в воздухе отвесном
Огромные расправил рукава.

Кто в смертный путь мне выгладил сорочку
И проводил медлительным двором?
Нас не было. Мы жили в одиночку.
Не до любви нам было вчетвером.
Ах, зеркало под суриком свекольным,
Безумный плотник с ножиком стекольным,
С рулеткой, с ватерпасом, с топором.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 3 комментария
null